У судьбы не бывает случайностей

Купейный вагон. Ночь. Небольшой городок, где поезд делает краткую остановку. Проводница Наташа, в тонкой форменной курточке, от которой никакого тепла, стоит на перроне, под ночными фонарями. На платформе лужи, мелкий и колючий дождик. Злой и холодный ветер выстуживает ноги, забираясь под юбку, отбирает у тела последнее тепло. Пассажиры вагона давно уже видят десятый сон, и только одинокий мужчина всё топчется неподалёку от неё. Ему к 50-ти, усталые, какие-то растерянные глаза.
- Это поезд на Москву? -  наконец спрашивает мужчина.
- На Москву, - соглашается  Наташа.
- Проходите на посадку, а то скоро отправление. Она смотрит на билет мужчины:
- Все в порядке, следуйте в вагон.
Мужчина явно мнётся и не торопится, думая о чём-то своём.
- Ну что? - поторапливает его проводница, - едете?
Мужчина растерянно обращается к Наташе:
- Вы знаете, я дочку провожал в Новосибирск и так вдруг захотелось поехать куда-то. Вот купил билет, по столице побродить, Кремль посетить, Третьяковку. Да не знаю, ехать или нет.
-  Побродите по столице, посмотрите Москву, а завтра и купите билет обратно! - доброжелательно обратилась она к нему.
Мужчина согласно кивает и заходит в тамбур.

Поезд мягко трогается и набирает ход. Вскоре фонари кончаются, за окнами проносятся силуэты деревьев и линии электропередач. Таинственная ночь всё быстрее мелькает за окнами.

В вагоне тепло. Приготовив постельное бельё для пассажира, Наташа, удобно расположившись за столиком, раздумывает о том, что через час будет ещё маленькая станция и надо опять выходить под промозглый ветер с дождём. Мерный стук колёс, убаюкивая, клонит в сон.
 - Только бы не заснуть, надо заварить крепкого чаю. Она наливает стакан чая и достаёт из сумки  шоколадку. 
Мужчина стоит в проходе, напротив её купе, и смотрит в окно.
- А вы чего не ложитесь?  Прибытие в  7.30. Ещё успеете выспаться.
- Не спится что-то.
- Может чаю? - спрашивает Наташа.
- Если приглашаете, не откажусь.. Он подсаживается к ней за столик с противоположной стороны.
- Меня Анатолием зовут, а вас как ? - Наталья. - Хорошее имя, -  он внимательно смотрит ей в глаза: лет 37-ми, форма очень идёт ей. Белая  накрахмаленная блузка очень выгодно оттеняет её  бело-розовое лицо, с ямочками на щеках, и  строгий узел  пшеничных волос под форменным беретом.
- Вы знаете, Наташа, я уже 4 года живу один. Жена умерла, дочь  в Новосибирске  работает.  Я ведь бывший военнослужащий, подполковник, сейчас в отставке, но работаю. Когда на работе, среди людей, ещё ничего, а  вот, сейчас, в отпуске, дочка уезжает, и так  пусто стало, вот решил  в Москву прокатиться.  Да спонтанно всё получилось, не думал ехать и не собирался совсем.   
 - А вы как, дети есть?  -  не спеша помешивая сахар, в обжигающем стакане с чаем,  мужчина участливо и проникновенно взглянул на неё. Отчего-то  ей стало уютно и хорошо под его взглядом.
 - Как-то давно я сходила неудачно замуж, но не получилась семейная жизнь: молодые были, муж очень погулять любил, а я терпеть не стала, не смогла  его с другими женщинами делить. И вот, с дочкой 3- лет, ушла. Так и живём, я в рейс, дочка с мамой. 13 лет Машеньке моей. Она раскрыла бумажник и показала ему фото симпатичной девочки. 
- И больше замуж не вышли?
- Да вот, как-то не получилось найти подходящего человека, я же в разъездах всё время. Да и не хочу больше страстей, измен, скандалов и выяснения отношений, знаете, это не для меня.
- Ой, сейчас станция будет, мне нужно  выходить, взяв флажок, она торопливо вышла из купе. Поезд замедлил ход, плавно и бесшумно подъезжая к перрону. На станции, репродуктор объявил о прибытии их поезда.  Анатолий вышел покурить, и достав сигареты, затянулся неподалёку.  Чем-то зацепила его эта женщина, что-то было в ней трогательное, искреннее:  то, как она, зябко поёживаясь, куталась с курточку, её по-девчачьи распахнутые глаза, мягкий голос. Всё обладало какой-то гармонией  и притягивало. Зайдя в вагон, он уже не мог  спать, ему хотелось  снова видеть её, но общения не получилось.
- Вы ложитесь, - обратилась она к нему, - часа три не будет никаких больше остановок, можно прикорнуть.  Она  сняла туфли, и удобнее взбив за спиной подушки, укрыла ноги одеялом.   

Утром, подъезжая к Москве, в вагоне царило оживление. Прибыв на платформу, пассажиры  разбредались по своим делам. 
- Наташа, - Анатолий, подошёл к ней.  - Вы сейчас  на запасные пути,  можно останусь с вами? 
- Да что вы,  мне нужно посчитать всё, отчитаться за бельё и убрать вагон. Вечером обратно. Нужно, чтоб всё чисто было.
- Давайте я вам помогу. Наташенька, я не хочу никуда от вас уходить. 
- Но вы же собирались в Третьяковку? 
- Ничего, Третьяковка подождёт.
- Ну ладно. Помогайте. Нужно собрать все матрасы и сложить на верхние полки. Приступайте, а я буду  считать бельё. Они быстро управились с делами и у них осталась ещё куча времени до вечера.
- Сейчас я схожу к начальнику поезда, может быть, он отпустит меня на несколько часов погулять по Москве с вами, - и она направилась в штабной вагон. 

 Они поехали на Красную площадь. Гуляя по Тверской, зашли в кондитерскую, где умяли по 2 пирожных с кофе, и поехали в Лаврушинский переулок в Третьяковку.


Очередь  у галереи была огромной,  и  они  уже успели замерзнуть, когда к ним подошёл мужчина и предложил 2 билета, конечно же по завышенной цене.
Бродя по залам и любуясь картинами Врубеля, Шишкина,  Левитана, портретной живописью  Рокотова и Боровиковского, рассматривая полотна с разных ракурсов, читая буклеты с их описанием  и биографиями авторов, они испытывали какую-то взаимную внутреннюю радость и осознание того, что другой человек чувствует и разделяет твои ощущения и впечатления увиденным, что создавало у них чувство единения друг с другом.
Вечером, они уже не расставались, всю ночь они делились впечатлениями,  смеясь и чувствуя себя легко, раскованно и приятно, что совсем не заметили как  пролетела ночь и поезд уже прибывает по назначению. Подъезжая к родному городу, оба ощущали какое-то щемящее чувство от того, что скоро они расстанутся. Оба  как-то не решались  затронуть серьёзную тему и  молчание от того, что сейчас всё закончится, создавало напряжение и портило настроение обоим. 
- Наташа, вам  когда теперь опять в рейс? - всё же решился прервать молчание Анатолий.
- Через 2 дня, на третий.
- Я буду ждать вас завтра, в 6 часов, у центральных вокзальных часов, - он нежно прикоснулся рукой к её руке.
Она подняла на него свои доверчиво распахнутые глаза: -  Не знаю почему, но мне отчего-то хочется вам верить... и быть с вами... я приду...

Ольга Котова  (по сюжету Владимира Дарагана)


Рецензии