Потомок богов. Рождение

Глава 1
- Где я? Что это за место? Что вам от меня нужно?
Егор задавал эти вопросы в пустоту.
Было темно. Ни малейшего намёка на свет, он только ощущал чьё-то присутствие, но это чувство – ощущение, он не был уверен в нём. Руки были свободны от пут, что странно, последние несколько…
Он даже не знал, сколько времени прошло? Воспоминания были затуманены. Последнее, что он помнил это то, как засыпал в своей квартире. Затем всё было, как в тумане: он лежал связанный по рукам и ногам, тени и силуэты склонялись над ним, яркий свет бил прямо в глаза, он помнил боль от уколов. Теперь этого всего нет, он один в темноте, наедине с собой, без пут…
Егор абсолютно потерялся во времени. Ему казалось, что прошло всего несколько часов с тех пор как он был дома, но что-то внутри, какой-то червячок, который есть в каждом, говорил ему, что прошло намного больше времени, или ему всё это показалось? Определённости не было, и он по-прежнему лежал в темноте, пытаясь разглядеть хоть что-то, сквозь окружавшую его непроглядную тьму.
Странно всё это, подумал Егор. Такое ощущение, что меня похитили инопланетяне, может мне это всё сниться? Егор попробовал подняться на ноги, как ни странно, он не ощущал боли, хотя ждал именно её, если пошевелиться. Даже скорее наоборот – он был бодр и полон сил.
«Под ногами металл», - он ощутил его холод босыми ногами. - «Что же это за место? Как я сюда попал?»
- И почему здесь так темно? – вырвалось у него.
- Внимание! Закройте глаза! – сообщил жёсткий металлический голос.
Явно компьютер, подумал Егор, но он послушно закрыл глаза.
Свет резанул глаза сквозь веки, словно ножом. Егор приложил ладони к лицу. Через несколько секунд он убрал руки и осторожно открыл один глаз. Свет был уже более терпим, он приоткрыл второй глаз, всё вокруг было белым, но постепенно зрение адаптировалось, он смог различить предметы, которые находились вокруг него.
Егор находился в небольшой комнате сидя на кровати, видимо на ней он и лежал до этого. Напротив, у стены был стол и пара стульев, совершенно обычных. Комнату освещали две небольшие сферы под потолком, казалось они парят в пространстве, но этого не могло быть, иллюзия, обман зрения не иначе.
«Должно быть какой-то невидимый подвесной механизм», - думал Егор, смотря на них и прищурив глаза. Сферы испускали свет с голубым отливом, что придавало помещению иллюзию уюта. Они освещали стены, которые были окрашены в синий цвет, который, в свою очередь, странным образом действовал успокаивающе на Егора. В одной из стен было окно, которое выглядело как иллюминатор на космическом корабле, если верить фантастическим фильмам. Несколько шагов и вот он уже наблюдает за тем, что находится снаружи.
Перед Егором предстала картина, которой он никак не ожидал увидеть – темнота, которую мелкими лампочками разрывал свет далёких звезд, буквально поглотила его. Они мерцали тусклым светом, давая понять Егору, что он далеко не на поверхности Земли. Миллионы, нет – миллиарды огоньков, разрывающих тёмное пространство. Свет этих звёзд, а это были именно они, был то тусклым, то ярким, где-то они сливались вместе и создавали целую плеяду светлячков. Вдалеке, Егор заметил странный разноцветный туман. Жёлтые, красные, зелёные и синие цвета то шли параллельно друг другу, образуя ровные дорожки, то сливались в едином космическом водовороте, создавая непревзойдённое произведение искусства вселенского масштаба. Это зрелище сильно впечатлило и в тоже время напугало Егора.
 «Справа…», - дальше мысль осеклась. Справа виднелась часть огромной планеты. Он увидел её в свете незнакомой звезды. Белые облака медленно проплывали над поверхностью чужой планеты. Кое-где из-за облаков прорывались очертания материков и нескончаемые просторы морей и океанов.         
«Я на орбите Земли? Да ладно?! Нет, это не Земля. Эта планета не похожа на Землю, я не узнаю очертания материков, она, вроде, как больше немного». - Егор прокручивал все эти мысли в голове, но в глубине души он понимал, что с ним произошло нечто невероятное.
Волнение захлестнуло его, сердце бешено заколотилось, он начал задыхаться. С ним никогда, ничего подобного не происходило, даже в снах. Он был просто обычным парнем с вполне обычной, обыденной жизнью. Максимум, что могло с ним произойти так это поездка за город с друзьями в лес, где можно было заблудиться. Но, чтобы попасть в космос. Нет! Этого не может быть?!
«Дыши. Медленнее. Вдох – выдох! Вдох – выдох! Соберись», – Егор попытался побороть панику. «Значит, он на космическом корабле или станции и на нём проводили эксперименты! Или нет? Чувствует он себя вполне нормально, даже очень. Нельзя делать поспешных выводов, подожду, что будет дальше», - думал Егор. – «Ведь свет мне включили – это хороший знак, а если бы хотели убить, то давно бы уже это сделали? А вот и одежда». 
Он увидел возле кровати небольшую тумбу, на которой был сложен серо-белый комбинезон и ботинки чёрного цвета
- Как раз мне по размеру, – Егор оделся. Всё подошло идеально, и было весьма удобно. – Интересно, а у них тут кормят? Есть хочется! – бормотал он про себя.
- Внимание! Сейчас будет открыта дверь. Пожалуйста, выйдите из комнаты и ожидайте дальнейших указаний, – произнёс тот же металлический голос.
Через мгновение в стене открылась дверь. Яркий свет хлынул через неё. Егор вышел из комнаты и очутился в огромном, многоярусном круглом зале. Вокруг, по всему периметру находились такие же комнаты, рядом с ними были люди, одеты точно в такую же форму, как и он. Он удивился ещё больше, когда огромная механическая сфера подлетела к нему и просканировала какими-то лучами. Боли он не почувствовал, но неприятный осадок остался. Как будто тебя оценивают, как какую-то вещь – весьма неприятное чувство. Егор постарался придать своему лицу как можно более недовольную гримасу, говорившую, что он обо всём этом думает. То же самое ещё несколько сфер проделали с остальными, но для них это, казалось, было привычным делом.
- Рекруты! Внимание! – голос шёл отовсюду. – Всем повернутся направо, и следуйте вдоль красной линии.
На полу появилась красная линия, она тянулась по всему ярусу и выводила в широкий длинный коридор, за ним линия проходила по лестнице в другое помещение. Оно было огромным, чем-то напоминало ангар. По всей площади, насколько хаватало глаз, ровными линиями в несколько десятков рядов стояли какие-то устройства или аппараты. Сразу было не определить, но насколько можно было судить по их внешнему виду – они должны были летать. У некоторых были крылья, другие были узкими вытянутыми капсулами. Вокруг них были сотни рабочих, видимо механики, которые обслуживали машины. Они копошились, словно муравьи, выполнявшие каждый свою функцию. Некоторые аппараты были разобраны и люди в комбинезонах синего цвета, облепили их со всех сторон. Другие аппараты были приведены в рабочее состояние, давая понять рыком мощных двигателей о своём нетерпении отправиться в путь. Однако огромные ворота, которые были плотно заперты, сводили на нет, все попытки этих железных птиц, улететь прочь.
Тем временем красная линия тянулась вдоль одной из стен. Егор продолжал послушно идти по ней. Когда все рекруты остановились и выстроились, снова раздался голос:
- Рекруты, займите свои места в капсулах. Пожалуйста, соблюдайте порядок.
Моментально открылись невидимые ранее глазу шлюзы – это был вход в капсулы. Капсулы, в свою очередь, были довольно вместительны, они были рассчитаны, как прикинул Егор, на пятнадцать - двадцать человек. Нигде не было ни окон, ни иллюминаторов, поэтому тому, кто оказался в подобном устройстве приходилось довольствоваться наблюдением за скучными металлическими стенами, либо за теми, кто волею случая оказался рядом. Все расселись по креслам, автоматические ремни безопасности тут же обвили тела пассажиров.
«Здорово», - подумал Егор. Как ни странно страха совсем не было. - «Так, убивать меня не собираются, если бы хотели давно бы уже разрезали на кусочки. Одежда весьма удобная, климат здесь очень даже ничего, ни холодно, ни жарко, то, что надо. Ясно, что это какой-то военный корабль, где собирают людей. Вопрос лишь – для чего? И, чёрт возьми, почему они все говорят по-русски? Либо я сошёл сума, либо я в полной заднице… Успокойся, мысли здраво, последовательно. Итак, что мы имеем: вечером я возвращался домой, не было ничего странного и необычного. Двор, парадная, та же квартира, невкусный, разогретый в микроволновой печи ужин, после долгого дня работы, компьютер, неинтересное кино – всё было как обычно. Спать я лёг не поздно, но и не слишком рано. Помню,  странное жужжание и яркий свет. Потом я очнулся здесь, на этом корабле. Чувствую я себя хорошо, даже очень, значит, мне могло показаться, что надо мной проводили опыты. Атмосфера здесь не враждебная, по крайней мере, на первый взгляд. Рекруты, курсанты – так они обращались ко всем моим «коллегам» по несчастью, то есть, скорее всего, здесь обучают военных. Но, как и почему меня сюда занесло? Я не вызывался ни добровольцем, ни призывался на службу, бред какой-то».
Чтобы отвлечься от гнетущих его мыслей, Егор стал рассматривать тех, кто сидел напротив него. Вначале он обратил внимание на рослого мужчину лет тридцати, с большим крючковатым носом и слишком массивным подбородком. Длинная чёрная чёлка постоянно падала ему на глаза, и он нервно отбрасывал её назад кивком головы. Он широко улыбался, обнажая свои белоснежные зубы, и что-то говорил своему соседу – коренастому, узколицему парню лет двадцати. Волосы его были коротко острижены, в носу и ушах были маленькие отверстия, вероятно из-за пирсинга, он восхищённо смотрел на своего собеседника и ловил каждое его слово. Через несколько мест от этой пары сидел совершенно угрюмый паренёк лет двадцати. Несмотря на свой хмурый вид он казался довольно интересным юношей: гордый профиль, правильные черты лица, прямой нос и тонкие, как нитки губы говорили о внутренней силе и уверенности. Но он был сильно сосредоточен на чём-то, его взгляд был направлен в пустоту. Однако, Егору показалось, что он украдкой смотрел на него, но он отбросил эту мысль и переключился на других своих «соседей».
Разглядывая всех этих людей в капсуле Егор постоянно возвращался к вопросам о том, как и для чего он попал сюда? Кто все эти люди? И что его ждёт впереди?
Раздумывая над ними он не заметил, как их транспорт приземлился на поверхность планеты. Выйдя из корабля, Егор очутился на довольно просторной площади, где уже выстраивались все вновь прибывшие. Вокруг, насколько хватало глаз, виднелись различные здания и сооружения, разных размеров и форм. Среди них некоторые были,  довольно причудливые для взора человека, которые нарушали все законы физики и геометрии. Одни вовсе не касались земли, паря в воздухе, вращаясь вокруг своей оси. Некоторые парили поодиночке, другие соединялись в целые комплексы, повергая в шок неподготовленных людей, из числа которых был Егор. Другие возвышались на сотни метров вверх, касаясь своими вершинами облаков. Некоторые растянулись вдоль поверхности земли, но опорой им служила лишь одна единственная колонна. Архитектура этого места поражала и заставляла, невольно, открыть рот от восторга. Улиц, в привычном понимании этого слова, не было. Казалось, здания располагались совершенно хаотично и без всякой системы. Территорию лишь пронизывали небольшие, узкие тропки, выкрашенные в разные цвета. Зелёные, красные, белые, синие, попадались жёлтые, а иной раз цвет было сложно определить сразу. Все эти тропы, тропинки пересекали другу друга, иногда шли параллельно, кое-где тропа одного цвета переходила в тропу другого цвета без всякой на то причины и логики. Но иногда эти тропки-улочки переходили в небольшие круглые площадки металлического цвета. На одной из таких площадок разместили всех вновь прибывших рекрутов.
Людей поделили на несколько групп и построили. После чего вышел огромный человек, да, это был большой человек, пожалуй, он был похож на боксёров тяжеловесов, только ростом он был больше двух метров. Его голос пронёсся над всей площадью, усиленный специальным устройством:
- Рекруты! Приветствую вас в учебном форте Аркадия, который расположен на планете Окернейл в системе Корса. Сегодня вы получили шанс, только шанс, вступить в ряды Лорийской армии для того, чтобы встать на страже спокойствия и безопасности нашей галактики, для того, чтобы своим мужеством и отвагой защитить всех её обитателей как от внутренних, так и от внешних угроз. Поздравляю вас! – со всех сторон раздался одновременный крик нескольких сотен голосов. Егору показалось, что он чем-то отдалённо напоминал «Ура!». Он улыбнулся.
«Вот оно!», - Егор воскликнул про себя.
Система Корса, планета Окернейл. Неужели я правда на другой планете? Чувства нахлынули на него, он еле сдерживался, чтобы не закричать от непонимания того, как он здесь оказался? От осознания своего положения и бесповоротного, неотвратимого бессилия, что либо сделать с этим. В глубине души Егор надеялся, что всё происходящее вокруг сего лишь дурацкий розыгрыш, но чем дальше говорил командующий, тем он отчётливее осознавал реальность.
Тем временем офицер, видимо это был руководитель Аркадии, продолжал говорить:
- Сейчас старшие инструктора покажут вам место, где вы будете жить, затем, после того как вы обустроитесь, начнётся знакомство с центром подготовки, так сказать, лёгкая экскурсия, после чего будет время ужина. Итак, господа офицеры, проводите рекрутов в казармы.
Восемь офицеров подошли, каждый к своей группе. К той группе, где был Егор, подошёл среднего роста человек, коренастый, в отличной физической форме. Светлые волосы были коротко острижены, а по бокам были выбрит наголо. Он медленно осмотрел всех в своей группе, заглянув каждому в глаза, затем встал по центру и произнёс:
- Моё имя – инструктор Варкс. Обращаться ко мне только так и никак иначе.
«Типичный солдафон», - подумал Егор.
- Сейчас всем повернуться налево и идти за мной, - продолжал Варкс.
Через двадцать минут группа подошла к многоэтажному зданию. На первый взгляд оно было вполне обычным, но присмотревшись, Егор заметил, что это была лишь иллюзия. Искусная задумка архитектора. Первый этаж был совсем обычным, таким, какие привык видеть Егор. Второй был несколько больше по краям и слегка под углом к первому, этого было не видно, так как искусная окраска создавала иллюзию обычного квадратного строения. Последующие этажи повторяли расположение второго, но с более сильным углом по отношению к первому. Каждый этаж как будто создавал очередной виток спирали.
- Первый этаж – техника и вооружение, второй и третий этажи – физическая подготовка, четвёртый этаж – столовая, пятый и последующие – спальные помещения, - рассказывал Варкс. - Всё ясно?
Вид его был суров – настоящий военный. Мощный торс, сильные руки, крепкие мускулистые ноги. Лицо его было покрыто шрамами, как будто росомаха ударила его по лицу. Егор разглядывал его с нескрываемым интересом. Варкс чем-то напоминал ему старшину из его роты, когда он служил в армии. Тот был так же суров со всеми, во всех его поступках чувствовалась сильная рука. Он никогда не бросал слов на ветер, все его поступки преследовали какую-то цель. В целом Егор был рад тому, что такой человек был у него в командирах. Тогда он помог ему перенести многие тяготы службы и дал немало ценных советов. Не зря говорят, что армия делает из мальчишек настоящих мужчин и делает она это благодаря таким военным, как старшина Егора и, видимо, Варкс.
Все вошли в здание: на первом этаже и вправду была различная техника, отдалённо напоминавшая БТРы или БМП, стеллажи с вооружением, тяжёлым и лёгким, видимо, что-то похожее на бластеры. Чуть поодаль стояло с десяток стендов, на которых были вывешено какое-то обмундирование. Специальные защитные костюмы и другие приспособления для ведения боя или наблюдения. Егору не удалось хорошо рассмотреть, так как Варкс практически нигде не задерживался и быстро провёл их по коридору в следующее помещение, где на большом сферическом прозрачном лифте группа  поднялась на пятый этаж. Здесь всех членов группы разместили по комнатам.
Перед тем как уйти в выделенную ему комнату, Егор попытался поговорить с Варксом. Это была его последняя попытка сделать хоть что-нибудь, сделать отчаянную попытку вернуть всё назад, оказаться дома в комфортной и уютной обстановке. Дома, где всё родное и настолько любимое, что он раньше просто не осознавал этого, а принимал, как должное. Он подбежал к инструктору и окликнул его:
- Вракс. Господин Варкс.
- Инструктор Варкс! – зло рявкнул он в ответ. – Ты что не слушал, о чём я только что говорил?
- Простите, инструктор Варкс, - поспешил исправиться Егор. – Инструктор. Произошла нелепая ошибка. Я, я не должен быть здесь. Это какое-то недоразумение? Прошу вас отведите меня к командующему я смогу ему всё объяснить. Но это какое-то нелепое стечение обстоятельств.
- Что ты несёшь, рекрут? – перебил его излияния Варкс. – Твоё имя рекрут.
Егор назвал имя и фамилию, последний звук он произнёс почти шёпотом.
- Зорин Егор, двадцать шесть лет. Доброволец призван на службу в Хейлуану в системе Эдельмина. Всё верно?
- Нет…
- Сынок, не рассказывай мне сказки. Здесь всё чётко записанно, - он указал на светящийся голубым неоновым светом предмет похожий на небольшую ручку, из которого, на расстоянии двенадцати – пятнадцати сантиметров, прямо в пространство выдвинулось светящееся окошко с полной информацией об Егоре. Скажу прямо – трусов здесь не любят, - прервал его ответ Варкс. Либо ты живо возвращаешься в свою комнату, либо идёшь под арест за невыполнение приказа. Второй вариант крайне не советую.
Егор опешил от такого напора, но сейчас у него не было выбора. Здесь он не смог бы добиться ответов на сои вопросы. Он что-то промямлил в ответ Варксу и медленно побрёл в комнату, в которую его определили. Варкс провожал его взглядом и неожиданно добавил:
- Мы ещё сделаем из тебя мужчину.
Егор ничего не ответил, а только вошёл в помещение, которое на ближайшее время станет его домом, правда он ещё об этом не знал. Он только чувствовал себя одиноким и потерянным. 
Комната, куда поселили Егора, была небольшой, две койки вдоль боковых стен, пару полок, что-то похожее на тумбочку у изголовья, шкаф у одной из стен, напоминавший комод. В нём хранилась одежда, не отличающаяся разнообразием. Один фасон, выполненный в разных цветах: сине-чёрный, чёрно-белый, серый, чёрный. Вот весь гардероб, которым располагали новички.  В общем, условия были спартанскими. В тумбочке он нашёл бритвенные принадлежности, зубную щётку и пасту, ему стало даже жутковато, казалось бы, он где-то за сотни световых лет от Земли, а тут такое.
Он лёг на одну из кроватей, уткнулся в стену, и попытался осмыслить произешедшее с ним за этот день. Он не сомневался, что прошёл целый день. Может это было и не так, но ощущение было именно такое. Егор не носил часы, он не любил, как они оттягивают руку и сковывают движения. Он обходился без них, но даже если бы они и были, то чтобы они показали ему..? Здесь они были бесполезны. Он улыбнулся своей этой мысли. Он на невероятно большом расстоянии от дома, на другой планете, а думает о каких-то глупостях: часы, время.
Егор был недалёк от истины прошёл почти цел день. Солнце уже клонилось к закату и комната понемногу начала опускаться во мрак. Со всеми этими переживаниями он даже не успел увидеть, что солнце было совсем другим, не родным. Это был уже не жёлтый карлик, такой родной и милый сердцу. Это была большая белая звезда, слишком яркий свет исходил от неё, непривычный глазу. Егор встал и подошёл к окну. Он взглянул на опускающуюся звезду, мысленно он продолжал называть её солнцем, которая пряталась за парящим в воздухе зданием. Невозможным, невероятным, но в то же время таким прекрасным, оно было чудом инженерной мысли. Земным учёным не снилось ничего подобного.
Когда солнце большей частью скрылось за зданием он смог различить ещё один источник света. Он был не столь ярким, но безусловно не менее прекрасным и притягательным. Его голубоватое свечение смогло пробиться, и Егор вдруг осознал всю прелесть этого далёкого мира. Он открыл рот от восхищения и продолжал смотреть на это прекраснейшее астрономическое явление, какого никто и никогда на Земле не видел.
- Система Корса – два солнца.
Голос прозвучал со стороны двери. Егор от неожиданности отпрыгнул от окна и прижался к стене, готовый к нападению.
- Извини, не хотел тебя напугать, - сказал молодой человек, которй стоял в дверях. Он вошёл в комнату и сел на кровать, противоположную той, в которой не так давно лежал сам Егор. – Меня зовут Акано Тэйл, я твой сосед.
Егор продолжал молчать и внимательно смотрел на незнакомца. Правильные черты лица, светлые волосы, коротко остриженные, но не под «ноль». Прямой нос, выдающиеся скулы, тонкие губы. Он отмечал все эти черты лица, словно составлял фоторобот.
- Это ничего, что ты молчишь. Многие не могут прийти в себя после того, как оказываются здесь. Я подожду.
- А разве ты не новичок? – Егор собрался и выдавил из себя эту фразу.
- О, так ты умешь говорить, - весело произнёс Акано.
- Я просто не ожидал, что кто-то ещё есть в комнате. Так ты давно здесь?
- Нет. Я прилетел пару дней назад, с первой партией, так сказать.
- Э! – Акано тянул звук.
- Егор! Егор Зорин, - поспешил представиться он.
Акано Тэйл подошёл к окну, его словно окружал ореол голубоватого света. Он молчал и смотрел на клонящуюся к закату голубую звезду. После неожиданно сказал:
- Бельвидор.
- Что?
- Бельвидор. Так называется эта звезда. Сейчас она далеко от планеты и мы не сможем насладиться её истинным сиянием ещё полгода. Звезды сменяют друг друга, но конечно же это только так кажется с планеты. На самом деле в Корсе всё по-другому, два солнца кружат вокруг друг друга, а Окернейл вращается вокруг этих звёзд. Такой вот звёдный вальс.
- Но такое не возможно!, - стандартное школьное образование по астрономии говорило Егору о невозможности подобного.
- Но это есть. Как ты можешь отрицать то, ему сам стал свидетелем. Хотя, признаться ты в чём-то прав. Корса уникальна и нигде больше, ни в одном из миров подобного астрономического явления больше не встречалось.
- Миров?
- Ну да, миров, всех известных миров, входящих в империю. Ты вообще откуда такой взялся? Ничего не знаешь, так смотришь как будто впервые об этом слышишь.
- Может тебе покажется это странным, но действительно впервые.
Акано казался хорошим человеком, и Егор выложил ему всю свою историю, как на духу. Он рассказал и о том откуда он, последнее, что он помнил, после того как очутился на корабле. И то, что он понятие не имеет, что вообще происходит. Егор не смог сдержаться, ему просто необходимо было выговориться перед кем-то. Он говорил эмоционально и открыто, он искал в глазах Акано поддержку и надежду, что тот ответит хоть на один интересующий его вопрос и подскажет, что делать дальше в его ситуации.
- Делааа! – протянул Акано. – Как ты говоришь называется твоя планета?
- Земля.
- Впервые слышу такое название, - неутешительно произнёс новый знакомый Егора. Может быть это какая-то колония, которая никому не известна? Таких множество разбросано по всей галактике. Все их названия просто невозможно запомнить.
- Нет – Земля не колония – это полноценный мир, населённый разными народами, живущими в разных странах, множество культур и традиций и мы уж точно не знаем, что существует галактическая империя Лория. По крайней мере основная масса жителей Земли. Да и многие сомневаются, что есть другая разумная жизнь на других планетах, мы застряли на маленьком голубом шарике посреди космоса и кроме него и нашего Солнца у нас ничего нет.
- Что ж, это странно, очень странно. Знаешь друг, я советую пока никому об этом не говорить. Ну знаешь, это очень серьёзное дело и мне кажется, что здесь кроется какая-то загадка, если ты сможешь немного потерпеть мы обязательно выясним в чём тут дело.
- Мы? – удивился Егор. – Ты поможешь мне?
- Конечно помогу. Такой необычный случай, да я просто не смогу спать, если не попытаюсь узнать в чём тут дело.
После небольшой паузы он продолжил:
- На несколько вопросов я всё же смогу ответить. Что касается того, почему мы понимаем друг друга, так это из-за нанитов, которых нам вживляют в организм.
- Кого?
- Нанитов – тысячи микроскопических роботов, которые расположены по всему организму. Конечно, максимальное их сосредоточение, это голова и область кишечника. Ну так вот - нам вживили нано-роботов в организм, которые несут в себе информацию о всех языках и наречиях, которые известны галактическому альянсу, они улавливают мозговые волны и передают информацию уже понятную тебе. А так, фактически каждый говорит на своём родном языке. То же и с иммунитетом: затуманенный разум, ощущение боли, провалы в памяти – это побочные эффекты от вживления нано-роботов в твой организм. Они также содержат информацию о всех известных империи планетах и их окружающей среде, и вырабатывают ту форму иммунной системы, которая необходима организму в той или иной атмосфере. А ещё наниты - это маленькие хирурги, которые лечат болезни, сращивают кости при переломах или заживляют раны и делают многое другое. Только я такую операцию делал ещё на Карне, когда мне исполнилось десять лет, да и почти всем жителям империи делают такую операцию в этом возрасте.
- Значит то, что у меня были все эти странные ощущения, это всего лишь побочный эффект от вживления нанитов?
 - Да. Значит тебя забрали не меньше нескольких недель назад.
- Почему ты так думаешь? – спросил Егор.
- Когда операцию по вживлению проводят в детстве, то ребёнку необходимо несколько дней, чтобы его организм перестроился. Если подобную операцию делают взорслому человек, то ему понадобиться не меньше двух-трёх недель. Дети быстрее адаптируются ко всему, а сформировавшийся организм взрослого, сам понимаешь, тяжело воспринимает изменения.
- Но для чего всё это? Я ведь обычный человек. Я не обладаю никакими экстраординарными способностями, ни особых навыков, умений, для чего я кому-то понадобился.
- Вот это нам и предстоит выяснить, - Акано подмигнул Егору, но тот не особо поддерживал его энтузиазм. Он вообще сомневался, что им удастся что-нибудь выяснить.
- Только нам нужно будет сохранить всё в тайне, - продолжил Акано, - пока не поймём в чём дело. Поступим так – ты будешь поддерживать легенду, по которой ты здесь находишься, кстати, что сказал Варкс?
- Сказал, что я с Хейлалу в системе Карна.
- Карна!? – воскликнул Акано. – Какое совпадение! Я ведь тоже с Карны. О, ты не представляешь, что эта за планета.
Он рассказывал о бескрайних просторах Карны, её исполинских горах и густых сине-зелёных лесах, светло-зелёных океанах, вода которых почти всегда была тёплой и нежно ласкала тело, когда в неё погружаешься. Он говорил и говорил не умолкая. Говорил о родных местах, о людях с его планеты, какими они были гостеприимными и добрыми, о том, что на Карне они достигли мира и гармонии благодаря кастовому укладу жизни. Конечно, не всё было гладко и между кастами иногда были противоречия, но ничего серьёзного все разногласия решались мирным путём. Говорил он об этом как-то не слишком уверенно, что и отметил для себя Егор. Акано быстро сменил тему и рассказал ещё о многом другом, что, по его мнению, было интересно.
Всю эту информацию Акано, как из ведра вылил на Егора, тот даже слова не мог вставить.
Раздалась сирена, в коридоре началось движение, послышались шаги бегущих за дверью людей, к ним в дверь ввалился какой-то парень, он тяжело дышал, но в перерывах между вдохами выдавил из себя:
- Вы чего сидите? Не слышите сирену? Собираемся все на первом этаже, быстрее.
- Помни, - сказал Акано серьёзно, -  сохрани наш разговор в тайне и никому ничего не рассказывай, и держись поближе ко мне. Мы обязательно найдём ответы на все вопросы.
После этого Акано и Егор побежали к лифту. На первом этаже уже собрался весь отряд.
- Быстрее! В строй! – рявкнул Варкс. – Итак, нам предстоит задание! На карте позади меня зелёным цветом указана точка нашей высадки, красным – объект, который нам необходимо захватить. Между ними около десяти километров.
- Учения, – шепнул Акано на ухо Егору.
- Также между ними расположен наш противник, который укрепился вот на этой высоте, – Варкс водил лазерной указкой по карте, – нам не известна численность нашего противника и его вооружение, так что придётся проводить разведку боем. Теперь всем получить обмундирование и оружие. Вперёд.
- Но мы же только что прибыли? Мы не готовы к подобному…
- Молчать! – раздался голос Варкса, который заполнил всё помещение ангара. Он практически испепелили взглядом молодого паренька, задавшего вопрос. - Я больше не должен слышать слова: «мы не готовы», «мы не можем», или им подобные. Вы защитники империи и всех людей, вы должны разорваться в клочья, но выполнить поставленную задачу. А теперь живо надеть боевые костюмы.
После того как группу экипировали Егор и Акано с остальными уже около получаса ехали в подобии БТРа, облачённые в лорийскую боевую форму, на плече автомат-бластер, на поясе несколько гранат, шлем на голове.
- Я так понимаю, ты ни разу не пользовался таким оружием? – спросил Акано.
- Нет.
- Всё очень просто: шлем управляется нанитами в твоей голове, ты думаешь – выполняется команда, как на кнопку нажать, в него же встроен боевой интерфейс, опускаешь забрало, на котором автоматически указываются цели, расстояние до них, возможное вооружение, в общем, полный фарш. Излучатель ещё проще – наводишь и стреляешь, шлем всё сделает за тебя. Психонейронная связь – это пока лучшее, что придумали для управления вооружением.
- Звучит просто. Откуда ты всё это знаешь?
- Я вырос в семье военных. И с детства хотел пойти по стопам родителей.
- То есть, у тебя совсем не было выбора?
- Нет. Выбор был. К совершеннолетию всем предоставляют возможность вбрать свою дальнейшую судьбу. Хочешь ты заниматься наукой, либо военным делом, либо искусством, либо любым другим. Ты сам выбираешь для себя своё будущее.
- Мне кажется странно, что человек в таком раннем возрасте должен определять свой дальнейший путь. На моей планете многие долгое время не могут определиться со своим призванием и сменяют не один десяток занятий, прежде чем найдут свой путь. А кто-то с самого раннего детства выбирает своё будущее. Большинство же просто занимаются тем, что в данный момент доступно и со временем принимают свою работу, порой ненавистную и нелюбимую, но им ничего не остаётся, кроме того, как смириться.
- У нас такого ужаса нет, - ответил Акано. – Перед выбором мы проходим множество тестов и экзаменов, которые определяют способности кандидата. А самое интересное, что они выявляют скрытые возможности человека, его потенциал. Исследуют то, где и в какой области человек сможет себя наиболее проявить, принести пользу не только для себя, но и для всего общества, в какой сфере деятельности он сможет максимально развить и реализовать свой потенциал. В дальнейшем на основании этих исследований кандидату даются рекомендации. Большинство, конечно же, следуют этим рекомендациям, но бывают и те, кто вопреки всему выбирают совершенно другую стезю для себя…
Акано хотел было ещё что-то сказать, но не успел, его перебил Варкс.
- Внимание, рекруты, мы приближаемся к нужной точке, не подведите меня, не подведите галактику, покажите, на что вы способны.
Остановились без предупреждения. Егора качнуло так, что он чуть не сшиб сидящего рядом парня, с массивной, выступающей вперёд челюстью, ярко выделяющимися надбровными дугами и ярко-зелёными глазами под стать его волосам.
- На выход, салаги, сейчас мы посмотрим, кто на что способен, – рявкнул Варкс.
Егор вывалился из машины, за ним Акано, а следом и все остальные. Перед ними предстал ад, самый настоящий. Вокруг сверкали выстрелы из лазерных автоматов, пучки энергии летали во всех направлениях пока не находили препятствие, взрывы доносились со всех сторон. Огромная световая симфония играла свою «смертоносную» музыку, заставляя трястись поджилки тех, кто оказался здесь впервые.
- Вы двое, ты и ты – Варкс указал на Егора с Акано. – Возьмёте с собой ещё несколько человек, отправитесь в лес, закрепитесь вот на этой высоте, – он лихорадочно показывал, что-то на устройстве, которое напоминало планшет, только было сделано из прозрачного стекла или полимера, – будете её удерживать до прихода основных сил. Ясно?
- Так точно, инструктор Варкс! – Акано откозырял и повернулся к группе. Именно его Варкс назначил главным.
Группа двинулась вперёд, левее от выстрелов, вспышек и взрывов. От волнения сердце Егора билось так, что чечётку танцевать было в пору. Благо Акано был с ним в группе, и, видя его улыбающееся, безмятежное лицо, Егору становилось легче.
Продвигались они быстро и бесшумно. Звуки сражения были далеко позади. Вокруг царила тишина и безмятежность. Сквозь листву можно было разглядеть звёздное небо, а когда они вышли на небольшую полянку им открылся потрясающий вид на это самое небо, усыпанное звёздами разных размеров и яркости. Они были повсюду, заполняя своим светом темноту и пустоту космоса. Егор взглянул наверх, глаза машинально искали её, но нет, ни полумесяца, ни луны не было видно. Тогда он присмотрелся к звёздам, он неистово сверлил небо своим взглядом, но всё было таким чужим. Ни Большой Медведицы, ни Малой, ни Полярной звезды, ни одного знакомого созвездия. А тут ещё с краю видимой части неба он заметил огромный спутник, медленно выплывающий из-за горизонта. По сравнению с ним, Луна была маленькой напуганной девочкой.
Ещё раз он осознал, что это не сон, не плод его воображения, ни чья-то злая шутка. Осознал, что он уже не на Земле. Осознал, что находится в другом мире, где он, обычный землянин, каким-то невероятным образом и по чьей-то неведомой воле, стал рекрутом в инопланетной галактической армии. А сейчас он участвует в каком-то сражении.
Неожиданно дерево рядом с ним вспыхнуло, энергетический луч пролетел совсем рядом с головой, он как раз споткнулся о выступающий корень дерева и луч пролетел мимо его головы. Акано отреагировал молниеносно, и ответный выстрел улетел во тьму леса. Вспышка и еле уловимый звук падения тела. Справа, в шлеме Егора активировалась автоматическая наводка, он еле заметил это, так как цель двигалась очень быстро. Он вскинул оружие, и система практически сделала всё за него: наводка – выстрел, второй разведчик повалился на землю.
- Молодец  Егор, – Акано улыбался, – хорошая реакция, пойдем посмотрим, кто это был?
- Дроны-разведчики, – сказал Акано после того как они осмотрели тела. -Значит, высота совсем рядом и там, скорее всего, укрепился отряд противника нам необходимо действовать быстро, скоро они поймут, что их разведчики не активны и мы потеряем эффект внезапности. Вперёд!
Через пару сотен метров они подошли к высоте. Несколько дронов патрулировало по периметру небольшого лагеря, кое-где виднелись укрепления с более тяжёлым вооружением, вроде пулемётов или пушек, Егор не смог разглядеть.
- Нападаем с двух сторон, одновременно, – сказал Акано. – Егор со мной, остальные справа заходите, пометьте цели и ждите моей команды.
Система наведения показала девять целей, каждый из группы взял по одному дрону.
- Огонь.
Пятеро дронов упало на землю. Через мгновение ещё один залп и ещё четверо дронов оказалось на земле. Егору не хватало боевого опыта, он не успел переключиться на другую цель, но ребята из группы не подвели.
- Высота наша, передайте командованию, - приказал Акано весьма довольным тоном.
Двое часовых патрулировали уже по периметру, в то время как остальные укладывали дронов в одном из углов лагеря, что далось им с большим трудом, дроны были намного тяжелее, чем казалось на первый взгляд. Разобравшись с ними, отряд начал обустраиваться для защиты высоты.
- Займи место за бластерной пушкой и стреляй во всё, что движется, – Акано обратился к Егору
- Я не знаю смогу ли? – ответил он с сомнением в голосе.
- Всё будет нормально, ты справишься, доверься интуиции и своей системе.
Когда Егор подошёл к орудию, его интерфейс сразу же загрузился на небольшой дисплей пушки. Он моментально просканировал пространство в зоне видимости. Инфракрасное изображение, ночное видение и ещё несколько режимов в различных спектрах, название которых Егор даже не знал – всё работало идеально.
- Готов! – он проникся уверенностью Акано и был более сосредоточен.
- Противник не заставит себя долго ждать. Как только они поймут, что высота захвачена, они направят сюда большие силы. Наша задача как можно дольше сдерживать их атаки.
- Вижу движение слева!
- Не стреляйте! Свои! – один из часовых вернулся с ещё одной группой.
- Нас семеро, – сказал командир группы, – мы наткнулись на большой отряд дронов, он идут сразу за нами.
Они с Акано перекинулись парой слов и начали расставлять людей для организации круговой обороны. Все разбежались по позициям. Над лагерем повисла тишина леса. Но она кричала громче всяких криков о том, что сейчас что-то случиться.
Нет ничего хуже ожидания, оно рождает разные мысли, чаще всего сомнения, сомнения в себе, своих силах, в людях, которые рядом. Сомнения разрушают всё - мечты, стремления, они разрушают надежду, они душат желания, не дают зародиться чему-то новому. Они губят всё на своём пути, губят всё на корню. Егора в этот момент одолевали именно сомнения в своих силах, он не был военным, он не участвовал в сражениях, весь его боевой опыт ограничивался небольшими стрельбами на полигоне, когда он служил в армии, очень давно, и компьютерными играми.
«Боже, что я здесь делаю? Как домой-то хочется. Да меня же здесь просто пристрелят, и поминай, как звали. Надо успокоиться. Представлю, что я в игре, да и похоже очень на игру: враги – роботы, дисплей передо мной и джойстик с курком!»
Вспышки. Одна, вторая, третья, десятки со всех сторон полетели в них.
Началось.
 На мониторе система лихорадочно помечала цели, красные силуэты появлялись с разных сторон. Егор не экономил заряды и как можно быстрее стрелял во вновь отмеченную цель. Один, второй, третий дроны падали на землю. Навыки компьютерных игр были к месту. Бой продолжался уже около получаса, часть бойцов из их отряда лежали без движения. Отстреливаться становилось сложнее. Десятки дронов шли на них, не зная ни боли, ни страха, ни жалости, ни усталости. Даже боевой интерфейс не справлялся с таким количеством целей. Некоторые уже пробились за периметр лагеря. Двоих уложил Акано. Третьего – командир, подошедшей перед боем, группы. После того как он уложил дрона, он сразу же ринулся в другой конец лагеря и занял место за бластерной пушкой, где яростно отбивался от толп врагов.
Краем глаза Егор заметил летящий предмет. Он упал рядом с Акано. В два прыжка Егор оказался рядом с ним. Следующим же шагом они с Акано уже укрывались за ближайшими ящиками. Граната оглушила его, но он успел уложить подбежавшего к ним дрона. Поднявшись на ноги, они выпускали заряды направо и налево. Дрон возник ниоткуда и уже стрелял в Акано, Егор успел оттолкнуть его в сторону и выпустить заряд в этого дрона. В тот же самый момент дикая боль пронзила спину, он не мог пошевелиться, он упал.

Глава 2
«Темнота, непроглядная тьма. Меня нет. Я не существую? Стоп. Почему же я думаю, значит не все ещё не кончено? Я не умер?».
Дикая боль во всём теле ответила на его вопрос. Свет резанул глаза, он прищурился, силуэт над ним постепенно превратился в улыбающегося Акано.
- С возвращением, друг! Ты здорово напугал меня.
- Что произошло? Сколько я был в отключке?
- Тебя парализовало, один из дронов выстрелил тебе в спину, хорошо, что это были всего лишь учения, – Акано весело подмигнул. – Ты проспал несколько дней, даже странно, другие, кто испытал воздействие парализатора, очнулись в течении суток. На тебя повлияло сильнее, доктора не знают почему. Но главное ты очнулся, показатели в норме, так что тебя выпишут через несколько часов. А я могу со спокойной душой вернуться в отряд. В общем, жду тебя там.
- Подожди! Ты так просто уйдёшь, хотя бы поделись новостями, что произошло за эти несколько дней?
- Особых новостей нет, но меня назначили командовать нашим взводом, - Акано явно был доволен и показывал это всем своим видом. – Говорят, мы хорошо показали себя на учениях. Командование очень довольно. Есть ещё одна хорошая новость.
- Какая?
- Ты в моей команде и мой заместитель. Правда здорово?
- Здорово! - честно признался Егор.
- Хорошо! – Акано поднялся со стула, - мне пора, я и так сильно задержался, теперь влетит от Варкса. Несмотря на успех он жутко злой. Приходи в себя, жду тебя в отряде.
- Хорошо! Увидимся позже! – Егор сказал это тихо, его мысли ушли далеко. Не зная почему, но он искренне проникся к молодому карнийцу. Егор и помыслить не мог, что найдёт друга за миллионы световых лет от дома. Но, несмотря на это, чувство ностальгии его не оставляло. Слишком мало времени прошло. Столько эмоций сразу, это сильно повлияло на него. Похищение, другая планета, другой мир, военная база, он стал «заложником» в чуждом ему мире. Более того он стал солдатом и скорее всего попадет на войну. Не то чтобы Егор был трусом, но всего пару дней назад у него была совершенно иная жизнь, пусть не такая идеальная, как хотелось бы, но всё же не такая уж и плохая. Хорошая работа, друзья, девушка, с которой он только недавно познакомился, и которая ему понравилась, у них могло быть счастливое и прекрасное будущее, но его этого лишили, вырвали из родного дома. Нет, он должен во что бы то ни стало найти способ вернуться домой.
Тихий кашель оторвал Егора от раздумий и вернул к реальности. Перед собой он увидел пожилого мужчину. Он был высокого роста с гордой осанкой, серебристый цвет волос очень шёл ему. Зелёные, изумрудные глаза, казалось, пронзали Егора и видели всё, что твориться у него на душе. В его внешности было что-то величественное, что-то, что заставляло проникнуться уважением и почтением к этому человеку.
- Здравствуйте, Егор! – мужчина расплылся в доброжелательной улыбке. – Я смотрю, вам уже намного лучше? – продолжал он. – Но, всё же, спрошу, как ваше самочувствие? Всё ли устраивает вас?
- Да, - неуверенно и тихо сказал Егор, не ожидая от себя такой реакции, затем более твёрдым голосом добавил. – Всё хорошо!
- Это хорошо, - так ж доброжелательно сказал незнакомец. – Но мне показалось, что Вас что-то беспокоит? Я ведь прав? – незнакомец пристально смотрел в глаза Егору и, казалось, он словно читал его мысли.
- О чём это вы? – попытался уйти от неприятной темы Егор, но под взглядом незнакомца не смог удержатся и выпалил. – Вы правы, беспокоит. Мне кажется здесь мне не место.
- Что вы имеете ввиду?
- Мне бы не хотелось об этом говорить. Понимаете, это не совсем приятная тема.
- Нет, я решительно вас не понимаю. Расскажите, друг мой, что вас гложет? – голос был его столь доброжелателен и весь вид его как бы располагал к себе, что Егору было тяжело сдержаться и не рассказать ему всё, что его беспокоило.
- Кто вы такой? – спросил Егор незнакомца, подавив приступ откровения.
- О, совсем забыл. Прошу прощения за мою бестактность. Моё имя – Сарривал, правда оно вам ни о чём не скажет. Скажем так, я здесь по поручению одного высокопоставленного лица, который проявил к вам определённый интерес и желает стать вашим покровителем.
- Интерес? Покровителем? – задумчиво произнёс Егор, он решительно ничего не понимал. – Чем же я заслужил интерес к своей персоне, я ведь обычный человек?
- Да, конечно же обычный, но не совсем? Не так ли?
- Я вас не понимаю?
Сарривал перевёл дыхание и сказал:
- Мы с вами знаем, что ваш дом – Земля, - Егор открыл глаза от удивления, а Сарривал внимательно наблюдал за ним. – Планета, о которой почти никто не знает. Планета, которая не входит ни в один имперский реестр. Всё верно, мне известно, что вы появились здесь весьма странным образом и при странных обстоятельствах.
- Тогда вы знаете, что мне здесь не место!? – воскликнул Егор. – Я на чужой планете, за тысячи световых лет от дома и не имею ни малейшего понятия, как я здесь очутился. Меня привезли в какой-то учебный центр и сделали рекрутом, чтобы потом стать солдатом какой-то космической армии по чьей-то воле, или прихоти, или злой шутке.
- О, я вас прекрасно понимаю, дорогой мой. Но хочу внести несколько замечаний.  Во-первых, оказались вы здесь по своей воле.
Егор хотел было возразить, но его собеседник резко осёк его.
- Не перебивайте. Вот контракт с вашей подписью о том, что вы согласны вступить добровольцем в ряды армии Лории и пройти обучение в военном форте «Аркадия»,  – он показал Егору документ, который выглядел, как лист бумаги с одним лишь исключением, это была не бумага. Там и вправду была подпись Егора о его согласии участвовать в специальной программе по подготовке элитных военных отрядов.
- Я этого не подписывал. Я не помню такого.
- И всё же это не освобождает вас от выполнения условий контракта. Уговор дороже денег, так, кажется, говорят на Земле?
- Я не хочу в этом участвовать, верните меня на Землю.
- Боюсь, это не в моих силах. Даже император не может отменить контракт, который был заключён по всем законам и правилам. Послушайте, Егор, - он придвинулся ближе и придал своему голосу как можно больше добродушия, - я прекрасно вас понимаю, вы оказались далеко от дома в новом для вас мире, вам страшно и это нормально. Поверьте мне на слово, здешняя жизнь не так уж сильно отличается от земной, и вы скоро в этом убедитесь. Я знаю, тяжело вот так сразу поменять всю свою жизнь, я тоже проходил через подобное, но у вас нет другого выхода?
- Почему это? Я всегда могу сбежать.
- Не советую вам этого делать, мистер Зорин, - сказал незнакомец со стальными нотками в голосе. – Если вы нарушите контракт, то вас ждёт одно единственное наказание.
- Какое?
- Смерть. Не удивляйтесь, таковы законы военной службы. В армию вступают добровольно, и никто не может заставить вас это сделать. И если вы покинете военную службу до окончания контракта, то вас будут считать дезертиром и вне закона. Подумайте ещё вот над чем: допустим, вам удастся сбежать, вы покинете «Аркадию» и будете искать способ вернуться на Землю, а это можно сделать только одним единственным способом -  на специальном космическом корабле. Как вы будете им управлять, не зная основ управления подобными судами? В лучшем случае вы взорвёте корабль вместе с собой, в худшем вы затеряетесь в дальнем космосе и сойдёте сума, прежде чем умрёте от голода. Очень страшная и не благородная смерть. А пройдя службу в армии, вы не только сможете получить подобные навыки, но и вернётесь домой героем. И если вы посмотрите на всю эту ситуацию со стороны, то убедитесь, что служа в армии, вы защищаете не только Лорию, не только империю, но и свою родную планету и всех кто на ней живёт. К слову, в скором времени Земля станет частью империи. Так какую судьбу вы выбираете для себя?
- Но почему именно я? Есть миллионы землян, которые лучше меня, умнее, сильнее, есть люди, которые всю жизнь занимаются войной, они бы намного больше подошли для такого дела?
- Боюсь, мне это неизвестно, - несколько секунд он молчал, а потом добавил. – Признаю, что ваше появление здесь весьма и весьма странно и необычно. Но, как я уже сказал, никто не может отменить ваше согласие, вам придётся выполнить условия контракта.
Он закончил говорить и пристально посмотрел на Егора. Егор поник. Он не понимал, как он оказался в таком положении. Кто виноват во всём случившемся с ним? К сожалению, Сарривал не ответил на вопросы, а только прибавил новые. Как Егор оказался в Аркадии? Кто отдал приказ? Почему именно он? И наконец, кто его тайный покровитель, и что ему от него нужно?
Тем временем Сарривал сказал:
- Полагаю, я смог вас убедить не делать глупостей. Отдыхайте, силы вам понадобятся.
Егор впал в оцепенение, он не мог поверить в то, что только что услышал. Он хотел кричать, но ком в горле не позволял ему это сделать. Егор не видел выхода, кроме того, который предложил ему Сарривал. Ему придётся пройти обучение, чего бы это ни стоило, если он хочет попасть домой. Это был единственный выход, и, как правильно заметил Сарривал, если даже ему удастся сбежать, как он попадет на Землю? Не обладая знаниями и навыками жителей этой цивилизации, которые на тысячи лет опередили землян в своём развитии он не сможет даже покинуть город, не то что отправиться на корабле за тысячи световых лет к Земле.
Из оцепенения Егора вывел доктор, пришедший осмотреть его и подготовить к выписке. Через несколько минут, после ряда манипуляций и нескольких стандартных вопросов, доктор ушёл, а Егор откинулся на подушку и уснул. Спал он неспокойно, всё время ворочился, изредка выходя из дрёмы. Вопросы мучали его во сне, но он не мог ответить на них, он ничего не мог сделать.
Через несколько часов за ним приехала машина, которая должна была отвезти Егора в расположение роты.
После возвращения Егора в отряд для него начались трудные времена. Бесконечные тренировки на выносливость и силу, занятия по технике и вооружению, стрельбы, боевые единоборства и многое, многое другое. День за днём тренировки полностью выматывали его. Он и Акано посещали занятия, где обучали новинкам вооружения и техники, давали всевозможные знания по ним, также были занятия по тактике и стратегии ведения боя, как на земле, так и в воздухе. После всё отрабатывали на практике: управление летательными аппаратами, наземной техникой, обязательные для всех стрельбы. Егор попал в настоящий военный лагерь, армия на Земле по сравнению с ним была обычной базой отдыха. Он усердно учился, старался впитывать всё, что услышит и увидит, на всех занятиях отрабатывал до последнего. Он знал, что сможет попасть домой, только если овладеет новыми знаниями этой цивилизации. Он понимал, что единственный шанс для него – это окончить академию и получить назначение в какое-нибудь военное подразделение, ведь только в армии он сможет найти корабль, оснащённый двигателями для путешествий по галактике и в подпространстве.
Занятия давались ему очень тяжело. Многого он не понимал, но цель добраться домой придавала ему сил. Акано очень помогал Егору, они стали хорошими друзьями, много времени проводили вместе, вместе тренировались, вместе отдыхали. Однако из-за того, что Егор не знал многих основ современных наук и не обладал необходимым минимумом знаний, ему назначили индивидуальные занятия. На них его погружали в гипнотическое состояние, в котором с помощью специальной обучающей машины он изучал основы физики, химии, биологии и историю всех человеческих миров, составляющих империю. После каждого такого занятия Егор возвращался в свою комнату. У него ужасно болела голова, полученная информация всем потоком проплывала перед глазами, он плохо спал. Но с каждой новой порцией знаний эти ощущения становились менее болезненными. И, в конце концов, он взял под контроль свои чувства и эмоции, со временем он научился контролировать новую информацию.
Дни сменяли недели, недели месяцы. Тренировки становились всё изнурительней, теоретические занятия были не менее тяжелы. Время пребывания в академии перевалило за полгода, хотя Егору казалось, что прошла целая вечность.
- «Без отваги, усердия и целеустремлённости не видать вам победы», - любил повторять Варкс время от времени, когда полевые занятия давались особенно тяжело. Егор запомнил это выражение на всю жизнь.
В один из немногочисленных выходных, Егор с Акано решили выпить по стаканчику морсии, самому популярному местному напитку в баре, что находился недалеко от академии. По сути, здесь отдыхало половина той же академии, были и местные завсегдатаи. Как такового города здесь не было, лишь несколько построек разбросанных на площади в несколько квадратных километров. Парочка магазинов, несколько жилых домов, в которых жили семьи некоторых офицеров и гражданских чинов, работающих в академиях. Дома их были всего лишь в несколько этажей высотой, составляющие небольшой замкнутый дворик с небольшим сквером и детской площадкой. Дома были номинально огорожены небольшим забором, чтобы очертить так называемую зону комфорта для местных жителей, за который воспрещалось заходить рекрутам и другим лицам. Хотя, по сути, это место было одним из самых безопасных, так как на планету и без того было тяжело попасть, не говоря уже о том, чтобы можно было здесь прогуливаться чужаку и что-то вынюхивать и выискивать. Тем более территория постоянно патрулировалась отрядами военной полиции из академии. Магазины торговали разными мелочами, необходимыми в быту, но в то же время небольшими сувенирами из разных миров. Хотя бизнес этот, скорее всего, был не выгоден, так как курсанты академии не славились щедростью, а местные жители, семьи военных и служащих, были не столь многочисленны, что бы бизнес процветал.
Остальная же часть планеты была отдана военным, для проведения учений, тренировок и для других нужд академии. Одна огромная планеты являлась полигоном для военных. Имперские власти подошли к созданию Аркадии с масштабом и фантазией. Имея широкую фантазию, можно было соорудить нечто невероятное. И, надо отдать должное, руководство академии было весьма широких взглядов.
Место куда пришли Егор и Акано называлось "Гарона". В тот вечер они с Акано в очередной раз заказали по стаканчику морсии, которая на вкус напоминала отдалённо виски, хотя и не имела такого опьяняющего эффекта, скорее от неё просто приподнималось настроение, она немного расслабляла своим обжигающим теплом. Здесь не было напитков подобных земным, которые сносили крышу и превращали людей в животных, местные жители не знали, что такое похмелье, «сушняк» и прочие земные «прелести» от злоупотребления спиртными напитками. Они и не смогли бы этого узнать, маленькие нанороботы быстро выводили отравляющий организм алкоголь, как какую-то болезнь. Обычный вечер - это выпить по нескольку бокалов морсии или ещё какого-нибудь сладенького напитка, выкурить трубку с благовониями. Егор не стал проверять эти курительные смеси, но ему казалось, что они порой вызывали галлюцинации, судя по поведению тех, кто злоупотреблял. До чего смекалисты люди, когда им необходимо добиться совей цели, даже могут обойти программу нанороботов, чтобы расслабиться и уйти в небытие. Конечно, в империи знали, что такое алкоголь и на некоторых планетах это было достаточно распространённым продуктом. Ведь не все жители империи вживили мелких роботов в свой организм. Они называли это очищением, содержанием организма в чистоте, так как создали их Создатели Сущего. Это было своего рода движением или даже религией. Но когда дело доходило до болезней или эпидемий они не очень сопротивлялись лечению этими же нанороботами. Лишь самые яростные приверженцы этих идей отказывались от лечения. Никому в империи без его согласия не вживляли нанороботов – это было добровольным делом. Только военные, полицейские, чиновники и другие госслужащие подвергались обязательной нанитизации. Егора об этом даже никто не спросил, и он чувствовал себя немного обиженным. Акано вывел его из задумчивости:
- Думаю, ещё по стаканчику и отправимся домой, - подмигнул Акано. В военной форме академии он был похож на кадета из фантастического фильма. Хотя Егор и так как будто попал в подобный фильм.
 - Думаю, ещё по одной не повредит, - Егор задумчиво смотрел на полупустой стакан, сделал большой глоток и полностью выпил его содержимое. – Давай ещё!
К их столу подъехал дрон и моментально наполнил пустую тару.
- Скажи, Акано, - Егор был хмур, по виду было понятно, его что-то гложет и он никак не решится этим поделиться с другом. Но Акано терпеливо ждал и не торопил Егора, давая ему возможность собраться с духом.
- Тебе никогда не хотелось улететь так далеко, - продолжил Егор, - чтобы убежать от всего на свете, увидеть что-то новое, необычное, что-то невообразимое?
- Хотелось, - ответил Акано после небольшой паузы. – Собственно ради этого я и пошёл на службу в армию. Увидеть другие миры и звёзды, насладиться чудесами нашей галактики, посетить множество других планет, познакомиться с другими людьми, ну знаешь, не с теми, кто живёт на Карне, там-то я всё уже видел, а с людьми из других систем. А для всего этого либо необходимо быть состоятельным человеком, либо поступить на службу в армию. Собственно, я и здесь.
Он улыбнулся и опрокинул ещё один стаканчик морсии. Егор последовал его примеру.
- Ты что-то не весел сегодня? – сказал Акано. – Какая муха тебя укусила? Расслабься и получай удовольствие, выходных у нас ещё долго не будет. Вон смотри, - Акано показал куда-то вглубь зала. Егор устремил взгляд в том направлении куда указывал его друг и увидел за небольшим столиком двух симпатичных девушек, в курсантской форме. – Давай подойдём к ним.
- Иногда я скучаю по дому, - сказал Егор.
- Это нормально! Я тоже скучаю.
- Нет, ты не понял. Раньше, в детстве я мечтал о том, чтобы со мной случилось что-то необчное, загадочное. Я хотел увидеть звёзды, другие планеты, другие миры, хотел познать все чудса галактики и вселенной. Честно, это было моей потаённой мечтой. Когда я стал старше – это ушло, появились другие заботы, проблемы, желания, радости, но я всё равно чувствовал в глубине души, что тяга к неизведанному, далёкому космосу во мне осталась. Я отбрасывал эти мысли далеко в своё подсознание и старался не думать об этом. Время шло: школа, университет, армия, работа, друзья, девушки – всё это затмевало мой внутренний голос. Теперь я это понимаю, как никогда, теперь всё видеться ясно и без каких-либо помех. Сейчас я смотрю на всё новыми глазами, - Егор посмотрел на своего друга и увидел в его глазах непонимание или беспокойство и поспешил добавить. – Я к чему всё это говорю… Когда я очутился здесь у меня совершенно не было страха. Да, да я его не почувствовал лишь небольшое беспокойство и волнение перед чем-то новым, иным. И сейчас, прожив всё это время вдали от Земли я не чувствую, что скучаю по ней. Конечно, я хочу увидеть своих близких: родных и друзей, но по Земле я не скучаю.
- И тебя беспокоит, что ты не испытываешь тех чувств, которые должен был бы? Ты это хочешь сказать?
- Да, - тихо произнёс Егор. – Все нормальные люди скучают по своей родной планете, по своей колыбели. Со мнй этого не происходит и мне кажется это не нормальнм?
- Ха-ха-ха! – Акано громко засмеялся. – Друг, по-моему ты сам себя загоняешь в тупик. Ты смотришь на других и думаешь, что они нормальные раз испытывают какие-то там высокие чувства по отношению к своим родным планетам.
- Ты вот сам весь мозг мне вынес, рассказывая о Карне, о твоём доме.
- А ты почти ничего не рассказал, - парировал Акано, - хотя, я и не требовал от тебя этого, добавил он после паузы.
- Не знаю, мне нечего рассказать. Всё, что я считал интересным я рассказал, а остальное не так важно.
- Позволь не согласиться с тобой. Твоя Земля абсолютно новый мир, неизвестный никому, кроме нас с тобой…
- И ещё нескольким людям, - перебил Егор Акано и многозначительно посмотрел на него. Он рассказал ему всё, что услышал от Сарривала и с тех пор они дали друг другу обещание, что постараются быть всегда начеку, и если что-то станет известно о том кто стоял за появлением Егора Аркадии, то они непременно получат эту информацию.
- Ну это тоже конечно, но я не о том. Я хочу сказать, что любой другой мир, входящий в империю описан, исследован, о нём можно прочитать множество разных трудов, написанные различными учёными, которые жутко этим гордятся. Тысячи планет, населённые людьми описаны и занесены в общий галактический реестр и каждый, кто мало мальски знаком с компьютером, сможет узнать всю подробную информацию. Но в твоём случае, ты представь, что среди сотни миллиардов людей ты единственный представитель совершенно нового мира, ты уникален, ты единственный кто может поведать о своей замечательной планете.
- Вообще-то это не совсем так. Землян уже восемь миллиардов, - Егор улыбнулся, ему нравилось подтрунивать и передёргивать слова друга. Но Акано не обратил внимания на его замечание и продолжал.
- Так или иначе есть в этом, я уверен, какой-то тайный смысл, что именно ты попал сюда. Пусть нам неизвестен этот тайный игрок, но не стоит останавливаться не стоит зацикливаться на чём-то несущественном. Нам надо продолжать идти вперёд и рано или поздно мы скоро узнаем истину.
- Я отвлёкся, - сказал Акано и продолжил. – Я хотел сказать, что ты бы мог рассказать мне много интересного о своей планете, как там устроена жизнь, как вы развлекаетесь, что вам интересно, что нет. В конце концов какие у вас девушки и отношения между ними и мужчинами. Да и скажу тебе друг, новых человеческих миров уже не открывали тысячи лет и твоя планета несомненно самый невероятный феномен за все эти годы.
Акано перевёл дух и выпил ещё стакан сладкой, расслабляющей жидкости. Егор сидел и осмысливал слова друга.
- Когда-нибудь я тебе расскажу, а если удастся, то и покажу.
- Договорились, - сказал Акано и звонко засмеялся. Егор последовал его примеру.
- Смотри, - Акано нагнулся над ухом Егора и прошептал, - вон там пара девчонок уже минут десять не сводят с нас глаз, мне кажется сегодня будет отличный вечер.
Недалеко от них за столиком сидела пара симпатичных девушек, они болтали между собой, изредка поглядывая на друзей и мило хихикали и бросали в их сторону многозначительные взгляды. Одеты были они в синюю форму рекрутов, опознавательные знаки говорили, что они принадлежали к войскам связи. Форма была им обеим к лицу и подчёркивала точёные фигурки, придавая им ещё более сексуальный вид в глазах Егора и Акано. Обе они были довольно милыми и симпатичными. Светлые волосы девушек были затянуты сзади в хвостик, как требовал того устав. Высокие скулы, ярко-зелёные глаза, прямые носы и длинные шеи, немного длиннее, чем привык видеть у людей Егор, выдавали в них представительниц Гедерата. Это был пятый по счёту мир, вошедший в состав Империи. Собственно, каждый мир был чем-то примечател и Гедерат не был исключением. В истории это мир был известен тем, что именно здесь произошла революция в создании искусственного интеллекта. Многочисленные виды роботов и дронов были придуманы и созданы именно гедератцами. Но позже история наказала этих гордых роботостроителей. Егор помнил лишь общие исторические справки, которые он успел изучить по каждому из миров. Знал он, что была война и произошёл какой-то сбой в созданной гедератцами системе ИИ. Погибло много людей и Только Лория смогла предотвратить полное уничтожение этого мира, придя на помощь гедератцам. Тогдашний император привёз с собой необычное оружие, которое смогло уничтожить главный управляющий ИИ на Гедерате, что и положило конец войне между машинами и людьми. Собственно, после этого Гедерат вошёл в состав империи. Однако, произошедшие события не остановили их страсть к роботостроению, и они продолжали работу в этом направлении, конечно, теперь в каждую созданную ими программу ИИ были вписаны совершенно иные протоколы, которые не давали никакой возможности повторению тех далёких событий. Сейчас их разработки находятся почти каждом межзвёздном корабле. ИИ управляет полётами в гиперпространстве и проводит невероятно сложные расчёты для этого за считанные минуты. До вхождения Гедерата в состав империи, расчёты для преодоления гипперпространства занимали часы, а иногда и дни.
Сейчас это было неважно, так как Акано уже брал в руки несколько бокалов с коктейлями, которые пестрили всеми цветами радуги, и направился к столику девушек, попутно подтолкнув Егора. Егор поплёлся за ним, но в этот вечер им не суждено было познакомится с очаровательными подружками.
Когда друзья были уже на полпути к своей цели, дорогу им преградило несколько рослых парней.
- Кого я вижу! Наши могучие карнийцы Асиано и.. – здоровяк посмотрел на Егора, - его друг Ехор,  -  он специально коверкал их имена, думал, что так можно разозлить друзей.
- Что, немножечко морсии захотелось? – продолжал здоровяк.
Барико Осмус молдоланин с планеты Молдолан, хотя некоторые их называют молдолианцы. Впрочем никто так и не выяснил как правильно произносить название их народа, поэтому каждый говорил так, как ему было удобно. В недавнем занятии на тактическое ведение боя Акано разбил молдоланина в пух и прах, с тех пор Барико затаил обиду.  Для молдоланцев это было свойственно, они не могли стерпеть поражение, это на генетическом уровне было заложено в них – всё время стремиться к победе. И после поражения они должны были во чтобы то ни стало взять реванш.
- Барико, не нарывайся, мы отдыхаем, оставим обиды в прошлом, - Акано решил дипломатично сгладить обстановку, но двое здоровенных друзей молдоланина, которые припёрлись с Барико уже заняли позиции по сторонам от Егора и Акано, готовые атаковать.
- Ты сжульничал, ты не должен был победить, ты действовал не по правилам и ввёл в бой резерв, который не разрешалось трогать.
- Я сыграл честно! - Акано оскалился, - в войне и в бою правил нет, и пора бы тебе это уяснить. Враг не будет соблюдать правила, и не будет ждать, пока ты сообразишь, что делать. В войне нет ни благородства, ни романтики, ни красоты - это хаос и разрушения и чем раньше ты это осознаешь, тем быстрее научишься эффективно действовать, быстро и правильно использовать имеющиеся у тебя ресурсы и людей.
- Пусть так, - не сдавался Барико, - но мы не на войне и были правила, и ты их нарушил, и тебе присудили победу, тем самым ты оскорбил меня и мой род! Давайте ребята!
Двое верзил кинулось на Акано, но один споткнулся об стул, Егор успел среагировать и бросил соседний стул под ноги одному из них, стулом из под себя он обрушил удар на Барико, не совсем честно, но молдоланин был намного сильнее и выбора не было. Однако, этот приём не принёс особого эффекта, Барико быстро оправился и кинулся на Егора. Удар, ещё удар - Егор то и дело успевал уходить от ударов в сторону, но один всё же достиг цели. Он как подкошенный свалился на землю, в это время двое других заломали руки Акано, к нему-то и направился Барико. В этот момент что-то тяжелое свалилось на голову одного из верзил, второй через мгновение тоже упал. Из глубины зала вышло трое рекрутов из отряда Егора:
- Ну где это виданно?, - говорил здоровяк Каст Плинус, - трое против двух, вам должно быть стыдно, не хотите найти соперников по силам?
- Не вмешивайтесь – это наше дело, вас это не касается. - Барико ещё сильнее разозлился, злость исказила его лицо до неузнаваемости, он был больше похож на какого-то монстра, чем на человека.
- Ты ошибаешься, они из моего отряда и если кто и будет их избивать, то это будем мы с парнями, а вам пора домой.
Пока Каст и Барико вели свою перепалку, с двух сторон собралось уже человек по пятнадцать. У всех зашкаливал адреналин. Драка началась неожиданно, в один миг все накинулись друг на друга, Акано и Егор не отставали от всех и приняли самое активное участие. Но длилось это не долго, кто-то из постояльцев вызвал патруль, который прибыл через несколько минут и успокоил всех оглушающими зарядами.
Задерживать никого не стали, решили не поднимать шумиху и разогнали всех по отрядам. По пути в расположение Каст подошёл к ребятам:
- А вы не робкого десятка, парни, - он улыбался, его большое красивое лицо излучало радушие. - Я и раньше знал, что вы карнийцы больные на голову, но что бы дать отпор трём здоровенным молдоланцам, находясь в численном меньшинстве – это достойно уважения. Правда теперь вам придётся оглядываться по сторонам, Барико не прощает обид. Каст Плинус, - он протянул руку, Акано сделал то же самое, они перехватили руки друг друга чуть ниже локтя, такое приветствие было принято в Лории - Справа, - продолжал он, - Дрейк Келлар, слева – Добр Сайтек, - представил он своих собратьев.
- Я Акано Тэйл, а это мой друг – Егор Зорин.
- Егор Зорин, - представился Егор. И обменялся с новыми знакомыми рукопожатиями.
Плинус и двое других были с планеты Варна одна из ближайших, как оказалось, к Земле, Егор узнал это уже после, на занятиях по изучению всех известных цивилизаций населяющих нашу галактику, а в тот момент он чувствовал расположение к этим ребятам и даже уважение. Однако, Акано был немного напряжён - в прошлом между их народами было много разногласий, и с течением времени мало, что изменилось. Но сейчас было не до прошлых обид, они были в одном отряде, и Акано пришлось проглотить свою неприязнь.
Позже Каст, Дрейк и Добр влились в их команду. Акано попросил Варкса перевести их. Вскоре после этого они стали лучшей командой в академии, с блеском выполняли поставленные задачи, действовали слажено, понимая друг друга с полуслова. Каст оказался неплохим инженером и мог смастерить всё что угодно. Дрейк был специалистом по работе с взрывчаткой, если была необходимость, он мог сделать большой «бум» или маленький, но точно направленный взрыв. Казалось, он только этим и жил. Дарко же был гением в программировании и в работе с различного рода электроникой. Благодаря своим навыкам и умениям, они смогли добиться успеха в академии, и навсегда занести свои имена в список лучших выпускников.
Странно, но со временем Егор почти забыл, что когда-то жил совсем другой жизнью. Он так привык к этой своей новой жизни, что жизнь на Земле казалась ему давно забытым сном. Новые друзья, новая жизнь, перед ним, в прямом смысле, была открыта вся галактика. Лишь изредка ностальгия по родным и друзьям, брала верх. Ему хотелось увидеться с ними, обнять мать и отца, повидатся с близкими друзьями, теми, кто так радостно и беззабоотно жили на Земле. Как ни крути там была его Родина, его дом, поэтому эти небольшие «приступы» ностальгии продолжали его посещать. Но они так же быстро уходили и сменялись хорошим настроем, когда друзья встречались в очередной раз  Гароне.
Несколько месяцев их группа занимала лидирующие позиции в академии. Все задания были им по плечу. Они с блеском прошли все испытания. Конечно, кое-кто не выдерживал такого напряжения и его переводили в другой отряд, но Егор держался молодцом, Акано его поддерживал и помогал. Оставалось всего несколько недель до того, как они сдадут последний экзамен и закончат обучение в академии. Но произошло нечто…

Глава 3
- Вы находитесь на звездолёте «Брустар».
Это первое, что услышал Егор. Голова немного болела, на глазах была пелена, голос продолжал:
- Вы все выбраны для выполнения особого задания генерала Айберона, командующего армией Лории, так что живо поднимайтесь, приводите себя в порядок и следуйте за мной.
Офицер звездолёта осмотрел всех, кто находился в отсеке, люди понемногу приходили в себя, поднимались на ноги, в их глазах читался немой вопрос. Егор был уверен, что на его лице и в его глазах был тот же вопрос. Но прежде чем кто-то успел открыть рот, офицер нахмурил брови, едва заметно покачал головой, давая понять, что ни на какие вопросы отвечать не будет. Здесь было человек восемь, каждый не понимал, что происходит, но все послушно поднялись на ноги.
Несколько минут спустя все шли по длинному коридору за офицером. Эта процессия двигалась молча, встречая по пути снующих туда-сюда техников и другой обслуживающий персонал корабля. В воздухе витала какая-то нервозность. То, как они попали на этот корабль, секретность, молчание сопровождающего офицера, возрастающее напряжение его «коллег по несчастью», всё это давило на Егора, он чувствовал, как тревога растёт в нём. «Соберись», - думал он про себя, – «не будь тряпкой. Где же Акано и остальные?».
С этими мыслями Егор вместе с группой подошёл к двери. За ней он увидел большое круглое помещение, вдоль стен, которого были кресла. Посреди комнаты был такой же формы стол, вокруг которого так же были расположены специальные кресла. Большая часть мест у стен была занята, вероятно, они все так же попали сюда, как и Егор – это он видел по их лицам, большинство из них он видел впервые, но в дальней части комнаты он заметил сидящих с серьёзным видом свою команду во главе с Акано. Егор вздохнул с облегчением. Еле заметно улыбнулся, но не подал вида, что рад встрече с друзьями, а сохранил серьёзность, которая тяжёлым грузом ниспадала на плечи всех присутствующих. Пожалуй, напряжение было во много раз сильнее, чем то, которое он ощущал раньше. Егор часто доверялся своим чувствам и ощущениям, он называл это интуицией, и она часто спасала его и не давала попасть во многие неприятности. И сейчас он спокойно прошёл на указанное ему место и стал ждать продолжения всех этих непонятных событий. Егор опустился в свободное кресло, которое моментально приняло форму его тела. Его глаза встретились с Акано, тот был мрачен, в глазах читалась тревога. Впервые он видел друга таким серьёзным и сосредоточенным.
- Итак, все в сборе! - сказал грозного вида полковник. - Можем начинать!
Посреди стола появилось изображение человека. На вид ему было лет сорок, не больше, коротко остриженные волосы, чуть подёрнутые сединой, пронзающий взгляд изумрудных глаз, крепко сжатые узкие губы, волевой подбородок. В этом человеке чувствовалась сила и сильная воля. Как оказалось - это был сам генерал Айберон. Ходили слухи, что он находился на дальних границах Лории, где лично руководил созданием оборонительных рубежей границ империи. И сейчас, по межгалактическому, импульсному радиоварту, вышел на связь с собравшимися офицерами. Связь была устроена таким образом, что казалось, будто генерал находится вместе с ними в одной комнате:
- Господа! - начал генерал, - ситуация критическая! До всех вас, разумеется, доходили слухи о том, что произошло в дальних колониях, сразу хочу сказать, что все они правдивы, и даже больше, реальность во много раз ужаснее.
Голос генерала звучал твёрдо и уверенно, в нём чувствовался истинный лидер, привыкший брать любую ситуацию под свой контроль. Человек, который привык отдавать приказы, и который не боялся ответственности. Сильный, уверенный в себе, чья воля управляла всеми силами Империи.
- Мы потеряли связь с колонией на планете, - он посмотрел в специальное устройство,  - 3504А790137. Неофициальное название – Пиалия, - подытожил он. –  Как и при каких обстоятельствах, нам точно не известно. Несколько уцелевших при этих атаках не смогли рассказать, что же произошло на самом деле, есть лишь сумбурные показания выживших и несколько обрывочных фрагментов видеозаписи, которые мало, что проясняют. Точно известно лишь одно - противник применил оружие массового поражения невиданной, до сегодняшнего дня, силы.
Он замолчал, в комнате повисла гробовая тишина. Егору показалось, что генерал смотрел прямо на него, его взгляд был пристальным, всепроникающим, тяжелым. Егор невольно направил свои глаза в пол. Хотя он знал, что так устроена передача изображения, как будто собеседник на другом конце смотрит именно на тебя, и что это всего лишь оптический обман, достижение технологий.
- Всех вас здесь собрали с единственной целью: выяснить, что на самом деле произошло в наших дальних колониях, выяснить всё возможное об этом таинственном оружии и о планах нашего противника. Вы единственные во всей империи будете посвящены в детали предстоящей операции. Помните господа, всё, о чём вы узнаете в этой комнате должно храниться в полной секретности. Да помогут нам Создатели Сущего.
В следующее мгновение генерал растворился прямо в воздухе.
- Все вы слышали слова генерала. Всё, что вы узнаете не должно выйти за пределы этой комнаты, - старший офицер Меридок Бойл осмотрел всех присутствующих.
- Перед вами, - продолжил Бойл, - все данные, которые нам известны о случившемся в колониях, показания свидетелей и видеозаписи. Прошу ознакомиться с ними.
Перед каждым из присутствующих в воздухе высветился небольшой экран, проекция, на которой отображалась информация. Все начали внимательно изучать содержимое. Егор не стал исключением, он вставил небольшой наушник в ухо и погрузился в изучение файлов. В сообщениях  выживших, говорилось на один манер, что ничего не предвещало нападения. Был обычный день, основным занятием жителей колонии было расширение границ поселения, постройка новых домов для следующей волны поселенцев, а так же, добычи ксенила, важнейшего элемента во всей вселенной, единственного который даёт достаточно энергии для работы гиперпространственных двигателей, с помощью которых возможны путешествия в дальние части галактики.
Люди говорили о какой-то яркой вспышке света и хлопке, после чего все вокруг начинали просто растворяться в воздухе. Некоторые говорили, что видели какой-то огромный корабль незадолго до трагедии. А кто-то вообще ничего не видел, а слышал только душераздирающие крики людей. Видеозаписи тоже ничего не проясняли, они был отрывочны и несвязны между собой, каждая не более нескольких секунд. Вот на одной показался силуэт какого-то воздушного судна, отдалённо напоминающий тот, который описывали очевидцы. На других были видны бегущие и кричащие люди, но разобрать какие-либо детали было невозможно, а также общие планы поселения до инцидента.
«Хрень какая-то», - подумал Егор. -  «Ничего непонятно. Почему записи такие странные? Почему ничего не сохранилось? Для чего кому-то было необходимо применять такое оружие на таком небольшом поселении? Если это была демонстрация, то какая-то не впечатляющая, в смысле несколько тысяч погибших на отдалённой колонии. Нет тут что-то не так».
Егор обратил внимание, что старший офицер поднялся со своего места, тяжело вздохнул и сказал:
- Господа, теперь, когда вы ознакомились со всеми материалами этого дела, позвольте перейти к деталям.
Старший офицер говорил спокойно, без эмоций, в нём чувствовался истинный военный, который не привык зря сотрясать воздух.
-  Группа в составе нескольких взводов, отправится в колонию, где произошёл инцидент. Ваша задача выяснить всё возможное о том, что произошло на этих планетах, необходимо провести всевозможные исследования окружающей среды, для этого с командой полетит группа учёных. Для того, чтобы исключить некоторые гипотезы на месте и для забора образцов с поверхности планеты.
В центре комнаты на большом экране, как раз там, где недавно был образ генерала, высвечивалась вся информация, о которой говорил офицер.
- Итак, - подытожил он, - теперь вы ознакомлены с деталями операции. Прошу всех проследовать к кораблю и начать подготовку к полёту, руководителей группы попрошу задержаться на несколько минут.
Егор вместе со всеми поднялся и вышел из помещения. Их отвели к транспорту, несколько электромагнитных платформ, которые резво передвигались по коридорам корабля. Усевшись, по пять-шесть человек они добрались до взлётной палубы.
«Брустар» был одним из самых больших крейсеров галактического флота Лории. Его размеры впечатляли даже самых видавших виды воинов. Голова Егора вертелась в разные стороны, он, конечно же, многое узнал и увидел то, что обычному землянину и не снилось, но здесь было всё как в его любимых фантастических рассказах и фильмах. В детстве он просто взахлёб читал фантастические романы, смотрел всевозможные фильмы, так же увлекался и научными трудами, и передачами об устройстве вселенной, галактик, всего вокруг. Он мечтал попасть в такое вот приключение, мечтал увидеть другие планеты, другие миры, мечтал постичь тайны и загадки вселенной. И теперь он здесь. Перед ним открываются эти возможности, его мечты начинают сбываться, но он почему-то не чувствовал ни удовлетворения, ни благоговения как в детстве, ни даже радости от того, что он видит это всё собственными глазами, лишь какое-то чувство напряжённости преследовало его с тех пор как он очнулся на этом корабле.
И всё же «Брустар» смог ненамного отогнать эти мысли, его впечатляющие размеры не давали Егору сосредоточиться на чём-то ином. Взлётная палуба корабля по первым его оценкам была величиной с земной аэропорт. Здесь были расположены сотни, нет - тысячи летательных аппаратов, как от небольших истребителей, до внушительных размеров крейсерских челноков, способных самостоятельно совершать перелёты внутри галактики.
Их корабль стоял в центре всего этого великолепия. Вокруг него бегали техники и готовили в свой первый полёт, они проверяли каждую деталь, каждый узел корабля. Одновременно велась погрузка и оснащение всем необходимым: запасами воздуха и еды, топлива, оружия, а также велась погрузка чего-то странного и непонятного для Егора, вероятнее всего какого-то научного оборудования. Вокруг контейнеров и ящиков возбуждённо бегала молоденькая девушка. Егор сразу заметил её. Она была прекрасна. Обтягивающий красно-чёрный комбинезон подчёркивал её идеальную фигуру, светлые, почти белоснежные волосы были затянуты в тугой пучок.
- Осторожнее! Я прошу Вас быть предельно аккуратными - это очень чувствительное оборудование.
Первое, что услышал Егор из её прекрасных и уст. В тот же миг она обернулась и посмотрела в сторону их группы. Егор встретился с ней взглядом. Лишь на мгновение она задержала на нём своё внимание, но этого было достаточно для того чтобы его сердце забилось с бешеной скоростью. Её голубые глаза разожгли в нем давно забытые инстинкты и чувства.
Он смотрел в её ослепительно голубые глаза, непонятные чувства просыпались в нём, голова затуманилась, мысли были только о ней, о её глазах, о её гладкой белоснежной коже, о тонкой талии, а её ангельский голос... Егор провалился в омут своих мыслей, вокруг не было ничего, она стала всей вселенной.
- Егор! Егор! - Акано тряс его за плечи.
- А! Что?
- Егор с тобой всё в порядке? Ты как будто оглох?
- Да всё хорошо, я просто задумался, - он посмотрел на Акано и продолжил,- всё навалилось просто сразу, вот и...
- Ну, ясно! Ладно, давай собираться нас ждёт долгое путешествие.
Он поднялся на борт корабля и начал осматривать оборудование, грузившееся на него. Это помогло немного отвлечься.
Следующие несколько часов прошли в полной суматохе. Погрузка вооружения и различного оборудования, размещение команды в жилых отсеках, проверка готовности к полёту, знакомство с членами экипажа и командой. Несколько раз Егор сталкивался с прекрасной незнакомкой в разных отсеках корабля, она одаривала его взглядом своих голубых глаз и один раз даже улыбнулась, обнажив коралловые зубки. Каждый раз, оказываясь с ней рядом, Егора охватывало одновременно волнение, робость и немного страха, нет не того, который испытывают, находясь между Сциллой и Харибдой, немного страха, который юнец испытывает перед шикарной красоткой. Для него это было не характерно, в свои двадцать шесть лет он имел большой опыт общения с противоположным полом, как с отвязными стервами, так и с простыми девчушками. Нет, он не был ходоком, даже скорее наоборот был однолюбом, но, всё же, в этом плане жизнь его не обделила. И вот теперь, стоя перед ней и в очередной раз, наблюдая улыбку на её прекрасном лице, он не мог и не знал, как завести разговор.
- Привет! - сказала она, подойдя к нему. - Со мной что-то не так?
Её ангельский голосок всё ещё звучал у него в ушах, он не мог думать и не знал, что ей ответить.
- Что? В смысле? - наконец выдавил он из себя.
- Ты так пристально меня разглядываешь, как будто бы у меня что-то не так с одеждой или с лицом?
- Нет, всё хорошо! Ты прекрасна! - выпалил он.
Они стояли в одном из коридоров корабля, лицо Егора налилось краской, он был похож на раскалённый чайник, готовый взорваться в любую секунду.
- Расслабься парень, - она засмеялась, - ты на помидор похож!
Её звонкий смех заполнил весь отсек. Егор мог бы слушать его вечно, так живо и по земноу он звучал. Это напомнило ему дом, шумные компании, праздники, веселье, когда смех и радость наполняли тебя, когда чувство безмятежности охватывало всех вокруг, когда не существовало проблем. Здесь же в чужом мире всё подчинялось закону и логике и с самого младенчества эти принципы прививались всем без исключения. И слышать сейчас её смех было, как бальзам на душу, он пробудил в нём самые нежные и приятные воспоминания о доме.
- Меня зовут Алайна! - продолжила она, после того как отдышалась.
- Егор!
- Странное имя! Откуда ты? Ты явно не с Лории. Ты отличаешься от этих снобов. - продолжила она.
- Вряд ли ты знаешь.
- И всё же? - настаивала Алайна.
- Я с Земли!
Егор взглянул в её глаза. Он просто не смог соврать ей, несмотря на то, что они с Акано условились, что будут говорить всем о карнийском происхождении Егора.
- Да ты прав. Никогда раньше не слышала этого названия. Это странно, я достаточно хорошо знаю открытые миры и их системы. Может, ты меня разыгрываешь?
Она пристально посмотрела на него, как будто пыталась прочитать его мысли. К счастью Егора Алайна была карнийкой с той же планеты, что и Акано, а там люди ещё не научились проникать в мысли других. Наступило неловкое молчание. Они смотрели друг на друга. Алайна ждала ответа, но Егор совсем не мог придумать, что же ей сказать, он боялся показаться глупым и не интересным.
- Нет, не разыгрываю, - наконец выдавил он. - Моя планета открыта совсем недавно, так что не переживайте за свои знания, она ещё не внесена в реестры и тем более не входит в состав империи.
- Недавно говоришь? Это ещё страннее, - в глазах её было удивление.
- Обычно людей с планет не входящих в состав империи не призывают на службу в армии. Это противоречит закону Джейла. Должно пройти много времени в изучении традиций, обычаев новой цивилизации. Определяется уровень и этап её развития. Изучаются биологические и генетические особенности живущих на планете людей, животный мир, флора. Происхождение планетарной системы и её геология. Проводится анализ языка цивилизации и ещё многое, многое другое, прежде чем установится первый контакт. А тут ты с неизвестной планеты и уже воин империи - это очень странно. Наверное, ты очень необычный человек?
- Я не знаю, что на это ответить. Я ничего этого не знал. Просто воля случая и я здесь, на этом корабле.
- Я не верю в случайности, - парировала Алайна.
- А во что вы верите?
- Алайна!
Молодой человек возник за спиной девушки. Он с неприязнью посмотрел в сторону Егора и продолжил:
- Алайна вот ты где! Что ты здесь делаешь?
- О! Сеймур! - воскликнула девушка. - Ты напугал меня! Нельзя так подкрадываться, где твои манеры? - Алайна надула губки и с укором посмотрела на него.
- Ты не ответила на мой вопрос. Сколько можно повторять, чтобы ты не разгуливала по кораблю просто так, у нас много работы.
- Прости, я просто заболталась с Егором. О! Кстати! Сеймур - это Егор! Егор это мой жених Сеймур.
- Егор Зорин, - он выставил руку вперёд.
- Сеймур Квилинс, - ответил парень. Он посмотрел на выставленную руку, затем обратился к девушке, словно, не замечая его жеста. - Нам пора идти, готовы анализы образцов, - он взял её под руку и уволок за собой.
- До свидания, Егор! - сказала Алайна, увлекаемая своим женихом, потом добавила. - Ты не смеешь так обращаться с людьми это невежливо, я думала ты далёк от этих предрассудков.
- Ты не должна была с ним говорить он из касты военных, мы не должны с ними общаться, ты всегда была взбалмошной и не соблюдала прав....
Это последнее, что услышал Егор, прежде чем парочка исчезла из виду.
«Жених. Этого стоило ожидать!» - подумал он про себя. Слишком самонадеянно было думать, что такая девушка была свободна. Это так же как с Олей: молодая, красивая, обворожительная девушка. Красивая фигура, длинные шелковистые волосы, нежный приятный голосок, притягательные, манящие, чувственные губы, а глаза смотрят прямо в душу, в таких глазах сразу же хочется раствориться. Всё в ней говорило о том, что она та самая, что она единственная и вот когда счастье было так близко, когда мысли унесли его в их будущее, наполненное любовью, страстью, негой, самой жизнью - оказалось, что она уже замужем и уже давно счастлива в браке. Когда всё рухнуло, Егору было очень трудно пережить такой поворот событий. Он тогда разочаровался во всём мире, в себе и во всех вокруг. Вот и сейчас это слово - жених, всколыхнуло давно забытые чувства поражения и утраты. Нельзя было надеяться, что она была свободна, что она была для него, нет, что они были друг для друга.
Конечно, умом он понимал, что нельзя было влюбляться в неё, нельзя было поддаваться чувствам, но сердце кричало – вот она, вот твоя судьба, это твоя половинка...
- Не расстраивайся!
-Что?
Акано подошёл к нему:
- Не расстраивайся, говорю. Они же учёные, своя отдельная каста, они живут в своём мире и к другим всегда относятся высокомерно, мы уже давно привыкли к этому. Я слышал конец вашего разговора и видел, как ты смотрел на неё. Не стоит разочаровываться, в их касте не приняты отношения с другими, всё строго и все семьи формируются только внутри своей касты. Так сложилось исторически, традиции, так что советую забыть о ней, и вообще не думай сейчас о любви, сосредоточься на задании. Пошли со мной, покажу тебе новые игрушки.
- Почему со мной всегда так происходит? Только понравилась девушка либо уже занята, либо… Дома почти всегда так было, и здесь такая же история. За что мне всё это?
- Ты принимаешь всё близко к сердцу, расслабься, не стоит заострять на этом внимание, относись проще к этому, тебе надо найти какую-нибудь дамочку, покувыркаться с ней ночку, другую и вся эта ерунда пройдёт.
- Да в том то и дело, что не проходит, я пробовал, ну не могу я без любви, без чувств, не получается у меня, вернее получается, но противно мне, не по-человечески это. Да и по натуре однолюб я. Вот в этом вся беда. Давай не будем об этом, как-нибудь разберусь, не в первой. Пойдём, куда ты там меня звал? - Егор направился в оружейную вместе с другом.
- Ну, вот они! Биомеханические доспехи для каждого из нас. Вот инструкция -  ознакомься, и можешь приступать к тренировкам, ребята уже вовсю осваивают их. Скажу только, что принцип такой же, как и со всем остальным оружием – наноботы помогут тебе управлять этими доспехами. Думаю, ты быстро разберёшься. Они похожи на те, которые мы использовали в Аркадии, но только во много раз лучше. – Акано улыбнулся, в глазах его горел огонёк. – Нам повезло, эти доспехи редкость. Лишь самые элитные спецгруппы используют их. Если их нам выдали, значит – наше задание намного важнее, чем я думал. Впрочем, любое задание важно и не стоит делать исключений или расслабляться, для нас это непозволительная роскошь. Но знаешь, как думают люди: «всего лишь сопровождать груз», «да охранять какую-то шишку»; таких мыслей нельзя допускать ни на одном из заданий, иначе тебя ждёт провал. Но мы не на обычном задании и нам необходимо держать ухо в остро. Ты меня понимаешь? Смотри в оба, мой друг, и всё будет хорошо.
Акано говорил и говорил, казалось, всю эту тираду он произносит в пустоту, куда-то вдаль, но он знал, что Егор слушает его внимательно, а Егор, в свою очередь, знал, что слова друга не просто звук и не стоит их никогда игнорировать. Взаимопонимание друзей достигло апогея, каждый жест, каждый взгляд, каждое слово – всё имело своё значение, и друзья это очень хорошо понимали. Отчасти именно такое взаимопонимание друг друга давало им преимущество над другими.
Облачившись в доспехи, пока Акано произносил свою речь, Егор прошёл в специальный отсек для тренировок. Биомеханические доспехи были своего рода усилителем возможностей пользователя. Он увеличивал силу и скорость, его интерфейс был синхронизирован с нанороботами пользователя, причём для каждого индивидуально, что давало возможность по максимуму использовать все резервы человека. В бою подобные технологии давали огромное преимущество. Когда он надел их, то не почувствовал ни тяжести, ни неудобства. Они сели практически как вторая кожа. Да и доспехами их было трудно назвать, это скорее был костюм, на рукавах которого находилось вооружение, на ногах специальная обувь, оборудованная несколькими гравитационными двигателями, дающими возможность совершать прыжки на огромные расстояния. Кроме того, на спине были специальные крепления для крыльев, но сейчас они были не нужны и их оставили в оружейной. Доспехами их можно было назвать только из-за мощного, повторяющего все изгибы человеческого тела, экзоскелета. Он был выполнен настолько изящно, что практически не ощущался пользователем. Повторяя каждую складку Егора – экзоскелет, основная его часть, покоился вдоль позвоночника, ответвляясь небольшими серебряными пластинками, имитируя человеческие рёбра. Такие же серебристые пластины шли вдоль плеч, рук и ног пользователя. На груди и животе были небольшие вкрапления такого же цвета, что и пластин и, вероятно служили той же цели. Сам материал доспех был выполнен из прочной ткани, о которой Егор ничего не знал, собственно никто не знал ничего об этой особой ткани, так как создатели держали это в строжайшей тайне. Известны были лишь её некоторые свойства – превосходное регулирование температуры, в зависимости от климата, невероятная эластичность и практически непробиваемая ни одним из известных ручных бластеров. Конечно, это не касалось тяжёлого вооружения и оружия стреляющего металлическими пулями, хотя его почти нигде не было в империи, оно перешло в разряд раритета. Так что солдаты использующие, как предлагали разработчики данного типа вооружения, были защищены со всех сторон.
В глазах Егора была радость, как у мальчишки, получившего неожиданный подарок. Он провёл несколько часов, изучая возможности костюма, его пределы, все его грани. После оставалось лишь одно - спать. Полностью измождённый он завалился на свою койку и проспал часов десять.
- Просыпайся! – Акано стоял над Егором и улыбался. Как заботливый брат он вошёл в его жизнь, всегда и во всём помогал ему. Егор не знал, как бы повернулась его судьба здесь в новом мире, если бы не этот человек. Его поддержка, веселье, лёгкое отношение ко всему происходящему придавало силы Егору. С его помощью он почти забыл о тоске по дому. В нём он нашёл брата, который несмотря ни на что поможет, поддержит и словом и делом, который всегда будет рядом.
- Пора! Мы приближаемся к нашей цели. Жду тебя на мостике.
- Зачем? - удивился Егор.
- Капитан Дарко собирается провести инструктаж.
 - Капитан Дарко?
- А ты же не знаешь! Он возглавляет эту миссию. Ну, живее, капитан не любит когда опаздывают.
Егор живо собрался и побежал вслед за ушедшим только что Акано. Он догнал его почти у самого мостика, и они вместе вошли в помещение.
Вокруг круглого стола собрались почти все члены команды. Обособленно стояли Алайна, Сеймур и ещё несколько учённых. Члены экипажа находились на своих постах. Чувствовалось оживление, даже эйфория и не малая доля волнения. Каждый находящийся на мостике понимал, что это задание было не только важнейшим, но и очень опасным. А опаснее всего была неизвестность, неизвестность того, с чем они могут столкнуться на этой планете.
- Все в сборе, капитан!
Акано обратился к Дарко, как оказалось, капитан назначил его своим заместителем, затем он осмотрел всех присутствующих и добавил:
- Внимание!
- Добрый день господа офицеры, солдаты и, конечно же, многоуважаемые учённые, - он кивнул в их сторону, - мы приблизились к нашей цели и в самое ближайшее время зайдём на орбиту планеты. Затем после небольшой разведки с орбиты мы совершим посадку вблизи от поселения колонистов, где собственно происходили те самые события, из-за которых мы все с вами и находимся здесь. Главной нашей задачей является безопасность наших учёных, как их личная безопасность, так и безопасность их исследований. От нашей миссии зависит очень многое. На этом корабле собраны лучшие умы нашей империи, и я жду от вас полной отдачи. Вы профессионалы своего дела - я верю в вас.
- Господа и дама, прошу вас занять свои места, - он обратился к группе учёных. - Когда всё будет готово, вам сообщат.
Они направились к выходу, в самый последний момент Алайна обернулась и посмотрела на Егора. Их взгляды соприкоснулись, как тогда - в первый раз, Егор почти физически ощутил тепло и ласку этих ярко-голубых глаз. Но от этих мыслей его отвлек голос Дарко, Алайна между тем скрылась из виду.
- Ситуация крайне напряжённая. Как вы знаете нам ничего не известно о том, что случилось на этой планете. Прошу всех вас быть крайне внимательными и осмотрительными. Акано Тэйл назначается ответственным за охрану группы учёных. Так же Акано будет моим заместителем на поверхности планеты, он назначается старшим офицером.
Инструктируя экипаж, Дарко осматривал всех присутствующих своим суровым взглядом. На его лице ничего нельзя было прочесть. Тонкое и иссушенное, с высокими скулами и орлиным носом, губы, как нитки, почти лишённые крови, высокий, испещрённый глубокими морщинами лоб и глаза. Глаза были особыми, в них ничто не читалось, ни намёка на какие-либо чувство или эмоции, но сами они читали окружающих насквозь. Несмотря на такую суровую внешность он не казался старым. Что-то было в его внешности энергичное, целеустремлённое, живое.
Капитан Дарко был странным человеком. Нет, даже не странным, скорее всего таинственным. Впервые о нём Егор услышал от Акано, впрочем, Акано рассказывал Егору почти всё, ведь он был «гостем» в этом новом для него мире, и ему приходилось познавать всё с азов. Дарко был одним из самых невероятных капитанов во всём имперском флоте, такое количество мифов и легенд не было ни об одном человеке. Это при том, что он был жив и здоров, и не был какой-то выдуманной или собирательной личностью, жившей или жившими многие столетия назад.
Ему приписывались подвиги, о нём говорили в кулуарах, но самое главное в этом человеке это то, что он никогда не стремился продвинутся по службе. Ему предлагали должности адмирала, командующего флотом, но он каждый раз отказывался несмотря ни на какие уговоры и доводы.
- «Каждый должен быть на своём месте, и я там, где должен быть.», - так он отвечал всегда на все уговоры. И этот человек был на своём месте. Ему поручали самые рискованные, самые важные задания и из каждого он возвращался с победой. Император лично вручил ему меч славы, которыми обладали лишь верховные офицеры Лорийской армии. Это было величайшей честью и истинным признанием.
Слушая все эти рассказы Акано, Егор проникался восхищением и уважением к Дарко. Он не мог поверить, что такой человек находиться рядом с ними и более того, возглавляет их операцию. Это одновременно придавало уверенности и в то же время наводило на угрюмые мысли.
- Если Дарко с нами, - говорил Егор Акано, - значит дело ещё более сложное и важное, чем я думал.
- С Дарко просто не бывает, - подтвердил его друг. – Скоро мы прибудем к точке назначения там всё и узнаем. Нечего раньше времени поддаваться пессимистическим настроениям. Всё – отдыхать, - Акано сказал последнюю фразу тоном, не терпящим возражений.
Глава 4
- Егор, пора! - Акано стоял в полной амуниции, облачённый в новые биомеханические доспехи. В этих доспехах он был похож на супергероя из комиксов.
- Нам пора высаживаться на планету, у тебя несколько минут, чтобы одеться.
- Иду, встретимся у челнока, - ответил Егор и потянулся к одежде, мирно покоящейся на стуле рядом с кроватью. Одевшись, он воспользовался умывальником, который был в небольшом душе, ополоснул лицо и посмотрел на своё отражение в небольшом зеркале.
- Вот и начались твои приключения, - сказал он сам себе. После сна он выглядел не очень привлекательно. Егор улыбнулся сам себе, потом скорчил рожицу. Под глазами было два больших «мешка», которые он растёр руками, но это не возымело ожидаемого успеха. Ещё несколько процедур по утренней гигиене и вот он уже во весь опор мчался к оружейной, где его уже давно заждался персональный набор биомеханичеких доспех.
Корабль был небольшой, но за очередным поворотом коридора, до оружейной, их необходимо было пройти несколько штук, он на что-то наткнулся и ничком упал на пол. Во время падения он услышал короткий вскрик и падение кого-то на пол рядом с ним. Когда рябь в глазах от удара прошла, он посмотрел перед собой. Он замер, оцепенел, перед ним была Алайна. Она сидела перед ним в комичной позе и тёрла ушибленное плечо. Она была одета в серо-белую обтягивающую специальную форму, которую одевали под доспехи. Эта форма весьма недурно сидела на ней и выгодно подчёркивала её стройные формы. Светлые, почти белоснежные волосы были затянуты сзади в небольшой хвостик. Все эти детали Егор за доли секунды отметил в своей голове. Он вскочил на ноги и, молча, предложил девушке руку, чтобы помочь ей подняться. Скованность моментально ушла, он решил во чтобы то ни стало реабилитироваться перед Алайной.
- Ээ, - Егор попытался сказать слова извинения, но не смог воспроизвести их, только несвязные звуки. Алайна тут же его перебила, не дав ему продолжить попытки заговорить.
- Ты слепой? Смотри куда идёшь, - резкие нотки в её голосе как ножом по сердцу резанули Егора. Увидев его испуганное бледнеющее лицо, девушка мгновенно сменила гнев на милость и добавила уже более дружелюбно.
- Впрочем, я тоже хороша, - она подмигнула Егору и мило улыбнулась.
- Прости меня, наконец выдавил из себя Егор, всё ещё держа вытянутую руку. – Давай я помогу тебе подняться, вот держи мою руку.
Девушка посмотрела на Егора, ещё раз улыбнулась, взяла Егора за руку и поднялась на ноги. Он потянул и прижал её к себе так, что их тела плотно соприкасались, а губы были лишь в нескольких сантиметрах друг от друга. Незаметно для себя его рука легла девушке на талию и крепко держала её. Алайна не отстранилась от него и смотрела в его глаза. Так они стояли молча несколько минут не осознавая этого, они просто смотрели друг на друга и в этом взгляде в этом объятии была вся вселенная. Иногда так бывает, что два незнакомых человека встречаются и больше не могут жить друг без друга. Сама судьба сводит их несмотря ни на что.
 Мелкие события, казалось, несвязанные между собой, в конце концов приводят к тому результату, который задумала эта странная, невероятная и нескончаемая судьба.
Видимо, Алайна также направлялась в оружейную, чтобы облачиться в доспехи, но на её пути встал Егор. Некоторое время они не двигались и смотрели в глаза друг друга. В другое мгновение он уже приблизился к её губам и ощутил их нежность. Он прижался сильнее к сладким устам и ощутил всё её тепло. На удивление она не отпрянула, а робко ответила на его призыв. Они целовались, не замечая ничего и никого вокруг.
Послышался кашель со стороны, Егор с Алайной тут же отпрянули друг от друга. Егор оглянулся и увидел хмурого Акано. Он неодобрительно смотрел, Егор знал этот взгляд, он перевёл глаза на Алайну. К этому времени девушка вся залилась краской и готова была провалиться сквозь землю. Она немного взвизгнула и тут же убежала прочь.
- Мы торопимся, - сказал Акано без особой радости в голосе. – Я жду тебя через пять минут.
Он больше ничего не сказал, повернулся и через мгновение скрылся за поворотом. Егор направился в оружейную, голова была затуманена, мысли путались, что это было? Он не мог поверить в то, что случилось, он не понял как это произошло, он не знал кто это может объяснить, он потерял ощущение реальности. Через три минуты Егор облачился в доспехи и был на пути к посадочному челноку. Там собралась вся группа: все бойцы, учёные, Дарко и Акано, не хватало только Егора и Алайны. Девушка прибежала через несколько минут после Егора и присоединилась к своим коллегам. Егор украдкой смотрел на неё, Алайна отвечала ему тем же, когда их взгляды соприкасались он чувствовал всю её нежность, а она его, он видел это в её, похожих на океаны, глазах.
Но долг берёт своё и вскоре они сосредоточились на последних наставлениях Дарко.
Планета кадастровый номер 3504А790137С или попросту Пиалия, обнаружена специальными космическими аппаратам, которые были разосланы во все уголки галактики, единственной задачей которых был поиск планет с залежами ксенила. Такая практика продолжалась уже несколько тысяч лет. Раньше поисками занимались группы добровольцев, отправлявшихся в неизведанные уголки галактики, исследовавшие новые миры, но большая часть их погибала. Имперскими властями было принято решение, что машины займутся поисками ксенила более эффективно. Будут исследовать и передавать первоначальные данные о подходящих планетах. Задача людей останется в том, чтобы подтвердить эти данные и начать освоение планеты для добычи, в последующем, полезных ископаемых. Такая простая схема позволила сократить число потерь среди космонавтов примерно на семьдесят процентов. Конечно, потери были неизбежны ведь космос - это страшное и опасное место, в котором много тайн и загадок. Он никогда не прощает ошибок и никогда не бывает снисходительным. Космос – это опасность, страх и смерть. К такому космосу должны быть готовы все, кто встал на путь исследования вселенной.
 Так было и с этой планетой. Зонд обнаружил на ней огромные залежи ксенила. По показаниям машины планета была пригодна для колонизации, климат, состав атмосферы и прочие показатели были вполне пригодны, и вскоре здесь появились первые люди. Странный факт, большинство планет с огромными залежами ксенила обладали многими схожими свойствами. Они были схожи размерами и составом атмосферы; озон, углекислый газ, кислород и другие элементы – всё это было в норме. Они обладали всем, что было необходимо для присутствия человека на них. Создавалось впечатление, что кому-то было выгодно такое положение дел, и первые сомнения по этому поводу тут же перебивала выгода от добычи полезных ископаемых.
На Пиалии были организованы несколько шахтёрских городков в разных частях планеты. Залежи ископаемых были огромны, найти такую планету большая удача, за последние несколько сотен лет таких показателей не было ни у одной из найденных планет.
Несколько десятков лет полным ходом шла добыча ископаемых, шахтёры били все рекорды, резко увеличивалась популяция населения, колония разрасталась на глазах. И всё закончилось в один миг. Тысячи людей погибли. Рабочие, их жёны и дети - никого не осталось.
Никто не мог предположить, что же случилось нас самом деле. Уверенности ни в чём не было, любые догадки и предположения оставались лишь догадками и предположениями.
Несмотря на процветание империи у неё было много врагов. Одни хотели упразднить империю и создать на её обломках нечто вроде альянса миров. Другие хотели полной независимости своих планет. Что ни говори, а технический прогресс и улучшение уровня жизни людей, отсутствие неизлечимых болезней, достаток у большей части населения, не уменьшали процент недовольных и противников империи. Имперскому дому, лично Императору приходилось прилагать огромные усилия для укрепления своей власти. Чаще это происходило с помощью дипломатических методов, но иногда приходилось прибегать и к грубой силе. Поэтому армия Лории была самой крупной и мощной во всех двенадцати мирах. Военные имели особое положение в империи, они были привилегированной частью населения. Почёт, уважение, в какой-то мере любовь – лишь немногие блага, которым пользовался этот класс. Поддержка императора и чиновников империи придавало им ещё больший вес. Они составляли костяк той силы, на которую опирался императорский дом. Но несмотря на всё это, другие слои населения не чувствовали себя ущемлёнными или обделёнными. В мире, где отсутствовали болезни, голод, где было неограниченное пространство для обитания сотен миллиардов людей не было смысла в войнах и противоречиях.
Богатство, слава, власть – они по-прежнему будоражили умы людей, но всё как-то было приземисто, ненатурально, в этих стремлениях не было той целеустремлённости, той искры, которая была присуща, например, жителям Земли. Ко всему прочему продолжительность жизни людей увеличилась в два раза. Средняя цифра приближалась к двумстам годам, а некоторые умудрялись прожить и до трёхсот. Вот, что стало новой страстью человечества – продолжительная, насыщенная жизнь. И чем длиннее она становилась, тем неохотнее люди стремились расставаться с ней.
Сейчас, стоя на поверхности планеты, Егор ни о чём таком не думал, его не занимали ни страсти борьбы за власть или богатство, ни вечная жизнь, ничего из этого он не хотел. Им овладело чувство беспокойства  он сам не знал из-за чего оно возникло, он не мог объяснить его, но беспокойство было, которое росло с каждой секундой и вот вот готово было перерасти в тревогу. Он пытался отогнать его, но это было тщетно, оно находило волнами одна сильнее другой. Ещё чуть-чуть и он запаникует.
«Спокойно», - успокаивал он себя. - «Сколько можно? Ты уже не пацан, возьми себя в руки. Вот, глубокий вдох и выдох, вдох и выдох. Успокоиться, надо успокоиться».
Всё это он проделывал в тот момент, когда группа шла по небольшой дороге, которая вела их к ближайшему поселению. Когда они подлетали, эта планета завораживала взгляд: несколько колец из мелких камней, пыли, льда кружились плотным барьером вокруг неё, два спутника на её орбите, половина планеты была красной, другая серо-зелёной – загадка природы. Егор предполагал, что увидит на поверхности что-то необычное, но его ожиданиям не суждено было сбыться. Местность не отличалась живописностью дорога шла вдоль небольших холмов, покрытых растительностью, которые напоминали сорняки, но почему-то была тёмно-красного цвета, как будто бы они были залиты кровью. Местами эта бурая трава доходила им до пояса, погружая их в красный растительный океан.
 Отряд прокладывал себе тропу, не обращая внимания на местность. Кое где виднелись небольшие тропки, проделанные местными жителями, но они быстро терялись в зарослях и их практически нельзя было отличить от общей массы степной травы. Ни деревьев, ни кустов, ни диковинных животных, ничего этого не было. Это удручало, подавляло и не предвещало ничего хорошего. Хотя, казалось, для остальных в их группе это не имело никакого значения.
Отряд продвигался быстро. Новые доспехи позволяли им проходить любые расстояния без особых усилий. Так же наниты регистрировали показания с поверхности планеты и с помощью костюмов перенаправляли гравитационные нагрузки для каждого индивидуально. До введения подобных доспехов на вооружение, отрядам приходилось использовать сложные и громоздкие аппараты, которые создавали необходимое гравитационное поле на небольшом участке местности.  Из-за этого длительные переходы были весьма затруднительными для отрядов, которым не посчастливилось оказаться на новых и враждебных планетах. Но на добывающих планетах дела обстояли проще, если гравитация не подходила для людей, то специальные стационарные устройства создавали мощное гравитационное поле, которое распространялось на многие сотни километров, тем самым создавая комфортные условия для шахтёров и для добычи природных ресурсов. Это всё, что понял Егор из лекций по освоению новых планет. Дальше говорилось о специальных бейроновых лучах, которые помимо изменения гравитационного поля ещё и синхронизировали ход времени с Лорийским. После приводилось множество непонятных формул, теорий и выводов, в которых Егор так и не разобрался, впрочем, он сильно и не старался.
Алайна и Сеймур двигались посреди группы ещё с несколькими коллегами. Егор украдкой поглядывал в их сторону и иногда ловил взгляд её голубых глаз. Она смущённо отворачивалась и продолжала говорить с Сеймуром. На них были похожие костюмы, что и у остальных членов отряда, но только без вооружения и других военных атрибутов.
- Осталось немного. Поселение за тем холмом, ещё метров двести.
Акано говорил это, глядя на проекцию местности.
- Егор ты отвечаешь за тыл, я не хочу никаких сюрпризов, так что внимательней. Остальные в боевой порядок.
- Разрешите обратиться? – сказал неожиданно Дрейк Келлар.
- Говори, - отреагировал Акано.
- Для чего нам весь этот путь? Почему мы не высадились прямо в городе, или хотя бы рядом с ним.
- В этом нет ничего странного, - Акано говорил спокойно и уверенно, - город, по нашим данным, подвергся нападению неизвестных сил и при всём желании узнать, что же там произошло, я не хочу рисковать безопасностью отряда.
- Но дроны показали, что город пуст. Нет ни единой живой души, нет ни отклонений в каких-либо излучениях, нет радиации, там вообще ничего нет. Для чего терять время?
- Дроны – это ещё не всё, они могут ошибаться или передавать некорректные данные. Никогда полностью не доверяй машинам, они имеют свойство выходить из строя, ломаться и ещё много чего, так что твои собственные глаза, уши и нос – вот то, чему ты можешь доверять Келлар. И не забывай о старой доброй интуиции, никогда не игнорируй её, даже, если моментами она не оправдывает твои ожидания, прислушивайся к ней каждый раз и, однажды, она спасёт тебе жизнь.
- Я ответил на твой вопрос? – Акано улыбнулся, он, в отличии от Егора, был в хорошем расположении духа.
В то время, как происходил этот разговор несколько солдат окружило кольцом учёных, двое выдвинулось вперёд на несколько десятков метров, Егор ещё с двумя бойцами был позади. В таком порядке они прошли оставшийся путь. К счастью, никаких сюрпризов не было. Через десять минут показались крыши первых построек шахтёрского городка.
Всё вокруг было тихо и размеренно, ничто не говорило о том, что здесь произошла трагедия.
После того как Егор с товарищами догнали остальных группа пошла в центр города. Пройдя мимо кучки металлических построек, совершенно одинаковых, империя не сильно раскошеливалась на жильё для работяг, жить можно и в «коробке», а выгода была в разы больше. Но надо отдать должное конструкторам таких домов, своё дело они знали, здесь было всё необходимое и удобные спальни с кроватями, убиравшимися в стены для экономии места, и небольшая кухня, оборудованная молекулярной печью, и даже небольшая столовая, не говоря уже о ванной и туалете.
- Егор! - Добр Сайтек стоял неподалёку, - Акано нас ждёт.
Егор ещё раз окинул взглядом жилища и пошёл за Сайтеком. Они приблизились к площади, которая была в форме круга, вероятно центр городка.
- Генераторы гравитации можете отключить, здесь всё в норме, вероятно где-то есть работающий стационарный генератор, - сказал Акано как только они подошли.
- Вы двое, - Акано указал на пару штурмовиков, - ни на шаг не отходите от учёных, смотреть в оба, обо всех изменениях докладывать незамедлительно. Они хотят осмотреть местность и взять несколько образцов грунта и воды. Думаю, это не займёт много времени, - сказал он оставшимся.
Добр Сайтек, Каст Плинус, Дрейк Келлар, Егор и Акано стояли в центре площади:
- Что-то здесь не так, - сказал Акано.
- Да, я тоже это почувствовал, - вторил ему Каст. - Здесь слишком тихо и чисто, как будто кто-то прибрался. Это не похоже на то, что мы видели на записи.
- А что мы видели? - Егор вступил в разговор - Я вот, например, ничего не понял из этого видео и из всего остального, что нам показывали?
- Для этого нас и прислали, - возразил Акано, - чтобы разобраться со всем этим. Это мы и сделаем.
- В чём разбираться? Здесь ничего нет. Только пустые здания и непонятная пыль.
- Это не пыль.
Все обернулись на голос. Алайна стояла за ними и смотрела на них с ужасом. Что-то было в её взгляде притягательное и завораживающее, даже, несмотря на страх. Егор тут же отбросил эти мысли и сосредоточился на том, что она говорила.
- Это химические элементы в виде пыли, точнее фосфор, калий, сера, натрий, железо, кобальт, цинк и многие другие.
- И что это всё значит? - Келлар не выдержал паузы.
 - Это значит, что никто ни за кем не подчищал. Они все здесь, - Егору передался ужас Алайны.
- Кто? - разом спросили друзья.
- Люди. Поселенцы. Рабочие. Все здесь под нашими ногами.
- Я не понимаю, но как? - спросил Добр.
Во взгляде его соплеменников читался тот же вопрос. Акано уже начал понимать к чему она клонит и сказал:
- Все эти элементы являются, в той или иной степени, составной частью организма людей.
- Тогда как же нас могли отправить без этой информации, ведь были же выжившие, уж они наверняка знали об этом и видеозаписи, о том, что происходило здесь. Как быть с этим? - спросил Каст Плинус.
Этот вопрос возник почти у всех одновременно. И никто не решался произнести вслух те догадки, которые уже вертелись у них в головах.
- Я же говорил, - нарушил тишину Егор, - мы не знаем, что мы видели. Я думаю, это был спектакль, только вот кто его автор остаётся вопросом.
- Что ты хочешь сказать, конечно же, это всё подстроено врагами империи. Им удалось проникнуть в наши ряды, подделать записи и изменить воспоминания свидетелей, или свидетели их люди, или... Способов много, - жёсткий голос Акано заставил вздрогнуть Егора. Он никогда не видел его таким.
- А сейчас нечего здесь рассиживаться. Возможно это западня, нам пора убираться отсюда. Общий сбор. Дозорные на связь.
Никто не отвечал.
- Дозорные на связь.
Ответа не было.
В это время к ним подошли остальные учённые с охранниками. Вид у всех был мрачен. Вероятно, это из-за того, что им открылось в этом поселении. Сеймур был обеспокоен.
- Алайна я же просил тебя не отходить от меня, что ты тут делаешь? – сказал он.
- Я должна была, должна была предупредить всех как можно скорее, я не могла ждать.
- Всё равно ты ослушалась меня, мне придётся рассказать всё твоему отцу, - он сделал жест, который означал, что разговор на эту тему окончен, прежде чем она смогла что-то возразить.
- Я так понимаю, вы все в курсе, что здесь случилось? - продолжил он, обращаясь к Егору и остальным. - Это очень странное явление, честно признаюсь с таким мы не встречались ранее.
- Что здесь произошло, как раз и не тайна. Каким образом и кто это сделал? Вот те  вопросы, которые мы должны задать, - сказал Егор.
- Не перебивайте меня, я ещё не закончил, - он бросил гневный взгляд на Егора, как будто хотел испепелить его. - Так вот, на чём я остановился? Ах да! Мы не знаем с чем имеем дело и это очень странно, я рекомендую осмотреть ещё несколько поселений, для того чтобы собрать другие образцы и сделать более полный и достоверный вывод о том, что же здесь всё таки произошло. То, что это люди, распавшиеся на химические элементы и молекулы - всего лишь поверхностная теория и мы не можем быть на сто процентов уверены в этом...
- Но...
Алайна попыталась возразить, и тут же осеклась, в ней говорило воспитание её касты, те правила, которые вбивались в их головы с детства: женщина во всём подчиняется мужчине, женщина его опора и помощник. Это было сложно для неё, её свободолюбивый характер не мог принять этих правил. Она всегда была бунтаркой и часто страдала от этого, но никогда не сдавалась и не принимала их в душе. Поэтому и пошла в науку, показала блестящие знания во многих областях, заткнула за пояс почти всех мужчин, её сокурсников, в академии, стала одной из двадцати семи женщин за всю истории Карны, ставших членами Академии наук. Но если тебе всё время говорят, что ты дурак, рано или поздно начинаешь им верить. Вот и Алайна частично поддалась всем тем правилам, которые ей вбивали в голову с самого раннего детства.
Егор заметил, что сейчас она боролась сама с собой, боролась с тем, чтобы не быть беспомощной и безропотной женщиной своей планеты. Это видел и Сеймур, поэтому поспешил добавить:
- Я сказал, мы не можем быть уверены в этом выводе, наши данные неполные и нам необходимы ещё материалы для образцов. Так что предлагаю немедленно отправиться в путь, здесь нам больше делать нечего.
- На связь командир.
- Где вас носило? Почему не отвечали? - моментально отреагировал Акано.
- Здесь были перебои со связью, - ответил один из дозорных. - Мы не знаем, в чём было дело. Какая-то аномалия в ста пятидесяти метрах к югу от поселения.
- Возвращайтесь.
- Итак, командир ваше решение? - Сеймур пристально посмотрел на Акано.
- Думаю, вы правы! Общий сбор, - подал команду Акано и направился в обратный путь.
Вскоре вся группа собралась и выдвинулась обратно к челноку. Они прошли той же тропой. Всё было в порядке. Никто и ничто им не мешал. Следующие несколько часов они провели в полёте до другого поселения.
В нём была такая же картина, как и в предыдущем. Пустые дома ни разрушений, ни тел, ни выживших как будто люди просто исчезли, испарились. Такая странная ситуация очень напрягала людей. Никто не мог ничего объяснить, и тревога зрела в их сердцах. Это видел Егор, это видел и Акано. Учёные во главе с Сеймуром Квилинсом ничего не говорили, только какие-то размытые, общие фразы на научном языке, которые вряд ли что-то могли разъяснить, только ещё больше запутать. Понятно было, что они тоже были в замешательстве и плохо это скрывали.
Атмосфера накалялась. Солдаты шептались между собой, искоса поглядывая в сторону Акано. У них зрело недоверие к нему, ко всей этой миссии и ко всему происходящему на этой планете, вернее к отсутствию такового. Страшен враг, которого видишь перед собой, но ещё страшнее тот, который неизвестен. Враг, которого только чувствуешь интуитивно. Он побеждает тебя изнутри, залезает в голову, рисует в ней самые изощрённые картины, вкладывает мысли о неизбежности и бессилии, уничтожает твой дух. А нарисованный воображением враг, всегда победит, падшего духом.
К концу дня такая атмосфера царила в отряде. Конечно Добр, Дрейк и Каст поддерживали Акано, Егор тоже старался не подавать вида, но и их вся эта ситуация начинала беспокоить.
К закату голубого солнца этой планеты они добрались до последнего, намеченного в их маршруте поселения. Оно было крупнее остальных в несколько раз и находилось у предгорья огромной горы, предположительно практически полностью состоящей из ксенила. Здесь добывалась основная масса этого ресурса, здесь находился центр по управлению этой планетой. Город отличался от всего, что они раньше видели: сверху он выглядел как нарисованное солнце - огромная круглая площадь и от неё во все стороны разлетались лучи-улицы. Отличался он высотными постройками, более изящными и более дорогими домами рабочих и персонала. Ещё в одной из частей города был самый настоящий парк, в котором были возведены какие-то сооружения, вероятнее всего для отдыха и развлечения - это было большой редкостью для шахтёрских городов. От восточной части города тянулась длинная антигравитационная дорога, по которой курсировали составы, перевозящие руду и рабочих. Дорога подходила к самому подножию горы, где и терялась в её тёмно-серых скалах. Вдоль неё местами росли маленькие кустарники неизвестного Егору растений. Чуть ближе к горе, у самых предгорий раскинулись небольшие рощицы. Подножие её заволакивали кусты и мох, покрывая зелёным савваном настолько далеко, насколько хватало глаз.
После высадки на окраине отряд начал движение к центру города. Они рассредоточились по нескольким близлежащим улицам и по дороге старались как можно больше осмотреть домов и строений, но, в то же время, долго нигде не задерживались. Им нужно было хорошее убежище для того, чтобы переночевать. Идеальным местом была площадь, одно из зданий рядом с ней. Прикрытый тыл, широкий обзор по всему фронту, то, что нужно. Необходимо быть готовыми ко всему, к любой неожиданности. Вскоре они достигли центра.
- Вот, - Акано указал на одно из многоэтажных зданий.
- Вероятно это Управление, - продолжил он. - Там мы и заночуем. Выставить посты по периметру. Смена каждые два часа. Смотреть в оба, мне не нужны сюрпризы.
Все разместились в здании на втором этаже в большом зале, вероятно для собраний или что-то вроде того. Он был по-рабочему строг, но здесь было тепло и сухо. По окнам начинал барабанить мелкий дождь, и помещение с крышей было в самый раз.
В центре зала расположилась группа учёных. Они держались особняком, стараясь отойти подальше от солдат, так они были научены и так сложилось, что люди данной профессии не подпускали к себе никого слишком близко. Они держались всегда друг друга. Впрочем, все вокруг знали о подобной их черте, и не обижались. А те, кто не знал, такие как Егор, за время операции уже свыклись с этим. Они приступили к ужину, доставая из своих сумок еду, которую с жадностью поглощали. После короткого, но обильного ужина каждый из них уткнулся в свои записи и продолжал что-то рассчитывать или изучать. В общем -  заниматься своим делом.
Остальные их с радостью поддержали. Кто-то устроился в углу, кто-то сел вдоль стен. День был трудный и напряжённый, все были рады, что, наконец, можно было отдохнуть. Люди были уставшими, и, быстро справившись с ужином, готовили себе ночлег. Походные постели были очень удобные, тёплые и позволяли быстро восстановить силы. Достаточно было пару часов, чтобы чувствовать себя бодрым. Особые лучи Карреуса - этими аппаратами были оснащены все постели, они пропитывали, пронизывали тело человека, заряжая каждую его клетку энергией белого солнца, как батарейки. Этот эффект впервые ощутили на себе первые исследователи системы Пратуса, единственной обладательницей белого солнца во всей нашей галактике. Правда, для них это всё закончилось печально. Мощь его излучения была настолько велика, что их просто разорвало от переизбытка энергии.
Карреус создал аппараты способные улавливать эти излучения и преобразовывать их в полезные для людей, но в очень малых дозах, иначе могли быть побочные эффекты. Обычно они использовались только в подобных экспедициях, и только тогда, когда было необходимо быстро восстановить силы.
Егор выбрал место у окна и слушал, как дождь барабанит по стеклу. Это напомнило ему дом, и то, как он когда-то давно, в детстве, наслаждался этим завораживающим явлением. Как смотрел на гонки стекающих по стеклу капель, слушал их музыкальную дробь, как же давно это было. Повзрослев, он перестал всё это замечать, все чудеса природы, все прелести родной планеты. Его затянула рутина, быт. Работа, деньги, проблемы с жильём, с личной жизнью, как это сейчас всё кажется мелким, неважным, незначительным, по сравнению с тем, что он находится в другой части галактики, на другой, чужой планете, где сквозь огромные чёрные облака пробивается попеременно свет двух чужих лун. Он воин галактической империи, он стал настоящим бойцом. Вдалеке сверкали молнии и на короткий миг освещали тёмные, тяжёлые тучи, нависшие над головой, словно готовые вот-вот обрушится на незащищённую землю.
Егор смотрел в окно, пытаясь проникнуть взглядом сквозь бурю, но не видел ничего перед собой, он смотрел куда-то вдаль, вглубь. Странно, но Егор даже не помнил, как он жил до этого, без осознания того, что способен быть воином, способен вести за собой людей, быть отчасти лидером, хотя до Акано ему далеко. Он понимал, в глубине души он рад тому, что оказался на Лории. Хотя одновременно с этим он тосковал по Земле, по родным и друзьям, видели бы они его сейчас, каким он стал.
Егор не заметил, как за этими раздумьями уплёл весь свой ужин. Надо сказать, стандартное военное питание было не очень изыскано, но питательно. Вот, например, багет, который открыл Егор, содержал в себе белково-протеиновую массу похожую чем-то на ломоть хлеба, и отдалённо напоминавший вкус варёной птицы, скорее всего курицы, по крайней мере, так ему показалось. Ужин он запил водой. Хоть она во вселенной одинаковая. Единственный вкус дома. Сейчас бы чаю, думал он, так странно столько времени его не пить и, к сожалению, в этом мире не было ничего, чем бы его можно было заменить. Было очень большое разнообразие соков, нектаров и прочего, холодные, теплые, горячие и даже ледяные, но ничто из этого не сравниться с чашкой настоящего крепкого чая.
- Егор, - Акано вывел его из раздумий.
- Что?
- Поспи немного, день был тяжёлый, а мне нужно, чтобы вы все были в полной готовности. Не нравиться мне здесь, что-то не так с этим городом и этой планетой.
Конечно не так. Повсюду расщеплённые на элементы люди. Да тут не  что-то не так - тут всё не так. Такого в принципе не может быть. Нет такого оружия, и таких технологий не существует. Это уму непостижимо. Но Акано был карнийским военным, их учили контролировать все эмоции. В любой ситуации, что бы ни случилось, они были обязаны сохранять хладнокровие и трезвость ума.
- Ребята подготовили постель в дальнем углу, - продолжил Акано. -  Иди.
Егор поплёл туда, куда указал ему Акано, по дороге он прошёл мимо группы учённых, которые почти все уже наслаждались долгожданным сном. Там была и Алайна. Её еле заметные черты лица, под слабо светящимися лучами Карреуса, были поистине завораживающими, такой красоты он еще не встречал. Он так засмотрелся на неё, что об кого-то запнулся, послышалось грубое ворчание, после чего зал вновь опустился в тишину. В окна пробивался свет одной из местных лун, наконец прорвавшей оборону облаков. Она своим серебристым светом придавала некую атмосферу загадочности всему окружающему их, как в комнате, так и за её пределами.
Добравшись до своей постели, он рухнул в неё и практически сразу окунулся в царство Морфея. Лучи Карреуса сделали своё дело.

Глава 5
« - Профессор Вы уверены в этом? Они ещё очень плохо изученный вид людей! Может быть, не стоит пока торопиться с внедрением?
- Всё будет хорошо! Они такие же, как и карнийцы, я в этом уверен. Начинаем внедрение!
Голоса смолкли. Еле различимые фигуры в ярком свете тоже погасли, осталась лишь темнота. Вдалеке замерцал маленькой звёздочкой огонёк. Он всё приближался и приближался, становился больше до тех пор, пока свет не ослепил глаза. Глаза привыкли к свету, теперь это было похоже на что-то очень знакомое, но что? Это, это же! Не может быть - это галактика. Спиралевидная галактика - это Млечный путь. О да! Это он!
В пустоте встретить что-то такое знакомое - это как оказаться на родной улице, в родном дворе.
Приближается всё ближе и ближе вот уже Столпы мироздания, Крабовидная туманность, туманность Конская голова и ещё много, много разных мест, которые всё же больше родные в этой пустоте, чем, что бы то ни было.
Страха нет. Он проносится сквозь них с бешеной скоростью, но он замедляется. Медленнее, еще медленнее. Начинает различать отдельные системы, звёзды, планеты. Жёлтый огонёк выделяется среди прочих. Его тянет к нему, всё ближе. Мимо пронёсся гигант - это же Юпитер, а вон там чуть дальше был Сатурн. Марс - совсем как родной. И, наконец, она - Земля. Этот голубой шарик - ничего нет роднее этого.
А для чего он здесь? Он же был далеко. Очень далеко. Почему он вдруг очутился тут?
Его словно отдёрнули от неё. Он снова на столе, вокруг расплывчатые фигуры и голос - этот голос, проникающий прямо в душу:
- Что скажете профессор?
- Операция прошла успешно. Внедрение прошло идеально, впрочем, как всегда.
- Вы подготовили то, что я просил?
- Да, в этом контейнере пять образцов его крови. Они полностью готовы.
- А наш гость? Вы уверены, что проблем не будет?
- Хотя их вид и мало изучен, но я даю гарантию, что он ничего не вспомнит, наноботы полностью заблокирую его воспоминания и при необходимости подчинят его подсознание как Вам того захочется. С другими видами людей такого не происходило и даю гарантию, что эти земляне такие же, как и все.
- Профессор! Я на это очень надеюсь. Помните, гордыня - это плохое качество для учёного.
Снова темнота. Прошло несколько секунд или вечность? Вот он открывает калитку, родной дом такой же, как и раньше, такой уютный, тёплый. Лавочка перед домом такая же мягкая, садишься на неё как на перину. Его никто не встречает? Где все? Где мама и папа? Почему они не здесь? Он зашёл внутрь одна комната, другая - никого! В гостиной слышны голоса. Бегом туда. Нет! Тоже пусто. Только телевизор работает. Какое-то ток-шоу показывают. Наверное, ушли к соседям. Он краем глаза что-то замечает, оборачивается, а там кучка разноцветной пыли прямо у дивана.
Нееет!!! Крик раздался как будто отовсюду. Не может быть. Это не может быть правдой.
Он выбежал на улицу и начал забегать во все дома подряд. Никого нет. Везде пусто. Все просто исчезли. Осталась только разноцветная пыль.
Яростный крик вырвался из груди».
- Егор проснись! Проснись же! - Акано тормошил его изо всех сил.
- Всё! Всё хватит! Я проснулся, - он поднял отяжелевшие веки.
- Что это было? Ты кричал как сумасшедший? - Акано удивлённо смотрел на него.
- Всё в порядке. Кошмар приснился.
- Но под лучами Карреуса нельзя видеть сны. Никто не может. Это доказано сотней опытов.
- Всё бывает в первый раз. Так говорят на моей Родине.
- Да! Наверное! - Акано как-то странно на него посмотрел, но больше не стал его расспрашивать об этом, только добавил, - пойдём надо кое-что обсудить.
Егор последовал за Акано. Они прошли по длинному коридору, поднялись на верхний уровень, оставили позади ещё один коридор и оказались в небольшом помещении. Здесь уже находились их друзья, у них был встревоженный вид. Каст посматривал в окно, Дрейк уткнулся глазами в пол, Добр глядел на всё и вся, он не мог сфокусироваться ни на чём.
- Включай, - сказал Акано.
Каст, вздрогнул от звука его голоса, затем повернулся и подошёл к небольшому проигрывателю, нажал на кнопку. Посреди комнаты появилась голограмма во весь рост. Пред ними стоял высокий человек, одетый в форму шахтёра. Чёрные как смоль волосы ниспадали на плечи. Он что-то говорил, но ничего не было слышно.
Звук появился неожиданно, он заполнил комнату как гром и после тишины показался оглушительным.
« ... будет величайшим открытием, я уверен. Завтра мы начинаем исследование случайно обнаруженного ответвления от основной шахты. Туннель извилист и уходит глубоко под землю. Естественно, первыми пойдут дроны. Машины должны будут изучить проход и по возможности, показать какие условия нас ожидают».
Голос смолк, изображение исчезло, тишина окутала комнату. Небольшой огонёк пронзил своим светом кромешную тьму. Запись снова начала работать:
«… дроны ничего опасного не обнаружили. Тоннель кажется не опасным, поэтому я принял решение самому исследовать его. Около десяти минут ничего необычного, однако сейчас есть небольшой уклон вниз около пятнадцати градусов, не больше. Кажется, под ногами становится скользко, какая-то непонятная слизь, очень тяжело идти по такой поверхности. Продолжу путь и ...»
Изображение вновь исчезло. Звук всё же продолжал идти. Они услышали тяжёлое дыхание, затем что-то упало, крик мужчины. Он скользил по тоннелю вниз.
Снова тишина.
«Это невероятно!» - перед ними был тот же мужчина, но он находился в кабинете и записывал видеоотчёт.
«Величайшее открытие со времён освоения космоса».
Мужчина явно был возбуждён, он ходил из стороны в сторону пытался сформулировать мысль, но изо рта вылетали лишь несвязные звуки.
 «Необходимо взять себя в руки», - наконец выдавил он и начал медленно и глубоко дышать.
«Давайте по порядку, - сказал он через минуту. - «После падения я скатился по склону и провалился в какую-то пещеру. Оборудование отказало. Мне пришлось снять с себя защитный костюм. В том месте оказалось довольно комфортно, воздух был свежим, температура была приемлемой. Я ничего не видел, и не знал, что делать дальше. Через несколько минут я всё же пришёл в себя и начал двигаться. Прежде чем сделать шаг мне приходилось на ощупь исследовать пространство вокруг себя. Около получаса я двигался в пустоте, пока не наткнулся на стену. Она была странной и не похожа на обычную скалу, она была гладкой на ощупь - это была стена, построенная людьми или другими разумными существами. Я двигался вдоль неё. Вскоре я увидел небольшое мерцание впереди, голубой огонёк надо мной. Когда я подошёл ближе его свет усилился и осветил проход. Это было неожиданно и странно увидеть такое в глубинах горы.
Пройдя по проходу, я попал в огромный зал, он сразу же осветился ярким белым светом, вероятно, какая-то система освещения, реагирующая на движение или что-то вроде этого, не знаю.
Это оказался огромный круглый зал приблизительно метров пятьдесят - шестьдесят в диаметре, высотой метров пятнадцать. Огромная пустота внутри горы, сделанная цивилизацией, не людьми и не им подобными, цивилизацией, чьи корни уходят вглубь времён, вглубь нашей вселенной, к нашим праотцам, к нашим создателям. Да, да именно, символы на стенах этой залы принадлежат к древней эпохе, протоцивилизации, от которой остались лишь отголоски в древних и забытых легендах.
Я старался всё записать и запечатлеть, но лишь потом я узнал, что мои устройства не работали.
Я потерял счёт времени, изучая этот зал. Всё было столь захватывающим и уникальным. Наверное, прошли часы, прежде чем я хоть немного успокоился и смог осознать, что мне необходимо выбраться наружу за людьми и оборудованием, чтобы изучить нашу находку, да и, признаться честно, жутко хотелось есть.
Та дверь, откуда я пришёл, оказалась невидима с внутренней стороны, поэтому я бродил вдоль стен зала, поддаваясь отчаянию. Я был в ловушке. Такое невероятное открытие и я не смогу поведать о нём вселенной? Это угнетало ещё больше, чем страх голодной смерти. Вскоре я взял себя в руки и начал исследовать стены, сантиметр за сантиметром. Мне повезло, я наткнулся на необычное углубление в стене. От прикосновения в воздухе, прямо передо мной возникло изображение, голограмма какого-то комплекса или храма. Это была схематичная карта. Как было видно из этой карты, комплекс был огромен с множеством строений, возвышающихся до самых небес и уходящих глубоко под землю. Мгновение спустя я заметил небольшую красную точку. Моё присутствие было помечено на этой карте. Я понял, передо мной своеобразная панель управления, компьютер. Несколько манипуляций, немного тренировки и я смог освоить управление. Мне удалось найти схему и обнаружить проход в подземелье, который вывел меня в нескольких километрах от того места, где я спускался.
Отсутствовал я почти два дня. После того как я выбрался на поверхность, я ещё долго шёл, пока не потерял сознание.
Я очнулся в госпитале, где провёл ещё несколько дней. После чего, взяв необходимое оборудование, я вновь спустился в зал и продолжил исследования.
Я никому не рассказал о сделанном открытии, такое решение я принял, пока выбирался наружу в первый раз. Мир был не готов узнать о подобном. Помимо знаний, которые могут нам поведать такие открытия, есть ещё много опасностей.
Технологии, которые есть там, могут стать опасными и губительными для нашего мира, окажись они не в тех руках. Как было не раз в нашей истории, в истории нашей галактики, в истории нашей вселенной. Сотни и тысячи миллионов людей отдали свои жизни из-за того, что мы не понимали то, что мы открыли, из-за знаний, которые мы получили, к которым мы были не готовы.
В течении нескольких месяцев я изучал, исследовал, практически жил там. Наша техника по какой-то причине не работала в том месте, и приходилось всё делать вручную. Снимать слепки, делать зарисовки, это была очень трудоёмкая работа из-за примитивных способов обработки информации я терял очень много времени на рутинную работу, но так или иначе я не мог никому довериться.
Многие подземные строения были обрушены, завалены скалой, либо к ним не было доступа. Похоже, в целости сохранился лишь найденный мною зал. Со временем я стал немного понимать смысл тех посланий, что были оставлены на этих древних стенах. Проведя кропотливую работу по сравнению с несколькими десятками известных нам мёртвых языков, к сожалению, они не были включены в программу нанороботов, мне удалось расшифровать некоторые надписи.
Дальше было легче. Мне открывалось слово за словом, я начинал понимать смысл посланий. В них говорилось о строительстве вселенной, о тринадцати мирах людей, о том, что людям уготована трудная и опасная доля. Частично упоминались и мифические создатели всего сущего, не как кто-то абстрактный, а как конкретные существа, как создатели вселенной. Для меня это было откровением, как, в прочем, и для вас, для тех, кто смотрит сейчас эту запись.
Прошло около года моих исследований. Я был близок к разгадке тайны сотворения мира людей. Но я никак не мог расшифровать фрагмент записи. Символы были ни на что не похожи, как мне казалось, это был своего рода шифр. Представьте себе зашифрованное послание на мёртвом языке. Я был в отчаянии, тяга открытия овладела мной, и тогда я совершил ошибку.
Первым же рейсом я отправился в Лорию, предварительно взяв с собой копию фрагмента стены. Там я нашёл Оккермана Бэйла – знаменитого историка и археолога, его знаний должно было хватить для расшифровки этого фрагмента.
Каким же я был глупцом.
Вероятно, за мной следили не один день, ещё с Пиалии. когда я заметил слежку, было уже поздно. Оккерман Бэйл встретил меня очень радушно. Мы с ним побеседовали, я рассказал ему о своей находке и показал сделанные мной записи. Он очень оживился, увидев мои копии настенной графики. Долгие часы археолог изучал их, сверялся с ранее полученными данными из других систем и уголков нашей галактики. С данными, хранящимися в секретной части имперской базы.
Когда Бэйл закончил изучение записей, он сказал, что я сделал величайшее открытие, как будто, я не знал этого без него. Ещё он сказал, что, найденный мною комплекс, возможно единственный во всей вселенной, сохранившийся в более или менее пристойном виде. И, несомненно, он является наследием протоцивилизации, следы которой находят практически во всех уголках галактики, где ступала нога человека. Правда это были всего лишь какие-то обрывки, редкие надписи, ещё реже какие-либо устройства, а также давно забытые мифы и легенды.
Конечно, всё это не афишировалось и не публиковалось ни в одной, из общедоступных, информационных баз данных. Даже большая часть научного сообщества не знает о существовании подобных находок.
Мы договорились встретиться через несколько дней. Я дал возможность Бэйлу поработать в спокойной обстановке. В назначенный срок я снова явился к нему. Оккерман Бэйл был взволнован, он не находил себе места, его так и разрывало от желания поделиться своим открытием. Я не стал ему мешать и весь превратился в слух. Профессор говорил о важности открытия о том, что необходимо всё держать в тайне и о том, что это может привести как к возвышению нашей цивилизации, к её новому эволюционному скачку, так и к её полной и неминуемой гибели, к гибели всего живого во вселенной.
Я был поражён таким заявлением и спросил, что же ему открылось? Взахлёб он говорил о том, что символы рассказывают о некоем хранилище, где собраны все знания древнейшей цивилизации нашей вселенной, где собраны самые невероятные их творения и достижения. Это грааль всего сущего во всей вселенной. И после всех этих возвышенных заявлений он добавил, что действительно обескуражило меня. Он сказал, что ко мне в руки попала карта, на которой указано местоположение этого хранилища.
Я переваривал эту мысль, когда вдруг Бэйл свалился. Он был мёртв. Только чудо спасло меня от смерти, энергетический луч прошёл в сантиметре от моей головы. Я бросился бежать. Не знаю как, но мне удалось выбраться на улицу. Мне удалось смешаться с толпой. Я даже не понимал, что делаю, всё было как в тумане. У меня было место, где меня никто не стал бы искать. Я укрылся на несколько дней, осмысливая, что же произошло, кто всё это устроил и что мне делать дальше?
Из-за чего всё это случилось, догадаться было не сложно. Что мне делать дальше? Это вопрос. Прождав ещё несколько дней и убедившись, что за мной нет слежки, я решил вернуться на Пиалию.  Мне пришлось сделать огромный крюк, добираясь до планеты окольными путями, пересаживаясь с одного торгового судна на другое. В конце концов, я уговорил капитана одного из торговцев высадить меня вблизи города, благо их маршрут проходил поблизости от планеты.
Оказавшись в городе, я не поверил своим глазам. Никого не было. На улицах, в домах - повсюду было пусто, ни одной живой души вокруг. Кто же это? Кто обладает такой властью, чтобы зачистить целую планету. После я успел исследовать и несколько других поселений, в них было тоже самое. Странно было то, что люди, как будто, просто исчезли. Ни следов борьбы, ни стрельбы ничего не было, вещи остались на своих местах, техника и приборы были в рабочем состоянии. Я не знаю и не представляю, что же здесь случилось, но мне страшно, я в полной растерянности. Единственное что я смог сделать, это завалить проходы в пещеры, чтобы никто не смог обнаружить мою находку. Мне кажется, так будет правильно.
Но рано или поздно те, кто охотится за моим открытием, смогут их отыскать и тогда вся галактика будет в опасности. Древние знания не должны попасть ни в те руки. Я оставляю эту запись в надежде, что она попадёт к тем, кому небезразлична судьба человечества. Да помогут вам Создатели Сущего».
Запись прекратилась, изображение погасло, но никто не шелохнулся. Все были обескуражены услышанным, никто не хотел нарушать тишину.
- Что дальше? - Добр смотрел в пустоту.
- В каком смысле?
- Здесь происходит что-то странное. Мне это не нравиться.
- Никому не нравиться, - сказал Каст.
- Да, но что нам делать со всем этим? - Добр сделал жест, охватывающий, по его мнению, всё, что они увидели на этой планете.
- Да уймись ты! - не выдержал Дрейк.
- А то что? Разве не понимаешь, что здесь твориться полная хрень, и мы в самом эпицентре этого.
- Уймитесь все! - Акано выступил вперёд. - Сейчас ничего не ясно и делать поспешных выводов мы не будем. Егор возьми запись, отвечаешь за неё головой. Остальным держать свои эмоции и рот на замке. Мы будем действовать, согласно плана. Через полтора часа на орбиту выйдет капитан Дарко. Мы со всей полученной информацией, данными, образцами отправимся назад на Лорию. Так что все домыслы, обсуждения и прочее оставить при себе. Надеюсь это понятно?
- Так точно! - ответили они хором.
Акано продолжил:
- А теперь займите свои места, будем собираться.
Когда все вышли из комнаты, Егор остановился в дверях и спросил Акано:
- Откуда эта запись?
- Её нашли в кабинете директора колонии. Она издавала радиосигнал, настроенный на нашу частоту. А что?
- Нет, ничего. Только странно, что он оставил её, почти на виду у всех. Тебе разве так не показалось?
- По-видимому, он знаком с нашими протоколами. Если нарушается связь с планетой или происходит что-то чрезвычайное, в эту местность направляется группа разведки. А он оставил маячок для нас. Должно быть он достаточно умён.
- А если бы эту запись нашли те, кто его преследовал?
- Мы ничего не можем предполагать, а делать поспешные выводы я не хочу. Это не наше дело разбираться со всем этим. Отвезём все материалы на Лорию, а командование уже само определиться как с этим быть.
- Но всё же – это всё странно.
- Да успокойся ты уже. Этот человек на записи, кем бы он ни был, знал, что мы прилетим. Он настроил маячок на имперскую частоту, мы имперские войска нашли его. Вот и всё. Нечего здесь размышлять. Отправляйся к остальным. – Акано произнёс последние слова тоном, не терпящим препирательств. Эту черту Егор не мог терпеть в своём друге. Он воспринимал всё, что касается империи и командование без каких-либо поводов к сомнению. Он верил в непогрешимость их решений и действий. Иногда Егор хотел просто ударить его за это. Но сейчас он сдержался и отправился к остальным, задумавшись о том, что только что услышал.

Глава 6
Голубой гигант поднимался над горизонтом, освещая лазурным светом всё вокруг. Видневшиеся вдалеке горы отбрасывали тень на долину, усыпанную маленькими островами деревцев то там, то тут. Ночная роса всё ещё лежала на листьях и траве, цветы ещё не распустились на встречу солнцу, но чувствовалось, что жизнь просыпается, несмотря ни на что. Но это всё было за чертой города, в нём же самом не было ни единой органической жизни, кроме их отряда.
Горы тянулись вдаль и уходили за горизонт.  Их вершины сверкали под лучами голубого солнца, создавая впечатление, будто огромные прожектора освещали небо. Безмятежность, спокойствие царило в долине, охватывающее всё вокруг, накрывая городок своим настроением. Но было слишком тихо. Тишина напоминала о ужасе, который произошёл здесь, о том, что трудно было вообразить и ещё труднее осмыслить. Тысячи и тысячи мирных жителей, женщин, детей были убиты неизвестной и зловещей силой. Кто знает, мучились ли они или их конец был тихим и безболезненным? Почему? Для чего всё это? И кто виноват? Одни вопросы.
Безмятежное утро скрывало весь этот ужас и незнающему стороннему наблюдателю показалось бы, что город просто ещё не проснулся. Но не весь город спал, на центральной площади царило оживление. В её центре стоял космический челнок, который ждал взлёта. Люди грузили на него оборудование и найденные в городе улики, образцы и всё то, что могло бы прояснить, приоткрыть истинный взгляд на те события, которые произошли на этой планете.
Егор с друзьями вышел, когда приготовления к полёту были уже почти окончены. Он осмотрел площадь, большая часть команды была уже в челноке, как и учёные. Они направились к нему, чтобы занять свои места. Краем глаза он заметил, как за ближайшим домом мелькнула тень. Нет, показалось, нервы были на пределе, тяжёлая ночь и потом ещё эта запись совсем обескуражила. Мысли путались.
«Скорее всего, показалось. Или нет? Всё так запутанно», - подумал Егор.
Всё произошло молниеносно. Вспышка света озарила ближайшее пространство вокруг них, жар обдал их, и неведомая сила отбросила на несколько метров назад. Чудом обломки и осколки челнока не задели Егора. На мгновение он окунулся в пустоту. Секунду спустя Егор уже поднимался на ноги. Он огляделся и увидел Акано, который что-то кричал. Не разобрать, всё ещё шум взрыва звенел в ушах. Через несколько секунд звон начал стихать и до Егора донеслось:
- Доспехи в боевой режим!.. Боевой режим!
Он тут же среагировал, нажав на шлеме нужную кнопку. Боевой интерфейс доспехов моментально оценил сложившуюся ситуацию. Перед глазами стали появляться цели, надвигающихся дронов. Началась битва.
Первым же выстрелом он уложил ближайшего из них. Затем ещё двоих. Энергетическая граната полетела в дальний конец площади и ещё несколько дронов были повержены. Акано и остальные тоже отстреливались от превосходящих сил противника. Егор подстрелил ещё несколько дронов, которые пытались зайти им в тыл. Краем глаза Егор заметил ещё одного дрона, который направил оружие на Акано. Он молниеносно среагировал и в один прыжок оказался рядом с другом, дрон тем временем повалился наземь.
- Ты мой должник! - выкрикнул он на ходу.
- Мы квиты! – Акано подстрелил очередного дрона, который вырос, как гриб перед Егором.
Благодаря доспехам они могли передвигаться по полю боя с огромной скоростью, что давало им небольшое преимущество. За секунды они преодолевали десятки метров и разрушали строй врага, вызывая в их рядах суматоху и сумбур. Они раздавали выстрелы и удары направо и налево, но этого было недостаточно, их было слишком мало.
- Нам нужно укрыться, - Акано подбежал к Егору. - Назад. Быстрее. Их слишком много, на открытом пространстве нас всех перебьют.
Акано уволок Егора за собой в здание, где они не так давно провели ночь. Дрейк и Каст уже заняли оборонительные позиции в окнах и яростно отстреливались.
- Где Добр?
- Погиб, - прокричал Каст. - Осколок челнока вонзился ему в грудь, - продолжил он, одновременно перезаряжая своё оружие. - Они за всё мне ответят.
Новая очередь вырвалась в сторону врага. Акано позвал Егора за собой на второй этаж. Заняв позицию, они смогли оценить обстановку. Дело было худо, выжило несколько человек из всей команды: они сами, Каст, Дрейк и ещё парочка бойцов, которые не успели войти в челнок. На них надвигался отряд, по меньшей мере, из тридцати дронов. Мелкими перебежками они приближались к зданию. Но благодаря своим новым доспехам и интерфейсу в них, за несколько минут число врага значительно сократилось
- Полагаю, это не все их силы, - сказал Акано.
- Будут ещё, - согласился с ним Егор.
И добавил:
- Какой план?
- Долго их сдерживать мы не сможем, они возьмут нас числом, да и боеприпасы у нас на исходе. Необходимо уходить и как можно скорее.
- Тогда предлагаю отступление с сюрпризом, - Егор подмигнул Акано.
- Я тебя понял.
В это время к площади подлетело несколько небольших кораблей. Подкрепление для нападавших прибыло. Десятки дронов высадились на площадь, они были готовы к штурму. Внезапно два огромных энергетических шара полетело в один из кораблей. Взрыв и обломки обрушились прямо на собравшихся под ним дронов.
- Это их задержит, - сказал Акано, отбрасывая в сторону болгоран, - тяжёлое оружие у нас тоже закончилось, - добавил он.
- Вперёд! Надо уходить.
Они прошли на первый этаж. Дрейк и Каст заканчивали приготовления для отхода.
- Всё готово, - сказали они.
- Уходим!
Егор посмотрел на дымящийся челнок за окном, в горячке боя, он не мог позволить себе отвлекаться на что либо и только сейчас он осознал боль утраты, его сердце сжалось от боли - Алайна погибла, её больше нет. Она была такой настоящей и в то же время, глядя на неё, ему казалось, что принцесса сошла со страниц сказки. Её белоснежная улыбка, золотистые волосы и голубые как небо глаза - всё в ней радовало глаз, он мог бы вечно любоваться её красотой, её детской наивностью и чистотой её сердца. Пусть он знал её совсем недолго, но он чувствовал, что между ними возникла связь, которую нельзя ничем объяснить, и он знал, что она испытывала к нему то же самое.
Через несколько минут они оказались позади здания и уже ушли вглубь построек, как вдруг он услышал голос. Он не смог бы перепутать его ни с каким другим:
- Егор! Егор!
- Алайна?! Алайна! - прокричал он и ринулся к ней.
Алайна стояла возле двери, из которой Егор с друзьями выбрались несколько секунд назад. Она держалась за бок и тяжело дышала, рука её была в крови.
- Прикройте их, - крикнул Акано.
Егор подбежал к ней и заключил в свои объятия.
- Я думал, ты погибла, - сказал он. - Я думал, что потерял тебя!
- Так бы и было, но мне повезло, меня отбросило взрывом, и во время боя я смогла спрятаться в обломках. Егор мне страшно.
- Не надо слов. Сейчас дроны будут здесь. Надо уходить. Ты можешь идти.
- Да! - она поднялась на ноги. - Ай!
- Ты ранена?
- Ничего страшного, просто царапина, всё будет хорошо. Идём.
Они побежали к остальным. Как раз в тот самый момент из двери показалась вторая волна дронов.
- Давай, - голос Акано пронзил пространство.
В этот же самый момент большой взрыв разворотил здание и всех, кто находился рядом.
- Это даст нам немного времени, чтобы собраться с силами и придумать, как выбраться с этой чёртовой планеты. Егор, Алайна вы в порядке?
- Да, Акано! Спасибо.
- Давайте выбираться из города, - в голосе Каста чувствовалось напряжение.- И чем скорее, тем лучше.
- Куда нам идти? Вокруг на многие километры степь. - Дрейк как всегда умел подсластить пилюлю.
- Выбираемся из города, там дальше видно будет.
Четверть часа спустя они были на окраине города. Погони за ними не было. Впереди была только голая степь. Выбора не было, оставаться на месте было слишком опасно. Они пошли дальше, удаляясь от злополучного места.
Уже почти десять часов отряд шёл по незнакомой планете, останавливаясь лишь на несколько коротких привалов. Вокруг них распростёрлась огромная равнина, она охватывала всё пространство, насколько видели глаза. Виднелась только еле заметная возвышенность вдалеке, это была та гора, у подножия которой лежал шахтёрский город, и в которой они потеряли почти весь свой отряд. Солдаты и учёные погибли, взорвавшись вместе с челноком. С осознанием этого пришла печаль. В глазах выживших, читалась скорбь, наряду с чувством вины и страхом.
Егор и Алайна шли рядом. Ей уже стало лучше, маленькие наноботы свою работу знали и трудились на благо организма, рана затягивалась, и девушка шла без посторонней помощи. Только влажные глаза выдавали её чувства, всё таки она потеряла всех своих коллег и друзей. Они не разговаривали, лишь изредка он справлялся о её самочувствии.
В очередной привал он опять спросил её:
- Как ты себя чувствуешь, Алайна? - В голос он вложил всю нежность и заботу, на которую был способен.
- Всё хорошо, Егор! Мне уже намного лучше. - Она видела, как он старается, и попыталась ему улыбнуться, но это получилось как-то вяло и неубедительно, скорбь всё ещё была сильна.
- Тебе больно?
- Нет, уже совсем не больно, по крайней мере, физически, - вторую часть фразы она произнесла шёпотом, но Егор всё равно услышал.
- Итак, судя по координатам, нам осталось несколько часов пути, - сказал Акано.
Когда они ушли подальше от того самого города, им надо было решить, что делать дальше и куда направиться. Вот в этот момент Дрейк и вспомнил, что в одном из поселений, в котором они побывали, он видел космический челнок способный вывести их на орбиту и на нём должно быть оборудование, чтобы связаться с капитаном. Это был их единственный шанс на спасение, иначе им было не выжить на этой планете. Запасы кончались, еды и воды осталось на пару дней, не говоря уже о том, что охоту на них никто не отменял, пусть их и потеряли из виду, но Акано, да и остальные, понимали, что поиски продолжаются, и их обнаружение лишь вопрос времени.
К закату они подошли к шахтёрскому городку. Голубой гигант уже скрылся из виду, оставляя за собой небольшой лазурный шлейф. Поистине, красота этого явления была уникальна. Конечно, на самом деле никакого шлейфа не было, это было лишь преломление света в атмосфере, но красота этого явления завораживала. Это было похоже на Северное сияние на родной планете Егора. Хотя своими глазами он никогда его не видел, но здесь на чужой планете, в другой части галактики это показалось таким знакомым и родным. Мысли его обратились к дому, к его родным и друзьям, как они там живут, помнят ли его, ищут ли? Вспомнил о коллегах по работе, хотя большинство из них были подхалимами, эгоистичными слизняками, вечно заискивающими перед начальством и целующими его зад при каждом удобном случае. Даже они вызывали тоску по дому. Вспомнил о своей девушке, странно, но он уже ничего не чувствовал к ней. Все его мысли были поглощены только Алайной. Ему стало стыдно, ведь Оля хорошая девушка и не виновата в том, что он её разлюбил. А она, может быть, всё ещё ищет и ждёт его. Он постарался отогнать от себя эти мысли.
Егор оторвался от этого явления и посмотрел на Алайну, посмотрел в её голубые глаза и тоска сразу ушла. От её взгляда он обо всём забыл: о Земле, о доме, о друзьях. У него было лишь одно желание, быть рядом с ней всегда, заботиться о ней, защищать, любить.
Несколько минут они молча смотрели туда, где скрылось голубое солнце, после чего Акано отправился на пост, остальные занялись подготовкой ко сну. Они решили, что будет глупым идти в город ночью, необходимо было проследить за тем, что происходит внутри, поэтому расположились в укромном месте неподалёку от него, среди небольших предгорий в небольшой рощице. В нескольких километрах к югу вздымалась огромной стеной гора, вероятна та самая, которая была рядом с предыдущим городом. Это было не удивительно, ведь эта горная система опоясывала всю планету, в нескольких местах и поистине была великолепна. То она вздымалась вверх остроконечными заснеженными вершинами, то шла небольшими холмами, усыпанными различной диковинной растительностью.
Алайна устроилась у небольшого дерева, листва и ветки служили ей постелью. Егор подошёл к ней и протянул валик, смотанный из свежесрезанного мха, по крайней мере, это было похоже на мох.
- Вот держи, - сказал он, - так будет мягче.
- Спасибо! - она неловко улыбнулась, - это было не обязательно.
- Нет, нет! Мне не сложно. А тебе нужно максимум удобств, чтобы скорее поправиться.
- Да, рана почти излечилась, скоро даже шрама не будет видно. И всё же мне очень приятно, честно. На моей планете к женщинам относятся предвзято, и мы редко слышим ласковые слова в свой адрес, только от самых близких.
Она опустила глаза и всхлипнула.
- Я понимаю, - сказал Егор, - тебе тяжело, ты потеряла коллег и друзей, и любимого человека, - он осёкся.
- Прости, я не хотел бередить.
Егор встал, и было оправился в другой конец лагеря, как она схватил его за руку.
- Постой, - прошептала Алайна. - Ты прав я потеряла коллег и друзей.
После паузы добавила:
- Сеймур был моим женихом, да, но не я сделала этот выбор, нас обручили ещё до рождения, ещё, когда мы были в утробе, когда стало известно, какой пол будет у ребёнка. Это очень древняя традиция, с эры Возрождения, когда наша цивилизация была на грани вымирания, браки начали заключаться между ещё не родившимися детьми, для того чтобы, когда они достигнут совершеннолетия, молодые могли бы заключить союз и произвести новое потомство. Подбирались семьи идеально подходящие по физическим параметрам и совместимости, что давало большую вероятность того, что дети вырастут здоровыми физически и умственно. Конечно, мало кто возлагал большие надежды на этот эксперимент, но, всё же, со временем это дало результат. Вёлся жёсткий контроль за рождаемостью и дальнейшей судьбой каждого. Нам судить сложно ведь мы не жили тогда, и кто знает, какие мы бы принимали решения, окажись мы на месте наших предков. В общем, не нам судить, но спустя десятилетия наша цивилизация вновь возродилась, численность населения увеличилась в разы, нам больше не грозило вымирание, начался золотой век развития науки и техники, и всё было хорошо. Со временем жёсткий контроль за рождаемостью и решением кто за кого выйдет замуж отпадал сам собой, но эти снобы из высших кругов нашего общества оставили традицию определять судьбу своих детей в знак памяти и уважения тем, кто провёл нас сквозь тёмные времена. Ну и мы с Сеймуром родились в таких семьях, что обрекло нас стать женихом и невестой. О Создатели Сущего, их даже не остановило то, что мы были родственниками по крови. Я любила его, но как брата не более, хотя я знала, что для него это серьёзно, что я для него больше чем сестра. И от этого мне ещё больнее, я чувствую себя такой, такой.. Я обманывала его, а он заслуживал того, чтобы знать правду. Он был хорошим, хотя и вырос среди всех этих правил, традиций, ханжества, он бы меня понял и простил.
В её глазах сверкали слёзы. Егор обнял её, прижал к груди:
- Всё хороша милая, ты ни в чём не виновата. Пожалуй, к лучшему, что он ничего не узнал, он оставил нас с любовью в сердце, ни о чём не сожалея и сейчас, где бы он ни был, я думаю, он простил тебя. Тебе остаётся простить только саму себя.
Они посмотрели друг на друга. Её лицо, хоть и заплаканное, было прекрасно в свете взошедших лун. Её глаза блестели и манили его, он больше не мог сдерживаться и поцеловал её. Алайна не оттолкнула его, а наоборот ответила на поцелуй. Несмотря ни на что - это был лучший момент в его жизни.
Спустя минуту они очнулись от этой сказки:
- Не нужно было этого делать, прости меня, пожалуйста! - Егор отстранился и попытался уйти. Алайна схватила его за руку.
- Подожди. Всё хорошо, я не злюсь. Я сама этого хотела. Ты мне, правда, нравишься - очень! Но сейчас, действительно, не время и не место.
- Ты мне тоже нравишься! - Егор смутился как мальчишка. - Знаешь, я давно хотел тебе сказать, но не знал, как начать...
- Егор!
Как всегда, Акано появился в самый неподходящий момент.
- Надо поговорить. Алайна! Всё хорошо?
- Да, всё в порядке.
- Пойдём. Спокойно ночи, - добавил он, обращаясь к девушке.
Они отошли в сторону к тому месту, где стояли Каст и Дрейк.
- Дела обстоят следующим образом, - сразу начал Акано, - у нас шесть воинов и один гражданский. Боеприпасы на исходе, еды и питья ещё меньше. В городе перед нами наверняка засада. Сейчас сказать сложно, сколько сил брошено против нас, но в одном я не сомневаюсь, они будут беспощадны, поэтому действовать надо быстро и чётко. Идём одной группой с восточной стороны, - он чертил план палкой на земле, - Каст, Дрейк вы во главе колонны, Егор и Алайна в центре, я с остальными -  замыкающие. Все идём с одной скоростью, никого не бросаем, не оглядываемся. Продвигаемся только вперёд вот к этой точке, - он указал точку на чертеже, - нам придётся продвигаться под шквальным огнём неприятеля. Будет очень жарко. Вот собственно и всё. Вопросы?
- Да всё понятно, - сказал Дрейк, - скорее бы убраться с этой чёртовой планеты. Зачем мы вообще сюда прилетели? Здесь ничего нет, только смерть. Наш «доблестный» генерал послал нас на смерть. Он ответит за гибель наших ребят, я лично найду его и заставлю страдать.
- Молчать! - Акано повысил голос. – Вопросов нет. Всем спать, - сказал он уже тише.
Конечно, все понимали, что слишком много вопросов вызывала их экспедиция, и уж слишком много случайностей и совпадений было в ней. Дрейк высказал вслух то, что у многих было на уме.
Кто-то не хотел, чтобы они вернулись назад в Лорию. И приложил для этого массу усилий и средств. Ведь они живые свидетели того, что во вселенной появилось новое, никому не известное оружие массового поражения, способное уничтожать целые народы и миры. Какая-то неведомая сила поднималась против всего человечества. Все были в опасности и, не важно, кто ты,  откуда ты родом или где живёшь, она достанет тебя повсюду.
С такими мыслями Егор уснул. Разбудили его, когда начало чуть светать. В сумраке им было проще добраться до окраин городка. Укрываясь за небольшими кустарниками и камнями, спустя десять минут они оказались у окраин. Затем Акано повёл их вдоль узкой улочки к кораблю. Пройдя несколько кварталов, они не нашли сопротивления. Всё было, также, как и в первый раз, когда они здесь находились. Их окружала лишь тишина и ничего более.
- Странно, - сказал Егор, - я ожидал, что будет засада.
- Мы не добрались ещё до места, возможно, всё ещё впереди, - ответил ему Каст.
Спустя несколько сот метров они увидел челнок. Он стоял на взлётной площадке как будто специально ждал только их. В городе по-прежнему было пусто. Подойдя поближе, они увидели, что вокруг взлётной площадки было несколько метров свободного пространства, что делало группу лёгкой мишенью, поэтому никто не ринулся сразу же к челноку. Егор и остальные затаились у стены одного из ближайших домов. Несколько минут наблюдения и ничего, ни шороха, ни звука, ни намёка на чьё-либо присутствие.
- Вперёд, по одному, - отдал команду Акано.
Группа высыпалась на площадку, заняв оборонительные позиции спиной к спине, озираясь в разные стороны. Вокруг никого не было. Всё так же стояла гробовая тишина на многие километры вокруг, а возможно и на всей планете. Было странным, что никто их не преследовал, ведь численность их была мала, и добить их группу было бы просто, но враг так и не появился. Вероятно, счастливый случай подумалось Егору, но в душе он никогда не верил в случайности и совпадения и уж тем более в счастливые случаи. Что-то произошло и чувства неизведанного его очень беспокоило. Он всегда любил держать всё под контролем и обладать как можно большей информацией обо всем, что происходит вокруг.
Каст заканчивал сканировать космический челнок. Акано не хотел рисковать и проявлял крайнюю степень осторожности. С виду всё было в порядке и приборы говорили, что никаких подозрительных предметов и блоков на челноке не обнаружено, но они, всё же, медлили. Перед глазами всё ещё стояла картина взрыва, а крики товарищей грызли душу, в горячке боя, они не слышали их, но память коварная штука самые жуткие воспоминания всплывают в самый неподходящий момент. И многое, что забылось со временем или стерлось из памяти, не упускает совой шанс снова и снова терзать нас.
- Всё чисто! - Каст закончил полное сканирование челнока.
- Мне нужна связь с капитаном. Дрейк займись, - сказал Акано.
Дрейк вошёл внутрь и начал заниматься наладкой канала связи. Каст проверял пригодность челнока к полёту. Остальные остались снаружи, ожидая возможности улететь с этой планеты.
Алайна что-то удивлённо рассматривала на корпусе корабля, Егор подошёл к ней и посмотрел туда же. На корпусе была сделана корявая надпись, вероятно, какой-то краской, наноботы в его голове моментально перевели её: «Таурелия».
- Не пойму, зачем люди дают название кораблям? Это всего лишь машина, техника неодушевлённая и безжизненная. Зачем им это? - сказала Алайна, продолжая смотреть на надпись.
- Может быть им страшно?! - Егор задумался и после паузы добавил. - Может так им легче, давая название кораблю, создаётся впечатление, что он живой, что он обладает своим нравом и характером, они надеяться, что он будет служить им, что он будет им добрым другом.
- На моей планете, - продолжил Егор, - у большинства машин и кораблей есть название, для меня не кажется это странным, а самое интересное то, что за многими из названий кроятся настоящие истории о верности и предательстве, о любви и ненависти, об отваге и трусости. И это прекрасно, названные в честь великих людей эти машины, корабли и прочие заставляют задуматься современников и потомков, вдохновляют их совершать добрые дела и стремиться быть лучше.
Это была одна из странностей этого мира, здесь не давали названия кораблям, челнокам и прочим машинам. Названием был лишь очередной порядковый номер, под которым его выпустили с производства. И даже на корпус его не наносили, а считывалось оно специальными устройствами, передающими сразу на бортовой компьютер. Во многом это облегчало идентификацию и избавляло от лишней траты времени. Лишь огромные звездолёты имели названия, но, по сути, они были целыми космическими городами и для них делались исключения.
- Интересно, кто это – Таурелия? - прошептал себе под нос Егор.
- Так называлась планета, - Милон, один из двух бойцов, бывших с ними стоял неподалёку и слышал разговор Егора и Алайны. - Простите, я не хотел мешать.
- Нет, нет! Ты не помешал, мне действительно интересно, что это означает?
- Он прав, - поддержала его Алайна. - Многие годы назад была такая планета…
- Была?
- Да была. Обитали там тауры гордая и могучая раса. Это были тёмные времена. Времена, когда империя находилась на грани развала. Таурелия и Лория вели борьбу за господство над галактикой.
- Почему я об этом ничего не знаю? В истории Империи об этом ничего не упоминается?
- Мало кто знает, об этом вообще что-то. То, что мы знаем по большей части слухи и обрывки слухов, прошедшие сквозь века. Никто не знает правду. Эта часть истории стёрта из всех архивов, было уничтожено любое упоминание о том страшном времени. Даже местоположение Таурелии скрыто навечно. Слухи и предположения всё, что нам осталось.
- И всё же, что произошло с целой планетой? Не могла же она просто так исчезнуть?
- Никто не знает, но по слухам, она по-прежнему, где-то там, совершает очередной оборот вокруг звезды, окутанная печатью смерти. - Алайна замолчала.
- Мне рассказывал дедушка, - продолжил Милон, - а ему его, что в ту пору Таурелия была могущественным государством, которая противопоставила себя влиянию Лории, империя была на грани распада. Тогдашний император Ставрос решил объединить два враждующих дома династическим браком. Он решил женить своего сына Лаверта на принцессе Касандре, дочери правителя Таурелии.
Кассандра была прекрасной девушкой, её красота и доброе сердце поражали каждого, кому посчастливилось познакомиться с ней. Доброта и забота о своём народе толкнула её выйти замуж за нелюбимого человека.
Говорят, что свадьбу праздновали несколько месяцев, так что в каждом известном мире нашей галактики смогли отпраздновать это событие вместе с женихом и невестой. Подробности, конечно, никому не известны, но слухи ходили о том, что Лаверт убил свою жену, что он сошёл сума. Но, как рассказывал мне дедушка, убийство было лишь провокацией для начала войны. И она началась. Началась и сразу же закончилась. Никто не знает, что произошло, но тауров больше не стало. Кто-то говорил о биологическом оружии и эпидемии, кто-то говорил о геноциде, а кто-то и о каком-то невиданном оружии, которое никому не было известно, о таком оружии, которое могло уничтожить целую планету, целую расу.
Все трое переглянулись, эти слова прозвучали, как будто их окатили холодной водой из ушата. Никто не знал, что происходило друг у друга в голове, но Егор не мог не заметить такого странного совпадения, как, наверное, и другие или это было не совпадением?
- Впрочем, - нарушил тишину Милон, - это всего лишь очередная история, которой пугают детишек.
В это время к ним вышел Каст.
- Хорошие новости! - сказал он. - Корабль чист, и мы связались с капитаном, через несколько часов они выйдут на орбиту, и мы сможем убраться с этой чёртовой планеты.
Следующие пару часов они провели в предполётной подготовке. Милон и его товарищ Балкор стояли на посту, Каст с Акано тщательно осматривали челнок на наличие повреждений и исправляли всё, что могли обнаружить, остальные - Егор, Алайна и Дрейк грелись под лучами голубого солнца неподалёку от челнока. Опасаться было нечего, так как капитан сообщил, что смог накрыть, преследовавший их большой отряд дронов, из управляемых ракет дальнего действия.
Они покинули планету без промедления, как только это стало возможным. Хотя боль утраты, боль поражения не оставляла их сердца, каждый кого-то потерял на ней. Провал миссии был очевиден и самое страшное то, что некого было винить в этом, ни у кого не было ни единой мысли о том, кто мог стоять за этим?
Через час после отлёта они были уже на корабле с капитаном Дарко. Акано рассказал обо всём, что произошло на этой планете. О том, что они нашли, какие данные получили и главное о видеозаписи археолога, которую они нашли. К сожалению, все данные, которые смогли получить учёные, были утеряны во взрыве, и у них не было доказательств о том, что же на самом деле произошло на этой планете. И отряды дронов, которые на них напали, смогли уничтожить все доказательства геноцида.
Положение было безвыходным. Никаких вещественных доказательств не было, только слова кучки солдат проваливших разведывательную миссию. Они были в тупике. Дарко был в бешенстве, хотя внешне это почти никак не проявлялось, только набухшая жилка судорожно пульсировала у него на виске.
- У нас ничего нет, никаких доказательств, - сказал он. - Какие будут предложения?
- Надо возвращаться домой, - сказал Дрейк, - что тут ещё скажешь?
- Дрейк прав в одном – здесь нам делать больше нечего, но назад возвращаться тоже опасно, по крайней мере, в открытую. На этой планете произошло что-то странное, и за этими событиями явно стоит кто-то из высшего руководства империи, - сказал Дарко.
- Это только догадки! - Акано вскочил со своего места. Несмотря на всё случившееся, он никак не мог поверить в то, что в верхах могут быть враги и предатели империи.
- Успокойтесь, Акано! - сказал капитан. - Никто не говорит о предательстве или чём-то подобном. Но во всей этой ситуации что-то не так, слишком явные совпадения, а я в случайности не верю.
- Егор, ваше мнение? - обратился к нему капитан.
Егор обдумал всё, что произошло ещё раз, попытался вспомнить все подробности, но конкретных предложений у него не было, только догадки. Он оглядел всех присутствующих, выдохнул и сказал:
- Нам не известно ни то, кто на нас напал, ни то, с какой целью это было сделано, ни то, кто за этим всем стоит? - Егор говорил медленно, чеканя каждое слово, давая себе, таким образом, ещё время подумать над своим предложением. - Я думаю, нам надо полететь на …
- Карну! - перебила его Алайна.
Все присутствующие посмотрели на неё с удивлением.
- Карну? - спросил Дрейк. - Что нам там делать?
- Я, я, - девушка засмущалась, когда все взоры обратились к ней, но через несколько секунд обралась с духом и продолжила. -  Мой отец поможет нам. У нас есть запись, в которой рассказывается о многом таком, чего нам не понять, а мой отец может пролить свет на многое или найти людей, которые смогут дать нам ответы.
- Но мы не знаем, кому можем доверять, а Академия наук Карны и её представители отличаются своей консервативностью и слишком претенциозным отношением к закону и власти. Они свяжутся с Лорией и передадут всю имеющуюся у нас информацию, - вступил в разговор Акано. - И неизвестно к кому она попадёт, если предположить, что догадка с предателем верна.
Кастовая неприязнь сыграла свою роль. Он на генетическом уровне не переносил людей науки. За всё время их задания он всегда держался на расстоянии от Алайны и её друзей и общался с ними только по мере необходимости. Сейчас он возразил скорее из старых предрассудков.
- Это не так, отец поможет нам и никому ничего не расскажет, если я попрошу, тем более после того как узнает, что нас пытались убить. Поверьте, мой отец имеет влияние на нашей планете, он сможет всё устроить так, чтобы о нас никто не узнал. Там мы сможем отдохнуть и обдумать наши дальнейшие действия.
- Наши? - Дарко вопросительно посмотрел на неё. - При всём уважении юная леди, вы с нами никаких планов строить не будете. Как только мы доберёмся до безопасного места, для вас это путешествие будет окончено.
Алайна гневно посмотрела на него.
- Вы не можете так поступить, там погибли мои друзья, - она махнула рукой в сторону планеты, - я должна быть с вами и во всём разобраться. Я должна узнать, за что они погибли, это моё право.
- Я не сомневаюсь в вашем праве, я сомневаюсь в ваших умениях. Каждый из этих воинов прошёл боевую подготовку, они сильны и выносливы, они обучены ведению боя, и я полагаю, что в будущем нам придётся применить эти навыки. Вы же не обладаете ими, и я не хочу нести ответственность за вашу жизнь.
- Полагаю, нам придётся сделать так, как посоветовала мисс Алайна. - вступился за девушку Егор.
- Поясните?
- У нас нет ни малейшего намёка на происходящее. Единственная зацепка - это запись какой-то невероятной находки, способной изменить всё во вселенной. Логично предположить, что лучшие умы в нашей галактике способны пролить свет на это. И нет более безопасного места для Алайны, чем её дом.
- Мы не сможем им доверять.
- Мы никому не можем доверять. А здесь у нас есть преимущество, мы привезём дочь магистра домой, он будет обязан нам и Алайна сможет убедить его помочь.
Егор закончил говорить и ожидал решения капитана. Дарко окинул всех взглядом.
- Вижу большинство согласно с ним. Что ж, думаю, доля разума в твоих словах есть. Путь предстоит не близкий, всем занять свои места, начинаем предполётную подготовку.

Глава 7
Система Азара находилась почти в самом центре галактики. Центром этой системы была огромная звезда, в несколько раз больше Солнца, согревавшая своим теплом и светом двенадцать планет. Пятой по счёту была Карна. Небольшая планета, по сравнению с другими в своей «семье», она была чуть больше Земли и выглядела почти так же, разве что было меньше голубого цвета. Это был скорее зелёный шарик, чем голубой. Действительно воды на этой планете было меньше чем на Земле, океаны не такие большие и вода в них была с зелёным оттенком, благодаря особому веществу, которое делало её такой. Но, всё же, было в ней что-то такое знакомое, родное - как дома. Егор смотрел в иллюминатор и мысли его обратились к Земле. Он снова вспомнил родных и близких, друзей, коллег по работе. Футбол во дворе по выходным, компьютерные игры с друзьями, вечеринки и семейные праздники. Честно признаться, он соскучился по той прошлой жизни. Теперь та жизнь казалась такой простой и спокойной. Все её проблемы были столь малы и несущественны. Тоска по Родине снова сковала его сердце и, глядя на Карну, эта тоска стала во много раз сильнее.
Но с другой стороны с ним были его новые друзья – Каст, Дрейк, Акано. Они стали ему ближе, чем кто-либо на Земле. И, конечно же, рядом с ним была Алайна, а рядом с ней любая тоска меркла и воспоминания о доме отходили на второй план.
Егор стоял и наблюдал за приближающейся планетой, как вдруг услышал лёгкую поступь за спиной. Он обернулся и встретился взглядом с голубыми глазами Алайны.
- Ты не против, если я побуду с тобой немного? - спросила она кротким голосом.
- Конечно, нет! Я всегда рад тебе!
Это было чистейшей правдой. Один взгляд её глаз, одна её милая улыбка поднимали его на седьмое небо от счастья. Одно её присутствие отбрасывало всё на задний план, ни проблем, ни тоски, ничего не существовало во вселенной кроме неё одной.
- Моя планета, - сказала она, глядя в иллюминатор, - мой дом. Там здорово! Когда я была маленькой, мы всё лето проводили за городом, возле большого озера. Там было много других семей и у меня было много друзей. Мы любили играть у озера. Там была такая чистая и прозрачная вода, что было видно абсолютно всё на многие метры. Мы любили наблюдать за жизнью подводного мира. Наверное, из-за этого я и пошла в науку и стала биологом, а может, потому что родители меня заставили? Не знаю.
Она говорила, не останавливаясь о своей семье и друзьях, о детстве и об учёбе в академии, потом снова о детстве как она любила наблюдать за животными, и о разных курьёзных случаях. О том, как много зверушек было у неё дома, и как она за ними ухаживала, и какими они были смешными и милыми. Потом снова об учёбе и о том, как впервые узнала и увидела своего жениха. О том, как она ссорилась с отцом из-за этого и как много раз плакала.
Неожиданно Егор осознал, что они держатся за руки и, молча, смотрят друг на друга. Он не мог сдержаться и поцеловал её. От прикосновения её нежных губ он как будто провалился в сон, и ему казалось, что всё происходящее нереально и не может происходить с ним. Через мгновение они уже оказались в её отсеке ведомые страстью и соединившей их любовью. Наконец он встретил ту единственную, которая была ему предначертана, он встретил свою половинку. Кто знал, что для этого ему нужно будет преодолеть всю галактику.
Часы пролетели как несколько мгновений. Лёжа в постели, они любовались друг другом. Всё было ясно без слов им и не хотелось ничего говорить, слова лишь испортили бы ту ментальную связь, которая возникла между ними.
Звонок нарушил их насыщенную чувствами тишину.
- Госпожа, мы подходим к орбите Карны, капитан просил подняться вас на мостик.
- Спасибо! Я буду готова через десять минут, - мелодичным голосом ответила Алайна по трансмутеру.
- Вот мы и прилетели, любовь моя, - сказала она Егору. - Нам пора расстаться.
- Расстаться?
- Не навсегда, дурачок! - она звонко засмеялась. - Никто во вселенной не сможет нас разлучить, но на моей планете очень строгие законы и консервативные взгляды. Отец никогда не позволит нам быть вместе. Поэтому ему лучше пока ничего не знать.
- Но он рано или поздно узнает.
- Да, пусть лучше поздно. Давай расскажем ему, когда мы будем далеко. Вселенная большая, он не сможет нас достать. Мы убежим на твою планету. По законам империи новые миры защищены особым статусом, и никто не сможет ничего нам сделать. Или мы можем сбежать на Рейну, её межгалактический торговый статус имеет особые привилегии, поэтому империя не имеет там большого влияния, а её  огромные размеры позволят нам спрятаться так, что нас никто не найдёт.
- И ты готова сделать это ради меня?
Егор не привык к такому, все его отношения с девушками заканчивались в основном тем, что его бросали. Это наложило определённый отпечаток на него, небольшая паранойя на то, что касается чувств к нему. Он задал этот вопрос скорее по привычке, потому что в глазах Алайны он видел, она любит его и готова ради него на всё, и знал он это, потому что сам чувствовал то же самое.
- Готова.- Она смутилась и немного покраснела.
- Я люблю тебя Алайна, и сделаю всё, чтобы ты была счастлива, - он прижал её к груди, ему не хотелось отпускать её от себя, но звонок трансмутера снова вернул их к реальности.
- Госпожа, капитан ожидает вас, - сказал голос.
- Уже иду. - Она начала быстро собираться и добавила. - Запомни Егор, мы с тобой держимся на расстоянии и не должны никак себя выдать.
- Как скажешь, дорогая, - он игриво улыбался, - не дождусь момента, когда смогу обнять и поцеловать тебя в саду у твоего отца.
Алайна бросила в него штанами.
- Одевайся, - она нахмурилась. - И я говорю серьёзно, никаких обнимашек и поцелуев.
- Тебе так идёт, когда ты сердишься. Ты так мило это делаешь, - сказал Егор, натягивая свою форму.
Одевшись, они страстно поцеловались. После, убедившись в том, что никого нет в проходе у её комнаты, они разошлись в разные стороны.
Когда Егор добрался до своего спального отсека, в дверях его ждал Акано.
- Ты где был? Я уже пару часов вызываю тебя. Тебе так сложно было ответить? - он был явно зол.
- Прости друг, я отключил связь, не хотел, чтобы меня беспокоили какое-то время. Знаешь, соскучился по дому и вид этой планеты навеял воспоминания, в общем, мне нужно было побыть одному и подумать, ну а потом забыл включить, наверное, - он говорил быстро, голос его немного дрожал.
В этот момент их вызвали на мостик. Акано не стал дальше допытываться у него правды. Они пошли по направлению к рубке, молча.
- Нам разрешили вход в космопорт.  Эйлан Сорис Унара был рад услышать, что его дочь жива и невредима. Через несколько часов вы будете дома госпожа Алайна. - обратился к ней капитан, когда Акано и Егор вошли на мостик.
Эйли Алайна Унара, таким было её полное имя, улыбнулась в ответ. Её мысли обратились к дому, Егор это понял по её глазам. Мгновение спустя он увидел нотку грусти в них и опустил глаза. Он почувствовал себя виноватым, она покинет дом, родных и близких, всё, что ей было дорого ради него, может ли он просить её о такой жертве? Тень сомнения появилась на его лице, он снова погрузился в свои мысли и очнулся лишь, когда Акано положил ему на плечо руку.
- Пойдём, мой друг, - сказал он и добавил, - ты в последнее время постоянно где-то витаешь? Что произошло?
- После, - коротко бросил Егор.
За это время их корабль занял своё место в порту, и все присутствующие направились к челноку, присланным с Карны отцом Алайны. Путешествие к Академии Наук Карны было недолгим, спустя полчаса они прибыли по назначению.
Сорис Унара встречал их лично. Стоя на краю большой посадочной площадки, он наблюдал за приземлением челнока. Он был высоким человеком, широким в плечах, остальная часть его фигуры была скрыта под золотисто-чёрной мантией, его тёмно-каштановые волосы ниспадали ровными локонами на плечи.  На вид ему было лет сорок, хотя он был значительно старше. Всё дело в нано технологиях, позволяющих сохранять молодость длительное время, вплоть до самого конца жизненного цикла, который в свою очередь длился до нескольких сотен лет. Поэтому среди лиц, занимающих важные посты, никогда нельзя было встретить пожилых людей. Помимо чиновников и военных эта технология начала попадать в руки влиятельных семей галактики и торговцев сумеречного рынка. Такая ситуация негативно влияла на репутацию Карнийской Академии наук, потому что часто технологии приобретённые незаконно были просто-напросто подделками, которые в большинстве случаев убивали своих счастливых обладателей. Сорис, как глава Академии и один из правителей Карны, лично возглавлял службу по обнаружению и извлечению незаконно приобретённых технологий, а также по уничтожению подделок во всех известных мирах.
На его загорелом лице расплылась белоснежная улыбка, когда он увидел Алайну. Казалось, что из его, как сама синь, глаз выльется радость прямо на посадочной площадке. Но, всё же, он совладал со своими чувствами, этикет был важной процедурой на Карне, и ему не пристало проявлять чрезмерные чувства, особенно при посторонних.
После обмена любезностями Сорис всех пригласили в зал совещаний. Он был огромен и напоминал форму эллипса. Посреди зала был стол, повторявший его форму, вокруг стола дрейфовали, в полуметре от пола, специальные кресла. Зал был ярко освещён, благодаря стеклянной крыше, через которую было видно полуденное солнце и, как ни странно, оно не ослепляло своим светом, а мягко рассеивало его по всему пространству помещения.
Дарко, Акано, Егор заняли места за столом. Через некоторое время к ним присоединились Сорис с дочерью. На его лице виднелись следы слёз, вероятно, радости, от того, что его дочь снова с ним.
- Алайна вкратце рассказала мне о случившемся, - начал он, - и просила оказать вам помощь. Правда я пока не понимаю, чем смогу вам помочь, но моя дочь очень настойчива, и я не могу ей отказать. Прошу начинайте.
- Прежде чем начать хочу предупредить вас, всё, о чём вы услышите, имеет самую высокую степень секретности и…
- Полагаю, как один из высших чиновников империи, - он покрутил перстень на пальце, который говорил о том, что его обладатель входит в высший имперский совет, - я знаю, что такое секретность и ко многому имею доступ.
- Вы правы, простите мою невнимательность, но дело и впрямь очень важное, - ответил капитан Дарко.
- Пожалуй, вам лучше услышать всё с самого начала.
Дарко начал свой рассказ, который дополняли Акано и Егор, и изредка вставляла своё слово Алайна, когда было необходимо научное объяснение или толкование. Рассказали о начале операции, о том, что было обнаружено на планете и как это выглядело, об обнаруженной записи некоего учёного-археолога и его рассказе, и самое главное о нападении на их корабль, о гибели учёных и Сеймура Квилинса. Сорис Унара молчал и внимательно слушал их рассказ, по его лицу было трудно догадаться о его реакции. После окончания их рассказа он сказал:
- Мне очень жаль, что Сеймур погиб, - он посмотрел на Алайну, она опустила глаза в пол, - он был мне как сын и он был бы ещё лучшим зятем, это большое горе для наших семей.
- А что на счёт записи, о которой вы говорили? - обратился он к Дарко. - Я бы хотел её увидеть.
Они переглянулись между собой. Запись была очень важна, и они не знали, стоит ли предъявлять её, но у них не было выбора, им необходимо было кому-нибудь довериться, а Алайна была убеждена, что её отец им поможет, поэтому Егор вытащил из кармана сферу с записью и установил её в проигрывающее устройство, появившееся в центре стола. В зале сразу стало темно, а пространство над столом превратилось в 3D-экран. Зрелище было поистине впечатляющее, казалось, что рассказчик сидел прямо за их столом.
Неизвестный закончил свой рассказ. Изображение исчезло и все обернулись к Сорису. Лицо его было задумчивым и мрачным. Он опустил глаза, несколько раз тяжело вздохнул, казалось, он что-то обдумывает. В зале повисло мучительное молчание. Алайна ёрзала на стуле, Дарко и Акано не двигаясь, смотрели на Сориса Унару, Егор смотрел на Алайну, он не мог удержаться и лишний раз не насладиться её прекрасным лицом.
- Алайна, проведай мать, пожалуйста, - нарушил молчание Сорис, - она хотела тебя видеть.
Девушка удивлённо посмотрела на отца, но на его лице не дрогнул ни одни мускул. Он только посмотрел на дочь взглядом не терпящим препирательств и возражений. Алайне ничего не оставалось, как послушно встать и уйти из зала.
- Итак, господа, чего конкретно вы от меня ждёте? - продолжил он, после тога как девушка скрылась за жидкой дверью.
- Во-первых, - начал капитан Дарко, - нам необходимо на какое-то время ваше гостеприимство. Во-вторых, нам нужно пополнить запасы топлива и провианта, и, наконец, в-третьих, мы полагали, что вы поможете нам разобраться в происходящем. В силу вашего статуса и положения в империи, у вас есть возможности узнать о происходящем на самом высоком уровне. Мы просим вас о помощи.
- Полагаю, я смогу вам помочь кое в чём. По поводу этой записи, - он указал на сферу, - я знаю этого человека. Его зовут Макс Мориус, он археолог, но не простой. Его единственная цель это поиск артефактов относящихся к эпохе прародителей, иначе говоря - эпохи Создателей Сущего. Мориус был одержим древними легендами и мифами об эпохе Создателей, страсть эту он приобрёл во время обучения в Академии Таллии многие годы тому назад. Его учитель, мой старинный друг, Акрос привил ему эту страсть. Однако, в отличии от своего учителя, в нём эта страсть приобрела маниакального приверженца и последователя. Конечно, существует много последователей этого течения в археологии, но ничего существенного так и не было найдено лишь старые, давно забытые мифы, истории, легенды – это всё, что осталось с тех времён.
- Хотя, - продолжил Унара после небольшого молчания, - это официальная версия. На самом деле археологам иногда попадались странные находки, не относящиеся ни к одной из известных нам эпох древности, их устройство и назначения неизвестны до сих пор, и многие их относят ко времени зарождения вселенной. Эта информация держится в строжайшей тайне и лишь немногие в высших кругах знают об этом. Все доказательства или упоминания о таких находках стираются из всех баз данных, те, кто знал что либо, устранялись.
- Устранялись?
- Да. Это не лучший период нашей истории. Кого-то ссылали в дальние колонии, кого-то подкупали за молчание, кого-то…заставляли замолчать навсегда. Такова была воля императора и правящего дома. Испокон веков эта воля соблюдалась беспрекословно, до тех пор, пока всё, что было связано с Создателями Сущего не стало легендой. И уже сотни лет никто не мог найти ничего, что было бы связано с эпохой прародителей.
Не знаю, что произошло на самом деле. Может быть, Акрос рассказал правду Максу, либо он каким-то образом сам разузнал об этом, но вскоре после выпуска из Академии он пропал. Ходили слухи о том, что его видели в разных уголках галактики. Как только начинали осваивать какую-либо планету, он уже был там и проводил свои исследования. Он был вездесущим. Человек невероятной энергии и работоспособности. И, как я понимаю, он нашёл то, что искал.
- Вы полагаете, это правда? - спросил Дарко.
- Нет никаких оснований полагать, что это обман, - ответил Унара. –Думаю, он действительно совершил открытие, нашёл то, что может изменить весь наш мир, перевернуть с ног на голову всю нашу вселенную. Из-за этого открытия все двенадцать миров подвергаются большой опасности.
Унара говорил эти слова, и в душе Егора росла тревога. Как только он закончил зал со всех сторон заполнился карнийской стражей. Через несколько мгновений все трое оказались в силовых оковах, из которых ещё никому не удавалось выбраться самостоятельно.
- Ты предал нас! - выкрикнул Акано. - Я знал, что тебе не стоит доверять. Вы учёные высокомерные и лживые.
- Я делаю это для всеобщего блага, - ответил Сорис.
- Вы только прикрываетесь всеобщим благом, но думаете только о себе, вы трясётесь только за свою шкуру. Унахкар проэте симал. - Выкрикнул Акано. Наноботы не перевели это выражение, так как перевода просто не существовало. Вероятно, это было какое-то унизительное оскорбление, потому что Унара весь побагровел, и было слышно, как скрипнули его зубы от злости.
- Сейчас вас отведут в камеры,- немного успокоившись, сказал он, -  где вы будете ожидать отправления в столицу. Сам император желает вас видеть. Уведите их.

Глава 8
Время тянулось медленно. Он пытался как-то отвлечься, но в камере почти ничего не было. То он смотрел на свою лежанку, то переключал свой взгляд на парящую у потолка небольшую сферу света. Больше в этом помещении не было ничего. Фокусируясь то на одном, то на другом Егор погружался в свои мысли, вспоминал всё, что с ними произошло, пытался понять, что же всё-таки происходит? Но переменных было слишком мало для ответа. Начиная с его похищения и заканчивая рассказом Сориса, всё это имело какой-то тайный смысл, который он никак не мог постичь.
Ясно лишь одно - всё крутиться вокруг древних артефактов, принадлежавших первой цивилизации, строителям вселенной, насколько он мог судить. Вероятно, эти находки имели огромное значение для всех. Но что это было? Предметы обихода, техника, оружие?
«Оружие», - в голове Егора начали мелькать разные фразы. – «Что или кто мог совершить такое? Я не видел ничего, что могло бы сотворить подобное!».
- Оружие - вслух повторил Егор. - Ну конечно же! Это и нашёл Мориус. Это искали и все остальные. Поэтому всё покрыто тайной. Кто владеет оружием древних, тот владеет вселенной.
Подобные мысли он прокручивал в своей голове снова и снова. И с каждым разом он всё больше и больше был уверен в своих догадках. Время тянулось всё медленнее и мысли уже перепутались. Голова разболелась. Он устал. Веки тяжелели и слипались. Светящийся под потолком шар слепил глаза, но это ничуть не мешало ему, а наоборот усиливало его состояние. Он медленно погрузился в сон, без пугающих картин, без страха, без сомнений, без сновидений.
Он открыл глаза, но ничего не увидел, тьма была повсюду. Прямо как в самый первый день, когда он очнулся на корабле. Тьма и тишина царили вокруг, они поглощали его, но тело пыталось бороться, глаза искали хотя бы искорку света. Он прижался к стене, ощущение какой-то опоры успокаивало и не давало развиться панике. Неожиданно дверь камеры приобрела прозрачность, сквозь неё, преломляясь о жидкую структуру, хлынул свет. За дверью появилась человеческая фигура. Егор не мог различить, кто это был, свет все ещё резал ему глаза. Фигура прошла сквозь жидкую дверь и направилась к нему, он сильнее прижался к стене и приготовился к атаке, он не собирался сдаваться без боя.
- Любимый! - этот голос развеял все его страхи и напряжённость.
Алайна подбежала к нему и поцеловала.
- Быстрее, нам надо уходить, челнок ждёт нас на взлётной площадке.
- Мы не можем уйти без остальных.
- А вы и не уходите без них, - ответил ему Акано, одновременно связывая охранника. - Они ещё не скоро придут в себя, у нас есть примерно полчаса, уходим.
- А как же Дрейк и Каст? Что будет с ними?
- Отец арестовал их тоже, но они находятся в другой части планеты. Мне жаль, но я ничего не могу для них сделать, - сказала грустным голосом Алайна.
- Мы не можем их бросить, - настаивал Егор.
- Мы не бросаем их, - ответил капитан Дарко. – Нам бы самим выбраться, как только мы будем в безопасности, то займёмся спасением друзей.
Он сказал это тоном не терпящим споров и направился к выходу. Все последовали за ним.
Узенькими коридорчиками и переходами они кое-как пробрались к выходу во двор. У выхода стояли два стража, и пробраться незаметно не было возможным. Алайна вышла вперёд, подошла к ним поближе и отвлекла их вопросом. Она была так простодушна, спокойна и очаровательная, что у стражей не возникло никаких подозрений. В этот самый момент два сферических, парализующих заряда вонзились в них, обрекая на несколько часов без движения. Оттащив стражей в укромный уголок, они ринулись во двор, посреди которого раскинулся огромнейший лабиринт из высоких кустарников и небольших деревцев. Взлётная площадка находилась как раз по ту сторону этого великолепного произведения садоводческого искусства.
Алайна решительно направилась в один из проходов, Егор и остальные последовали за ней. Она вела их, то налево, то направо, ещё раз направо, теперь прямо несколько метров. В мгновение ока она нырнула в брешь в кустах, все удивлённо остановились.
- Не стойте столбами, скорее! - донёсся её голос по другую сторону зелёной стены.-Так намного короче.
Они ринулись за ней и оказались позади некоего строения отдалённо напоминавшего садовую беседку. Небольшая полукруглая платформа с парящим, в паре метров от неё, прозрачным навесом. Сама беседка тоже немного покачивалась, на самом деле она так же парила в нескольких сантиметрах от земли. В беседке кто-то был, он не услышал приближение беглецов, потому что усердно работал над чем-то. Человек зарылся в бумаги и множество сенсорных пластин, что-то быстро печатал на встроенной в столе клавиатуре. Бормотал про себя какие-то слова, Егор был достаточно далеко и не мог расслышать значение этих слов. Они узнали человека, сидевшего в беседке - это был Сорис Унара.
Алайна обернулась к Егору и показала взглядом и жестами, что им необходимо незаметно обойти беседку и скрыться в дальних кустах поляны. Егор не двигался, в его голове происходила настоящая борьба, с одной стороны он хотел убраться с Алайной и друзьями с этой планеты, с другой, он хотел узнать правду, он хотел разобраться в происходящем, и всё его нутро подсказывало ему, что у Сориса есть ответы.
Он направился прямо к беседке. Несколько десятков метров он проскочил за секунды. Запрыгнув по ступенькам. он оказался прямо напротив Сориса.
- Теперь ты ответишь на мои вопросы.
- Мистер Зорин! Вы очень напористы, я удивлён! – лицо Сориса не выдало ни малейшего удивления. - Как вам удалось выбраться?
В этот самый момент остальные добрались до беседки. Сорис заметил Алайну и неожиданно его лицо изменилось. Замешательство, страх, удивление разом заиграли на его лице.
- Дочка? Ч-что ты тут делаешь? С этими людьми?- вырвалась у него.
- Прости папа, но я не могу иначе, они мои друзья, они спасли мне жизнь. Я должна им помочь.
- Итак, я жду разъяснений. Что происходит, почему нас арестовали?
- Вы должны понять, все мои действия обусловлены лишь заботой о нашем народе. - Он главным образом хотел оправдаться перед дочерью. Было сразу видно, что он её очень любит.
- У меня не было выбора, - продолжил Сорис Унара, - высочайшим приказом императора вы объявлены в розыск по обвинению в предательстве, всем жителям империи надлежит задержать вас и передать императорским агентам, либо сообщить представителям власти о вашем местонахождении.
- Как же это может быть, если мы выполняли особую миссию императора, по его личному распоряжению. Бред и ничего более, - перебил его Акано.
- Не надо злиться молодой человек, я говорю вам только то, что знаю сам. Многие не знают, но империя уже не та, какой была прежде. Некоторые миры укрепились настолько, что подумывают о выходе из неё. В кулуарах всё чаще слышны подобные разговоры. Это сулит нашей цивилизации новыми бедами, распрями и воинами между мирами. В связи с этим повсеместно ужесточаются законы, император всеми силами пытается укрепить империю, такая политика несёт ещё более негативные настроения во всех двенадцати мирах. Наша планета не очень большая и сильно зависит от центральных планет в плане экономики, обороны, торговли и многого другого. Вы должны понять, нашему народу крайне невыгодна война между мирами и распад империи, и я не хочу давать ни малейшего повода императору усомниться в нашей лояльности. Распад империи вызовет новый хаос, представьте себе локальный конфликт на какой-то планете, сколько там боли, крови, смертей, сколько невинных погибнет? А теперь умножьте это в сотни, в тысячи раз - вот что ждёт нас, если мы допустим войну миров.
- Но каким боком ко всему этому приплели нас, мы выполняли обычную разведывательную миссию, пусть секретную, но всё-таки обычную. Плюс научная экспедиция была с нами, неужели это всё может сойти за предательство? - Егор пристально посмотрел на него.
- Вероятнее всего экспедицию эту организовали сторонники сепаратистов, императорский приказ был подделан. Император не поручал вам этого задания. Полагаю, целью вашей экспедиции был сбор данных о гибели поселений на этой планете, и вы должны были предоставить доказательства, улики, факты какие только сможете найти, чтобы очернить имя императора, его ненадёжность, его неспособность защитить жителей империи.
- По-моему какая-то глупость, - сказал Акано, - Кто в здравом уме будет обвинять императора в этом?
Сорис Унара окинул всех взглядом, помолчал немного, затем добавил.
- Вы не слышали о чём я сейчас говорил, молодой человек? Это всего лишь предлог, чтобы посеять в мирах негодование, панику, сепаратистские настроения, чтобы подорвать авторитет императорской власти. 
-  Но главное – это находка Макса Мориуса. Таких древних артефактов не было до сих пор. Та запись, которую вы нашли, лишь наполовину правдива. Я предполагаю, что Мориус нашёл оружие древних невиданной силы, и, полагаю, что из-за своей невнимательности или нетерпеливости или глупости он его активировал, что и вызвало уничтожение населения той планеты.
- Зачем же он оставил эту запись? – Егор посмотрел прямо в синие глаза Сориса. -  Для чего нужно было выдумывать столь сложную схему? Зачем он подбросил её именно нам.
- У меня нет ответов на все ваши вопросы, молодые люди. Но я могу предположить, и помните это всего лишь мои предположения. Зачем он сделал запись? Здесь ответо может быть множество, настолько много, сколько хватит у вас фантазии. Возможно, он попытался обелить себя в глазах потомков, или сделал её на случай страховки, если он будет пойман. Возможно, он просто сумасшедший и сам не ведает, что творит, а в минуты просветления его гложет совесть. Как видите, я с лёгкостью привёл вам несколько возможных вариантов ответа на ваш вопрос, но я повторюсь, что это всего лишь мои предположения, истину вам предстоит узнать самим, вед именно для этого вы бежите, чтобы разобраться во всём происходящем.
- Хорошо с этим всё понятно! Тогда, чёрт подери, кто на нас напал? - крикнул Акано.
- Не знаю. Если бы я знал, что это было всё подстроено, я бы никогда не отправил вас с Сеймуром в эту экспедицию, - обратился Сорис к дочери, - прости меня дорогая.
Алайна ничего не успела ответить, так как вся атмосфера наполнилась протяжной сиреной.
- Наш побег обнаружен, - сказал капитан Дарко, - скорее, нужно уходить.
- Нам нужно добраться до взлётной палубы - сказала Алайна, - все за мной.
- Дочка подожди, ты не можешь уйти с ними, - Сорис смотрел на неё удивлёнными глазами.
- Могу и хочу, - молниеносно ответила она.
- Но почему?
Он увидел, как Алайна переглянулась с Егором, и в его сознании стало всё складываться воедино. Сорис был далеко не глупым человеком и умел сложить дважды два. В глазах дочери он прочёл о чувствах к землянину. В первое же мгновение в нём проснулся гнев главы совета старейшин и то, что она посмела нарушить древний закон, но в то же миг он отбросил эти мысли.
Ничего не ответив отцу, она побежала к высоким кустам на противоположной стороне лужайки и скрылась в них. Остальные последовали за ней. В этот самый момент на другом конце лужайки показались стражи.
Друзья бежали без остановок налево, направо, сквозь кустарник, живая изгородь мелькала разными красками в уголках глаз. Егор слышал, как сзади их нагоняли стражники.
- Надо ускориться, - крикнул он.
Алайна ускорила бег. Ещё несколько минут они блуждали в лабиринте, уходя от погони. Девушка очень хорошо ориентировалась здесь, и им вскоре удалось оторваться от стражей. Изгородь закончилась неожиданно, яркий свет слепил глаза. Несколько секунд спустя они  привыкли к свету и увидели перед собой челнок, готовый к вылету.
От взлётной площадки их отделяли какие-то пятнадцать метров. Егор с друзьями разом побежали к своему спасению, но путь им преградил человек в чёрных бионических доспехах. Он был высокого роста, широкоплечий, горделивая осанка выдавала в нём человека знатного происхождения, лица его не было видно из-за опущенного затемнённого забрала на шлеме.
- Вот вы то мне и нужны, господа, - обратился к ним человек в чёрном, голос его был искусственно изменён. - Вы куда-то торопитесь? - добавил он насмешливым тоном.
Егор, Алайна, Акано и капитан Дарко были застигнуты врасплох, они не могли выдавить из себя ни слова.
- Вижу, вы ошеломлены моим появлением, - продолжал говорить незнакомец, - но, скажу вам откровенно, я был готов к вашему побегу, поэтому решил дождаться вас у финиша, так намного интереснее, неправда ли? Мне всегда было интересно наблюдать, как гаснет надежда в глазах. Но знаете, что самое странное в людях, как бы ни были плохи их дела, в каком бы отчаянии они не находились - надежда никогда не угасает до конца.
Он продолжал говорить, в то время как Егора и его друзей окружали карнийские стражники и воины из имперской гвардии. Выхода не было, силы были неравны, при всём желании они не смогли бы ничего сделать, им пришлось бросить оружие и сдаться.
- Мудрое решение, тем более, зачем нам эти неприятности мы хотим лишь с вами поговорить, и, я думаю, несколько лишних трупов не будут способствовать нашей беседе.
- Кто вы? - спросил капитан Дарко. - По какому праву вы задерживаете нас?
- Хороший вопрос, - ответил надменно незнакомец. - Я особый уполномоченный Его императорского величества, императора Лории и Эктазии, наместника и хранителя двенадцати миров. И право у меня одно - воля Императора. Вы обвиняетесь в предательстве и пособничестве сепаратистам, в разжигании антиимперских и антигосударственных настроений.
 - Это клевета, - выкрикнул Акано, - мы были отправлены с научно-разведывательной  миссией по приказу генерала Айберона. Мы всегда были верны Лории и императору. Нас подставили.
- Это не моё дело. Моя задача доставить вас на Лорию, где император лично допросит вас. А теперь попрошу пройти на борт, ведь вы именно этого и хотели.
- Господин советник! - Сорис Унара вышел из-за изгороди. - Господин императорский советник, я прошу вас, освободите мою дочь. Она ни в чём не виновата и ни в каких заговорах не состояла и не состоит, она всего лишь запутавшийся ребёнок.
- Господин Унара! - незнакомец поклонился, несмотря ни на что Унара был одним из правителей Карны, а также входил в высший императорский совет. - Я понимаю вашу тревогу, но приказ императора был чётким и беспрекословным, я не имею права нарушить его. Вы должны понять.
- Я настаиваю советник, - голос Сориса стал жёстче. - Я лично объясню всё императору.
- Простите ещё раз, но я вынужден отказать, - с ноткой холода ответил императорский советник. - Император чётко дал понять, что все, кто участвовал в этой миссии, должны предстать перед его судом.
Сорис Унара подал знак, и карнийская стража направила оружие на советника и его людей. Гвардейцы ответили тем же. Ситуация была напряжённой и в каждую секунду могло произойти непоправимое.
- Отец, прошу тебя не надо. Ты не должен этого делать, - умоляющим голосом сказала Алайна.
Сорис молчал. Он не мог отпустить свою единственную дочь и был готов уничтожить каждого, кто станет у него на пути.
- Прислушайтесь к словам дочери, - сказал советник и достал какой-то предмет. - Вы знаете что это?
Сорис посмотрел на золотую пластинку, инкрустированную драгоценными камнями:
- Да.
В руках советника был Онимус - старинный императорский герб, сделанный многие тысячи лет назад. Древняя реликвия, наделяющая её обладателя императорской властью во всех двенадцати мирах. Многие годы никто не слышал, чтобы кто-то удостоился этой чести и вот сейчас она сверкает на солнце в руках какого-то незнакомца.
Все были ошеломлены увиденным, кроме Егора, он понятия не имел, что за предмет показал этот человек. В рядах карнийцев начался ропот.
- Отец! Прошу, ты погубишь и себя и всех на планете.
Унара отступил, он не мог тягаться с императорской властью, и не мог подвергнуть свою планету опасности, несмотря на свои отцовские чувства.
- Вот и славно! Пожалуй, я не буду докладывать императору об этом маленьком недоразумении, - сказав это, он повернулся и направился к челноку. Егора и всех остальных, скованных наручниками, также повели к кораблю.

Глава 9
Лория была центральной планетой империи, несмотря на то, что, находилась, чуть ли не на окраине галактики. Это была красивая планета, притягивающая всех людей из двенадцати миров. К сожалению, для большинства людей на неё попасть было проблематично, необходимо было пройти все круги ада, замаскированных под бюррократический аппарат – у большинства просто не было шанса пройти все необходимые инстанции. Тех же, кому посчастливилось пройти первые ступени отбора, отсеивались по тем или иным причинам. В год лишь несколько десятков человек допускались на Лорию. О планете ходило множество слухов правдивых и не совсем, она обрастала легендами, мифами. Истории о планете путешествовали из уст в уста по всей галактике. Там, где были люди, всегда находился тот, кто рассказывал очередную загадочную и нереальную историю о Лории. Ходили слухи, что на ней живут потомки Создателей Сущего и, что императорская семья одни из этих потомков. Многих живущих на планете считали, чуть ли не богами и обитатели Лории не стремились опровергнуть подобные истории и слухи, а наоборот всячески подпитывали их, напуская на себя маску таинственности и недосягаемости.
Обитателями Лории были члены императорской семьи и приближённые императорского дома, императорский двор, их семьи, и их слуги, ну и, конечно же, многочисленный бюрократический аппарат. Несмотря на все достижения науки и техники бюрократы в империи занимали особое, не последнее место. К сожалению, без такого механизма власти невозможно было управление империей и дальними колониями. Так же на планете находилась императорская гвардия, члены, которой были преданы только императору. Императорские гвардейцы были искусными воинами, обладали различными навыками и умениями, силой, превосходящей обычных людей в несколько раз, храбростью и отвагой. Они были лучшими воинами империи.
Сама Лория была не очень большой планетой, немногим меньше Земли. Они были очень похожи. Лория была таким же голубым шариком с огромными океанами, широкими материками, усеянными огромными зелёными лесами и раскинувшимися, на многие километры, горами и лугами. Самый большой материк огибал огромным кольцом всю планету по экватору. Было ещё несколько небольших материков раскинутых как островки посреди мирового океана.
Уже многие тысячи лет флора и фауна планеты не подвергалась никаким вмешательствам извне, что привело к развитию и разрастанию животного и растительного мира до невероятных размеров. Миллионы видов растений и животных радовали собой население этой планеты. Которое, в свою очередь, несмотря на все ограничения, было не столь малочисленно.
Город, в котором проживало несколько десятков миллионов людей, курсировал вдоль главного материка планеты, либо над водными просторами океана. Это был огромный, летающий город, растянувшийся на сотни километров. Он поражал своим величием, красотой, причудливыми техническими решениями. Город был светлыми и просторным, здания поражали своими причудливыми формами, от высоких, как небоскрёбы, шпилей, до малоэтажных широких ассамблей. Нарушая все законы физики, огромные постройки парили в воздухе, причудливым образом вращаясь вокруг своей оси. Некоторые имели траекторию восьмёрки, некоторые вращались по спирали. Но то и другое приводило в восторг. Просторные улочки, по которым муравьями ходили люди, открытые зелёные площадки для отдыха или зелёные парки  островками раскинулись по городу.
Когда стал вопрос о перенаселении, было принято решение о строительстве ещё одного летающего города. Он был меньше столицы, но был построен по тому же принципу.  Иногда города курсировали рядом друг с другом, иногда огибали планету в разных направлениях, а иногда, в особых случаях они соединялись, состыковывались, как делают это на космических станциях. Особые случаи – это празднование дня рождения императора или празднования Дня Великой Синхронизации. Соединение городов как раз символизировало это великое событие.
Само событие – День Великой Синхронизации, положило начало Лорийской империи как таковой. Десятки тысяч лет назад были известны лишь несколько человеческих миров – сама Лория, Таурелия, Рейна, Карна, планета Алайны и Акано и ещё Эдельмин. Тогда люди на этих планетах общались посредством специальных бейроновых лучей, которые пронизывали подпространство и служили средством передачи информации. Но сама природа космоса, галактики мешала мирам более благотворно сотрудничать. Мешало время.
Время текуче и изменчиво. Когда на Лории проходил один день, например, на Карне пролетал месяц, для Эдельмина проходило всего лишь несколько секунд, а Таурелия уходила на несколько лет вперёд. Перелёты же занимали в то время годы, что создавало массу неудобств. Всё это, конечно, если рассматривать время с точки зрения Лории. Такое положение дел слишком осложняло сотрудничество человеческих миров и учёные всех этих миров бились над решением этой проблемы, но безуспешно.
Однажды, на одной из планет Лорийской, тогда ещё республики, проводились археологические раскопки, на которых и обнаружился странный древний артефакт. По мере его изучения, то ли благодаря упорству учёных, то ли благодаря случайности, но стали замечать, что он странным образом влиял на время. После некоторых опытов, так же заметили, что этот артефакт отлично взаимодействует с бейроновыми лучами, и многократно их усиливает. Однако, для его работы требовалось огромное количество энергии и Лория не могла обеспечить его подобной энергией. Тогда-то и появился молодой и амбициозный учёный, Меридис Толбин, многие считали его сумасшедшим. Но он выдвинул постулат о том, что артефакт принадлежит существам населявшим вселенную задолго до людей, то есть протоцивилизации, Создателям Сущего. А так же, он предложил поместить найденный артефакт в неиссякаемый источник энергии – в солнце Лории. Многие посчитали, что он свихнулся, но Меридис нашёл последователей, им удалось выкрасть артефакт и отправить его к звезде. Как оказалось, он был на сто процентов прав. Артефакт получил неиссякаемый источник энергии и с помощью всё тех же бейроновых лучей синхронизировал все человеческие миры. Никто до сих пор не берётся объяснить, как это удалось сделать, но многие склоняются, что миры изначально задумывались Создателями, как одно общее пространство, подчиняющиеся единым законам времени и гравитации.
К слову, после синхронизации миров перелёты между ними сократились до нескольких дней. Ко всему прочему, учёными были созданы специальные установки, позволяющие синхронизировать другие части галактики, где были освоены новые миры и колонии.
Конечно, событие такого масштаба имело последствия. Во многих мирах произошли огромные природные катаклизмы и, к сожалению, погибло множество людей.  Меридис Толбин был осуждён и подвергнут смертной казни, но позже спустя тысячелетия, он стал героем и его стали потчевать в День Великой Синхронизации миров.
Все миры были синхронизированы по лорийскому времени, что собственно и повлияло на выбор главенствующей планеты. С этого момента Лория начала набирать силу. Вскоре Республика Лория преобразовалась в Лорийскую империю.
Кемдерас – стал столицей новой империи. В его центре, возвышаясь над всем, стояла огромная пирамида, гладкие грани которой играли разными цветами радуги на солнце. Она была центром всего города, сосредоточием энергии, питающей всё вокруг. Широкими реками из неё выливалась сгустки энергии. Специальные прозрачные трубы пронизывали весь город, одновременно освещая город по ночам, и неся жизнь для всех городских устройств. Человек, который оказался бы здесь впервые, был бы ослеплён, но позже, когда он привык бы к свету, он был бы поражён красотой и невероятной энергией этого города. Впрочем, он остаётся таким и до сих пор.
Лишь одно отличалось от всех правил этой планеты – императорская резиденция, находилась на земле, на огромном острове посреди океана. Это был прекрасный зелёный остров с белыми песочными пляжами, небольшими уютными бухточками. Посреди этого великолепия раскинулся императорский дворец. С виду это было большое каменное здание, чем-то отдалённо, напоминавшее средневековый замок, вокруг которого было построено огромное множество коттеджей.
Причина того, что императорский дворец находился именно здесь, было то, что всё это великолепие было построено на руинах древнего городка, оставшихся ещё с эры Создателей.
Несколько десятков тысячелетий назад, когда люди нашли это место, император увидел в этом знак его божественности. Считается, что члены императорской семьи, были потомками Создателей Сущего, в этом они усмотрели свою исключительность, поэтому все немногочисленные находки, связанные с древнейшей эпохой, автоматически становились собственностью императора. Именно поэтому искатели рыскали по всей вселенной в поисках всего, что связано с эрой Создателей. И именно поэтому несколько тысячелетий назад здесь обосновался император.
Именно сюда привезли Егора и его друзей. Перелёт был долгим, весь полёт они провели по отдельности. Егор много часов думал о дальнейшей судьбе – нет, не своей, он беспокоился об Алайне. Она не должна была ввязываться в эту историю, и Егор корил себя за это. Чтобы ни случилось, он должен был сделать так, чтобы ей ничего не угрожало, он должен её вызволить. Если понадобиться он будет всю вину брать на себя, в чём бы их, не обвиняли. Такими мыслями он забивал себе голову весь полёт, спал мало, а из развлечения в отсеке было только наблюдение за мерцанием световой сферы. Казалось, прошла целая вечность с тех пор как они покинули Карну, несмотря на все достижения и технологии перелёты длились долго, но, всё же, меньше чем тогда, когда длительные перелёты осуществлялись в криокамерах в состоянии анабиоза. В то время расстояние с одного конца галактики на другой занимало порядка нескольких лет, сейчас же это вопрос нескольких дней. Говорили, что учёные нашли способ ещё более быстрого перемещения в пространстве, что открыли новые возможности гиперпространства и военными уже построено несколько космических кораблей, способных преодолевать гигантские расстояния чуть меньше, чем за день. Это открытие может полностью изменить существующее положение дел во всех двенадцати мирах.
Время – этой величине во всех двенадцати мирах уделялось особое значение. Всё человечество было подчинено времени. Жизнь коротка и скоротечна и время всегда играло, играет и будет играть важную роль для человечества. Издревле люди пытаются его постичь, обуздать, подчинить. Кто-то ради самого знания времени. Но по большей части, чтобы продлить своё существование. Время – единственное во вселенной, что не подчинилось человечеству.
Мысли Егора проделали огромный круг от своей собственной участи до бескрайних загадок вселенной и самой жизни. Одиночество всегда заставляет задуматься.
- Какого чёрта мы так долго добираемся? – не выдержал Егор и выругался в пустоту. – Императорский советник должен был обладать самыми последними разработками и активно ими пользоваться, – не унимался Егор. – Что за хрень вообще здесь происходит?
Но был в этом долгом ожидании и одни положительный момент – у Егора было время обо всём подумать. Он уже передумал всё, что было можно, но ввиду отсутствия новых данных он не мог выстроить более слаженную и правдоподобную теорию, чем та, которую им выдал отец Алайны. Единственное, что ему оставалось – это ждать.
Он уже привык, что всё происходит неожиданно, и в этот раз было так же, свет хлынул через жидкую дверь и донёсся голос стража:
- На выход.
Егор вышел. Конвой повёл его по коридору, который перешёл в широкий зал. Сквозь ветровые окна зала, отливая серебряным свечением, струился солнечный свет. Сквозь них виднелись каменные строения, поражавшие своей масштабностью, красотой и изяществом. По сравнению с ними прекраснейшие архитектурные ансамбли Земли были крестьянскими халупами. Изящность форм поражали воображение, конструкция зданий и сооружений, наряду с самыми последними техническими решениями в лорийской архитектуре, всем своим видом говорили о величественности тех, кто проживает в них.
Он не помнил, как они приземлились на планете, вероятно, его погрузили в сон и перенесли с корабля на планету в бесчувственном состоянии.
Ещё несколько небольших коридоров и проходов и Егор очутился в каком-то кабинете. По крайней мере, это помещение было очень похоже на него. Небольшой стол с сенсорной панелью и кресло, парили над полом, в одном из углов находились несколько кресел и диванчик, вероятнее всего для отдыха или непринуждённой беседы. Одна из стен была сделана полностью из прозрачного материала и выходила на прекрасный сад, в котором всеми цветами радуги раскинулись причудливые деревья и цветы, среди которых паслись и резвились диковинные животные. Вот стайка бехерокрылов, похожих на грызунов, пробежала через небольшую поляну. Там же, красуясь, прогуливалась пара роголовов, с красно-зелёной шёрсткой. Большое множество причудливых пернатых птиц копошилось в листве деревьев. Егор, не отрываясь, смотрел на это прекрасное зрелище, мирное сосуществование обитателей этого небольшого ареала пробуждало в нём давно забытое чувство, чувство единения с природой.
Но краем глаза он заметил то, чего никак не ожидал увидеть. На соседней стене, одиноким островком висела картина. Да, да обыкновенная картина с Земли. Егор никак не ожидал увидеть здесь что-то подобное. Он не мог вспомнить её названия, не мог вспомнить, где он её видел, но он точно знал, что она с Земли.
- Великолепное зрелище! Не правда ли?
Голос заставил Егора резко обернуться. Перед ним стоял человек средних лет в чёрном свободном одеянии. Его худощавое лицо расплылось в доброжелательной улыбке.
- Вам нравиться, Егор Александрович? – продолжил хозяин кабинета. – «Девятый вал» Айвазовского. Всё время поражаюсь, глядя на эту картину. В ней заключена такая мощь, сила стихии против маленького беззащитного человека, и в то же время в ней чувствуется борьба, чувствуется, как люди бросают вызов стихии. Я думаю, картина раскрывает скрытые возможности людей, показывает отвагу, самопожертвование, помощь ближнему, и, конечно же, чувство надежды даже в самой безвыходной ситуации. Она напоминает мне историю о первых покорителях вселенной, о том, как они сталкивались с неизвестностью, боролись со страхом, находили выход из самых сложных ситуаций. Сейчас в наше время такого не встретишь, всё предельно безопасно и надёжно. У меня даже складывается впечатление, что жители империи утратили это чувство, чувство страха перед неизведанным, а соответственно и все остальные. Мы слишком привыкли к технологиям, они думают за нас, они делают за нас, скоро они и решать за нас будут. Этим мне и нравиться ваш вид – вы земляне, не утратили первобытных эмоций, мироощущения, вы наполнены чувствами и эмоциями. Сказать по правде я вам завидую.
Он остановился. Егор смотрел то на него, то на картину.
- Наверное, вы правы. Впрочем, вам виднее, Сарривал. - нарушил паузу Егор, - Я раньше не встречал вещей с моей родной планеты. И насколько я помню, согласно акту Артериса, миры, с которыми не установлен официальный контакт остаются в изоляции и все их технологии и достижения никто не имеет права использовать, а тем более вывозить за их пределы,- Егор вспоминал свои занятия в Академии и попытался процитировать, кажется, он почти правильно всё сказал.
Сарривал посмотрел на него, а это был он, и сказал:
- Да, да вы совершенно правы, но, скажу так, у меня есть определённые привилегии, которые дают мне право обходить законы, – он улыбнулся.
- И для чего я здесь? И где мои друзья? Вряд ли вы привели меня сюда, для того чтобы поделиться своими впечатлениями? Так что, какого чёрта я тут делаю? И где Алайна, Акано и остальные? – Егор смотрел прямо в глаза Сарривала, прямо в его зелёные, с серыми вкрапинками, глаза. В них ощущалась сила, в них читалась власть. Но помимо всего прочего в них читалась усталость и тоска, которые ничем нельзя было скрыть.
- Друзья ваши в безопасности, не волнуйтесь на этот счёт. А вот для чего вы здесь – это гораздо интереснее. Видите ли, дорогой мой землянин, вы особенный и здесь вы, потому что это было неизбежно.
- И чем же я такой особенный?
- Не всё сразу, как у вас говорят: терпение – это добродетель.
- Вижу, вы многое знаете о моей планете.
- Да это так, как я говорил вам ранее, ваш вид достаточно уникален, вы сохранили ту первобытность, которая влечёт меня, и, признаюсь честно, я посещал вашу планету. Но давайте выйдем на воздух, сейчас самое время для прогулки.
Сарривал направился прямо к смотровой стене и прошёл сквозь неё. Егор последовал за ним. Солнце было в зените и согревало своими лучами поверхность планеты, но под сенью деревьев они не ощущали этого. Лёгкий ветерок и тень создавали идеальные условия для прогулки. Они шли по малозаметной тропе вдоль кустарника, незнакомец наслаждался видом и окружающей природой. Егор шёл рядом с ним, но не мог разделить его восторг, он был напряжён и сосредоточен.
Они прошли несколько сотен метров, после чего вышли на небольшую поляну, окружённую со всех сторон деревьями и кустами. В центре поляны парила небольшая скамья, спутник Егора жестом пригласил его присесть, после чего добавил:
- Здесь моё любимое место, чтобы отдохнуть от всего. Согласитесь, очень красивое и спокойное место.
- Да, – согласился Егор.
- Вижу, вам не терпится узнать для чего вы здесь. Как я сказал раньше, вы уникальны, Егор. Миллионы и даже миллиарды ошибок и разочарований, поиски затянулись на сотни лет, прежде чем мы нашли вас.
- Кого? Кем вы меня считаете?
- Что вы знаете о создании вселенной? – резко сменил тему Сарривал. Этот вопрос застал Егора врасплох.
- Я, я… Я не пойму к чему этот вопрос?
- Просто ответьте, обещаю, что я вам всё объясню.
- Нууу! – Егор судорожно начал вспоминать всё, что он слышал об этом, всё чему учили в школе на уроках астрономии, испарина появилась на лбу, как будто, он был в школе и сдавал экзамен, а строгий преподаватель сейчас сидит перед ним и готов отчитать его, если ответ будет неверным. Странное чувство.
- Всё началось с «Большого взрыва», - наконец выдавил он из себя. – После чего из энергии образовалась материя, которая тут же начала вступать в реакцию с антивеществом, уничтожая друг друга при этом высвобождая огромное количество энергии. Материи (вещества) оказалось больше, чем антивещества в итоге образовалась наша вселенная, которая расширялась, расширялась и до сих пор расширяется. Из материи образовывалась пыль и газ, из которых в свою очередь формировались звёзды, звёзды скапливались в галактики, которые в свою очередь соединялись в плеяды. В галактиках происходили те же процессы, пыль и газы накапливались, образовывая звёзды и планеты. Сейчас считается, что вселенная расширяется во все направления сразу и галактики удаляются друг от друга. Вселенная расширяется и в то же самое время охлаждается, что и привело к пониманию и открытию теории о большом взрыве. Вот как-то так, – выдохнул Егор. Он даже не предполагал, что мог вспомнить такое, но, всё же, подсознание выдало эту теорию.
- Я так и думал, что ваши знания весьма поверхностны. Нет! Я не сказал, что вы не правы, - сказал Сарривал, увидев возрастающее негодование на лице Егора, - просто учёные Земли ещё не дошли до тех открытий, которые смогли бы полностью открыть им великий и загадочный мир нашей вселенной. На самом деле, правда столь сложна и труднообъяснима, что даже я не возьмусь её озвучивать. Но могу сказать следующее: вы знаете, что наша Империя состоит из двенадцати человеческих миров, миров, где жили и живут люди, такие как мы с вами. По мере открытия каждого из них люди замечали одну особенность, каждый из миров был практически идентичен друг другу в планетарном масштабе. То есть были своего рода уникальны по отношению к другим – необитаемым звёздным системам галактики. Планеты, где зародилась жизнь, находились на оптимальном расстоянии от звёзд. Меньшие по размерам находились ближе к звезде, гиганты посередине, остальные замыкали этот планетарный вальс. Ничего не напоминает? Итак, это привело к одному единственному выводу, что человеческие миры созданы искусственно, созданы либо высшим разумом, либо высшей расой, либо ещё кем-то или чем-то. Ясности в этом вопросе нет и, наверное, не будет, но на сегодняшний день мы верим в Создателей Сущего, в великую расу высших существ, создавших нашу вселенную, создавших нас. Кто-то верит, что люди были созданы для какого-то  эксперимента и наша роль ещё не сыграна. Кто-то верит, что мы являемся потомками Богов, но с течением времени и разрастанием человеческого рода мы утратили эту божественность.
- А как вы считаете?
- Я склонен считать вторую теорию наиболее правдоподобной. Кстати, мы как раз подошли к сути вашего здесь присутствия. Видите ли, Егор, от древней расы остались артефакты, разбросанные в разных частях вселенной. Эти артефакты несут в себе великую силу способную как созидать, так и разрушать. Императорская семья издревле считается потомками Создателей Сущего и все артефакты принадлежат ей по праву. Но есть силы пытающиеся захватить их в свои нечистые руки, они стремятся разрушить империю и не перед чем не остановятся, чтобы добиться своего. Они считают, что древние артефакты – это оружие и с его помощью они стремятся достичь своих целей. Эти артефакты обладают немыслимой силой, которая не подвластна никому из людей, кроме… впрочем, сейчас не об этом.
- Вы хотите сказать, что на той планете мы видели последствия использования именно этого оружия? Я правильно вас понял?
- Да, это была демонстрация, - грустно сказал Сарривал. – Вы видели последствия того, на что способно устройство древних и в силу того, что вы просто честный порядочный человек, или в силу того, что вы землянин, вы не захотите повторения этой трагедии.
Сарривал пристально смотрел в глаза Егору, как будто читал то, что у него творилось на душе. Выдержав паузу, он продолжил:
- Именно поэтому вы здесь, Егор. Император хочет доверить вам миссию. Вы должны будете найти этот артефакт и по возможности тех, кто предал Империю, тех, кто виновен в гибели шахтёров и ваших друзей.
- Почему я? – удивился Егор.
- Вы и ваша команда показали себя с самой лучшей стороны. Вы смогли противостоять превосходящим силам противника и выбраться из безвыходной ситуации. В вас есть огонь и стремление, у вас есть причина, чтобы взяться за это задание.
- Какая же?
- После того как вы исполните волю императора, он освободит вас от службы, и вы сможете вернуться домой.
Вновь наступило молчание. Сарривал смотрел на Егора, Егор же смотрел куда-то вдаль, вглубь кустарников и деревьев, что раскинулись вокруг них, словно древесная стена. Мысли его были далеко, они были на Земле. Он вспоминал всё то хорошее и замечательное, что было там на его родине, родных и близких. Он хотел бы их снова обнять, но предложение Сарривала не возымело того эффекта, которого он ожидал, потому что Егор вспомнил ещё об одном человеке, о девушке чей взор голубых глаз покорил его навсегда.
- Я не вижу энтузиазма в ваших глазах? – Сарривал действительно удивился. – Разве вы не желаете возвращения на Землю?
- Да, конечно хочу, – неуверенным голосом ответил Егор. – Просто…
- Кажется, я понял, - воскликнул Сарривал, - здесь замешана женщина, не так ли? Милая мисс Унара, конечно же! Не отрицайте, я ясно вижу она вам нравиться и даже больше. Что ж, насколько я помню, - добавил он после некоторого молчания, - на Карне весьма жёсткие законы и Сорис ни за что не разрешит этот союз, если только…
- Только, что? – подхватил Егор.
- Если только император не даст согласие на этот союз, а воля императора закон для всех, даже для чиновника столь высокого ранга, как Сорис Унара. Но давайте поговорим о деле, - Сарривал резко сменил тему и тотчас же стал серьёзнее, тон его был жёстким.
- Итак, вы согласны помочь нам найти этот древний артефакт и вернуть его истинным владельцам?
- Не знаю, чем я могу вам помочь, я обычный человек и не имею специальных навыков для такого задания. У вас же самые лучшие бойцы во всей галактике? Я говорю о императорской гвардии. Уверен они намного лучше меня справляться с заданием императора.
- Это не совсем так, - возразил Сарривал, - вы самый важный человек во всей этой истории.
- Что вы хотите этим сказать?
- То, что и сказал, вы самое важное звено во всей этой истории. Более того без вас ничего не получится.
- Вы всё ходите вокруг да около. Мне надоели ваши недомолвки, вы можете сказать прямо, что вам от меня нужно, и почему я так важен для вас? – Егор начинал вскипать, беседа порядком затянулась, а он до сих пор не выяснил причину своего присутствия здесь, и главное, что стало с его друзьями.
- Успокойтесь, мой друг, - спокойным тоном произнёс Сарривал. – Я к этому и веду, немного терпения. Так вот, как я сказал, вы самый важный элемент во всей этой истории. Почему? Всё упирается в предмет наших поисков, а именно: в тот самый таинственный артефакт, который был на планете, не помню её скучного названия, на планете, где проходила ваша миссия. А самое интересное то, что вы единственный сможете помочь нам отыскать этот артефакт, из-за вашего уникального генетического кода.
- Что? – Егор опешил от услышанного.
- Не удивляйтесь, мой друг.  Мы расшифровали ваш код, когда брали анализы. Согласно расшифровке вашего кода, вы являетесь потомком, тех самых, создателей вселенной, потомком древнейшей цивилизации. Ваш код практически полностью совпадает с тем, который мы нашли, на одном из артефактов, многие сотни лет назад. Это было странно, но наши учёные объяснили это тем, что земная цивилизация считается самой молодой во вселенной и генетический код не успел раствориться в людской массе. Ген древних долгое время находился в спящем состоянии и в вас он проявился. Именно по этой причине вы оказались в Аркадии. Вот почему мы обучили вас всему. Поэтому вы были выбраны для участия в той самой злополучной миссии, именно поэтому вы сейчас здесь, и именно поэтому я прошу вас о помощи.
- Ген существ из древней цивилизации? Но как? – удивлённо говорил Егор. – Я не чувствую себя особенным, не чувствую в себе ни сверх способностей, ни сверх силы, ничего не чувствую. Я обычный человек.
- Это не совсем так, вы другой, пусть это даже незаметно на первый взгляд. В доказательство этого могу привести пару примеров: вы прошли обучение в академии, которое у большинства занимает годы, за несколько месяцев. Вы смогли адаптироваться к нано роботам в вашем организме буквально за несколько дней, даже у детей, которые проходят подобную процедуру, это занимает несколько недель. Ваша реакция на лучи Карреуса? Да, я об этом знаю, - сказал Сарривал. – Мы пристально за вами наблюдали. Вы обычный человек, да, но в то же время ваши реакции на многие незначительные моменты поражают. Кто знает, на что вы ещё способны?
Егор был неподвижен, он переваривал всё, что услышал – это было невероятно, он начинал впадать в воронку неистовой ярости и злости, паники. Всё, что с ним произошло, все эти мучения, переживания, смерти, всё из-за того, что он носил в себе какой-то ген. Бред, бессмыслица, люди погибли ни за что. Он готов был взорваться.
- Я понимаю ваши переживания, - продолжил спокойным голосом Сарривал, словно не замечая возмущения на лице Егора. Его голос проникал в самое сердце Егора, и своим тембром и интонацией заглушал всю злость и гнев, которые бушевали в нём. – Но вы должны понять, Егор, что наши действия были направлены только на безопасность жителей империи, на безопасность всей галактики. Мир в империи столь раним и хрупок и вы не представляете себе, сколько усилий и труда требуется для его поддержания. Если мы не сможем как можно скорее найти артефакт и Макса Мориуса, то мы все обречены на гибель. Я нисколько не преувеличиваю, - добавил Сарривал, увидев на лице Егора нотку сомнения.
- Итак, - продолжил он. – Вы согласны помочь империи? Вы согласны спасти человечество?
- Похоже, у меня нет выбора, - сказал, немного подумав, Егор. – Но у меня есть условия.
- Слушаю.
- Во-первых, мои друзья будут мне помогать.
- Они ждут вас на базе гвардии в городе.
- Во-вторых, мне нужна вся информация по древним артефактам, которые вы нашли, и, конечно же, по геному.
- Что ж, справедливо, - сказал Сарривал. – Информация будет ждать вас там же.
- И, в-третьих, Алайна Унара должна попасть домой в целости и сохранности. Вся информация об её участии во всей этой истории должна быть стёрта. – Егор хотел всеми силами защитить девушку и решил, что дома она будет в безопасности. Ему не хотелось вовлекать её во всю эту непонятную историю, а дома, под защитой отца, она будет в безопасности.
- Вы уверены? Ведь Сорис может выдать её замуж и ваши надежды на её сердце будут утрачены. – Сарривал смотрел с любопытством на реакцию Егора. По Его лицу было видно, что это решение заставляет его разрываться, но, всё же, страх за жизнь Алайны взял верх.
- Да, уверен. С отцом она будет в безопасности.
- Эти господа проводят вас на базу императорской гвардии, - он указал на двух гвардейцев, которые появились из тени деревьев и вышли на центр поляны. – Всю имеющуюся информацию вы получите на месте. И да помогут нам Создатели Сущего.
Егор пошёл за гвардейцами, оставив позади Сарривала наслаждаться красотой этого дивного сада. Всё, что он узнал, всё, что с ним произошло за последнее время, кружило ему голову. Он шёл как в тумане. В небольшом челноке он немного отвлёкся от своих мыслей, наблюдая за побережьем материка, вдоль которого они летели. Несколько минут спустя он увидел огромный летающий город, с возвышающейся по центру пирамидой. Многомиллионный муравейник – центр всей империи.
Они приземлились недалеко от огромной пирамиды. Посадочная площадка, которая находилась над высотным зданием, была под охраной нескольких солдат императорской гвардии. Они прошли к краю площадки и встали на небольшую круглую платформу, которая плавно парила по направлению к крыше здания. Несколько секунд и платформа приземлилась прямо перед входом в небольшой коридор, который вывел Егора в большой круглый зал с куполообразным прозрачным потолком.
В зале его уже ждали друзья. Акано сидел, задумавшись, в одном из парящих кресел, которые располагались полукругом в центре зала. Капитан Дарко о чём-то говорил с Кастом и Дрейком. Он впервые увидел их с тех пор, как они расстались на Карне. Там была и Алайна, которая разглядывала город через смотровое окно. Напротив Акано сидел ещё один человек весь в чёрном и с маской на лице. Тот самый, который арестовал их на Карне, особо уполномоченный советник императора.
- Итак, все в сборе, - сказал советник.- Я рад, что вы присоединились к нам, мистер Зорин, все обратили взоры в сторону Егора, но, не успев даже ничего сказать, он очутился в крепких объятиях Алайны. Нежно отстранившись от девушки, Егор поочерёдно поздоровался с присутствующими, обменявшись с ними многозначительными взглядами.
- На кону судьба империи, - продолжил человек в маске, когда эйфория от встречи прошла. Он продолжил тем же спокойным, бесстрастным голосом, каким и начал разговор. – Вы все в курсе, что ожидает нас, если мы не сможем выполнить эту миссию?
- Тотальное уничтожение империи и гибель большей части её жителей, - ответил капитан Дарко.
- Да, всё верно, но всё осложняется тем, что мы не знаем, где находится артефакт древних.
- И ни малейшего понятия как его найти, - еле слышно добавил Дрейк Келлар.
В зале воцарилось молчание, все смотрели друг на друга. Положение дел было серьёзным и сейчас от них многое зависело.
- Не совсем так, мы знаем, где он был. Туда и направимся. До каждого из вас будет доведена вся информация, которая нам известна во время полёта, мы отправляемся через час. Когда прибудем на планету наша задача отыскать пещеру, которую нашёл Макс Мориус. Там мы сможем найти ответы.
- Опять на эту проклятую планету? Вы шутите? Ну уж нет, увольте. Сколько можно? Мы там потеряли всех своих друзей. – Дрейк начинал заводиться. Советник обернулся к капитану.
- Вы ручались за всех своих людей, капитан Дарко, – сказал он с лёгким недоумением в голосе. – Что происходит? Разве это поведение профессионалов?
- Дрейк! – Акано окликнул его и тот нехотя сел в кресло, сохраняя выражение ярости на лице.
- Вы должны понять, что мы потеряли многих товарищей на этой планете и это…
- Сейчас не до сантиментов, - перебил капитана советник. – Я прекрасно вас понимаю, но сейчас в руках фанатиков смертоносное оружие, в их руках судьба империи и я попросил бы успокоить ваших людей, либо нам придётся отказаться от их услуг.
- Этого больше не повториться, - сурово произнёс Дарко. Он не привык к такому отношению со стороны кого бы то ни было. Но проглотил свою злость.
- Готовьтесь к вылету господа, отправляемся с платформы номер пять, - сказал советник. Затем добавил, - Зорин ваш корабль готов, платформа номер семь, поторопитесь, охрана вас проводит.
- Как, ты улетаешь? – удивлённо воскликнула Алайна, которая была всё время рядом с ним.
- Нет, любимая, улетаешь ты.
- Что!? – теперь уже возмущённо вскрикнула она.
- Ты летишь домой, к отцу, поверь, так будет лучше.
- Почему ты решаешь за меня? Я не хочу, я не полечу, я могу вам помочь, я нужна вам, - выкрикивала девушка. Глаза её увлажнились, и она с укоризной посмотрела на Егора.
- Алайна, милая, я не могу подвергать тебя такой опасности, пойми, дома ты будешь в безопасности, если с тобой что-нибудь случиться, я этого не переживу, ты должна отправиться домой.
- А если с тобой что-то случиться? Каково будет мне? Ты об этом подумал? Мы должны быть вместе всегда и везде и встретить все трудности тоже вместе.
- Нет, - возразил Егор, - ты должна быть в безопасности, ты должна жить. Неизвестно куда нас забросит это задание, девушке не место в таких делах.
- Ты эгоист, ты такой же, как и все мужчины, - кричала девушка, её заплаканное лицо ничуть не подурнело. – Я никуда не полечу, делай, что хочешь, но я остаюсь с тобой.
Егор подошёл к ней и нежно обнял. Её голова была у него на груди, она тихонько всхлипывала, руками цепляясь за его талию. Он прошептал ей несколько ласковых слов, чтобы успокоить и добавил к ним:
- Я люблю тебя, Эйла Алайна Унара!
- И я тебя Егор Зорин! – девушка улыбнулась.
В тот же момент он воткнул ей тонкую иглу в шею и ввёл усыпляющую жидкость. Ноги девушки моментально подкосились, Егор сразу же подхватил её на руки и понёс по направлению к кораблю. Уложив Алайну в отсеке, он ещё раз нежно поцеловал её красивые алые губы. Она проспит до самой Карны.

Глава 10
Во время полёта Егор изучал все имеющиеся материалы об истории древней цивилизации, предположительно относящейся к эпохе зарождения вселенной. В основном это были древние легенды, пересказанные и переписанные сотни раз. Ничего полезного в них Егор не смог найти. Так же император любезно предоставил информацию по всем древним артефактам, которые были обнаружены за время существования империи. Но и о них мало, что было известно. Назначение многих из них было до сих пор неизвестно. Некоторые были столь опасны, что даже их изучение было строго запрещено и их спрятали, что называется, за семью печатями.
На глаза Егору попался отчёт одного из учёных, который занимался изучением некоего артефакта представлявшего собой миниатюрную пирамиду около пятнадцати сантиметров высотой, красного цвета. Как говорилось в отчёте, пирамида излучала небольшую дозу радиации, ничего губительного, слабые гамма излучения. Но помимо этого учёные отмечали ещё один вид излучений, неизвестный, но и не опасный, так они думали. Однако, вскоре после начала экспериментов над загадочным предметом начали происходить непонятные события с теми, кто участвовал в экспериментах. Произошла серия самоубийств, некоторые сошли сума. Оказалось, что загадочное излучение пирамиды прямым образом влияло на человеческий мозг и вызывало страшные галлюцинации. После таких трагических событий решено было запечатать артефакт в надёжном хранилище, где он не сможет никому навредить. Это был лишь один из примеров негативного влияния древних артефактов на людей. А подобные отчёты были почти по каждому второму из найденных предметов.
Всё, что вынес для себя Егор из всей этой массы информации, так это то, что артефакты древних цивилизаций всегда приносили только разруху, хаос и смерть людям. Он укрепился во мнении, что такие находки должны быть скрыты от людей и поддерживал инициативу императорской семьи скрывать всю информацию о подобных предметах. Хотя такое решение было принято, скорее, из корыстных побуждений, но оно оказалось верным.
- Мы подлетаем к пункту назначения. Готовься! – Акано подошёл к Егору и отвлёк его от утомительного изучения и просмотров кучи отчётов. В какой-то степени Егор обрадовался этому, но он так и не нашёл ничего полезного в этих гигабайтах информации.
Их небольшой отряд продвигался вдоль отвесной скалы по узкому выступу, который норовил стать ещё меньше и как будто пытался опрокинуть группу путников в зияющую пропасть. Скользкая, стена слева, из-за шедшего уже час дождя, не давала надёжной опоры, как и сам выступ. Только благодаря биомеханическим доспехам им удавалось сохранять равновесие и удерживаться на тропе.
Егор чувствовал себя в доспехах очень комфортно, они были как вторая кожа, как будто он родился в них. Его нейро-синоптические связи, создаваемые наноботами, обладали наибольшей активностью, чем у большинства остальных, именно поэтому он так хорошо адаптировался к новым видам вооружения.
Погода с каждой минутой ухудшалась – это началось с тех самых пор, как отряд высадился на планете. В начале, начали сгущаться серо-зелёные облака, поднялся сильный ветер, пыль поднялась непроницаемым столбом, большую часть пути отряд прошёл только благодаря специальному режиму в доспехах, своего рода рентгеновскому аппарату. После того как группа взобралась на гору, пыль уже не мешала обзору. Но начавшийся ветер и дождь сильно их тормозили. Вдалеке, на большей части видимого неба, сверкали молнии, а следом, спустя лишь несколько секунд до них доносился оглушительный рёв грома, словно рык гигантского зверя. Но благодаря шлемам их доспехов гром не приносил никому никакого дискомфорта. У Егора складывалось ощущение, что эта безжизненная, пустынная планета была не рада очередным гостям и всеми своими силами пыталась от них избавиться. Своими мыслями он поделился с Акано, на что тот ответил:
- Поменьше бы ты забивал голову всякими глупостями, просто нам не повезло, погода такая, - уверенность и оптимизм его друга всегда придавал ему силы и отгонял мрачные мысли.
Подъём занял у них несколько часов. Вскоре за очередным поворотом они увидели небольшую площадку, на которой находилось отверстие в скале, расщелина, которая вела в длинный проход в горе. Они знали это, потому что предварительно просканировали всю гору на наличие пещер и скрытых проходов. Картина была поистине удивительная – гора была вся в извилистых тоннелях и лазах, которые вели в несколько огромных пещер находившихся в самом центре горы. Однако почти все были завалены или разрушены. Остался лишь один проход к центру горы, перед которым и стояли Егор, Акано, Дрейк и советник императора. Да, он принял непосредственное участие в их миссии. Егор был этому удивлён, но советник объяснил своё присутствие, тем, что, во-первых: император должен получать информацию из первых рук, во-вторых: дело столь серьёзное и безотлагательное, что он не может никому доверить руководство и исполнение, кроме себя.
- Этого хочет император и ни мне, ни тем более вам нельзя этому противиться, - это всё, что сказал советник.
Они долго продвигались по длинному узкому тоннелю, пока не уткнулись в стену. Дальше прохода не было и неясно, что было делать дальше.
- Ничего не понимаю? – сказал Акано. – На снимках ясно видно, что здесь должен быть проход до самого центра горы, к пещере. Но я ничего не вижу.
- Ну вот, тупик. Повернём обратно? – с надеждой в голосе спросил Дрейк. Он с самого начала не хотел здесь быть, и вся это история была ему не по душе. Нет, он не был трусом, но смерть его друга Добра очень сильно повлияла на него. Впрочем, у Егора тоже было весьма дурное предчувствие, и ему тоже не хотелось находиться здесь, но выбора не было, на кону стояли миллионы, а может и миллиарды жизней.
Все осматривали стены и пол, ползая на четвереньках, они разглядывали каждый сантиметр всех стен, окружающих их, но так ничего и не находили. Даже рентгеновский режим не помогал. В то время как другие искали проход, советник присел от усталости и облокотился о стену, в этот самый миг небольшой участок провалился вовнутрь стены, а под ногами Егора исчез пол. В последний момент он успел ухватиться за край образовавшейся ямы.
- Я нашёл проход, - сказал Егор с улыбкой, когда Акано помогал ему выбраться.
- Да уж, нашёл! Ничего не скажешь!
- Надо спускаться, - сказал советник.
Они установили оборудование и начали спуск. Дрейк остался на верху, чтобы следить за системой. Спускались достаточно быстро, интерфейс шлема отсчитывал глубину. «Уже два километра? Не может быть!» – думал Егор.
- Акано! – сказал он.
- Что?
- Тебе не кажется, что мы как-то глубоко забрались? – в этот момент они резко остановились, однако Егор не чувствовал под ногами поверхность. – Что случилось?
- Всё! Трос закончился, - сказал Дрейк по внутренней связи.
- Но мы не добрались до дна. И что теперь будем делать? Так и болтаться тут? – спросил советник.
- Нет! Будем прыгать, - сказал Акано и тут же отцепил трос. Он скрылся в чёрной пропасти.
- Акано! – закричал Егор.
- Со мной всё в порядке, - услышали они его голос спустя несколько секунд. – Просто прыгайте, тут не больше ста пятидесяти метров, для доспех это пустяки.
Приземление было мягким и практически не почувствовалось, только лёгкий удар по ногам говорил о том, что он ступил на твёрдую поверхность. Ощущение что приземлился после прыжка с парашютом, хотя Егор никогда не прыгал с парашютом, но почему-то ему казалось, что оно именно такое.
Они нашли ещё один проход в длинный тоннель, который под уклоном уходил ещё дальше вглубь горы.
- Нам сюда, - Акано пошёл по проходу, вслед за ним пошёл советник, а Егор замыкал их группу.
- Вот скажите мне советник, - голос Акано звучал по внутренней связи, - на что вы надеетесь? Что вы там хотите найти? Насколько я понял, всё ценное Мориус со своими друзьями вывез. И скорее всего, залёг на дно, на каком-нибудь необитаемом спутнике или ещё где-нибудь у своих соратников. А мы вместо того, чтобы искать его, искать его последователей, теряем время на этой безжизненной планете и пытаемся найти непонятно что?
- Конечно, вы правы, с одной стороны, но, как вы правильно заметили, он может быть где угодно в галактике, и искать его, мы можем целую вечность. Тем более, что этим занимаются специальные агенты во всех двенадцати мирах. А у нас другая задача. Мы идём по следу, который приведёт нас если не к Мориусу, то покажет нам его цель. Я надеюсь, он был неаккуратен и оставил нам подсказку. Но сначала нам надо найти то место, где он обнаружил артефакт. Плюс у меня есть тайное оружие, о котором не знает Мориус, - он повернул голову в сторону Егора, но маска скрывала его лицо.
Егор понял о ком идёт речь, но ничего не сказал, просто продолжал идти, погрузившись в свои мысли. И что в нём такого особенного? Его родители были простыми рабочими.  Он всегда был обычным человеком, менеджер среднего звена, любил читать, любил спорт, особенно футбол, как и многие другие из его знакомых и друзей. Конечно, он был намного умнее многих из своего окружения, но старался этого не показывать. Не отказывался от приятной компании и шумных вечеринок. Боже, как ему не хватает земных празднеств и отдыха, шашлыков на природе, отдых на речке или озере. Он соскучился по Земле такой простой и непритязательной. Егор подумал об Алайне, да, ради неё он готов был от всего отказаться. Но её не было рядом, и тоска о Родине брала над ним верх.
- Снова тупик, - сказал Акано. Он положил руку на гладкую стену, преградившую им путь. – Давайте поищем рычаг, может быть, здесь он тоже есть, как и наверху? Они начали поиски, но кроме гладких стен вокруг, ничего не было.
Егор приблизился к стене и внимательно посмотрел на неё.
- Акано, взгляни тут какой-то знак, - он разглядел малозаметную печать на стене, она смутно ему что-то напомнила. Печать начала светиться серебристым светом, как только Егор до неё дотронулся. Он отошёл на пару шагов от неожиданности. Свет из печати несколькими лучами обхватил Егора.
- Акано, что происходит? Я не могу пошевелиться, - сказал Егор, с небольшой дрожью в голосе.
- Думаю, - ответил ему советник, - тебя сканируют, изучают.
После его слов свет пропал, и стена моментально отворилась, обнажив большой зал перед ними. По бокам стояли огромные десятиметровые колонны, удерживающие свод над головой.
- Мы нашли его! - сказал советник. – Вперёд!
Они пошли вперёд, вдоль массивных колонн. Пол был ровным и гладким, их шаги гулким эхом разносились по всему проходу. Зрелище поистине завораживало, Егор чувствовал себя таким маленьким, никчёмным человечком, по сравнению со всей этой монументальностью. Каждые несколько шагов над ними загорался белый свет, тысячи маленьких светящихся сфер вспыхивали словно галактики и освещали всё вокруг, и также неожиданно угасали, после того как они проходили мимо. Зрелище было поистине завораживающим, было ощущение, что они наблюдают за рождением и смертью галактик в миниатюре. У Егора не было слов, чтобы описать, какое это было потрясающее зрелище.
Вскоре они добрались до двери, на ней, уже отчётливо, была высечена та же печать. На этот раз скан-лучи спустились сверху и снова обхватили Егора. Через мгновение дверь открылась, и они попали в огромный зал круглой формы с потолком в виде полусферы. Стены были расписаны непонятной письменностью, система наноботов не распознавала язык, несколько рисунков изображали какие-то значимые события, как показалось Егору, одно из них описывало процесс зарождения жизни. И письменность на одной из сторон зала была ему смутно знакома, как будто он раньше её где-то видел. Но он не мог вспомнить, где ему могла она встретиться.
В центре зала находилось возвышение прямоугольной формы, когда Егор с Акано подошли ближе они увидели небольшое углубление на гладкой поверхности.
- Похоже, то, что мы ищем, находилось здесь, - сказал советник, рассматривая пьедестал из-за их спин. – Интересно, что же это могло быть? Что-то не очень большое, если судить по форме. Было бы весьма любопытно узнать о свойствах этого артефакта. Давайте хорошенько осмотрим это место, может быть, мы сможем что-то найти полезное.
Они разошлись по разным сторонам зала и начали внимательно осматривать помещение. После получаса безрезультатных поисков Акано сдался, он присел рядом с постаментом в центре и сказал:
- Нет ничего, здесь пусто. Только зря время тратим.
- Пожалуй, вы правы, Акано, - согласился с ним советник. – Здесь бы поработать нашим учёным, они смогли бы получить много полезной информации. Но, к своему прискорбию, вынужден констатировать, полную несостоятельность нашей экспедиции.
- Позвольте с вами не согласиться, советник, - сказал Егор. – Я вспомнил, где я видел эти символы. Они с моей планеты, то есть я видел похожую письменность в книгах по истории, в научных журналах. Мориус не знает об этом или пока не знает. Он ищет разгадку, ищет перевод и вскоре он доберётся до моей планеты, а этого позволить никак нельзя.
- Не пойму к чему вы клоните, Зорин? – сказал советник.
- Мне кажется, я понял, что здесь произошло. После того как Мориус обнаружил этот артефакт он нашёл письмена, - Егор указал на ту часть стены, которую он изучал, - которые не смог понять. Он просто не мог, ведь мой мир был открыт сравнительно недавно и ещё не внесён в каталоги империи. А эти письмена, похоже, и есть инструкция к использованию артефакта. Не понимая, что он делает, Мориус случайно активировал артефакт, что и привело к уничтожению населения планеты. Вы представьте только, если он способен на такое случайно, что же будет, если этот предмет окажется в нечестивых руках, если он окажется в руках фанатиков, и они будут знать как его использовать? – Егор сам ужаснулся своей догадке. Он замолчал. В зале повисла тишина. Акано смотрел на Егора, Егор смотрел куда-то в пустоту, советник, молча, наблюдал за обоими.
Вдруг Акано резко подскочил.
- Вот оно! – выкрикнул он.
- Что? – разом сказали, удивлённые Егор и советник.
Акано не обратил внимания на их восклицание, и продолжил ходить вдоль стен, пристально осматривая и ощупывая их.
- Ты меня пугаешь! – сказал Егор. – Скажи что-нибудь.
- Запись!
- Какая запись?
- Запись Мориуса. Помнишь? Он говорил в ней о какой-то панели управления. Она должна быть где-то здесь.
Он снова начал осматривать стены, ощупывая каждый сантиметр. Егор с советником тотчас же присоединились к нему. Через пару минут Егор нащупал какой-то небольшой выступ, нажал на него, и перед ним открылась панель, в точности как описывал Мориус. На Земле это называют «3d». Он был под куполом, светящихся разными цветами радуги «панелями» и «кнопками», они реагировали на каждое его прикосновение, словно они были материальны.
- Ты что-то понимаешь? – спросил с неожиданным волнением в голосе советник.
- Нет. Ничего не могу разобрать, символы мне не знакомы, нашим маленьким «переводчикам» тоже. – Он разглядывал эту панель и пытался хотя бы немного понять, как она функционирует. – Это безнадёжно.
В этот момент всё исчезло. Освещение погасло. Спустя несколько секунд, в центре зала, там, где был постамент, появился луч. Мгновение и он разросся большой сферой света по всей комнате. Образы начали сменять один другой, мимо них проносились планеты, звёзды, галактики, им открывались самые дальние уголки вселенной. Вместе с изображениями они двигались к самому её центру, туда, откуда появилось всё.
Это было путешествие в прошлое, путешествие к началу всего сущего, к началу бытия, началу света. Никто из ныне живущих людей во всей галактике не видел этого, они открывали для себя новые миры, новые знания.
Скорость изображений значительно выросла, и теперь звёзды и галактики представляли собой миллионы светящихся линий в пространстве. У Егора начала кружится голова от такого зрелища, он попытался опереться о стену, у которой стоял всё это время. Ему почему-то становилось всё хуже, но он продолжал смотреть. Упав на колени он упёрся спиной о стену, Егор устремил свой взор прямо в центр зала. В самом центре он увидел светящуюся разными цветами воронку, вокруг которой вращались, по эллиптическим орбитам, большие голубые и белые звёзды. Сама воронка напоминала водоворот, который стремился захватить как можно больше всего, что будет иметь неосторожность оказаться рядом. Но здесь было всё иначе – водоворот крутился с огромной скоростью, постепенно уменьшаясь в размерах. Он сжимался, сжимался, окрашиваясь на глазах в разные цвета. Вскоре он уменьшился до такой степени, что стал похож на светящееся облако газа и пыли размерами с Луну или вроде того, было трудно понять. И дальше эта субстанция продолжала сжиматься. Приобретя розовый цвет, она сжалась до размеров не больше теннисного мяча и была похожа на драгоценный камень, отдалённо напоминавший рубин.
- Вот оно! - прошептал про себя советник.
- Что? – услышал его слова Егор.
- Нет, нет! Ничего.
В этот момент всё погасло, они снова находились в этом загадочном зале, который уже не казался им таким невероятным.
- Я полагаю, - начал говорить Акано. - Это и есть оружие Мориуса? Но что это?
- Разве не очевидно, - ответил ему советник. -  Это то, что осталось после Большого взрыва.
- Что? Как после него вообще что-то могло остаться.
- Как видите – этот камень, - он указал на постамент, - вернее тот, который был здесь.
- Но это невозможно, это противоречит всему, всему, что мы знаем, что известно нашей науке, - не сдавался Акано.
Оно и понятно, ему с детства вбивали в голову, что есть одно лишь правильное мнение, лишь одна официальная версия. Ему как родившемуся в касте военных ни к чему было знать о многообразии гипотез и теорий происхождения вселенной. Им давали лишь основы знаний, которые были необходимы всем, а для того чтобы воевать и исполнять приказы теории происхождения вселенной не нужны, как и многие другие теории. Но надо отдать должное Акано, с того момента как он познакомился с Егором он значительно больше стал изучать окружающий их мир, стал проявлять интерес к науке, пусть и на уровне обывателя, как сказали бы на Земле, но всё же он старался, по мере возможности и времени, просвещаться. Сказалось влияние Егора. Он на Земле ещё с юных пор очень много читал и увлекался разными познавательными журналами, книгами, передачами, а после того как оказался в новом для себя мире он просто обязан был узнать, как можно больше.
- Наша вселенная очень стара, - вывел из задумчивости Егора голос советника. – История человечества в ней – это всего лишь песчинка в песочных часах, да кто мы такие, чтобы судить о природе и законах вселенной? Мы всего лишь мелкие букашки, пытающиеся управлять большим и грозным организмом, и нам это не под силу, и никогда не будет. Да помогут нам Создатели Сущего, если мы, хотя бы на малую долу сможем понять нашу вселенную. Мы видели всё что нужно, пора уходить.
- Но мы так и не выяснили, где может скрываться Макс Мориус, - сказал Егор.
- Зато мы выяснили, что у него в руках.
- И что же?
- Камень жизни.
- Откуда вы знаете? Что? Что происходит?
- Нет времени, я вам всё позже объясню.
- Нет! Вы расскажете всё сейчас. Вы с самого начала чего-то нам не договариваете. И бьюсь об заклад, вы знаете намного больше, чем говорите, - Егор наставил на него оружие. – Я хочу всё знать немедленно.
- Я согласен с моим другом, - Акано тоже навёл оружие на советника. – Расскажите нам всё.
- Вы не понимаете, у нас нет на это времени, сейчас каждая секунда на счету?
- Почему? Вы же сами нас сюда затащили, а теперь бежите. Что такого знаете вы, и не знаем мы?
- Объяснитесь, советник? – добавил Акано.
- Нам нужно срочно спешить, я обещаю, что расскажу вам всё позже.
В это время голос капитана Дарко прервал их разговор.
- Боюсь отрывать вас от важных дел, но, похоже, у нас гости, и если вы не поторопитесь, будет очень жарко. Живее сюда, - рявкнул он.
Все трое ринулись к выходу.
- Наш разговор ещё не закончен, советник, - сказал на бегу Егор.
Выбравшись из ямы, они встретились с Дрейком. Лицо последнего источало тревогу. Егор тоже волновался, в последний раз путешествие на эту планету оказалось для них губительным, он не желал повторения тех событий.
Они очень быстро прошли тоннель и оказались на площадке перед входом в пещеру. Егор понимал, что если идти тем же путём, то им ни за что не добраться быстро к Дарко. Оставалось одно:
- Запустить программу полётов, - сказал Акано.
- Принято. Программа полётов запущена, - хором отозвались Егор и Дрейк.
- Что за программа? – спросил советник.
- Всё очень просто, советник. Ваши доспехи оборудованы системой, позволяющей планировать в воздухе и совершать небольшие перелёты, находясь на достаточной высоте. Собственно говоря, мы сейчас это и сделаем.
Небольшие крылья появились на спине каждого. Они напоминали крылья небольшого истребителя около двух метров в размахе.
- Небольшие гравитационные двигатели помогут вам управлять направлением и смогут придать вам, при необходимости, ускорение. Управление производится с помощью интерфейса вашего шлема. Всё понятно?
- Да. Пожалуй, я справлюсь. А почему тогда мы не воспользовались ими, когда добирались до этого места? Так было бы намного проще и быстрее?
- Потому что погодные условия не позволяли. Егор, будешь страховать советника.
Егор кивнул и посмотрел на советника. Он многое знал и мог дать ответы, теперь Егор не спустит с него глаз, пока не получит ответы на свои вопросы.
Вся группа спрыгнула с обрыва. Пару секунд они летели строго вниз, но физика взяла своё они начали планировать. Они были похожи на небольшую стайку хищных птиц, отправившуюся на охоту. Погода была ужасной. Сильный ветер всё время пытался опрокинуть их, дождь мелкими каплями стучал по доспехам. Облака то и дело окутывали их, закрывая обзор на пустошь у горы. Через несколько минут, совершив несколько витков по спирали, они приблизились к земле. Вдалеке Егор увидел их корабль, всё было как прежде. Он стоял там же, где они его оставили. Ничего не предвещало беды. Это немного его успокоило.
- Приземляемся, - скомандовал Акано.
Все в группе приняли вертикальное положение, они зависли невысоко над землёй. Гравитационные двигатели делали своё дело, они медленно опустили всех на землю. После посадки Егор и остальные быстро побежали по направлению к кораблю. Несколько минут спустя они находились у пустого челнока.
- Капитана и остальных взяли в плен? – спросил Советник.
- Нет!
В руках Егора была горсть разноцветной пыли, которую он нашёл в рубке корабля. Глаза его наполнились слезами, но он сдержал себя. В другой руке он держал свой личный пистолет – «кольт». Он специально попросил изготовить его – это оружие напоминало ему о Земле, и он всегда мечтал обладать таким, ещё с детства, когда он смотрел свои любимые «вестерны». Только он был нечета земным, специально по технологиям лорийцев во много раз была усилена его огневая мощь и скорость полёта пули, так что он не уступал современным энергетическим бластерам.
Егор подошёл к Советнику и направил дуло пистолета в его голову.
- Это твоя вина. Это всё из-за ваших секретов.
- Что вы делаете, Зорин?
- Егор? – Акано ринулся к нему.
- Всем стоять, - Егор сказал тоном, не терпящим споров.
- Мы снова потеряли своих друзей. Рассказывай всё или клянусь Богом я пущу тебе пулю в лоб.
- Я советник императора. Вы не можете…- испугано затрепетал Советник.
- Мне плевать, я не часть вашей империи, я человек с Земли и мне плевать на все ваши законы.
Положение было напряжённым, но на лице Егора была решимость, он готов был пустить оружие в ход. Похоже, Советник тоже прочитал это на его лице и обдумывал своё положение. Выхода не было.
- Я всё расскажу, - выдохнул он.
- Не здесь, расскажете по пути на Лорию, - вмешался Акано. – Здесь мы лёгкая мишень.
После того как они покинули планету, все собрались в столовой корабля. Повисло гробовое молчание. Егор смотрел на Советника в ожидании его откровения. Он по прежнему сжимал в руке  свой «кольт». Остальные смотрели попеременно, то на Егора, то на Советника, не зная чего от них ожидать. Ситуация была странная. Наконец Советник заговорил:
- Хотите знать правду? Я расскажу всё, что знаю. С чего же начать?
- С самого начала, - сказал Егор.
- С самого начала? Это займёт много времени.
- Мы не торопимся.
- Ну что же, только хочу предупредить сразу, то, что вы услышите вам не понравиться.
Все сидели, молча, в ожидании откровения советника. Егор пристально смотрел на него, незаметно потирая рукоять своего пистолета. Акано и Дрейк тоже смотрели на советника, но как-то неуверено, они, то поднимали глаза и их взгляд падал туда, где должны были быть глаза, то опускали их вниз. Корабль они укрыли в ближайшем поясе астероидов, чтобы избежать преследования. И вот теперь, в глубинах космоса, Егору и его друзьям должна была открыться правда или, по крайней мере, её часть.
- Всё началось тысячу лет назад, - неожиданно начал советник, - в эпоху противостояния двух миров – Лории и Таурэлии. Надеюсь, все слышали о Таурэлии?
Он окинул всех взглядом и не увидев вопроса в глазах слушателей продолжил:
- Итак, в то время тауры отстаивали право первенства своей планеты в империи, напряжённость нарастала, дело шло к войне. Тогда император принял решение примирить народы с помощью династического брака. Эта попытка с треском провалилась. Дочь правителя тауров – Кассандра, вероломно убила своего новоиспечённого мужа. Как оказалось, за её поистине ангельской внешностью скрывалась жестокая и властолюбивая женщина.
- А я слышал другую версию, - перебил его Дрейк. – Говорили, что это сын императора убил Кассандру. 
- Я рассказываю, то, что записано в императорском архиве, а не глупые выдуманные истории. Я продолжу. Убийство старшего сына императора привело лишь к одному логическому итогу – к войне. Многие годы продолжалось противостояние, миллионы людей погибали из-за жажды власти и людских пороков. Потеря сына помутила рассудок императора. Он заливал империю кровью. Но силы противостоящих планет были равны, и не было видно конца этой войне.
В эти трудные времена в одной из многочисленных систем была обнаружена планета, небольшая, но она изменила всё. На ней нашли следы древней цивилизации. Как оказалось – это были следы, как мы их называем, Создателей Сущего. Там же было найдено великое оружие, которое, впоследствии, изменило соотношение сил в пользу Лории. Это был кристалл, содержащий в себе великую силу, силу способную уничтожить всё живое на своём пути. Но, овладеть ей, было дано не каждому. Как говорилось в наших древних легендах, только потомку Создателей могла покориться их технология. Как вам известно, император и члены императорской семьи считаются потомками «древних», но оказалось, что император не содержал в себе необходимый ген, кристалл не подчинился ему. Но средний сын императора, смог подчинить себе силу кристалла. Сын императора сомневался в том стоит ли вообще применять подобные технологии, но горе и жажда мести императора не знала границ. Император заставил его применить оружие на таурах, в отместку за убийство брата.
Сила кристалла оказалась настолько мощной, что всё живое на Таурэлии исчезло, просто испарилось. Увидев это, сын императора ужаснулся содеянному. Он потерял рассудок, миллиарды жизней были уничтожены одним взмахом руки, кто такое выдержит?
Осознав, что он натворил – император поспешил скрыть кристалл, любое упоминание как о кристалле, так и о случившемся на планете было уничтожено, все свидетели этого события, все записи также канули в вечность. Младший сын императора, был юн, но и в столь юном возрасте он понимал, что подобное не должно повториться, он дал клятву, что при его правлении империя станет самым справедливым местом во вселенной. Не будет войн и противостояний, не будет голода и болезней, никто не будет ни в чём нуждаться, люди в империи обретут мир и покой. Дав это обещание, я с тех пор всеми силами пытался притворить его в жизнь.
- Что? – воскликнули все разом.
- Да! Я тот самый младший сын императора, - он медленно снял шлем с головы, скрывавший его лицо.
- Император!
- Сарривал?! – воскликнул Егор.
- И, да и нет! – ответил советник. – Я император, но сейчас правит тот, другой, Сарривал, вы Егор, с ним виделись на Лории. Я его генетическая копия и по совместительству «правая рука». С тех самых пор, каждые двести лет мы сменяем друг друга. Перед сменой загружая в мозг каждого «нового» императора сознание предыдущего. Так я могу без каких-либо помех идти к своей цели. И построить такое общество, в котором каждый сможет найти своё счастье, покой и мир. Каждый сможет найти свой путь без насилия и убийств.
- Но как это возможно? – спросил Дрейк.
- Всё очень просто. Наши технологии позволяют продлить жизнь более чем на двести лет. Когда, строго говоря – мне, исполняется сто лет, мы делаем новую генетическую копию с младенческого возраста, что само по себе снимает вопрос о приемственности власти. Он живёт и развивается до ста лет как самостоятельная личность. Обучается и работает на благо империи. Учиться всему, что необходимо для управления империей. Тем самым набирается полезного опыта, который не смог бы получить за одну жизнь. Когда мне исполняется сто лет, сознание предыдущего переносят в более молодое тело, тем самым я могу сохранять свою личность, свою сущность и всё ради высшего блага империи, и её жителей.
- А разве это не обман?
- Что?
- Разве таким способом вы не пытаетесь обмануть смерть и сохранить власть в своих руках? – спросил Егор.
- Мне на это трудно ответить. Я ещё не прошёл инициацию и не могу ответить за настоящего себя. На это сможет ответить только Сарривал.
- А что на счёт того, что произошло на той планете? Что вы скажете по поводу кристалла? – неожиданно спросил Акано.
- Кристалл был найден и попал не в те руки. Я не знаю, как это произошло? Именно это мы и пытаемся выяснить. Именно по этой причине вы Егор находитесь здесь.
- В смысле? Что вы имеете в виду?
- После тысяч лет клонирования император утратил ген древних. И после случившихся событий, чтобы найти и подчинить себе кристалл, нам нужен был человек, несущий в себе этот ген. Вы первый, кого мы смогли найти за долгие годы поисков, именно поэтому вас призвали на службу империи, именно поэтому вы важны. И именно поэтому от вас зависит жизнь и благосостояние миллиардов людей живущих в империи.
- Итак, - продолжил советник, - что вы скажете? Вы поможете сохранить империю?



Глава 11
- Что мы здесь делаем? – спросил Дрейк, усаживаясь в калледжер, нечто среднее между автомобилем и небольшим самолётом.
- Мои шпионы прислали послание, что видели Мориуса в этом квадранте, а эта планета единственная подходящая для жизни. Более или менее, - добавил он про себя.
- А что это за планета? – спросил Егор.
- Планета Титан.
Клон императора – Кейлон, так он просил себя называть, всматривался в розовое небо, наблюдая за едва виднеющимися огромными спутниками планеты, которые заволакивали половину неба.
- Титан знаменит своим непокорным нравом и совершенно непредсказуемыми атмосферными явлениями. Хорошо, что мы в доспехах, система жизнеобеспечения не даст нам возможности испытать всех прелестей этой планеты. Погода здесь меняется так резко, что за секунды мы можем изжариться или обратиться в лёд, не говоря уже об ураганах невиданной силы. Наши учённые так и не смогли объяснить подобные явления. Если бы не крупное месторождение ксенила, найденное здесь, то, скорее всего, эту планету бы просто забыли.
- Но что Мориус забыл здесь? И здесь ли он?
- Как сказано в донесении, план полёта корабля, на котором его заметили, исключает другой пункт назначения.
- Но они могли сменить курс позже?
- Да, но других зацепок у нас нет. Мы проверим каждую шахтёрскую станцию, благо их не так много на этой планете, пока не найдём Макса Мориуса, или пока не найдем кристалл. Если мы ничего не найдём, то продолжим поиски в другом месте, - он склонил голову и прошептал, - другого выбора у нас нет.
Егор услышал последнюю фразу Кейлона, он внимательно посмотрел на него и заметил грусть на его лице. Он с любопытством наблюдал за будущим императором, он хотел понять, что же движет им? Он хотел понять его мотивы, действительно ли он хочет такой судьбы или же ему не оставили выбора? Ведь фактически он другой человек, пусть клон, но его чувства, мысли, поступки отличаются от настоящего императора, по крайней мере, до слияния это будет так. С тех пор как Кейлон открыл лицо, Егор старался постоянно следить за ним. У Егора было какое-то чувство, он не мог понять какое именно, поэтому старался не спускать глаз с клона.
- Будем надеяться он здесь, - перебил размышления Егора, Дрейк. – Мне не терпится поквитаться с этим Мориусом за всё, что он сделал. За Добра, и за капитана Дарко и за остальных ребят.
- Держи себя в руках. Помните никакой мести или бездумных выходок, пока мы не найдём кристалл.
Никто не возразил, но все в отряде в глубине души были согласны с Дрейком.
За время этого разговора они подлетели к первой станции. Вдалеке бушевал ураган, который растянулся на многие километры. Несколько чёрных столбов торнадо вздымались вверх к облакам, сметая и поднимая в воздух всё на своём пути. К счастью для отряда он бушевал далеко и не представлял угрозы, пока.
Станция представляла собой металлическое, квадратное здание в несколько этажей. Она казалась цельной металлической коробкой без окон и дверей. Металлическая коробка, врезанная в толщу скальных пород. Так казалось со стороны для тех, кто никогда не видел подобных сооружений. На самом деле строение на поверхности было лишь верхушкой айсберга. Под землёй станция распространялась на несколько уровней вниз и, в среднем от трёх до пяти отсеков, по сторонам основного блока. Это была стандартная станция для планет с неблагоприятным климатом. Устанавливались подобные сооружения специальными рабочими дронами, которые проделывали всю основную работу. Они вырывали ямы под фундамент, вели строительство и сборку отсеков. Выполняли все тяжёлые и трудоёмкие работы. Люди включались в процесс лишь на завершающей стадии, не считая моментов, когда необходимо было отладить сломанных дронов или заменить их на новых. Когда станция была полностью собрана, рабочие устанавливали оборудование, мебель, систему климат контроля, освещение и прочие мелочи для удобства обитателей станции.
Вход на станцию было трудно найти, особенно для тех, кто никогда не бывал на подобных объектах. Но Кейлон быстрым шагом направился к одной из стен и приложил руку к еле видневшейся консоли. Она загорелась красным светом и голос произнёс:
«Кто вы? Цель вашего визита?»
- Имперский легион, - ответил он. – Мы проводим проверку этой планеты.
Консоль сменила цвет на зелёный, и в тот же момент в стене образовался проход.
- Похоже, вам не в первой, бывать на подобных станциях? - заметил Дрейк.
- Вы правы. По долгу службы я обязан посещать различные места, в том числе и станции по добыче ксенила. А модель этой станции наиболее распространённа для планет с неблагоприятными климатическими условиями.  Несколько раз бывал на таких.
Они прошли по узкому коридору и после очередной автоматической двери попали в просторное помещение. Оно было круглым и от него в разные стороны уходили почти такие же коридоры, по которому они только что прошли. В центре стоял невысокого роста мужчина, с небольшой лысиной на голове и внушительного вида,  животом. Глаза пуговки сузились от того, что он широко улыбался, обнажая желтоватые зубы. В тоже время за этим напускным радостным видом, можно было заметить ужасное волнение. Руки его были крепко зажаты в кулаки и немного подёргивались, плечи были немного вжаты в шею, второй подбородок слегка потряхивало.
- Добро пожаловать! – выпалил он, улыбаясь во весь рот. – Мы не ждали никакой проверки? Нас никто не предупреждал? Что-то случилось? У нас всё в порядке, - тараторил мужчина.
- Мы специально приехали без предупреждения, - выступи вперёд Акано. – Мы представляем императорский легион, нам поручено проверить все планеты данного квадранта на предмет запрещённой деятельности.
- Но у нас обычная добывающая станция, мы ничем подобным не занимаемся? – в его глазах-пуговках застыло непонимание.
- Позвольте нам об этом судить. Кстати, кто вы?
- Ох! Простите! Я начальник станции, Демион Торовский.
- Хорошо, Мистер Торовский, пожалуй, мы начнём нашу проверку.
- Да, конечно! Но.., - он запнулся.
- Говорите!
- Могу я увидеть ваше предписание на проверку станции.
- Вы всё правильно сказали, больше уверенности, мистер Торовский. Вот оно, - Акано протянул ему голографическую копию документа.
- Кажется всё в порядке, - сказал Торовский, изучив предписание. – Прошу за мной господа.
Директор Торовский повёл их по очередному коридору, который вывел группу в большой прямоугольный зал. Здесь было много людей, в основном рабочие станции и шахтёры. Зал чем-то напоминал заводскую столовую, Егор даже улыбнулся, когда оказался здесь, но помимо всего он был и комнатой отдыха. Один из углов зала был оборудован для этих нужд, несколько столов для настольных игр, парочка кресел и диванов, медленно покачивающихся над полом и другие атрибуты для отдыха и развлечения. Несколько рабочих с жадностью ели что-то, на вид похлёбку, ещё человек пять-шесть сидело у подобия барной стойки, человек десять облюбовали кресла и диваны.
- У нас только закончился ужин, - пояснил директор. – Кстати, не желаете что-нибудь поесть?
- Нет! Спасибо! Мы не голодны, - ответил Кейлон. – Здесь все жители станции?
- Почти. Несколько сотрудников в пункте управления, ещё несколько человек, полагаю, в своих комнатах.
- Хорошо, мы осмотримся здесь немного.
- Как вам будет угодно, - сказал директор, - я распоряжусь, чтобы вам оказывали полное содействие.
В течении следующего часа они осматривали станцию. Заглянули почти во все отсеки и комнаты. Осмотрели даже технические этажи с оборудованием. Всё казалось вполне обычным, никаких подозрительных личностей, никаких записей в системе. Хотя Егор отметил для себя одну примечательную деталь, никто из обитателей станции не удивился неожиданной проверке, они вели себя, как ни в чём не бывало. Обычно проверки вызывают больший ажиотаж и волнение.
- Немедленно отпустите меня, - крик раздался в главном зале. – Чего вы от меня хотите? Я известный учённый с Галеоса. Я буду жаловаться. Это произвол, - человек, вырывающийся из рук Дрейка, не унимался.
- Что случилось? – Акано появился почти одновременно с Егором.
- Вот этот начал сопротивляться. Набросился на меня. Пришлось его немного угомонить.
- Я никому не сопротивлялся.
Высокий худощавый человек возразил Дрейку. Чёрные как смоль волосы падали ему на плечи, карие глаза грозно смотрели на окружающих, орлиный нос яростно засасывал кубометры воздуха. Когда, наконец, он перестал брыкаться, Акано показал жестом Дрейку, чтобы тот отпустил его. Буйный учёный поправил на себе короткую куртку, задрал голову вверх и надменным тоном произнёс:
- Я никому не сопротивлялся. Дело в том, что ваш орангутанг чуть не уничтожил месяцы моих исследований. Он чуть не опрокинул мой стол с образцами, это меня и возмутило, я поспешил выдворить его из моей лаборатории, на что он схватил меня и приволок сюда.
- Кто вы? – спросил Акано.
- Позвольте представиться – Орнелий Калс Принуис с Галеоса, магистр, член Имперской Академии наук.
- Я Акано Талий с Карны, я возглавляю эту группу. Приношу свои извинения за моего подчинённого. Уверен, что он не хотел вам навредить намеренно.
- Не хватало ещё, чтобы он это сделал намеренно.
- Скажите Орнелий, могу я вас так называть?
- Да.
- Так вот, скажите Орнелий, над чем вы работаете?
- О, это потрясающе! Вы просто не представляете, скоро я смогу совершить удивительное открытие, которое изменит само понятие мироздания.
- Надо же, - усмехнулся Дрейк Келлар.
- Вы смеётесь? – резко выпалил Орнелий. – Зря! Мне осталось совсем немного до открытия. А этот, коротышка, директор, никак не даёт мне совершить перелёт в другую часть планеты для того, чтобы я произвёл кое-какие замеры и, чтобы я смог взять несколько образцов.
- Я вам ещё раз повторяю, Орнелий, - вмешался в разговор директор, который тоже выбежал в общий зал на поднявшийся шум, - я не могу разрешить вам перелёт на другой конец планеты. Я уже сотни раз вам объяснял, что перелёты от станции к станции совершаются только в экстренных случаях. Чёрт возьми, вы же учённый и сами знаете, что твориться на этой планете.
- А разве ответ на вопрос мироздания - это, по-вашему, не экстренный случай? Тем более я уже несколько месяцев наблюдаю за климатом планеты, а ещё у меня данные по наблюдению за этой планетой за последние семьдесят лет. И я утверждаю, что сейчас самый спокойный период – лето, если угодно. И вы просто обязаны разрешить мне перелёт, иначе придётся ждать ещё три года.
- Нет и точка. Я не возьму на себя ответственность за жизнь известного учённого, - отрезал директор.
- Вот! И с таким отношением я сталкиваюсь каждый день. Ну как, скажите на милость, работать в таких условиях? Как прикажете мне бороться с этим невежеством и тупыми принципами следовать правилам?
- Правила на то и придуманы, чтобы их соблюдать, - вмешался Егор.
- Правила придумали, чтобы можно было управлять нами. Здравомыслящему человеку нет необходимости воровать или убивать, или творить ещё какую-то чепуху. Конечно, есть общепринятые этические и нравственные нормы, которые мы все соблюдаем, но правила… Их придумывают каждый день, всё новые и новые правила, чтобы держать народ в узде. Чтобы вот такие как они, - он обвёл присутствующих взглядом, - не сбежали отсюда, и продолжали приносить прибыль, чтобы вы бросались в огонь ради императора. Правила придумывают, чтобы управлять нами, чтобы загнать нас в рамки необходимые власть имущим. Свобода? Не смешите меня. О какой свободе вы говорите, когда вокруг одни правила: «не делай так», «не ходи туда», «не смотри это», «не ешь это». Это не – свобода – это жизнь в мире правил и предписаний. И иной раз, кажется, что придумывают их полнейшие идиоты и критины.
Он тяжело дышал, лицо его покраснело было видно, что его задели за живое. Егор протянул ему стакан воды, который взял с соседнего стола, магистр жадно выпил его.
- Спасибо. В горле пересохло. Простите меня за эту тираду, но, знаете ли, накипело.
- Всё в порядке, магистр, - Егор посмотрел в сторону Кейлона. – Мы совсем не обижаемся. И знаете что? Я даже согласен с вами, - добавил он с ухмылкой на лице. Ему было приятно подразнить будущего императора. По каким-то непонятным причинам он ему всё ещё не доверял. Последний сделал вид, что не расслышал его замечания.
- Мы как раз направляемся к ближайшей станции. Пожалуй, у нас есть ещё одно место, не так ли?
- Да, но думаю, магистру будет не совсем удобно с нами, - возразил Акано.
- Нет, нет! Я с удовольствием отправлюсь с вами. Вы не представляете, насколько вы меня выручите. Это будет просто потрясающе.
- Нам надо позволить поехать магистру с нами, - Егор посмотрел на Акано и бросил на него взгляд, не терпящий возражений. За время их совместной службы друзья научились понимать друг друга с полуслова.
- Хорошо, будьте готовы, через час мы отправляемся.
- Но это невозможно.
- Что? – спросили все хором.
- Сейчас там, за пределами станции, жуткий холод, а позже пройдёт ураган. До завтрашнего утра путь совершенно закрыт.
- Ясно, - произнёс Акано. – Заночуем здесь и продолжим путь на рассвете.
Ночь выдалась беспокойной. Несмотря на герметичность стен и абсолютную звуконепроницаемость Егору казалось, что он слышал, как завывает ветер. В стенах и в вентиляции слышался постоянный скрежет. Странные звуки, непонятное мерцание полу приглушенных сфер у потолка. Казалось, он слышал вой, а может даже и лязг цепей. Вспомнились старинные предания о привидениях в средневековых замках, а фантазия уже доделала своё дело. Это всё не давало ему уснуть.
Помещение, в котором он спал, было небольшим, этакая железная коробка с парой коек, по-видимому, здесь обитали простые шахтёры станции. Минимум удобств: туалет, маленькая душевая кабина, это было самое точное описание, хотя с душем, в обычном понимании этого слова, ничего не имело общего, кроме кабинки. Мылись не с помощью воды, вода была слишком дорогим ресурсом, чтобы расходовать её зазря. Тело очищали с помощью специальных фето лучей, которые уничтожали всю грязь, очищали кожу от вредоносных бактерий, приводили её в тонус и в целом положительно влияли на организм. Процедура занимала всего десять минут, эффект от приёма такого «душа» был во много раз приятней, чем от водного, Егору было с чем сравнивать. Поворочавшись полночи, Егор так и не смог уснуть, он принял «фетодуш» и почувствовал себя легче, как будто груз с души упал. Сидеть в комнате и слушать сопение Дрейка он больше не мог и пошёл прогуляться по станции. Акано и Кейлон расположились в соседней комнате, наверное, она была такой же, даже странно, что император согласился на такие спартанские условия. Строго говоря, он ещё не был императором, но, всё же, он занимал высокий пост в империи и вероятно привык к изысканности и комфорту.
Егор разгуливал по опустевшей станции, и разные мысли крутились в его голове от фактов, построенных на логике до самых невероятных и бредовых предположений. Он ещё раз обдумывал всё, что произошло с ним и его друзьями, осмысливал, перебирал каждое событие по крупинкам, но всё равно ответы ускользали от него. Чего-то не хватало, для того чтобы пазл сложился, казалось, он уже подходил к разгадке, но в самый последний момент вместо ответа возникал новый вопрос.
С этими мыслями он забрёл в отсек напоминавший лабораторию. Три полупрозрачных монитора на столе показывали какие-то вычисления, формулы сменяли одна другую, на другом мониторе, чуть в стороне от других мелькали какие-то фотографии разных мест и явлений. На соседнем столе была масса пробирок, баночек с какими-то реактивами от обычных цветов радуги до, таких, которым и название не подобрать. Несколько прозрачных, цилиндрических контейнеров вмещали в себя какие-то трупы мелких животных, трудно было сказать на кого они походили, то ли на енотов, то ли на больших крыс или ещё на кого из грызунов, но зрелище было достаточно мерзким. Ещё в нескольких были животные побольше, не такие страшные, но, всё же, жутко было смотреть в их, казалось, живые глаза.
Вдруг, из-за одного из контейнеров вышел человек. Егор от неожиданности моментально выхватил пистолет и направил на человека.
- Ааа! – выкрикнул магистр Орнелий.
- Простите, магистр! – сказал Егор, убирая пистолет в кобуру. – Это я от неожиданности.
- Вы меня напугали, эммм…
- Зорин. Егор Зорин с Земли, - поспешил представиться Егор он сделал это машинально и совсем забыл, что он должен был представляться уроженцем Карны.
Было уже поздно и Орнелий зацепился за этот новый термин.
- С Земли? Надо же, что-то не припомню такого названия планеты? Где это?
Егор немного замялся.
- Она ещё неизвестна, не внесена в список открытых миров.
- О! Как интересно! Ваш мир открыт совсем недавно? О, это просто здорово. Впервые вижу представителя нового вида людей.
- Вы так говорите, как будто я диковинная зверюшка.
- Вы извините, это профессиональное. Сейчас не так-то просто встретить представителя нового мира. Не то, что в эпоху Великих открытий и свершений. Как я завидую тогдашним учёным. Открытие ксенила позволило нам отправиться в глубокий космос, новые миры, новые знания столько всего потрясающего и занятного, столько всего, что надо было изучить. Сейчас это редкость, кажется, что подобного больше не будет. Так что простите мою бестактность.
- Ничего страшного, магистр, я не в обиде, - сказал Егор.
- Называйте меня Орнелий, прошу вас.
- Тогда вы зовите меня – Егор.
- Что ж, Егор, расскажите мне немного о своей планете.
- Даже не знаю с чего начать? – ответил Егор. – Обычная планета. Люди живут, работают, ищут себя, так сказать. Земляне, ну, мы похожи друг на друга и в тоже время разные. На Земле несколько рас…
- Что? – перебил его Орнелий. – Это уже интересно.
- Да, несколько основных и ещё множество переходных видов и подвидов.
- Великолепно! Наверное, история Земли насыщена различными забавными историями о том, как каждая из рас пыталась получить главенствующую роль.
- В этом нет ничего забавного, - сказал Егор, в его голосе звучала сталь, - миллионы людей погибло из-за того, что кто-то пытался доказать, что он лучше других.
- Простите, я не хотел вас обидеть, Егор, я имел в виду, интересно с научной точки зрения.
- Возможно, но это тема до сих пор будоражит множество умов на моей планете и люди до сих пор гибнут только потому, что отличаются друг от друга по расовому признаку.
- Мне очень жаль это слышать, - сказал Орнелий сочувственно. – Не будем о плохом. Расскажите лучше о том, как обстоят дела в науке? - сменил он тему.
- Я не учёный, Орнелий, и вряд ли смогу рассказать так, как того заслуживает наука Земли. Вам бы лучше пообщаться с Эйнштейном или Лобачевским, или Да Винчи, они бы смогли в красках всё описать.
- Кто это?
- Одни из величайших умов Земли. Правда они все уже умерли и жили в разные эпохи, но они были очень талантливыми и совершили множество открытий, которые изменили взгляд на мир.
- Бросьте Егор, вы тоже не глупы. Пусть вы не учёный, но я думаю, сможете мне рассказать что-нибудь интересное.
- Пожалуй, да. Скажем, наши учёные сделали прорыв в области нано технологий, конечно, знания не сравняться с вашими, но для Земли это большой успех. Создали суперкомпьютер и близки к созданию искусственного интеллекта. Уже сто лет прошло с тех пор как освоили ядерный синтез, полёты на ближайшие планеты, различного рода открытия в астрономии, физике… Это очень сложно, я ведь не учёный и не знаю о чём говорить и когда я жил на Земле, я не особо интересовался научными открытиями.
- Хорошо, не буду вас мучить, - улыбнулся Орнелий.
Повисло молчание. Егор смотрел по сторонам, Орнелий уткнулся в свои записи и периодически изучал формулы на мониторах.
- Гкх, - кашлянул Егор. – Скажите Орнелий, а чем вы здесь занимаетесь? Мне показалось, вы что-то ищете на этой планете?
- Вы правы, мой друг, - ответил он. Он, молча, смотрел на Егора, как будто оценивал его, затем добавил. - Я вижу вы порядочный человек и вам можно довериться. Около года назад мне в руки попались отчёты о странных находках шахтёров. В них говорилось, что они наткнулись на какие-то руины напоминавшие развалины древнего города. Имея определённое влияние в научных кругах, и подключив кое-какие связи, через несколько недель мне удалось заполучить копии фотографий тех руин. Вот посмотрите.
Он сделал несколько манипуляций и на мониторах появились изображения древних развалин. Фото сменяли друг друга, и Егор видел различные полуразрушенные строения в толще скальных пород. Иногда они были в самой скале, иногда на открытом пространстве. Чем-то ему всё это напоминало развалины древних городов Земли. Те, что он видел сейчас, отличались большей масштабностью.
Магистр сделал ещё несколько манипуляций с компьютером и фото стали трёхмерными, заняв почти треть комнаты.
- Посмотрите, - сказал он, - что это вам напоминает, Егор?
- Я даже не знаю. Я ведь не археолог. Я плохо знаю вашу историю, тем более древнюю.
- Хорошо, но вы ведь не глупый человек, посмотрите внимательнее на изображения, не торопитесь.
Егор начал всматриваться в трёхмерные изображения древнего города, разглядывал с разных сторон, пытался разглядеть хоть что-то необычное, но ничего не удавалось. Однако, спустя несколько минут, ему показалось, что он что-то заметил на одном из фото. Он обошёл изображение несколько раз и устремил взгляд на здание в глубине. Символы были смутно знакомы, как будто он их уже видел. Он долго всматривался, но никак не мог понять их значение и наноботам в его голове этот язык, так же был неизвестен, иначе они моментально бы перевели надпись.
- Вы заметили? - спросил Орнелий.
- Да, но не могу прочитать.
- О, этого никто не может сделать. Этот язык считается давно потерянным.
- Что-то мне подсказывает, магистр, что вам удалось расшифровать его?
- Да, вы правы, но давайте по порядку. Как я уже сказал, получив копии фотографий, я тоже заметил эту надпись. Несколько месяцев я потратил на перевод. Не скрою, это было чертовски сложно. До того, как я наткнулся на ключ к расшифровке я побывал почти во всех библиотеках пяти миров. Я, наверное, до сих пор искал бы перевод, если бы не случайность. В мире Алхоев на одной из второстепенных планет я попал в небольшое селение. Кораблю, на котором я летел, пришлось совершить экстренную посадку на этой планете, какие-то неполадки с гипердвигателем. В общем, это неважно, а важно то, что, когда устраняли поломку, я решил прогуляться по селению. Прогуливаясь, я забрёл в лавку какого-то торговца, там было навалена куча всякого хлама от так называемых произведений искусства из разных частей галактики, до мелких деталей различных устройств. В одной из таких куч я заметил вот это.
Орнелий достал из стола большую книгу и водрузил её на стол.
- Книга? – удивился Егор.
- Как вы сказали? Книга? – перепросил Орнелий.
- Да, книга! Так это называется на моей планете. Они и сейчас пользуются у нас популярностью, правда, не так как раньше, но всё же. Когда-то книги были единственным источником накопления, хранения, и передачи информации, они были очень ценными. Но эта имеет ценность и сейчас – она очень древняя.
- Ясно. Взгляните, в ней такие же письмена, как и на фото.
- Действительно. Я так и думал, что где-то их видел. Это иероглифы то ли египетские, то ли ещё какой-нибудь древней цивилизации.
- Что ж, заполучив этот предмет, я смог расшифровать надпись.
Егор посмотрел на него с нескрываемым любопытством. Орнелий видел это и нарочно держал паузу.
- Ну же магистр, не томите, что она означает?
- Это конечно приблизительный перевод, - он кашлянул. - «Здесь, в городе Света, храниться часть целого. То, что было разделено однажды, соединиться вновь, дабы возродить колыбель Сущего».
- А что это за знак? Вот тут над надписью? – Егор указал на знак напоминавший символ бесконечности окружающий многогранный камень.
- О, вы заметили! Очень хорошо. Полагаю, это знак кристалла мироздания. Похоже, в этом городе хранилась, а может быть и до сих пор храниться, часть очень древнего и могущественного артефакта. Я считаю, что именно он так повлиял на здешнюю атмосферу. Скорее всего, произошла какая-то катастрофа и планета превратилась в пустыню. Существа, населяющие её, погибли или улетели – это мне неизвестно, но одно я знаю точно, что-то есть в этих землях, что-то поистине важное, что-то, что способно изменить нашу жизнь. К сожалению, доступ на станцию, где было сделано это открытие, законсервировали и туда не попасть, но неподалёку есть новая станция и возможно я смогу найти там какие-то подсказки. Смогу сделать более точные замеры. Если бы можно было попасть внутрь закрытой станции, я бы смог своими глазами увидеть руины, я бы смог совершить великое открытие, - казалось, Орнелий говорит уже больше сам с собой, чем с Егором.
Во время всего разговора в Егоре росло чувство тревоги. Кристалл жизни, камень мироздания, оружие древних – множество названий самой страшной вещицы во вселенной. И сейчас, магистр, открыл перед ним завесу. Вот что нужно здесь Мориусу, вот то, за чем он охотиться – вторая часть оружия древних, чтобы покорить империю, покорить всю галактику, всю вселенную.
От осознания этого, его тревога возрастала. Он бросился к жилым отсекам. Моментом преодолел все коридоры и залы и уже стучался в дверь, где спал Акано и Кейлон.
- В чём дело? – спросил сонным голосом Акано, открывая дверь в отсек.
- Скорее, нам надо отправляться немедленно. Я знаю, зачем Мориус прилетел сюда, знаю, что ему нужно. И он скоро завладеет этим, если мы не поторопимся.
- О чём ты говоришь? – спросил Кейлон.
Егор вкратце пересказал свой разговор с Орнелием, повествование получилось весьма несвязным, но он очень сильно волновался и не мог удержать мысль. В итоге из его тирады они всё-таки уловили суть того, что он пытался им сказать. Обличаясь в доспехи, Кейлон сказал:
- Теперь всё сходится. Ему нужна вторая часть артефакта, чтобы управлять кристаллом. Иначе его сила вырвется наружу и будет происходить то же, что и на той планете. Но как он узнал, что часть артефакта храниться здесь?
- Мне кажется, это сейчас неважно. Важнее знать, где он и сколько с ним людей, сказал Дрейк, заряжая оружие.
- На счёт того, где он, я могу вам сказать, - сказал магистр, вошедший в комнату. Он был облачён в доспехи на подобие тех, которые были у учёных с планеты Алайны. – Но я должен отправиться с вами.
- Об этом не может быть и речи. Одно дело подвезти вас до ближайшей станции, но совсем другое брать вас с собой на опасную операцию по захвату преступника.
- Но я вам нужен! Никто больше меня не знает об этом артефакте, о том, как и где он хранится. Только я обладаю этой информацией.
- Мориус знает и вероятно он уже им завладел.
- Это не так, - возразил магистр.
- Что? – одновременно удивились все.
- Одно дело узнать планету и место где хранится артефакт, но совсем другое добыть его. Вы же не думаете, что он просто лежит там и его может заполучить кто угодно? На самом деле артефакт защищён несколькими защитными механизмами, которые невозможно преодолеть, если только вы не являетесь потомком Богов. Простите Егор, - Орнелий посмотрел в его сторону, - но я не мог вам полностью довериться.
- Откуда вы знаете, что это всё, правда? Мориус и раньше проявлял завидное упорство в поиске артефактов, он очень умён и напорист, и не гнушается никакими средствами, - сказал Акано.
- Потому что только у меня есть дневник одного из хранителей этого артефакта. Он хранился в книге, которую я нашёл. Он был зашит под обложкой. В нём хозяин дневника описывает то, как можно преодолеть препятствия на тот случай, если камню будет грозить опасность и его необходимо будет перевезти.
- Полагаю, - сказал Егор, - мы не сможем ничего противопоставить этому? Орнелий, вы отправляетесь с нами.
Глава 12
Как и предсказывал Орнелий, погода была спокойной. Буря не утихла, но переместилась в другую часть планеты. Воздух был наполнен свежестью, которая бывает только в морозное утро. Егор оценил это. Он отогнал от себя нахлынувшую тоску по Земле и попытался сосредоточиться на их цели. Кейлон, Акано, Дрейк, Орнелий – все были погружены, как и Егор, в свои мысли. Коллиджер проносил их метрах в пятидесяти над землёй. Это средство передвижения было очень быстрым и очень удобным для передвижения на планете полной неожиданностей и опасностей.
Когда они подлетели к станции, ничего не говорило о чьём-то присутствии. Приземлившись, они увидели зияющую дыру в том месте, где должна была быть дверь.
- Мориус был здесь! – сказал Дрейк. – Узнаю его почерк. Никакого изящества.
- Или он всё ещё здесь, - сказал Егор, одновременно проверяя заряжено ли оружие.
- Идём осторожно, но быстро. Времени у нас мало, мы не знаем, что там нас ждёт? Всем быть начеку, - начал раздавать команды Акано, - Дрейк и я пойдём первыми, Егор и советник Кейлон – вы замыкающие, Орнелий – вы в центре.
Группа зашла внутрь станции. Они прошли несколько коридоров, станция казалась пустой. В некоторых залах валялось оборудование, кое-где были разбросаны вещи. В столовой на столах догнивали остатки еды.
- Похоже, станцию покидали в спешке, - сказал Егор.
- Кто-то очень сильно хотел скрыть то, что здесь нашли.
- Нам сюда, - Орнелий указал на одну из дверей.
- Вы уверены?
- Да. Почти все станции идентичны друг другу. Это выход к шахтам.
Они направились к указанной магистром двери. Над ней они увидели указатель, говоривший о том, что магистр был прав и дверь вела к шахтам. За ней был длинный коридор. Казалось, он длился бесконечно, но через десять минут они упёрлись в большие ворота, врезанные прямо в скалу.
- Вот и вход в шахты, - Орнелий улыбался. Он был близок к своему открытию, его переполняла радость.
- Магистр, возможно за этими воротами находиться самый жестокий человек во всей империи. Поверьте, сейчас не время для радости.
- Простите, но я не могу сдержаться, там может находиться то, что изменит суть понимания всей нашей истории.
- Да, бла, бла, бла! – ворчливо перебил его Дрейк. – Открывай, эти чёртовы ворота.
Ворота открылись с жутким скрипом, разнёсшимся эхом по тоннелям и пещерам. Когда они открылись, Егор с друзьями очутился в большой пещере, которая переходила в три тоннеля, уходившие в разные стороны.
- Эмм! И куда дальше? В ваших записях есть что-то, магистр? – спросил его Егор.
- Боюсь, мой друг, мне это неизвестно, - уныло ответил магистр.
- Надо разделиться, - вдруг сказал Кейлон.
- Нет. Мы незнаем сколько с ним людей. Разделившись, мы станем ещё более лёгкой мишенью, - возразил Акано.
- Мне не кажется, что Мориус мог довериться большому количеству человек. Он осторожен и мнителен. Это его стиль. Тем более магистр сказал, что артефакт охраняют ловушки, и он вряд ли смог их преодолеть. И у нас нет времени, разделившись, мы быстрее сможем обыскать пещеры. Тот, кто найдёт его первым, сообщит по внутренней связи, мы вернёмся сюда и сможем разработать стратегию.
Доводы его были весомыми, и времени на споры не оставалось.
- Хорошо!
- Я осмотрю левый тоннель, - сказал Кейлон.
- Нет. Я не могу отпустить вас одного. Мы пойдём в центральный тоннель, Егор и магистр – левый.
- Понял.
 - Дрейк – на тебе правый.
- Ладно.
Они разошлись, каждый по своему направлению. Егор шёл впереди, магистр следовал за ним по пятам. Туннели были очень длинными, они прошли уже пару сотен метров, и до сих пор не было видно просвета. Вокруг были лишь нависшие над ними толщи скальных пород. Егор попытался связаться с Акано, но не получил ответа. От Дрейка тоже не было никаких сообщений.
- Похоже, что-то глушит связь, - сказал он.
- Это могут быть залежи руды, излучающей магнитное поле, или…, - магистр умолк.
- Или? – повторил за ним Егор.
- Или мы приближаемся к нужному месту, и сила артефакта мешает связаться вам с вашими друзьями.
- А разве он на такое способен?
- Это древний артефакт, он способен на многое, и, к сожалению, никто не знает на что именно.
- А что за защитные механизмы, которые вы упомянули?
- В дневнике они описываются как защита от воров и недостойных людей. Во-первых, необходимо преодолеть бездну не упокоенных душ. Во-вторых, пройти через очистительный огонь. В-третьих, нужно принести в жертву истинного потомка древних.
- Это как? Убить что ли?
- Думаю, что нет. Не совсем. Скорее всего, речь идёт о части плоти или крови, для считывания ДНК, - магистр улыбнулся.
- И как же их обойти? – спросил Егор.
- Боюсь, что никак! – Орнелий смотрел виноватыми глазами на Егора. – В дневнике говорится, что лишь истинный потомок древних сможет пройти испытания. А таких среди нас нет.
- Как же вы хотели заполучить артефакт?
- О, нет! Я не хотел его заполучить. Я лишь хотел возможность попасть в город и изучить его. Изучить архитектуру, культуру, быт древнего народа и, конечно же, по возможности больше узнать об артефакте. Поэтому я и скрыл от вас правду. Но заполучить его? Нет. О таком я даже помыслить не мог.
«Егор! Егор! Срочно возвращайся в тоннель, куда пошёл Дрейк! Егор...» - голос Акано прервался и Егор услышали только помехи связи, сопровождавшиеся треском. Больше ничего не было слышно, связь снова пропала.
- Акано! Дрейк! Кейлон! Слышите меня? Связь пропала, - сказал Егор, после небольшого раздумья.  – Надо возвращаться. Скорее.
За разговором они прошли ещё несколько сотен метров, и теперь путь назад в пещеру был достаточно долгим. Егор бежал как можно быстрее, но скользкий каменный пол тоннеля не давал забыть о себе, его доспехи упрощали передвижения по такой поверхности, но идти было трудно. Магистр еле поспевал за ним, но, несмотря на свой почтенный возраст, он держался рядом. Через несколько минут они увидели выход из тоннеля в пещуру. Егор выскочил из него, как пробка из бутылки и сразу же наткнулся на лежащего Акано. Он кинулся к нему, но не успел приблизиться, как энергетическая сфера полетела в его сторону. Падая, он краем глаза успел заметить, что Орнелий тоже рухнул на землю. Отключаясь, Егор увидел над собой улыбающихся Кейлона и Макса Мориуса, после чего он провалился в пустоту.
«Кристалл… Создатели Сущего… Боги… Ты потомок Богов.», Егор проваливался в тёмную пропасть и голоса повторяли одни и те же слова. Он падал уже целую вечность и ничего не мог с собой поделать. «У вас, мой мальчик, особая ДНК», вспомнил он слова Сарривала. «Вы единственный, кто сможет остановить его».
Очнулся Егор от сильного удара по лицу. В глазах была дымка, он не мог ничего различить вокруг. Когда зрение вернулось к нему, он увидел, что висит в полуметре над землёй, руки, ноги были привязаны к большому кресту.
«Какая ирония», - подумал Егор. – «Знали бы они, что это означает на Земле».
- Он пришёл в себя, - сказал Мориус, - вон скалиться чего-то. Ты чего скалишься?
- Тебе не понять, ублюдок.
Удар по лицу был сильным и болезненным, но Егор ожидал этого и не подал виду. Вслед за первым сразу же на него обрушился ещё один.
- Хватит, - сказал Кейлон, - если потеряет сознание, придётся опять ждать, пока очнётся. Ну что ж, мистер Зорин, давайте побеседуем.
- Мне не о чем говорить с предателем, лучше бы я пристрелил тебя, когда была возможность, тварь, - Егор попытался плюнуть в него, но во рту, как назло, пересохло.
Удар в живот от клона вызвал приступ тошноты, но Егор смог и на этот раз сдержать себя. Кейлон и Мориус отошли в сторону и о чём-то говорили. Егор не мог расслышать, о чём они спорят, поэтому начал смотреть по сторонам. Справа он заметил лежавшего на земле Акано, который тоже был связан. Из губы его сочилась кровь, несколько синяков и большой кровоподтёк под глазом. «Его сильно избили», мелькнула у Егора мысль. Но самое главное он дышал, Егор видел, как тяжело вздымается его грудь. Чуть поодаль лежал Дрейк. Неподвижно. Лужа тёмно-красной крови была возле него. Он был мёртв. Сердце Егора сжалось. Ещё один его друг погиб. Скупая слеза потекла по его щеке. Но время для горести было не походящее, он сдержал слёзы.
Слева от Егора сидел магистр Орнелий. Он был жив, но явно не в себе. От испуга он впал в шок и постоянно что-то бормотал себе под нос. Егор не мог разобрать, что именно, но сейчас это было неважно.
Немного дальше стояло трое дронов, рядом с ними еще несколько похожих друг на друга, как две капли воды, людей.
«Киборги» мелькнуло в голове у Егора, но создание киборгов было запрещено, после «кибернетического кризиса» триста лет назад. Тогда в кибервойнах погибло большое количество людей. Кибернетический организм ничем не отличался от дронов, он так же выполнял заложенную в него программу. Однако, в отличии от дронов – основным материалом для создания киборгов были люди, а не металл. Чего ещё можно было ожидать от продавшегося клона и безжалостного убийцы Мориуса.
- Что вам от нас нужно? – крикнул Егор, хотя каждое слово отдавалось болью по всему телу.
Кейлон и Мориус замолчали, обернулись и медленно подошли к нему.
- Нам нужно, чтобы ты достал вторую часть артефакта. Я знаю, Сарривал рассказал тебе о твоей «исключительности», только тебе под силу это сделать.
- А как же Мориус, - Егор со всей своей злостью посмотрел на него. – Раньше у него не было с этим проблем?
- Раньше мы не сталкивались с такой защитой, и его ДНК хватило, чтобы заполучить кристалл, но здесь нужен истинный потомок древних, а это ты.
- Одного не пойму, для чего всё это? Ты же будущий император, ты скоро будешь обладать всем, зачем тебе вся эта авантюра?
- Всем? Чем всем? Посмотри вокруг – миры давно уже живут, как хотят, многие почувствовали слабость императора. Бесчестные, алчные, властолюбивые чиновники захватывают власть в дальних мирах. Они ни с кем не считаются, ни с законами империи, ни со своими собственными. Жажда власти, жажда наживы и богатства завладела их душами. Слабость Сарривала допустила всё это, его мягкость и сожаления о прошлом. Мы хотим изменить мир. С помощью артефакта мы восстановим порядок в империи. Конечно, многие будут принесены в жертву, но их жертва даст возможность построить новый мир без войн, без людских пороков, мы построим совершенно новое общество.
- И ты, конечно же, будешь во главе?
- Мы будем! Я и мой брат!
- Вижу удивление в твоих глазах, - продолжил говорить Кейлон. - Макс Мориус на самом деле мой старший брат. Конечно, раньше его звали Ламий – средний сын императора, тот самый, который уничтожил тауров.
- Но как это возможно? – Егор не верил своим ушам.
- Сарривал не мог вынести того, что его брат потерял рассудок, - вступил Мориус, - поэтому сохранил мой геном, чтобы вернуть меня к жизни и излечить.
- Но у него ничего не выходило, - подхватил «клон», - каждый раз возрождая Ламия, тот через время начинал сходить сума, миллиарды душ не давали ему покоя. Со временем Сарривал усовершенствовал формулу лекарства, но он так и не смог им воспользоваться. Я выкрал исходный геном Ламия вместе с лекарством. К слову сказать, оно не излечило его до конца, болезнь временами проявляет себя. Но это позволяет ему управлять артефактом. Чуть-чуть сумасшествия нам как раз необходимо, для того, что мы делаем.
- А что вы делаете? Уничтожаете всех, кто с вами не согласен? Убиваете невинных людей: женщин, детей, стариков, простых рабочих? Я не вижу в этом свободы, справедливости и прочего, того что ты там себе в голову вбил.
- Чтобы создать новое общество, необходимо пойти на жертвы. Лес рубят – щепки летят, так, кажется, говорят на твоей планете.
- По опыту своей планеты могу тебе сказать лишь одно: самые жестокие тираны, убийцы и психопаты скрывались за благими намерениями, скрывали свои садистские наклонности за тем, что они вели людей в новое светлое будущее. И они тоже говорили о неминуемых жертвах ради высшего блага. Только они готовы жертвовать кем угодно, но не собой. В этом нет чести, нет славы, нет справедливости. Ты лишь очередной психопат, жаждущий власти.
Удар по лицу заставил Егора ненадолго замолчать. Выплюнув кровь изо рта, он сказал:
- Всё равно ты бы мог добиться всего этого будучи императором, не понимаю для чего всё это?
Кейлон улыбнулся, пристально посмотрел на Егора. Немного поразмыслив, он вздохнул и сказал:
- Так и быть я, пожалуй, расскажу тебе, в чём здесь загвоздка, так или иначе ты всё равно узнаешь об этом. Мои планы уходят далеко от того, чтобы просто стать императором. Императорская власть – всего лишь власть человека. Со временем будет расти недовольство, будут распри, будут всегда те, кто захочет больше свободы, денег и власти. Всякая власть человека над человеком - это насилие. Мои планы идут далеко вперёд.  Я буду Богом. Да, да! Не удивляйся, в этом моя истинная цель. Власть императора всего лишь пыль. Власть Бога – непреложная истина.
- Я ошибся, ты не просто психопат, ты психопат с манией величия. Господи! Я разговариваю с больным человеком. – Несколько ударов обрушилось на голову Егора, он на несколько секунд потерял сознание.
- Успокоился? – спросил Кейлон, после того, как Егор очнулся. – Ты можешь смеяться, сколько хочешь, но этот артефакт не просто уничтожает всё живое – это всего лишь маленький фокус, который можно провернуть, изменив полярность. Это сложно объяснить, если не обладаешь возможностью управлять им. На самом деле – это кристалл мироздания, он служит для того, чтобы создавать жизнь. Энергия почти всей вселенной заключена в нём, но и это не самое интересное. Главное – это вторая часть артефакта, с её помощью кристалл может передать энергию, хранящуюся в нём в другой сосуд. Я и мой брат будем этими сосудами. Мы поглотим энергию вселенной и станем бессмертными. После этого мы выстроим империю по своему плану. Мы будем живыми богами, и вечно править вселенной.
- Этому не бывать! Без меня ты не сможешь достать вторую часть артефакта, а я не склонен помогать тебе в этом.
- О! Об этом я уже позаботился, – он подал сигнал одному из киборгов. – Я уверен мои аргументы смогут тебя убедить.
Через мгновение киборг вернулся, рядом с собой он вёл Алайну, руки её были скованы наручниками.
- Нееет! – крикнул Егор. Всё тело его напряглось, он испытывал жуткую боль. Он попытался разорвать путы, но верёвки впились в кожу и не поддавались. Он был вымотан физически и морально. Спустя минуту он остановился, ему было не освободится.
- Отпусти её, Кейлон, - сказал он поникшим голосом.
- Непременно, как только получу вторую часть артефакта. Вы можете идти куда пожелаете. Даю слово.
- Я тебе не верю. Отпусти её и я сделаю всё, что ты захочешь.
- Нет! Не делай этого, - крикнула Алайна.
- Циц! – Мориус, который за это время подошёл к ней, замахнулся на девушку. Алайна умолкла.
- Я все сделаю, только отпусти, - повторил Егор.
- Ты не в том положении, чтобы торговаться. Когда у меня будет вторая часть артефакта, вы сможете уйти.
Киборги разрезали верёвки, и Егор рухнул на землю. Боль не прекращалась, слишком много ударов он вынес. С трудом он поднялся, ноги затекли, и походка его была неровной. В тот же миг один из киборгов надел ему наручники. Он взглянул на Алайну, она тихо посапывала, шмыгая носом. Из глаз текли слёзы, но она сдерживала себя, чтобы не разрыдаться, об этом говорила её подёргивающаяся нижняя губа.
- Всё будет хорошо, любимая! – попытался успокоить девушку Егор.
- Да, всё будет хорошо, мисс Унара. – подхватил Кейлон.
- Куда идти? – резко перебил его Егор.
- Прямо, мистер Зорин. Просто прямо.
Пройдя сквозь левый тоннель они очутились на улицах древнего города, по крайней мере, это было похоже на улицу. Развалины из камня и железа были по обе стороны от них. Кейлон шёл за Егором, подсказывая ему направление. За ними шли Мориус, который вёл под руку Алайну. Замыкали колонну два киборга нёсшие магистра Орнелия, старик совсем лишился чувств от страха. Пройдя несколько сотен метров среди руин, они свернули к большой овальной площади. На другой стороне её было уцелевшее здание ратуши, оно очень напоминало его. Ряд огромных колон поддерживали крышу, перед ними вереница длинных ступенек, за колонами несколько огромных массивных дверей.
- Нам прямо, - сказал Кейлон.
Ещё несколько минут им понадобилось, чтобы пересечь площадь. Очутившись перед дверью, они остановились.
- Теперь дело за тобой, - Кейлон был всё нетерпеливее по мере приближения к своей цели. – Сделаешь всё правильно, и она будет жить. Вперёд!
Егор подошёл к двери и прикоснулся к ней. В тот же миг она засветилась, ярким синим цветом. Он утонул в этом свете и как будто куда-то провалился. На самом деле это был портал, который перенёс его в какое-то иное измерение или помещение, определить ему было трудно. Оно было светлым и просторным, белые стены вокруг создавали иллюзию того, что комната бесконечна. Через несколько секунд перед ним, вдалеке, появилась тень. По мере её приближения она росла и приобретала человеческие очертания.
- Здравствуй, искатель! – человек подошёл ближе, и Егор увидел среднего роста мужчину, с каштановыми волосами, голубыми глазами. Лицо его было ничем не примечательным, обычный человек, с обычным типичным лицом.
- Здравствуйте! А вы кто? – нерешительно спросил Егор.
- Я твой создатель, искатель!
- Как это. Вы же обычный человек?
- То, что ты видишь всего лишь проекция, взятая из твоего мозга. Когда ты прошёл сквозь портал мы полностью просканировали тебя, включая твою память. Ты особый человек, искатель. Мы не ожидали, что спустя столько времени человечество сможет сохранить наши гены почти в неизменном виде. Ты настоящее научное чудо!
- Да уж! Тоже мне чудо. Вы мне можете объяснить, что происходит?
- Пожалуй, тебе лучше знать, я всего лишь записанная программа и моя оперативная память давно не пополнялась информацией из внешнего мира.
- Объясните тогда, что здесь храниться?
- О! Я думал, ты знаешь, раз пришёл сюда?
- Нет! Просветите меня.
- Здесь храниться устройство способное управлять кристаллом мироздания. С его помощью, искатель может направить силу кристалла как на то, чтобы создать жизнь, так и на то, чтобы её забрать.
- Зачем же создавать такое?
- Зачем? Хм… Потому что мы можем это сделать.
- Из-за него погибло много людей.
- Смерть – это состояние относительное. Ничто не уходит навсегда. Вы часть этой вселенной, и после смерти вы остаётесь её частью, просто в другом состоянии. Так же как и первые звезды дали начало нынешним звездам и планетам, всему тому, что ты знаешь, так же и после смерти люди станут частью чего-то нового. Это круговорот энергии вселенского масштаба.
- Но вы нас создали. Для чего? Чтобы мы страдали, чувствовали боль, безысходность, одиночество?
- Я ответил уже на твой вопрос, искатель – потому что мы можем. К тому же мы наделили вас чувствами и эмоциями, а как вы распоряжаетесь ими это уже ваше личное дело. Каждый волен выбирать сам как ему распорядится отведённым временем.
- Кстати, о времени. Устройство способно подарить бессмертие?
- Бессмертие? Его не существует. Рано или поздно всему придёт конец. Кто-то встретит его раньше, ну а кто-то в самый последний момент, когда эксперимент будет завершён.
- Эксперимент? Мы всего лишь эксперимент? – негодовал Егор.
- Да, - сухо ответила программа.
- Но какой? Для чего? Почему?
-  Я уже ответил на твой вопрос.
Егор был совершенно разбит. Осознавать, что твоя жизнь ничего не значит, что ты всего лишь песчинка, что вся жизнь существует лишь для удовлетворения любопытства какого-то высшего разума, высших существ. Это подавляло и лишало всякой надежды.
- Время пришло, искатель, - голос вывел Егора из оцепенения.
- Что? К чему пришло?
- Пора доказать, что ты достоин получить устройство и владеть артефактом.
- Доказать? Как?
Прямо перед ним из пола выдвинулась подставка, на которой был сосуд, похожий на глубокую миску. Рядом с сосудом сверкал, отливая серебром, небольшой кинжал.
- Твоя кровь, пролей её в сосуд.
- А если я не достоин? Если я не тот, кто нужен.
В это время голограмма исчезла. Немного поразмыслив, Егор подошёл к сосуду, взял нож и надрезал ладонь. «Будь, что будет. Выхода нет». В тот момент, когда кровь полилась в сосуд, всё вокруг закрутилось, Егор не мог ни на секунду задержать на чём-то взгляд, он оказался в каком-то водовороте. От всего этого у него закружилась голова, и он упал в обморок.
Очнувшись, он оказался в огромном зале, высокие потрескавшиеся потолки над головой, стены были полуразрушенными, на полу каменная мозаика тоже была вся в трещинах. Неподалёку от того места, где он был, лежал небольшой ящичек, он был весь в странных узорах и надписях.
Егор поднял его с пола и открыл крышку, как ни странно, он был не заперт. Внутри он увидел небольшой металлический круг с такими же странными иероглифами, как и на коробке. Он его оглядел со всех сторон. Неужели такая маленькая штучка способна разрушать миры, подумал он.
- И что мне с этим делать? – сказал он вслух.
- Выбираете только вы! - донёсся голос программы.
Егор положил устройство в карман. Оглядевшись ещё раз, он заметил большую дверь, похожую на ту, через которую он прошёл в портал. Подойдя ближе, Егор услышал гулкие стуки с другой стороны. Он коснулся двери и та медленно, со скрежетом начала открываться. Стуки в тот же момент стихли. Как только дверь открылась, на него сразу же направили несколько бластеров.
- Ты долго, - сказал Кейлон. После добавил с дрожью в голосе. – Ты достал его? Достал?
- Сначала отпусти Алайну, - сказал Егор.
- Сначала устройство, - Кейлон протянул руку. – Только после того как оно будет у меня в руках я её отпущу.
Егор протянул коробочку клону, тот с жадностью выхватил её и моментально открыл.
- Здесь ничего нет? Где оно?
- Я хочу, чтобы ты снял наручники с девушки и тотчас же отпустил её. Я спрятал устройство внутри ратуши. Ты никогда не сможешь попасть туда и тем более найти его. Так что? Мы договорились?
Кейлон кивнул головой Мориусу. Тонкое лезвие кинжала вошло в плечо девушки, она вскрикнула и скорчилась от боли. Егор настолько оцепенел, что не мог произнести ни звука, но спустя уже секунды он бросился по направлению к девушке:
- Алайна! - прокричал он.
В это же мгновение двое киборгов набросились на него. Их сила превышала человеческую, так что они легко скрутили Егора и поставили на колени перед Кейлоном. Последний, потянулся к нему, и запустил свою руку в карман его куртки.
- Зря ты не послушал меня сразу, теперь придётся убить вас. А я и вправду хотел отпустить девушку. Запомни, её смерть будет на твоей совести.
Он вытащил из кармана Егора устройство и подал знак Мориусу подойти.
- Брат, больше ждать нельзя. Кристалл, вставь его сюда.
Мориус послушно достал камень и положил в центр устройства. Сначала ничего не произошло, Егор ожидал чего-то невообразимого, он даже немного расстроился. Но спустя десять секунд кристалл обволокла энергетическая сфера. После чего сама сфера покрылась металлической оболочкой. Устройство повисло в воздухе, на уровне глаз, оно начало светиться. Яркий зеленоватый свет медленно пульсировал, а сфера начала двигаться вокруг своей оси.  Постепенно скорость и свечение сферы усиливалось, казалось, вокруг неё создаётся какое-то поле. Неожиданно произошёл всплеск, и волна света отбросила всех, кто был рядом со сферой.
После этого всё произошло моментально. Алайна из последних сил бросилась к оружию, которое выронил Мориус и бросила его Егору, однако, оно не долетело несколько метров. Егор свободный от хватки киборга сделал кувырок в сторону, оружия схватил его и выстрелил в Мориуса. Мориус упал навзничь, сражённый энергетическим лучом. Следующими несколькими выстрелами он вывел из строя киборгов. Кейлон, увидев это, вскинул кольт, который он забрал себе, прицелился и выстрелил в Егора.
- Егор!!! -  в самый последний момент Алайна преградила путь пули.
- Нееет! – прокричал он.
В слезах он опустился перед ней на колени.
- Алайна! Как же так? Очнись, прошу тебя, не уходи! – говорил он сквозь слёзы. Страх, ненависть, бессилие – в нём боролись чувства, он не знал, что делать, поэтому стоял просто на коленях и держал безжизненное тело своей любимой.
Тем временем сфера набрала обороты и на её месте возникла воронка, пестрящая всеми цветами радуги. Она была похожа на обычный водоворот, но единственное это происходило не в воде, а прямо в воздухе.
- Вот оно! – прокричал клон. – Сейчас вы станете свидетелями рождения нового Бога.
Он ринулся к воронке и исчез в ней. Она начала медленно уменьшатся.
- Скорее, Егор! Вы должны отправиться за ним, - Орнелий тряс Егора за плечи, пытаясь вернуть его к реальности. – Только вы сможете остановить его. Отправляйтесь скорее!
Взглянув ещё раз на девушку, он нежно поцеловал её в ещё тёплые губы, аккуратно положил на землю и побежал за Кейлоном. Через секунду он исчез в воронке, которая закрылась прямо за ним.
Пройдя сквозь портал он оказался в каком-то странном месте, здесь не было ни верха ни низа, ин сторон, здесь не было ничего. Он оказался вне времени и пространства, почему-то он знал это, но не мог понять откуда. Спустя секунду или вечность, здесь было трудно это понять, он заметил сгусток энергии ни похожий ни на что. Машинально он потянулся к нему как к единственной осязаемой вещи в этом мире. С другой стороны, он увидел Кейлона, который тоже протянул руку к сгустку. В Егоре закипел гнев. Злость и желание мести захватило его. Он бросился к Кейлону, вцепился в него и начал нещадно бить. Клон императора сопротивлялся, но никак не ожидал такого напора. Через несколько сотен или тысячу ударов он перестал сопротивляться.
Сгусток энергии прошёл совсем рядом, Егор знал, что необходимо сделать и протянул к нему руку.
- Нет! – еле слышно сказал Кейлон.
- Ты хотел стать Богом? Теперь ты будешь никем. Я лишу тебя возможности вредить другим.
- Я могу спасти её?
Егор замер.
- Я могу оживить её, если ты позволишь мне впитать силу кристалла , - продолжил Кейлон.
Егор задумался. На чаше весов была любовь всей его жизни и будущее вселенной. Сложное решение. Всеми своими клеточками он желал, чтобы Алайна вернулась к нему. Но как он может допустить, чтобы Кейлон правил вселенной? Может ли он решать за всех людей? Может ли пожертвовать десятками, сотнями миллиардов жизней ради одной. Алайна хотела бы, чтобы он остановил зло. И никогда бы не согласилась пожертвовать благополучием других ради своего собственного.
- Нет, - сказал Егор. – Она сделала свой выбор, а я сделал свой.
Он протянул руку к сгустку и почувствовал, как энергия заполняет его, он почувствовал, как начало меняться его тело. Егор не знал, сколько прошло времени, прежде чем он очнулся. Ему казалось, что прошла целая вечность. Открыв глаза, он увидел испуганное лицо Орнелия, губы его шевелились, он явно пытался что-то сказать, но Егор не слышал его, в ушах стоял жуткий гул.
- Что? Я вас не слышу? Что вы хотите сказать? – пробормотал Егор.
- ..ить. Я говорю – скорее, надо срочно уходить.
- Что? Почему?
- Воронка. После того как вас выкинуло из неё она растёт, становится всё более нестабильной. Мне кажется, скоро произойдёт взрыв. Нам нужно уходить как можно скорее.
- Я не могу оставить её здесь. – Егор бросился к телу Алайны и взял его на руки. Она по-прежнему была всё ещё тёплой. Казалось, она просто уснула. Сердце его сжалось, но он быстрым шагом пошёл прочь от разрастающейся воронки.
Через несколько десятков метров к ним навстречу вышел весь в крови и потрёпанный Акано.
- Егор!
- Акано!
- Что происходит, Егор?
- Некогда объяснять, сейчас здесь всё рванёт. Нужно скорее выбираться.
- Алайна, что с ней?
- Мертва.
После этого он больше не стал задавать вопросы. Они нашли вход в тоннель и побежали по узкому проходу. Оказавшись в пещере, перед воротами, они почувствовали лёгкое землетрясение.
- Начинается. У нас совсем мало времени, - сказал Орнелий.
- Тогда поспешим.
Они бежали по коридорам станции, не задерживаясь ин на секунду. Через несколько минут Акано и Орнелий усаживались в коллиджер, Егор нежно положил тело Алайны на заднее сиденье и сел рядом.
- Поехали.
Коллиджер нёсся над пустыней с бешнной скоростью. Через несколько минут сзади них они услышали взрыв. Земля задрожала, гора позади них медленно начала проваливаться в образовавшуюся пустоту. Как будто неведомое чудище пожирало её. Зрелище было захватывающим, завораживающим и в тоже время страшным. Ещё миг и вершина горы скрылась в пасти чудища, подняв над собой километровый столб пыли и дыма. Но Егору было не до этого, он смотрел на всё ещё прекрасное лицо Алайны. Слёзы лились по его щекам. Акано положил другу руку на плечо, говоря тем самым, что он поддерживает Егора в его горе.
 На удивление было очень тепло. Звезда была высоко в небе, освещая и согревая планету, лучи её, соприкасаясь с атмосферой, придавали ей розоватый оттенок. Воздух был тёплым, ветра почти не было.
- На удивление спокойная погода, - сказал Орнелий, после долгого молчания. – Очень интересно.
- Что же случилось? Говорили, что такой хорошей погоды здесь никогда не было?
- Я думаю, что артефакт всему виной. Когда-то он негативно повлиял на атмосферу планеты. Не буду гадать, что произошло, но, похоже, что после недавних событий он вернул всё в норму.
- Нам надо добраться до станции, передать сообщение на корабль, перевести дух, и решить, что делать даль….
Коллиджер резко начал снижаться. Магистра отбросило в сторону и из его головы пошла кровь. Акано тоже получил удар и потерял сознание. Положение было критическим, но Егор вовремя смог дотянуться до штурвала и кое-как наладить управление. Посадка была жёсткой, они чудом не врезались в группу крупных булыжников, которые уже были позади них.
- Что произошло? – Акано пришёл в себя и сразу же схватился за оружие.
- Кажется, нас подбили, - сказал Егор.
Вывалившись наружу все трое стали спина к спине, готовые отразить любую атаку, пусть даже они погибнут, но без боя не сдадутся. Магистр тоже направил в пустоту пистолет, который ему дал Акано. Он немного дрожал, от страха, но инстинкт самосохранения взял в нём верх.
Через мгновение их окружила толпа дронов. Никто не открывал огонь, что было странно. Дронов было в несколько раз больше, и они легко могли захватить друзей в плен или убить.
- Ты думал, что так легко сможешь меня одолеть? – голос Кейлона, резанул слух Егора.
- Ты? Ты же сдох? – зло выкрикнул Егор.
- Меня не так легко убить. Ваше положение незавидно, верни мне кристалл, прошу тебя, иначе я заберу её с ваших мёртвых тел.
- Кристалл? Ты сума сошёл? Он разрушен взрывом. У нас его нет.
- Разрушен? Разрушен? Этот артефакт обладает такой мощью, что какой-то небольшой взрывчик ему не опасен. Сфера обладает энергией сотен тысяч звёзд, её нельзя уничтожить. Отдай её.
В этот момент Егор почувствовал что-то округлое в своём кармане. Раньше он не обращал внимание на это, он был поглощён своим горем. Но теперь, засунув руку в карман, он вытащил из него сферу. Она была меньше, чем изначально, но это была та самая сфера.
- Брось её мне.
- Нет.
- Брось! – Кейлон выстрелил энергетическим лучом прямо перед Егором. – Брось её мне.
- Нет.
 Он нацелился прямо в голову Егору, и уже хотел выстрелить, но неожиданно десятки залпов бластеров начали сметать дронов одного за другим. Тень огромного корабля накрыла их. Воспользовавшись моментом, Егор подскочил к Кейлону и сильным ударом в челюсть сбил его с ног. Егор бросился на него, но клон ногами отбросил его в сторону. Поднявшись на ноги, Кейлон начал наносить удар за ударом, но Егор ловко блокировал и отбивал его атаки, не забывая отвечать ответными ударами. Они выглядели как два титана схлестнувшиеся в схватке не на жизнь, а насмерть, в клубах пыли.
В стороне от них Орнелий направил оружие на Кейлона, и хотел было выстрелить, но Акано остановил его.
- Он должен сделать это сам, - сказал он.
Продолжая свою яростную схватку, они всё больше удалялись от остальных. Силы покидали Егора, но ненависть и жажда мести поддерживали его. Кейлон тоже лишался сил. Вдруг лучи света упали на что-то металлическое в его руках – это был кинжал, который Кейлон достал из потайного кармана. Он сделал рывок и резким движением вонзил лезвие в бок Егора. От боли Егор упал на колено, но успел перехватить ручку кинжала.
- Глупец, - крикнул Кейлон, - ты мог иметь всё, если бы покорился мне, но ты выбрал смерть. Она умерла из-за тебя, из-за твоей глупости. Ты тоже умрёшь.
Он подошёл к Егору, который стоял на коленях, одной рукой он упирался о землю, другой держался за торчащий из бока кинжал. Взгляд Кейлона был полон злобы, лицо перекошено, он был готов к убийству. Но в этот момент Егору не было, ни обидно, ни страшно, он просто ждал конца, конца, который приведёт его к любимой девушке в место, где они будут всегда вместе. Ещё, пожалуй, ему было немного жаль Кейлона. Этот человек испорченный, израненный своим неестественным существованием, человек извращённый властью и жаждущий ещё большей власти. Этот человек, чьим приказам подчинялись миллиарды людей, перед чьим взором все падали ниц. Этот человек имел всё и из-за своей неуёмной алчности потерял всё. Егор улыбнулся своей мысли и с улыбкой на губах встречал смерть. Клон склонился над Егором, обхватил своими руками его голову, чтобы свернуть ему шею.
- Кейлон! – голос императора, разнёсся по всей равнине. Его горделивый и величественный вид поражал воображение. Высокий, широкоплечий в позолоченных доспехах, на плечах его была закреплена алая мантия, развивающаяся на ветру, на голову была надета императорская корона, инкрустированная драгоценными камнями, а в самом её центре сверкал огромный бриллиант.
Егор рефлекторно воспользовался заминкой Кейлона, выдернул кинжал из своего бока. Из последних сил он вонзил острое лезвие в горло своего соперника. Задыхаясь и захлёбываясь своей собственной кровью, Кейлон упал, спустя мгновение жизнь покинула его.
- Вот печальный конец человека, который мог обладать целой империей, - сказал подошедший Сарривал.
- Император? Как вы здесь… - Егор потерял сознание.

Глава 13
Когда Егор открыл глаза, над ним медленно парили несколько сфер освещения. Стены каюты были светло-зелёного цвета, несколько картин на стенах, пара каких-то пейзажей. Напротив кровати был деревянный письменный столик с кипой бумаг и книг, стул, парящий в воздухе у стола, чуть поодаль пара кожаных кресел, между которыми было прозрачное подобие журнального столика. Всё это медленно парило в воздушном танце. В одном из кресел сидел старик. Он дремал и негромко посапывал. На нём были просторные брюки и рубаха, поверх них был надет халат, на ногах были лёгкие тапки.
- Сарривал, - позвал Егор.
Старик очнулся от дрёмы и улыбнулся.
- Вы уже пришли в себя? Очень хорошо! Как вы себя чувствуете? – поинтересовался он.
- Вроде нормально, даже странно. Я думал, что должен умереть после такой раны? – Егор вопросительно посмотрел на него.
- Всё правильно! Это произошло бы, если бы вы были обычным человеком.
- Но я и есть обычный человек.
- Раньше так и было, хотя вы никогда не были простым человеком. Но после того как вы вобрали в себя часть силы кристалла, вы, Егор, перестали им быть.
- И кто же я теперь? Выгляжу я по-прежнему так же, ощущаю себя, так же как и раньше, ну может быть только, что ничего не болит и не беспокоит?
- Всё это так, но теперь вы ещё и сосуд.
- Сосуд?
- Сосуд для величайшей силы вселенной. Сейчас она как бы в состоянии сна в вашем теле, но она поддерживает жизнь в своём сосуде и оберегает от всех повреждений как внешних, так и внутренних. Вы не будете болеть, вы не сможете умереть от ран, вы вообще не сможете умереть.
- Что?
- Да вы бессмертный. Вы стали тем, кем так стремился стать мой клон, – он тяжело вздохнул и продолжил, - я понимаю, что эта новость вас ошарашила, но вы бы всё равно рано или поздно узнали об этом.
- Откуда вы всё это знаете?
- Императорская семья тысячелетиями собирала всё, что касается расы древних: артефакты, свитки, книги, мы записывали и изучали легенды и мифы. По крупице я собрал информацию о кристалле мироздания. За почти две тысячи лет моего существования мне удалось многое сделать. Я доверился лишь одному человеку, самому себе. Вернее своему клону. Тогда я думал, что ему можно доверять. Он помогал мне в поисках артефактов и информации, делал большую работу, которую мне не под силу было сделать одному. В силу того, что мне приходилось заниматься ещё и государственными делами я не мог уделять поискам достаточно большое количество времени, поэтому я полностью переложил работу на своего клона и будущего приемника.
Не знаю, когда всё пошло не так, когда он превратился в того, кого ты встретил? То ли это была случайная ошибка в клонировании, то ли его совратила возможность бессмертия и сила кристалла, гадать можно бесконечно. Всё-таки, жизненный опыт имеет очень важное значение. Я пережил трагедию Таурелии, и это сильно повлияло на меня, на мои взгляды, на мои суждения. Я знал, на что способен кристалл, знал его силу и цену этой силе, вероятно, это и позволило мне устоять перед соблазнами.
Немногим более года назад я заподозрил неладное. В тот самый момент, когда ко мне пришли с донесением о том, что в учебный форт Аркадия направлен новобранец с Земли. Я сначала не поверил своим ушам, перепроверив это донесение, я убедился, что это правда. Оказалось, что приказ о его призыве был подписан мной лично, но я, как вы понимаете, не делал этого. Сделать это мог лишь один человек. С тех самых пор я начал пристально следить за ним и его действиями и ещё за вами. Вы меня простите, но ваш друг Акано был моим информатором. Не сердитесь, он не был информатором в полном смысле этого слова. Он просто присматривал за вами, за вашей безопасностью и иногда рассказывал мне об общей ситуации. Он порядочный и честный человек и очень любит вас и уважает как друга. Не часто встретишь такой преданности.
После того, как мы проверили ваш генетический код, я окончательно убедился в том, какую судьбу готовит для вас Кейлон. Я знал, что рано или поздно он попытается использовать вас для своих целей, поэтому мы с генералом Айбероном решили включить вас в состав разведывательной группы. Таким образом, мы вводили вас в эту игру, уж простите меня за это, иного выхода не было.
Мне очень жаль ваших друзей, которые погибли, я никак не предполагал, что в игру вступит Мориус. И когда я впервые услышал о нём, я никак не предполагал, что он окажется моим старшим братом. Мне больно осознавать, что моя семья, которая должна была служить оплотом справедливости и опорой империи, оказалась настолько развращённой. Но мы отдалились от сути разговора.
Император перевёл дух и продолжил:
- Когда вышел приказ о вашей поимке, Кейлон отдал его, я решил воспользоваться ситуацией и подыграть ему, с одной лишь поправкой – вы должны были взяты в плен живыми. Собственно вскоре после этого мы с вами и встретились. Я не мог посвятить вас в курс дела и рассказать всего, но я смог направить вас и сделать всё возможное, чтобы Кейлон ничего не заподозрил. Дальнейшие события вам Егор, известны лучше, чем мне.
Егор молчал, обдумывая всё, что сказал ему император. В нём боролись ненависть, злоба, негодование и просто обида. Он не мог найти слов, чтобы выразить императору все те чувства, которые его обуревали. Поток информации, вылившийся на него, тоже требовал времени, чтобы переварить и осмыслить его.
- Как вы нашли нас на Титане? – выдавил Егор, после некоторой паузы.
- Когда вы были на Лории, мы вживили Акано специальный маячок, по которому и смогли вас отследить, после того как вы исчезли из виду. И мы, к сожалению, опоздали. Не знаю, простите ли вы меня за это, но возможно всё было бы по-другому, если бы мы прибыли раньше вам на помощь.
- Почему вы сразу не арестовали Кейлона и не выбили из него местоположение Мориуса и кристалла? Вы могли бы спасти много жизней.
- Когда я узнал, кто такой Макс Мориус, я понял, что Кейлон никогда в жизни не выдаст его, к каким бы способам мы не прибегали. И я не знал, что они заполучили кристалл. Лишь после того как вы посетили планету во второй раз, Акано передал короткое сообщение, о том, что кристалл, возможно, у Мориуса. Тогда я всё понял. Тогда я понял к чему стремиться Кейлон, но мы потеряли вас из виду. Сигнал с устройства Акано не поступал, я подумал, что его нет в живых. Поэтому мы начали обследовать квадрант, в котором видели вас в последний раз. Так мы и наткнулись на планету Титан.
Они сидели молча. Несколько сфер освещения медленно кружили над ними. Тишина становилась тяготящей и неуютной. Егор вздохнул, поёрзал в постели, ему было всё ещё сложно двигаться, его мучили фантомные боли, хотя на самом деле боль ему лишь казалась.
- Что же будет со мной и остальными? – Егор немного приподнялся в постели, несмотря на боль. – Что вы собираетесь предпринять?
- Я поговорил со всеми участниками недавних событий, лично. И убедил держать всё случившееся в тайне. Я убеждён, что такая новость, как обнаружение кристалла мироздания не повлияет благотворно на положение дел в империи.
 - И что конкретно вы хотите предпринять?
- Магистр Орнелий отправится на Карну, где займёт достойное место в Академии наук и будет работать на благо империи. Акано, останется на службе императора. Я предложил ему место подле себя, в моей личной охране. Погибшим мы воздадим наивысшие почести и поможем их семьям. Ну а вы! Вы, мой дорогой Егор, я надеялся, что вы присоединитесь к Акано и будете служить подле меня, как и он. - император пристально посмотрел на Егора, ожидая его реакции.
- А что будет со сферой и кристаллом? – спросил Егор, не обращая внимания на предложение императора.
- Мы поместим их под пристальную охрану, в самое охраняемое и укреплённое хранилище, какое только есть в империи.
- Хорошо! Это хорошо. А что будет с троном? Кто станет императором теперь?
- Ну, второго клона у меня нет, если вы об этом? Ну а насчёт преемственности я распорядился. Следующим императором станет Аврелий Корниус Сикст. Это очень умный, молодой и талантливый парень. Он потомок моей сестры, и я занимался его воспитанием. Он добр, справедлив, честен, у него острый и пытливый ум, я надеюсь, он станет хорошим императором, нет – великим. Ну а моему пути приходит конец, мне осталось привести в порядок свои дела, передать империю в надлежащем состоянии и смириться с уходом в другой мир.
- Понимаю. Тяжело осознавать, что скоро всё закончится.
- Не стоит огорчаться, всё имеет начало и всё имеет конец. И, говоря откровено, я очень устал от такого существования, я жажду покоя.
 Егор давно хотел задать этот вопрос, но всё откладывал. Боль в его сердце была настолько велика, что он боялся говорить об этом, и в глубине души надеялся, что это был всего лишь сон. Но, всё же, он спросил:
- Алайна? Где она?
- Я ждал этого вопроса. Честно признаться, я думал, вы сразу спросите о ней. Она в соседней комнате.
Слёзы полились из глаз Егора. Ему было больно осознавать, что он потерял единственную настоящую любовь в своей жизни.
- Вы можете зайти попрощаться, если желаете.
- Мне больно видеть её такой.
- Понимаю. Но, мой юный друг, не забывайте, законы вселенной весьма запутаны и не всегда нам понятны. Может случиться так, что там, где есть смерть, всегда есть и будет жизнь.
Сказав это, император вышел, оставив дверь открытой. Сквозь открытую жидкую дверь Егор видел стенку коридора корабля. Он смотрел на неё, но взор его был устремлён, куда-то вдаль, куда-то в глубины подсознания. Очнувшись, он слез с кровати. Боли не было, но двигался он всё равно неуклюже. Он прошёл сквозь дверь, которая тут же приобрела твёрдую форму металла. Пройдя пару метров, он оказался у соседней каюты. Егор провёл рукой по сканеру, и дверь стала жидкой. Сквозь неё он увидел Алайну, лежавшую на кровати, медленно парящей в воздухе. Казалось, она спала. Но приглядевшись, он увидел, что кожа её была чуть бледнее, и грудь не вздымалась, как это бывает при дыхании. Он не решался зайти, так и стоял, глядя на девушку сквозь жидкую дверь.
Спустя минуту, он набрался смелости и вошёл внутрь. Он подошёл к изголовью кровати и встал на колени. Слёзы лились из глаз, и падали на её руку. Ему было больно, очень больно. Он чувствовал, как сжимается сердце, эмоции захлестнули его. Никогда он ещё не давал такую волю чувствам.
- Как же так, Алайна? Господи, почему она? Почему ты забрал её у меня? – задавал он вопросы в пустоту. Но ответа он не дождался. – Прости меня, любимая. Прости, что не смог сберечь тебя. Прости меня.
Придаваясь своему горю, он случайно толкнул небольшой столик, который стоял у кровати. С него, что-то с грохотом упало и ударилось о колено Егора. Вытерев слёзы, он увидел сферу. Егор поднял её и ощутил какую-то невообразимую силу, растущую внутри него. От неожиданности он отбросил её в дальнюю часть комнаты.
- «Что это?», - подумал он. - «Где есть смерть, там есть и жизнь», «Кристалл служит не только для убийства, но и создаёт жизнь», - слова о сфере начали всплывать одно за другим.
Егор посмотрел на Алайну, на её прекрасное, чуть детское, молодое личико.
- «Она не заслужила смерти, только не так, она должна жить», - эта мысль повторялась постоянно, как заевшая пластинка наряду с мыслями о сфере.
Он подошёл и снова взял артефакт в руки. Егор чувствовал, как его наполняет сила. Он начал светится золотистым светом. Подойдя к девушке, Егор положил одну руку на её голову, а другую на сердце. Из руки, которая была на голове, полилась синяя струйка энергии, которая проникла прямо в девушку. После чего из руки на груди девушки вырвалась энергия золотистого цвета и мощно, как дефибриллятором, ударила её.
В туже секунду Алайна вдохнула полную грудь воздуха, сердце её бешено заколотилось. Девушка глубоко и часто дышала, насыщая своё тело и кровь кислородом.
- Егор?!
- Да, любимая.
- Егор! – испугано сказала девушка. – Я помню, что я умирала? Что случилось?
- Теперь всё в порядке, теперь всё будет хорошо, - успокаивал он девушку.
- Но я была мертва.
- Нет, ты была тяжело ранена, но мы спасли тебя. У императора лучшие лекари во всей империи. Они тебя выходили.
- Но я была в другом месте, не знаю, как оно называется, но мне было там так хорошо, так уютно и спокойно. Особенно покой – он пронизывал всю меня и, я не могу это объяснить, но я хотела там быть.
- Это был сон, малыш, это был всего лишь сон. – Он прижал её руку к своей груди и нежно поцеловал.
- Почему ты плакал? У тебя глаза мокрые, - спросила Алайна, после того как Егор немного отстранился.
- От счастья! От счастья.
Глава 14
- Кризис разрешён, мы выследили почти всех приспешников Мориуса и Кейлона. империя в безопасности, пока что. – Акано воодушевлённо говорил. Новая должность при императоре давала ему большие возможности. Он всегда мечтал жить и служить на благо империи.
- Благо мы нашли записи Кейлона, в которых были отмечены его последователи. Конечно, не решённых проблем ещё много, но мы предотвратили гибель миллиардов людей. Нам есть чем гордиться.
Акано, Егор и Алайна сидели в беседке одного из парков Лории. Погода была хорошей. Лето было на исходе, поэтому солнце не так сильно грело. Лёгкий тёплый ветерок, чуть тревожил волосы на голове и нежно ласкал кожу. Они смотрели, как недалеко от них в траве копошилась стайка геток, которые были очень похожи на земных белок. Они бегали вокруг друг друга, то сталкивались, то пытались удрать. Потом сваливались в кучу и игриво покусывали друг дружку хвосты и уши. Они были такими пушистыми и милыми, что даже самый чёрствый и безразличный человек улыбнулся бы, глядя на них.
- Представляешь, служба у императора, в его личной охране – о таком я даже мечтать не мог. Жаль только, ребята не с нами, - они немного помолчали в знак уважения и Акано продолжил, - Но жизнь продолжается, и скоро перед нами будут новые задачи и новые миссии. Жизнь полная приключений и новых открытий. Егор, ты о таком даже и не мечтал?
- Император предложил мне пост его личного научного советника, - вставила своё слово Алайна. – Представляешь, я смогу остаться на Лории и мы будем вместе. А может быть и смогу иногда отправляться на задания с вами или вы со мной, - девушка игриво подмигнула и улыбнулась.
- Здорово! – искренне обрадовался Акано.
- Ты рад, дорогой?
- Да это просто отлично! – сказал, как можно радостнее Егор, но в его голосе прозвучали холодные нотки.
С тех пор как он оживил Алайну, с ним начало что-то происходить, он начал меняться. Он чувствовал, как изменяется его тело. Однажды утром, когда Егор справлял нужду, он обнаружил, что нанороботы, которые ему когда-то вживили, все вышли из организма. Но он продолжал понимать речь своих друзей и всех вокруг, но это был уже не простой перевод с помощью роботов, а так как будто он всегда знал эти языки. Тело его становилось крепче, сильнее, выносливее. Это происходило почти всегда во сне. Иногда это сопровождалось сильной болью, и он просыпался в холодном поту, пугая Алайну. Но Егор всегда успокаивал её, что это был страшный сон.
Они уже несколько минут сидели молча, и любовались пейзажем. Беседка, которая парила по улочкам парка, привезла их к небольшому пруду, где они наблюдали за водоплавающими птицами. Обычными утками разного окраса и необычными, для взора Егора, паланами – длиннохвостых и длинношеих, фиолетово-зелёного окраса, с красным клювом, со множеством мелких острых зубов. Они напоминали птиц и в тоже время чем-то походили на рептилий. Они, то взлетали на полметра над водой, описывали несколько кругов и с громким гоготом приземлялись обратно на воду, то ныряли под воду и выныривали с рыбами и другими водными созданиями.
В этот момент к ним подошёл императорский гвардеец и передал Акано электронный лист с каким-то приказом.
- Император призывает нас в свою резиденцию. У него есть для нас задание, – сказал он, после того как изучил документ.
Все трое отправились к своему транспорту. Спустя час они приземлились на крыше императорского дворца. На том самом острове, где Егор впервые встретил Сарривала. Когда они вылезли и пошли вглубь дворца Егор неожиданно сказал:
- Ребята вы идите, а я вас догоню через десять минут, мне надо отлучиться по необходимости.
Сказав это, он поцеловал Алайну в нежные и губы и спустя мгновение скрылся за углом. Один из адъютантов императора провёл Акано и Алайну в зал для переговоров, где их уже ожидал император. Кроме них в зале никого не было. Император сидел задумчиво, размышляя, вероятно над государственными делами. Взгляд его был устремлён в пол, плечи повисли, как будто на них опустили непосильный груз. Его синяя мантия большей частью распласталась вокруг трона. Перед ним на столе лежала коробка, та самая, в которой некогда хранилась часть артефакта.
- А где Егор? – спросил он, подняв глаза.
- Он отошёл, через пару минут подойдёт, – сказал Акано.
- Сфера с ним?
- Да, - вставила Алайна, - он с ней почти никогда не расстаётся.
- Хорошо! Пришло время поместить сферу в надёжное место. Дождёмся Егора, и я изложу суть вашей будущей миссии.
Они ждали Егора уже пятнадцать минут. Акано что-то вычерчивал пальцем на столе. Алайна тревожно смотрела то на дверь, то на часы, которые висели в зале. И с каждой очередной секундой тревога её росла. Император загадочно улыбался. Спустя пять минут в зал вошёл адъютант. Алайна ринулась на звук шагов, обрадовавшись, что это Егор, но застыла в своём порыве, увидев чужака. Адъютант подошёл к императору и что-то прошептал ему на ухо, затем достал информационную сферу.
- Установите её в проигрыватель, Малин.
Адъютант установил сферу в устройство, приглушил в зале свет и вышел. Изображение заполнило зал, и все увидели Егора в полный рост. Он о чём-то задумался, через пару секунд он посмотрел прямо и начал говорить.
«Если вы смотрите эту запись, значит я уже далеко. Не стоит меня догонять и искать, у вас это не получиться. Кристалл изменил меня, и я больше не могу оставаться на службе у императора, Акано, друг прости, но дальше этот путь тебе придётся пройти без меня.
Что касается сферы? Сарривал, куда бы вы ни спрятали её, за какими бы замками её не хранили, всегда есть возможность того, что кто-то сможет отыскать её и украсть, сможет использовать в самых страшных и ужасных целях. Я не могу позволить этому случиться, поэтому я принял решение, что сфера должна исчезнуть вместе с «сосудом», так никто не сможет воспользоваться её силой.
Алйна, любимая! Знай, я очень люблю тебя, но мы не можем быть вместе, рядом со мной ты всегда будешь в опасности, а это лишь вопрос времени, когда на меня начнут охоту. Я не смог бы пережить, если бы с тобой что-нибудь случилось, снова. Тебе будет лучше вдали от меня. Я знаю это эгоистично, но ты должна быть в безопасности, ты должна быть счастлива, ты должна жить. Вернись к отцу, ты сможешь встретить достойного мужа, родить ему много детей. Ты не представляешь, как я хотел бы быть отцом твоих детей, но теперь это невозможно. Мы больше никогда не увидимся, но знай, я буду любить тебя вечно».
Запись закончилась и свет погас. Девушка вся в слезах не могла проронить ни слова. Акано, ошарашенный этим сообщением смотрел на императора, последний загадочно улыбался.
- Что это всё значит, я не понимаю, почему он ушёл? – всхлипнула девушка.
- Он забрал звездолёт и уже далеко отсюда, и никто не знает, куда он отправился, - ответил император, по прежнему загадочно улыбаясь.
- Откуда вы знаете? – неожиданно резко спросил Акано. Его голос разнёсся эхом по всему залу.
- Адъютант сказал мне прежде, чем мы посмотрели запись.
- Так нужно что-то делать, нужно отправиться вдогонку. Есть же сигнальные маячки на каждом из кораблей.
- Он отключил их, я уверен.
- Мне кажется, вы всё знали, - сказал зло Акано.
- Я догадывался, что он сделает, что-то подобное.
- И вы ничего не предприняли?
- Нет. Он принял правильное решение.
Император встал и подошёл к девушке.
- Не плачьте, юная леди, - сказал он по-отечески нежно.
- Он бросил меня, - сказала она сквозь слёзы.
- Егор понял, что скоро за ним начнут охоту, рано или поздно многие узнают о том, что произошло на Титане, узнают и то кем стал Егор, поэтому он ушёл. Если бы он остался, то нарисовал бы на вас мишень. Люди бы попытались через вас подобраться к нему, и узнать где находится сфера. После они бы схватили его и сделали всё, что угодно, чтобы узнать секрет бессмертия. И он не смог бы противостоять им, он бы сделал всё ради вас, ради вашего спасения. Своим уходом он спас вам жизнь. А ещё подумайте. Если бы он попал к ним в руки, человек, который не может умереть. Они бы пытали его каждый раз, прибегая всё к более болезненным и изощрённым пыткам. Вы желаете ему такого будущего?
- Нет, - тихо сказала девушка.
- Он пожертвовал всем ради вас, друзья.
В зале повисло молчание. Лишь негромкие всхлипы Алайны нарушали тишину. Император пошёл к двери и перед выходом обернулся и сказал:
- Акано, позаботьтесь о мисс Унаре, пожалуйста, а после я жду вас в своих покоях. Игра началась. – Добавил он про себя.
Акано подошёл к девушке.
- Алайна! Пойдём. Я отвезу тебя домой.

Эпилог
Солнце было высоко в небе, но на удивление тепло не было. Люди вокруг закутывались всё глубже в куртки. Промозглый ветер нещадно дул со всех сторон, стараясь сбить с ног. Листья на немногочисленных деревьях были уже красно-жёлтого цвета. Большая их часть опала и лежала мягким ковром у основания деревьев. На удивление трава на газонах была зелена как в самый разгар лета. По дорогам толкались в пробках машины, выбрасывая в воздух клубы дыма из выхлопных труб и наполняя окрестность звуками клаксонов. Прохожие, каждый из которых бежал по своим делам, заполняли узкие улочки города. В зданиях витрины магазинов зазывали всех на огонёк, привлекая посетителей яркой рекламой или выгодными ценами. Несколько кафе и бистро были заполнены теми, кто не успел поесть дома или просто поленился приготовить.
Во всей этой суматохе мужичина шёл медленно, никуда не торопился. Одет он был в хороший, дорогой костюм, на ногах лакированные кожаные чёрные туфли, поверх костюма было одето стильное чёрное пальто. Чёрные очки защищали глаза от Солнца. Ему очень шёл этот наряд.
Мужчина остановился у узкой подворотни, такие иногда встречаются в городах. Он посмотрел вглубь неё. После секундного раздумья он свернул в подворотню и подошёл к бездомному мальчишке, который рылся в помойке. Увидев его, мальчишка испугался и попытался сбежать, но почему-то не мог пошевелиться. Мужчина приблизился и осмотрел мальчишку с ног до головы. Выглядел тот не очень хорошо: опухшие глаза, скрюченная рука, несколько шрамов на лице и голове. За свою недолгую жизнь он многое испытал. Осмотрев мальчика, мужчина положил руку ему на лоб. Из его руки вырвалась небольшая струйка дыма, похожая на сигаретную, только синего цвета. После этого действия с мальчиком произошли удивительные вещи: цвет кожи приобрёл здоровый розоватый оттенок, рука выпрямилась, мешки под глазами исчезли, мальчик практически моментально излечился от всех своих недугов.
- Теперь ты здоров, Ваня. Попробуй прожить жизнь правильно.
- Спасибо! – сказал испуганным голосом мальчик. – Кто вы? Бог?
- Нет, я просто добрый человек.
- Но как вас зовут?
- Вернись в интернат, учись хорошо и ты всего добьёшься, чего пожелаешь. А теперь беги.
Мужчина снял очки и его глаза сверкнули золотисто-синим светом. Мальчик испугался и убежал.
- Не мог ты устоять, Егор. Ты слишком добрый! – сказал он вслух и повернулся лицом к улице.
Прямо перед ним стоял человек среднего роста, с чёрными растрёпанными волосами, карими глазами, нос с горбинкой, узкие как нитки губы, волевой подбородок. В общем, это был обычный, не особо примечательный человек. Одет он был в простой серый костюм, поверх которого был накинут плащ такого же цвета.
- Здравствуй, Егор! – сказал незнакомец.
- Вы, вероятно, ошиблись мистер. Я не Егор и не знаю никого с таким именем.
- Врать ты так и не научился, - продолжал незнакомец.
Егор внимательно посмотрел на него, и хотел было сделать шаг, но не смог пошевелиться.
- Что происходит? Это невозможно! – сказал он вслух.
- Всё возможно! Твоя сила на меня не действует, - незнакомец улыбался, - а вот моя на тебя очень даже.
- Кто вы? – спросил Егор.
- О, у нас много имён, большинство тебе неизвестно, но ты слышал о Создателях Сущего. Мы есть они! – незнакомец продолжал улыбаться.
- Для чего вы здесь? - выдавил из себя Егор, после минутного молчания.
- Мы пришли за тобой. Точнее за сферой. Мы долго тебя искали, но никак не ожидали, что ты вернёшься домой. Это было хитро. А теперь, - незнакомец выставил руку вперёд, и в ней молниеносно оказалась маленькая сфера, которая лежала у Егора во внутреннем кармане. – Теперь я заберу кристалл мироздания. Ему не место в этой галактике. Тем более, когда для неё начинается абсолютно новая эра. Впрочем, - незнакомец на секунду задумался, - ты сам скоро обо всём узнаешь. Кстати, ты больше не сосуд, но знай, мы гордимся тобой. Ты одна из наших лучших работ.
После этого он поднёс сферу к Егору, она впитала в себя бывшую в нём мощь, некогда приобретённую им на Титане. Егор потерял сознание. Он парил в открытом космосе между звёзд и планет. Галактики пролетали одна за другой, пестря всеми цветами спектра и ослепляя глаза. Они вертелись вокруг него, кружа голову своим космическим танцем. Он ощущал, как куда-то проваливается всё глубже и глубже, всё быстрее и быстрее. И вот Солнце слепит ему глаза, он лежит на чём-то мягком. Привыкнув к свету, Егор осмотрелся и увидел, что он находится посреди какой-то пустыни. Повсюду насколько хватало взгляда, был один жёлто-белый песок.
Он ощущал себя по-другому. Он ощущал то, что так давно забыл. Он был – человеком.


Рецензии