Чувство тонкого льда

Чувство тонкого льда.

Приезжаешь ты такой на контракт,работать в хорошем шоу,а тебе, мило улыбаясь,говорят,что,мол,по тематике твой номер не вписывается в сей проект и нужно кардинально менять имидж,сиречь-образ,а так же всю движуху и музыку до кучи. А ты прям врос уже в свой номер и так к нему привык,как к родному,но делать нечего. Вернее,делать-то как раз есть чего. Сразу появляется вагон работы. Ты пашешь на этот долбанный новый образ,ищешь его-Ау,образ! днем и ночью и путаешь уже вечером в зеркале свое перепуганное и запавшее от поисков лицо с ним-любимым и не найденным. Две репы в день,жарища и постановщик ,который воробья в поле способен загонять: Убери руку! Не так! Где напор? Экспрессия? Энергия? Шаги! Быстро! Нет,медленно! Нет! Нахрен шаги. Лучше пролети красиво. Не так! Где твое лицо? Убери ногу! Красиво!!!!... И т.д. Ты ищешь этот образ и он начинает приходить к тебе в страшных снах в виде чувака в лаптях и маске а ля Крик ,и с косой на плече. Ладно хоть коня бледного рядом не видать. Обдавая трехдневным перегаром,он сипит: Давай поговорим о высоком,в натуре. В чем сила,брат? Просыпаясь ты тихо ненавидишь себя и свою работу,хотя совсем недавно это было твое все в этой жизни. Ты ищешь этот чертов образ день,два,неделю,вторую. Ты идешь по тонкому льду,который хрустит и дышит под ногами. Где-то под тобой ворочается не просыпаясь ледяная бездна. И надо пройти краешком,не рухнув в нее,но заглянув. Образ-это не маска и не противогаз,который надел и снял. Образ-это твоя вторая кожа. Ты живешь в нем и тебе верят,если эта кожа-настоящая. Или не верят,если фальшивишь в чем-то главном. И вот,когда ты уже окончательно уверился,что ты бездарь и тля,после нескольких мучительных недель каких-то невероятных усилий и ломки,ты нащупываешь путь по этому тонкому льду и начинаешь выползать из своей шкуры,как змея и примерять новую кожу. Ты чувствуешь ровный гул неба над собой и всеоб'емлющую печаль звезд, и эхо своих шагов,отдающееся в тяжелой бездне,над которой ты идешь по тонкому льду. Но счастье не в этом. Ты приходишь домой после очередной репетиции ,а маленькая,но уже такая взрослая дочь что-то сосредоточенно и серьезно колдует на кровати. Какие-то листики и тарелочки. Ты садишься рядом усталый и опустошенный и она,повернувшись,говорит деловито: Папа! Садись есть. Я приготовила тебе обед.


Рецензии