Тайна черной маски. Глава 18

                Откровенные разговоры

Черная гондола быстро нырнула под высокую арку моста, затем свернула в одно из ответвлений канала и, проплыв немного, повернула еще раз. Медея огляделась по сторонам и, убедившись, что их никто не преследует, велела слуге сбавить скорость. Тот с радостью согласился, и лодка медленно заскользила  по пустому каналу.

Небо было безоблачным и звездным, желтая половинка луны ярко освещала опустевшие ночные улицы и отражалась в темных окнах домов.
Гондольер спокойно работал веслом, не обращая внимания на своих пассажиров.  Выросший в доме Кратосов, он был предан молодой госпоже, и если бы на его глазах произошло убийство, вряд ли выражение его лица сильно   изменилось.


Медея зачарованно следила за отражениями  проплывающих мимо дворцов и храмов. Рюдигер смотрел прямо перед собой, но не замечал ажурных балконов и высоких витражных окон, ни прекрасного и загадочного в лунном свете лица своей спутницы. Он сжимал кулаки и гневно раздувал ноздри, вспоминая обвинения, которые бросал ему в лицо молодой Кавалли. Похоже, охота на него идет серьезная. Арбалет с серебряными болтами, посеребренные мечи. Кто-то решил вытолкнуть его за борт привычной жизни. Но почему? Кому он мог помешать?

Он покосился на свою спутницу, отрешенно смотревшую на ночной город. Вполне возможно, что разгадка совсем рядом, а ему даже в голову не пришло задуматься над этим. Один враг у него точно есть, родной брат этой странной девицы. Похоже, пришло время поговорить откровенно!

Однако Медея опередила его. Вампирша взглянула на него с сочувствием и осторожно спросила:
- Это и правда был ты, в палаццо Фоскари? От меня ты можешь ничего не скрывать, я пойму…

Рюдигер в бессильной ярости ударил по деревянному сидению, от возмущения не находя слов.
- Вы что тут сговорились что ли!

Девушка терпеливо переждала вспышку его  гнева и продолжила:
- Иногда очень трудно справиться с собой, я слышала, тебя опасно ранили в этот день.

Рюдигер глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Горькая обида вскипела внутри от слов Медеи и готова была выплеснуться наружу, но он  постарался взять себя в руки.

- В отличие от вас я вижу в людях  равных мне существ, а не еду. И даже если меня ранили, я не стану вцепляться кому-то в горло, словно бешеный пес! Скорее это похоже на твоего брата! Он ненавидит меня и вполне способен на такую подлость! Жизнь незнакомой женщины для  вас совсем ничего не значит!

Теперь Медея покраснела от возмущения:
- Ты не можешь обвинять в этом Таноса! Никто из нашей семьи и близко не подходил ко дворцу дожа в ту ночь!

Рюдигер не смог удержаться и ехидно спросил:
- Ты можешь в этом поклясться? Или ты следила за ним?

Медея  смутилась:
- Не совсем, но я знаю, где и с кем он проводит последние ночи!

Она замолчала, пытаясь заглушить внезапно проснувшиеся подозрения. Да она просила Ренцо проследить за братом, но известие о том, что Танос каждую ночь отправляется к особняку Эрнесто Санторини, скорее встревожило ее, чем успокоило. Шутки со слугами всесильной Владычицы ночи опасны, но отговорить брата играть с огнем ей никак не удавалось. Не получалось даже просто поговорить. Днем он спал как убитый,  а вечером исчезал, не желая тратить драгоценное время на пустые разговоры. Неужели он вспомнил о мести? Но убийство во дворце дожа выглядело слишком изощренным даже для  него, и Медея упрямо гнала от себя эту мысль.

Над лодкой повисло тяжелое молчание, нарушаемое только всплесками воды. Поняв, что от вампирши ничего не добиться, Рюдигер отвернулся и стал рассматривать незнакомую улицу. Канал заметно сузился, и  пассажиры гондолы могли легко заглянуть в окна проплывающих мимо домов.

 Неожиданно его внимание привлекло желтое пятно на нижнем этаже одного из многоэтажных домов. Рядом располагалась вывеска « Морской конь» с изображением странного существа, однако не она вызвала интерес алданца. Гондола медленно поравнялась с небольшим окном, и Рюдигер ясно увидел Марио Эспозито. Слуга кардинала держал в руке кружку с вином и о чем-то горячо спорил с невидимым собеседником.

 Барон фон Шлотерштайн неожиданно встал в полный рост и быстро перепрыгнул  на мостовую, чуть не перевернув гондолу. Не обращая внимания на испуганные выкрики Медеи, он решительно рванул на себя дверное кольцо и шагнул за порог таверны. Отстранив любопытного слугу, он подошел к столу у окна и выдернул из-за него ничего не подозревающего Марио.

Не обращая внимания на попытки Антонио помешать ему, он бросил охотника на пол таверны. Однако Марио оказался на удивление проворным, и приземился на четвереньки, словно кот. Быстро вскочив на ноги, он бросился на противника, но кулак вампира  больно впечатался под ребра. Не давая бедняге перевести дух, Рюдигер ударил его ногой, и Марио отлетел к лестице, ведущей на второй этаж.  С трудом поднявшись на ноги, охотник проворно бросился вверх по шатким ступенькам. Вскарабкавшись на самый верх, он обернулся и снова очутился лицом к лицу с вампиром. Нелюдь оскалил зубы в злорадной усмешке, и Марио сжал кулаки, не обращая внимания на капающую из носа кровь.
-Ну же давай, чего же ты ждешь!
 
Неожиданно между ними протиснулся Антонио и поспешил заслонить господина своей широкой спиной:
- Что за манера такая, лупить, ни в чем не разобравшись? Вот и супруга ваша туда же, не подумавши, сразу по лицу бить! Вы бы лучше поговорили, вина выпили…
 Марио высунулся из-за плеча слуги и, сплюнув кровь, зло бросил:
- Может, выясним наши отношения в честном поединке, или вы считаете недостойным скрестить со мной шпаги?
Антонио покрылся холодным потом и умоляюще взглянул на вампира, но Рюдигер постарался скрыть усмешку:
- Отчего же, не считаю, напротив. Но я достаточно удовлетворен нашим кулачным боем.
Собственно, обсудить я хотел бы только одно: почему вы, синьор Эспозито, считаете меня способным на такое злодейство?

Он вытащил из кармана батистовый платок, обшитый кружевом, и протянул его Марио. Тот молча взял его и приложил к разбитому носу. Антонио облегченно выдохнул, увидев, что нелюдь настроен мирно, и его господину пока ничего не угрожает.

Хозяин таверны, низенький полноватый господин, успокоился, увидев, что поздние посетители передумали разносить его заведение и вернулись за свой стол. Антонио преувеличенно бодро окликнул трактирщика:

- Эй, любезный, принеси нам еще вина и жаркое.

Время близилось к полуночи, но отчаянно зевающий синьор Октавио отправился выполнять заказ. Дверь в таверну бесшумно приоткрылась, и на пороге появилась еще одна поздняя посетительница.  Она подошла к столу у окна и  недовольно обратилась к барону фон Шлотерштайну:
- Я чуть не околела, дожидаясь тебя. А ты, похоже, решил тут задержаться до утра.
 Рюдигер посмотрел на  продрогшую от ночного холода вампиршу и не очень вежливо ответил:
- Шли бы вы домой,синьорина! У меня дела.
Медея обиженно поджала  посиневшие  губы, но промолча.Привлеченная запахом крови она повернулась к Марио, все еще прижимающему платок к разбитому носу, и не смогла сдержать возмущения:
- Как ты можешь сидеть с ним за одним столом? Вы в Алдании совсем обезумели!
Рюдигер уже более спокойно откликнулся:
- Ну, я же плыл с вами в одной лодке, а это даже похуже будет!
Антонио подвинулся, освобождая для женщины место на скамье:
- Садитесь, госпожа! Выпейте с нами, не откажитесь!
Вампирша смерила парня презрительным взглядом, но все же присела на краешек и взяла предложенную кружку.

Марио хмыкнул:
-Вы, барон, подружились с местными упырями! Не думаю, что ваша жена будет в восторге от такой новости!
Медея сердито нахмурилась, но Рюдигер строго посмотрел на охотника:
- Синьорина Кратос единственная, кто протянул мне руку помощи.
Но Марио не унимался:
-Ну да, приютила, накормила… Вы бы поосторожнее с ней! Они признают лишь кровь человека!
Алданец снова покраснел от гнева:
- Что за грязные намеки, ты ответишь за каждое слово!
Антонио быстро выхватил новый кувшин у подоспевшего трактирщика:
- Давайте не будем ссориться, господа! Мы должны подумать, как же найти убийцу, а для этого надо держаться вместе!


Капля крови из разбитого носа стекла прямо в кружку с вином, и Марио брезгливо отодвинул ее в сторону. Едва зародившиеся сомнения в виновности алданца  с трудом выдержали встречу  с его тяжелыми кулаками. На мгновение у Марио возникла мысль не вмешиваться в ход событий, пусть вампир выбирается из передряги сам, как сумеет.

Но желание разобраться во всем как следует  взяло верх над ущемленным самолюбием. Он вдруг  подумал, что обстоятельства складываются для него не так уж и плохо. К тому же внутренний голос подсказывал охотнику, что неуловимый чернокнижник как-то связан с этим  типичным для вампиров убийством.
- Видно, судьба не зря свела нас вместе этой ночью. Ну, рассказывайте, кто может ненавидеть вас настолько, что готов убить постороннюю женщину, чтобы засадить  в тюрьму!

Я не так хорошо знаю ваших друзей, но у вас позади долгий путь, каждый  не раз обязан друг другу жизнью. Ваша жена…  - тут он благоразумно прервался, заметив, как сжались зубы и затрепетали ноздри его собеседника.

- Нет, что вы, барон, жена цезаря вне подозрений! Просто немало преступлений совершается не только из-за алчности, но и из-за ревности или любви!
Ну что же, будем исходить из того, что вы нашли себе смертельных врагов уже здесь, в Венеции. Нельзя исключать политические мотивы, к тому же на вашу жизнь уже покушались…

Рюдигер подвинул поближе тарелку с жареным мясом:
- Почему вы думаете, что все дело во мне? Может, в семействе Фоскари?
Агент кардинала с уважением посмотрел на алданца:
- Вы делаете успехи, барон. Действительно, неплохая идея, убить дамочку и свалить все на вампира. Но слишком много трудностей, украсть украшение, подбросить, подстроить все так, что бы и сомнения не возникло, что бедняжка стала жертвой голодного упыря!

Ну не хмурьтесь, Рюдигер, это я так к слову! Нет, если бы хотели разобраться с Альберто или его блудливой женой, сделали бы все проще и без лишнего шума.  Просто подсыпали бы отравы в вино, здесь это модно. Нет, теперь я просто уверен, что хотели опорочить именно вас. Для кого-то здесь вы или ваша страна как кость в горле!

Итак, первый среди ваших смертельных врагов – наследник дома Кратос, младший брат  этой милой дамы.

Медея подарила охотнику неласковый взгляд:
- Ты не смеешь обвинять моего брата, ничтожество!

Марио ответил ей нежной улыбкой:
- Не я, синьорина, а факты! Ваш брат  вампир, а на шее несчастной остались следы вампирских клыков. К тому же он при свидетелях клялся, что убьет барона фон Шлотерштайна. Но  вы правы, свалить все на детей Черной Звезды слишком просто!

Рассмотрим и другие варианты. Поскольку зацепиться особо не за что, то попробуем присмотреться к жертве. Сдается мне, что убийца немного не в себе, а такие люди придают  огромное значение всяким мелочам.

Антонио прервал его монолог, добавив всем вина, и предложил выпить за удачное расследование. Все последовали его совету, Медея нетерпеливо спросила:
- Ну, так что там с жертвой?
- Ах да, бедняжка Аманда Фоскари! Ей было отмерено всего двадцать пять. Урожденная Гримальди, воспитывалась в доме дяди по отцовской линии, богатого торговца Джакопо Гримальди. В шестнадцать лет была выдана замуж за пожилого синьора Фоскари, двоюродного брата дожа.  Все сходятся во мнении, что особой любви Аманда к мужу не испытывала, а вот он был довольно ревнив.

Если бы ее просто закололи кинжалом, я бы не сомневался, что ее супругу надоели ветвистые рога. Итак, синьору Альберто мы отдаем почетное второе место!

Вино уже оказало свое действие на собеседников. Глаза Марио блестели от азарта, ему казалось, еще немного, и он наконец отыщет конец нити в этом запутанном клубке!

Медея на время забыла о своем презрении к слуге кардинала и внимательно следила за его умозаключениями. Она загорелась желанием разобраться в этом запутанном деле и отвести обвинения от брата … и от алданца.

Марио хлопнул по плечу Рюдигера, который слушал его вдохновенную речь с крайне мрачным видом:
- Я был бы готов переложить вину на обманутого мужа или кого-то из ее любовников, но вот незадача – ни у кого из них нет острых вампирских клыков!
- А может любовник и был вампиром? –  неожиданно предположил Антонио.
- Да ведь всем известно, что ее любовником был Николо Кавали! – возмутился Рюдигер, еще сохранявший способость ясно мыслить.

А почему бы и нет, хорошая мысль, Антонио! – рассмеялся Марио. – Возможно, бывший любовник не хотел делить ее с настоящим, ну и подумал, пусть вообще никому не достанется! Хотя здесь не Алдания, но во время карнавала возможно все! Может, вы, синьорина, подскажете, чьим ужином могла стать Аманда Фоскари? – он неожиданно обратился к вампирше.

Однако Медея не оценила его обаятельной улыбки .
- Ты самый ничтожный из всех людей, которых я знала! -  презрительно бросила она охотнику и направилась к выходу. Громко хлопнула дверь. Помедлив, Рюдигер выбежал вслед за ней на улицу, но вампирши и след простыл. Растроенный, он вернулся в таверну. Марио, не желая слушать  упреки в грубости, долил вина в его кружку:
- Не переживайте, барон, ничего с ней не случится. Она у себя дома, это запоздалым прохожим стоит бояться милой девушки!

Марио Эспозито с трудом открыл глаза и поспешил закрыть их. Яркое солнце нагло светило через мутноватые стекла, напоминая, что весна совсем не за горами. В соседней комнатке чем-то гремел Антонио, сквозь неплотно прикрытую дверь проникали вкусные запахи куриного бульона.

 Он приподнял голову, желая осмотреться, и она тут же отозвалась  резкой пульсирующей болью. Черт, не надо было вчера столько пить, да еще в такой компании! Он спустил ноги с кровати, и наступив на что-то мягкое, тут же подтянул их назад. На полу его комнаты уютно расположился Рюдигер фон Шлотерштайн. Вампир спал на боку, подложив руку под голову  и подтянув колени к животу. Марио с удивлением разглядывал безмятежное лицо и чуть приоткрытый рот алданца, с трудом веря, что переночевал  в одной комнате с кровососом и остался в живых.

Неподозревающий о его сомнениях барон что-то пробормотал во сне и попытался с головой закутаться в злополучный зеленый плащ с золотой застежкой. Сказать по правде, от него мало что осталось, да и бархатный камзол здорово пострадал в последних переделках, и Марио неожиданно ощутил укол совести. Это из-за него алданец выглядит, словно бродяга или разбойник, из-за него вынужден скрываться и прятаться, словно вор.

И почему он спит здесь? Где же его спутница? Осторожно перешагнув через вампира, агент кардинала Сальваторе  пробрался на кухню.
- Доброе утро, синьор! Что-то выглядите не слишком бодро, ну да мы это сейчас поправим! Скоро супчик подоспеет, и все как рукой снимет! – преувеличенно бодро болтал Антонио, помешивая длинной ложкой в висевшем над огнем котелке.
- А что, синьорина Кратос тоже заночевала у нас? – осторожно поинтересовался Марио.

 Но Антонио поспешил сообщить:
- Конечно нет, святой Христофор охранил нас от этой упырицы! После того, как мы допили вторую бутылку, вы поинтересовались, а не знает ли она случайно, чьим ужином стала Аманда Фоскари. Она послала вас к черту и хлопнула дверью. И барон остался без крыши над головой.  Вы сами его пригласили плюнуть на всех баб и пожить  у нас, пока все не утрясется… Вы разве не помните?

- Конечно помню… Христианское милосердие, и все такое. – проворчал Марио, усаживаясь за стол.

Привлеченный запахом съестного на кухне появился и барон фон Шлотерштайн. Вампир слегка щурился от яркого солнца, но выглядел довольно бодрым, он  пожелал всем доброго утра или скорее доброго дня, и Марио поймал себя на мысли, что улыбка алданца уже не кажется ему странной.
Антонио разлил свое варево по тарелкам и, прочитав молитву, все принялись за еду.На какое-то время кухня погрузилась в тишину, прерываемую лишь звяканьем ложек о тарелки.

Неожиданно в дверь постучали. Антонио выглянул за дверь:
- Синьор, это к вам.
Шустрый как хорек, беловолосый Энцо попытался прошмыгнуть в тесную кухню, но дюжий крестьянин загородил дорогу.
- Синьор Эспозито, мой начальник просит вас  приехать  в монастырь францисканцев. Он говорит, что вам будет интересно кое-что увидеть.
Марио расцвел в улыбке:
- Мы будем, с минуты на минуту. Не подождете ли внизу, дорогой Энцо?
Юноша разочарованно согласился и поплелся на улицу.

Антонио переглянулся с господином:
- Монастырь францисканцев? Но именно там…
-Да, да, я помню, бедная сестра Доминика. Ты думаешь, что наш чернокнижник снова дал о себе знать?
Слуга утвердительно кивнул. Марио кинулся одеваться, дрожа от нетерпения. Рюдигер аккуратно придержал его за плечо.
- Я хочу поехать с вами.
- Но это же невозможно, вас ищут. Карнавал окончен, за маской не спрячешься!
Пальцы вампира вдруг сдавили плоть охотника, словно клещи.
- Я не собираюсь здесь оставаться!

Марио молчал, мучительно соображая, как отвязаться от своего опасного гостя. Антонио бодро предложил:
- А что, если вам переодеться?  А то, не сочтите за дерзость, в таком виде вам скоро подавать на улице начнут, особенно ближе к ночи.
Рюдигер  поспешно накинул рваный плащ на плечо, прикрывая огромную дыру на локте, и тяжело вздохнул.
 
Марио недоверчиво взглянул на Антонио, но тот уверенно продолжил:
- Вы, синьор, примерно такого же роста и сложения, ваша одежда прекрасно подойдет барону, а сверху можно и монашескую рясу накинуть. Ведь мы же в монастырь собираемся!
- Антонио, ты гений!- благодарно воскликнул шпион кардинала. - Пойдемте, Рюдигер, подберем вам что-нибудь.
Антонио прикрыл за ними дверь и печально посмотрел на опустевший котелок.
- Ох, лучше бы найти убийцу побыстрее, - проворчал слуга

Настоятельница монастыря растерянно стояла посреди разгромленной часовни.
- Главное, дон Пьетро, ничего ценного не пропало. Зачем осквернять могилы?
Старший дознаватель развел руками:
- Так сразу и не скажешь. Вот и синьор Эспозито, наконец-то. Может быть, человек с его опытом разберется?

Действительно, в часовню вошел посланник Святого Престола, сопровождаемый верным слугой и высоким монахом, лица которого было не разглядеть  под глубоко накинутым капюшоном.

Агент кардинала почтительно поздоровался с настоятельницей и отправился изучать место преступления. Дон Пьетро  последовал за ним.

Марио старался запомнить каждую мелочь, осторожно ступая среди разбросанной по полу церковной утвари. Он на мгновение замер около каменных гробниц семейства Гримальди.
В прошлый  визит это имя бросилось ему в глаза, поскольку одной из первых жертв колдуна была Франческа, служившая в доме Джакопо Гримальди. И по странному стечению обстоятельств бедная Аманда до замужества носила именно эту фамилию.

 Охотник склонился над одной из усыпальниц и попытался сдвинуть мраморную плиту.  Но усилий одного человека было явно недостаточно.
- Антонио, может, поможешь? – позвал он слугу. Но Рюдигер опередил бывшего крестьянина и легко отодвинул тяжеленную крышку саркофага. Настоятельница и дон Пьетро восторженно ахнули, Марио небрежно бросил:
- Благодарю вас, брат Ринальдо!
Он смело заглянул внутрь гробницы и с недоумением обернулся  к своим спутникам:
- Но там пусто! Выходит, похитили мертвое тело.
Охотник прочитал надпись на саркофаге:
- Девица Гримальди! Отдала Богу душу семь с половиной лет назад. Интересно, кому понадобились ее кости?
Он улыбнулся алданцу:
- Брат Ринальдо, сделайте еще одно усилие, давайте проверим соседний саркофаг. Настоятельница, с восторгом наблюдавшая  за незнакомцем,  статной фигуры которого не скрывала даже монашеская ряса,  поинтересовалась:
- Вы, верно, были раньше военным, брат Ринальдо?
Антонио замер на месте от страха, но вампир лишь улыбнулся одними кончиками губ и отрицательно покачал головой. Марио тут же вмешался в опасную беседу:
- Он был мальтийским рыцарем, но сейчас дал обет молчания, и поэтому не стоит искушать его вопросами! Но оставим пока нашего друга и поразмыслим, куда улизнула  синьорина ? Ведь останки других Гримальди на месте.

В часовне появились две монахини и принялись наводить  порядок.  Антонио прислушался к их горячему шепоту:
- Это наказание Божье, я всегда говорила, что нельзя было хоронить здесь эту нечестивицу.
Антонио подобрал пару кусков мрамора от разбитой статуи и добавил их к куче мусора.
- Позвольте вам помочь, сестра. Видно эта синьорина Гримальди не отличалась праведным поведением.
Девушка оторвалась от уборки и, заметив парня, залилась жарким румянцем. Антонио узнал сестру Монику.
- О, день добрый, синьорина! Так что же натворила эта несчастная, что и после смерти ей нет покоя?
Старшая монашка поджала тонкие губы:
- Вся Венеция знает, что дочь Джакопо Гримальди наложила на себя руки, но ее отец не пожалел никаких денег, чтобы прикрыть этот грех.
Тут она сердито прикрикнула на на свою товарку:
- Ну что застыла, работай давай. Уходите юноша, вам здесь не место.
Моника извиняюще улыбнулась и принялась яростно махать метлой. Антонио закашлялся от пыли  и поспешил за хозяином и вампиром, которые уже покидали часовню.


Рецензии
Здравствуй, Лариса. Наконец-то,я вернулась на Прозу. Зависала на Литнете,это еще один ресурс для писателей. События разворачиваються, но Рюгу никак не удается найти свидетельства в свое оправдание. Очень интересный ход с монастырем, думаю здесь ждет новое открытие.

Ольга Иминова   06.01.2019 13:19     Заявить о нарушении
Оля, приятно снова тебя видеть. С Новым годом наступающим Рождеством!Желаю удачи во всех делах и особенно в творчестве!

На Литнете у меня тоже есть страничка, там блоги интересные.

Лариса Крутько   06.01.2019 20:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.