Кузякин и Кузовков

Ответственный работник Кузякин слегка глотнул, прополоскал глотку водочкой, сплюнул, и весомо изрёк:
– Спорим, что я перелезу через этот забор и оттяпаю у соседа половину его старинной усадьбы?
– Это как? – спросил шалопай Кузовков, и тоже глотнул тёплой водочки на лимонных корочках. Но не прополоскал и не сплюнул, а употребил до самого дна. – Это на каких же, простите, милостивый государь, основаниях?
– Могу просто так! Из чистого богатырского хулиганства! А могу и официально! Через референдум! – Кузякин покосился в сторону Европы, но… пить не стал.
Кузовков уважительно опять глотанул, потом разбежался, потом оттолкнулся и лихо повис на старом деревянном заборе. Торчала только объёмная часть его крупного тела, а голова перевесилась к соседу.
– Не-а! – донеслось до Кузякина. – Не-а! Не сможешь! Там у соседа никого нет! И референдум не с кем проводить! Электорату нэма!
– А вот и проведу! – веско глотнул Кузякин, но не прополоскал, а смело выпил.
– С кем?! С кем?! – крутил объёмным телом Кузовков. – Нет! Нет! Не проведёшь! Проводить-то не с кем! Врёшь, врёшь – не возьмёшь!
– Это тебе не с кем, тебе! – глотал и глотал совсем не сплёвывая Кузякин. – А я проведу! У меня там полно своего проверенного электората!
– С кем? С кем? – извивался весёлым телом Кузовков. – С кем?
– Да хотя бы… хотя бы – все жучки и мокрицы! Все гусеницы, все жуки навозные! Все землеройки, ежи и ужи! И полёвки! Короеды разных фасонов и мастей! Понимаешь? Ко-ро-еды! Единороги в конце концов! – разгонял свою речь Кузякин, словно на большом адронном коллайдере. – Все – мои!
– А вот и соврал! Единорогов-то твоих давно человечки извели! Ни одного не осталось! – торжествовал Кузовков с радостью оппозиционера.
– Да и хрен с ними, с единорогами! Без них обойдёмся! Зато остальные 99 процентов жуконаселения у меня в кармане! – Кузякин похлопал и воспарил. – Так что круши забор, Михеич!

8 июня 2018 г.


Рецензии