Флотский чудак-дядя Ваня

          Ф Л О Т С К И Й       Ч У Д А К    -    «Д Я ДЯ     В А Н Я».

Два  друга, считавшиеся  «старшими  кадетами» - гардемарины  Сашка  Ильин  и  Серёга  Одувалов  готовились  к  выпуску. Позади  остались  годы  учёбы  в  Морском  корпусе, и  теперь  только  практика  на  кораблях  Учебного  отряда  отделяла  их  от  заветного  звания  мичмана. Правда, потом  ещё  предстоял  один  важный  момент, называемый  «вытягиванием  судьбы» - попросту  жеребьёвка: кто  в  какой  флот  пойдёт, выбрать  из  фуражки  свою, завернутую  в  трубочку  бумажку  с  единственной  буквой, если  «Б» - то  Балтийский, «Ч» - Черноморский  и «К» - Каспийский.

«Слушай, Серёга! – обратился  к  другу  Сашка  Ильин, - я  тут  недавно  узнал  о  одном  чудном  офицере, по  прозвищу  «дядя  Ваня», который  постоянно  ходит  в  походы  с  корабельными  гардемаринами  на  практику, презирая  земную  твердь, почти  не  зная  берега, а  корабль  для  него  - дом  родной. Помнишь  выражение  адмирала  Макарова – «В  море – дома»?»

Про  «дядю  Ваню»  не  слыхивал. Я, конечно,  так  бы  не  смог. Море  морем, но  без  берега, всё  равно  нельзя.»

«А  ещё, говорят, он  с  причудами: напрочь  отвергает  средства, без  которых  человеку  просто  нельзя  обойтись, такие, как  телефон, телеграф  и  обычная  почта. Писем  не  пишет  и  ни  от  кого  их  не  получает. Отец  у  него – важный  дипломат, русский  посол  в  Риме.»

«Да, что – то  странноватый  у  папашки  сынок?!» - удивлённо  отвечал  Серёга  Одувалов.

«Может  доведётся  ещё  с  ним  встретиться, мы  не  сегодня, завтра  идём  в  поход», - заключил  Сашка  Ильин.

Вот  и  наступила  долгожданная  практика  на  кораблях  Учебного  отряда. Как  много  значила  она  для  корабельных  гардемаринов -  это  и  заграничный  поход, воспринимаемый  с  радостью  и  криками  «Ура!», но  вместе  с  тем  постоянные  вахты, занятия  с  судовыми  специалистами, всякие  корабельные  работы, включая  погрузку  угля, изучение  астрономии, знакомство  с  историей  и  географией  тех  стран, куда  направлялся  отряд  кораблей. Так  изо  дня  в  день, на  глазах  требовательных  офицеров.
Сашка  Ильин  и  Серёга  Одувалов  попали  на  броненосный  крейсер  1  ранга  «Адмирал  Корнилов». Это  был  стальной  рангоутный  корабль  с  высокими  мачтами, с  парусным  вооружением  барка  и  тараном  в  носовой  части. На  крейсере  держал  вымпел  вице – адмирал  Григорий  Павлович  Чухнин.

Как  и  предполагали  друзья, в  походе  и  произошла  их  встреча  с  «дядей  Ваней» - лейтенантом  И. Нелидовым. Вскоре  Сашка  встал  на  вахту  вахтенным  гардемарином, а  его  вахтенным  начальником  оказался  «дядя  Ваня». Первое  впечатление, которое  произвёл  на  гардемарина  этот  высокий, похожий  немного  на  Дон - Кихота, офицер, было  несколько  необычным. «Дядя Ваня»  обращался  с  Сашкой  совсем  не  так, как  другие  офицеры, искавшие  повода  для  насмешек  при  малейших  ошибках. Он  постоянно  вставлял  в  разговор  обращение: «Государь, Вы  мой!», сильно  при  этом  картавя, и  охотно  поделился  со  своим  подчинённым, как  попал  на  флот. Оказывается, что  окончил  не  Морской  корпус, а  Царскосельский  Императорский  Лицей  и  из  юнкеров  флота  был  произведён  в  офицеры.
«Дядя  Ваня»  признался: за  время  своих  походов гардемарины – самые  прекраснейшие  люди, ставшие  для  него  наилучшими  друзьями.

Однажды, Серёга  Одувалов  как – то  спросил  «дядю  Ваню», назвав  его  по  имени  отчеству, почему  тот  почти  не  покидает  корабля, не  сходит  на  берег, и  получил  неожиданный  ответ: 

«Госудаль, Вы  мой!  Вы, навелно, ещё  не  знаете  длевнего  латинского  излечения – Navigale  necesse  est, vivele  non  est  necesse, ставшее  молской  поговолкой – Плавать  необходимо, жить  нет  необходимости. Я  её  только  несколько  видоизменил: Жить, только  плавая!  А  Вам, госудаль  мой, необходимо  добиваться  всего  только  тлудом  и  сталанием – Opela  et  studio.»  Выяснилось, что «дядя  Ваня» - прекрасный  лингвист, знающий  многие  иностранные  языки.
Вскоре  он  стал  верным  заступником, союзником  и  другом  не  только  Ф. Ильина  и  С. Одувалова, но  и  других  гардемаринов, проходивших  практику  на  крейсере  «Адмирал  Корнилов», а  они, в  свою  очередь,  питали  к  нему  самые  тёплые  искренние  чувства, не  смотря  на  его  странности. 

Один  грешок  всё – таки  водился  за  «дядей  Ваней». Любил  он  выпить  и  прославился  на  флоте  своей  знаменитой  «нелидовской  перцовкой», добавляя  в  водку  жгучий  красный  перец. Выдержанный  напиток  отличался  особой  крепостью, и  все  использовали    его  только  в  качестве  целебного  эликсира  в  виде  нескольких  капель в  содержимое  рюмок  с  водкой. Сам  создатель  огненного  питья  принимал  его  в  чистом  виде.

События  на  Дальнем  Востоке, неизбежность  войны  России  и  Японии  с  тревогой  отзывались  в  сердце  каждого  русского  моряка, стремившегося  к  месту  военных  действий, в  бой. Ушёл  на  войну  в  составе  2 – й  Тихоокеанской  эскадры  на  броненосце  «Ослябя»  и  лейтенант  Иван  Александрович  Нелидов -  «дядя  Ваня», но  не  пришлось  повоевать  чудаковатому  мореходу  - умер  от  теплового  удара  в  походе, пока  эскадра  шла  на  Дальний  Восток  через  два  океана,  не  выдержав  знойного  африканского  солнца, и  был  погребён  в  горячей  земле  Сенегала.
О  судьбе  наших  корабельных  гардемаринов -  А. Ильина  и  С. Одувалова, получивших  вскоре  мичманские  звания, известно  мало. Они, как  и  все  в  то  время  горели  единственным  желанием  попасть  в  Порт – Артур, отомстить  за  гибель  1 – й  Тихоокеанской  эскадры. Погибли  или  остались  живы, никто  не  знает?.
«ИМЕНА   ИХ   ТЫ, ГОСПОДИ,  ВЕСИ!»

1  -  4  июня  2018  года                Вячеслав  Прытков.   


Рецензии