Читая Александра Кабанова. Заметки на полях

     Его стихи могут нравится или не нравится, но они вряд ли оставят кого-либо равнодушным. Блестящее чувство ритма, неожиданные и точные рифмы. Нарочитая грубость, пересыщенность метафорами, терминологическая усложнённость такой степени, что без обращения к специальным словарям часто трудно понять автора — всё это и отталкивает и притягивает одновременно.
     Отталкивают порой настолько, что можно отложить стих и попытаться стереть автора из собственной памяти — но рано или поздно какие-то уже затронутые его поэзией струны души звучат и звучат, и звучат... И призывают опять к нему вернуться, ещё раз перечитать и ещё раз переосмыслить. И снова отложить, до следующего раза.

     "Многолетний полдень, тучные берега —
     не поймешь: где пляжники, где подпаски,
     по Днепру сплавляют труп моего врага —
     молодого гнома в шахтерской каске."

     Вот так. Не плывёт по Днепру труп врага, а кто-то сплавляет человеческое тело, как кусок древесины. А еще глагол «сплавлять» имеет значение "избавиться от чего-либо". "Враг" оказывается не чудовищем, а молодым человеком очень небольшого роста, возможно, подростком-подпаском - подручным работником при пастухе. Берега-то тучные, то есть, плодородные. И для отдыха пригодные, иначе, откуда бы взяться пляжникам...
     Враг оказывается гномом. А гномы, согласно сказаниям, живут под землёй, носят бороды и славятся богатством и мастерством.
     Гном — в шахтерской каске, то есть, шахтёр. Работяга, значит.
     Можно ли, вслед за рассказчиком, ненавидеть такого "врага"? Вряд ли. Наоборот, читателю становится пронзительно жалко этого мальчика.

     „Пешеходный мост опять нагулял артрит,
     тянет угольной пылью и вонью схрона*,
      и на черной каске врага моего горит —
      злой фонарь, багровый глаз Саурона.“

    Пешеходный мост далеко не в лучшем состоянии, его расшатанные суставы скрипят, он наверняка ветхий уже, прожил бурную жизнь. А о том, чтобы построить новый мост, нет и речи. Царит нищета. Воздух наполнен угольной пылью и вонью схрона. Что подразумевает автор под схроном? Словари говорят, что схрон - потайное помещение для длительного пребывания бандитов, партизан, боевиков, подпольщиков и т. п. людей, прячущихся от властей. Схроном может также называться  тайное хранилище оружия, боеприпасов и т. п. Слово "война" прямо не произносится, это и не нужно - поэт рисует образ, воспроизведение удаётся, его запах (вонь) красноречивее слов.

    Колдун Саурон - повелитель теней и призраков. Он подлый, жестокий, извращающий все, чего касается. *Всевидящее Око Саурона — символ его могущества. Кому-то фонарь на  шахтерской каске представляется омерзительным символом зла? Ну что же... Каждый видит то, чего достоин.

     „Середина киевского Днепра,
     поминальная — ох, тяжела водица,
      и на тело гнома садится его сестра —
     очень редкая в нашем районе птица*».

    Невольно вспоминаются „Вечера на хуторе близ Диканьки“ Н. Гоголя. „В середину же Днепра они не смеют глянуть: Никто, кроме солнца и голубого неба, не глядит в него. Редкая птица долетит до середины Днепра!“
    Эта же птица не только смеет  глядеть в середину Днепра, она ещё по этой самой середине плывет, сидя на теле своего убитого брата.

    "Донна Луга* — так зовут ее в тех краях,
     где и смерть похожа на детский лепет,
      вся она, как будто общество на паях*:
      красота и опухоль, рак и лебедь*."

    Донна Луга — редкая сказочная птица, прекрасная, с неизлечимой онкологической патологий, аллегория общества, также безусловно красивого, но больного. Инверсия грубого жаргонного слова «Лугандон», изменение прямого порядка сокращений  от названий Луганской и Донецкой областей как ещё один стилистический приём. В этом «обществе на паях» персонажи совместно пытается делать общее дело, но толку получается мало.
     Образ Донны усиливается  ещё одной гениальной по своей ёмкости метафорой - «рак и лебедь». Рак — как страшная и практически неизлечимая болезнь, Лебедь - символ чистоты, благородства  и совершенства. 
     С другой стороны, и раки и лебеди обитают в реке и вблизи реки. Невольная ассоциация со  знаменитой басней Ивана Крылова, мораль которой: “Когда в товарищах согласья нет, На лад их дело не пойдет, И выйдет из него не дело, только мука.”
...
 
     Хотя Кабанов пишет от первого лица, ему удаётся абсолютно не выпячивать самого себя, собственные мысли и переживания, а быть как бы фоном, неотъемлемой частью описываемого действа. Не «я» тоже когда-нибудь уйду, а «Мы уйдем на моторных лодках» - по маршруту «Нах», с которого, понятное дело, не возвращаются.

     Вот и мы, когда-нибудь, по маршруту Нах,
     вслед за ними уйдем на моторных лодках,
      кто нас встретит там, путаясь в именах:
      жидо-эльфы в рясах, гоблины в шушунах,
      орки в ватниках, тролли в косоворотках?
 
     Эльфы - это красивые, светлые существа, духи леса.  Постоянные персонажи сказочной и фантастической литературы, в особенности фэнтези, наряду с гномами, гоблинами и троллями. В рясах?

      Гоблины, по преданию, когда-то были людьми и ничем не отличались от других племён. Но однажды на престол взошёл жестокий король, невзлюбил этих людей и начал их планомерно уничтожать. И тогда они ушли под землю и обустроили свой быт там. Гоблины в шушунах? Согласно словарю Даля, шушуном называлась кофта, шушпан, либо шугай, а также такая шубейка, телогрея, душегрейка.
     Орки (англ. Orcs) — существа в сказках народов Западной Европы. Имеют большое сходство с гоблинами, по мнению автора, носят ватники.

    Там, в ином мире, всё тоже самое. Никаких чудес, никаких перевоплощений, обнаруживаются всё те же персонажи того же странноватого общества — эльфы, гоблины, орки, одетые кто во что...
    Тролли, что характерно, даже там так и останутся выряженными в национальные рубахи.


Рецензии
Привет, Ира.
Хороший разбор сделала.
Те, что у тебя в статье стихи, действительно притягивают.
Образно, неравнодушно.
Здесь и современность и вечность..
Спасибо!!

Дина Иванова 2   08.06.2018 11:15     Заявить о нарушении
Я назвала это заметками на полях, для разбора не дотягивает. Читать Кабанова очень трудно - приходится часто сверяться со словарями, решила записать находки и ассоциации, возможно, кому-то эти нотабене понадобятся.
Кабанов - новое имя в Большой поэзии. Лауреат международной литературной премии им. Князя Юрия Долгорукого (2005), премии журнала «Новый мир» (2005) и премии «Планета Поэта» им. Л. Н. Вышеславского (2008), Международной литературной Волошинской премии (2009), «Русской премии» (за 2009 год, 2 место), премии «Anthologia» (2010 год), Григорьевской поэтической премии (2011, 1 место).
Спасибо, Дина!
С теплом,

Ирина Мудра   08.06.2018 12:37   Заявить о нарушении