Сон 9 10 июня 2018

    Яркость и реалистичность этого редкого сна (по ошибке написала «фильма»), случившегося на совершенно трезвую и здоровую голову, поражают. 
 
       Первым  потрясшим моментом было посещение концерта, понятно кого, где выступавший, выйдя на сцену, перехватил мой взгляд и немедленно и решительно спустился со сцены.  Не могу сказать, что это было для меня сюрпризом: скорее, я верила намерению, но удивлялась неожиданной решимости, - ведь своим поступком он срывал концерт.  Видно было, однако, по его движениям, что ни это, ни последующие шоу уже не интересовали его.  Мы обнялись и больше не собирались размыкать объятий.  Зал безмолвствовал бесконечно долго, а возможно просто звук был не важен в эту минуту и отключён от сознания. 

     Взглянув близко, я поразилась изменениям знакомого в подробностях  лица: глаза -  водянисто невыразительны, лицо - опухшее или отёкшее.  Это было лицо мертвое или умирающего человека, - утопленника, погрязшего в некой субстанции при обстоятельствах, о которых я догадываюсь.   Оно было лишено притягательности,  даже отталкивало, но я чувствовала невидимую волну: отчаянное биение знакомой  души в изменившемся теле.  Это заставило меня искренне ответить на объятья и прикоснуться щекой к чужой прохладной щеке, - не знаю, живой ли.

      Бесконечным объятием свершившейся справедливости и кончилась первая серия сна.   

      После длинной чёрной монтажной склейки я уже проводила оживлённый  психологический экзамен, тестируя кандидатов для приема на работу в свою фирму. 

     Люди были поразительно реальны, хотя никогда не встречались в жизни.  Задачей  теста было изображение  театрального этюда, условия которого были строго определены.   Люди исполняли одну и ту же сцену, один за другим,  соответствуя приблизительно одинаково тому, чего от них хотели. 

     Неожиданно, очередная испытуемая создала заминку.  Брюнетка со стрижкой каре, она  была броско, но не безвкусно одета,  -неопределенного возраста от двадцати до тридцати.  Перед началом теста она предупредила, что не может сделать так, как предписано,  даже согласна сдаться без сопротивления и уйти.  Я подсказала:

     - Постарайтесь представить себя в этих обстоятельствах и сделайте так, как бы вы обычно поступили, но это должно быть  не скучно. 

      Кандидатка решила попытать счастья и выдала совершенно неожиданную, непотребную для профессии, но оригинальнейшую импровизацию. Слов было мало, - при том полная отсебятина, - жесты не обильны, но странны.  Я решила взять прежде всего ее, а потом добавилось ещё нужное количество отвечающих стандарту кандидатов. 

      Уже после пробуждения я задалась вопросом: не себя ли в молодости увидела я в этом персонаже?  Роднили нас внешне лишь цвета ее  одежды,  таинственным образом похожие на мою оригинальную испанскую юбку: зимнюю, шерстяную, толстую, длинную чёрную, но с яркими геометрическими пятнами цвета корриды: красным, фиолетовым, оранжевым.   

      Как много смыслов и информации проходит через или мимо нас, не оформляясь в слова...

      ...И вот в том сне  я оказалась обладательницей полностью укомплектованного персонала, который уже приступил с энтузиазмом к работе с клиентами. 

     Атмосфера бурной деятельности могла порадовать несведущих,  но я знала изнанку ситуации.  Призвав Людмилу (кусок былой реальности), ведающую «финансовыми потоками»,  я спросила, есть ли движение наличности и каково состояние кассового остатка.

      - Ноль, ноль, ноль, - был ответ. 

     Причины были мне ясны:  запустить оборот можно было лишь с помощью новых вливаний и обновления товарной массы.   Безопасных источников кредитования не родилось даже во сне.

     В отличие от реальности,  вместо пули в висок, во сне мне доставляло удовольствие наблюдать артистичную деятельность  набранного мной персонала.   Почему же так светла была моя эмоция и так похоже было все происходящее на театр? 

     - Людмила,  на зарплату им тоже не набирается? - с надеждой спросила я.

    - Нет.

http://www.proza.ru/2017/11/03/2463


Рецензии