27. Ижевское восстание

Политики после значительного успеха склонны переоценивать свою легитимность, считая прошлые заслуги лучшей гарантией от провала. Но сограждане могут так же легко отказать в доверии, как его предоставили.

А в условиях гражданской войны недоверие чревато переходом на другую сторону баррикад. Поддержка, полученная большевиками от рабочих Петрограда и многих других промышленных центров в 1917 году, сохранялась на протяжении всей Гражданской войны.

Даже железнодорожники, поначалу поддерживавшие эсеров и меньшевиков, перешли на сторону победителей. Но были заводы, где влияние большевиков колебалось, то и дело уступая место другим социалистическим партиям. Так было на Тульском оружейном заводе, на Иващенковском заводе, на Невьянском заводе и на некоторых других предприятиях. Многое зависело от того, кто вовремя толкнет этот политический маятник, и насколько сильным будет этот толчок.

В 1917 году влияние большевиков в Ижевске непрерывно росло. Небольшая городская организация выросла с 38 по 1500 человек. Ижевские рабочие не только устанавливали Советскую власть у себя в городе, но и формировали отряды для ее распространения в других местах.

31 января 1918 года исполком Ижевского Совета утвердил решение Общезаводского комитета о конфискации частных фабрик, банков, типографий и кинематографа, доход от которых отныне поступал в пользу Совета и его социальных отделов.

Однако уже при перевыборах Совета 26 февраля увеличилось число мест, полученных эсерами и меньшевиками. Председателем Ижевского совета был избран меньшевик Аполлон Сосулин, которого убили 4 марта, по-видимому, эсеры-максималисты.

Роспуск 20 апреля контролировавшегося максималистами отряда Красной Гвардии авторитета большевикам не прибавил. Проведенный в городе 28 мая опрос о государственном устройстве закончился в пользу Советов, но это большинство, как и ранее, оказалось неустойчивым.

В это время в Ижевске было около 300 меньшевиков, 400 большевиков и 500 эсеров. 31 мая после самороспуска был избран новый Ижевский Совет, председателем исполкома которого стал эсер В.И.Бузанов, а его заместителем - меньшевик П.П.Михайлов. Однако по мере приближения фронта к городу настроения все больше определялись военными доводами.

17 июля в условиях изгнания эсеров и меньшевиков из всех Советов большевики и эсеры-максималисты с помощью вызванного из Казани отряда арестовали своих противников и сформировали новый Исполком Ижевского Совета, в который вошли 5 большевиков, 5 максималистов, 1 левый эсер и 4 беспартийных.

Но даже подконтрольный исполком не смог обеспечить призыв в Красную Армию. Аналогичная ситуация наблюдалась и в Воткинске. Заместитель председателя Ижевского Исполкома Холмогоров считал, что Совет обладает "очень слабой реальной и ещё слабее политической и идейной силой...".

После мобилизаций в Ижевске остались несколько десятков красноармейцев, 73 коммуниста и малочисленная милиция. Между тем подпольная организация эсеров опиралась на мощный "Союз фронтовиков", насчитывавший 4 тысячи членов. Формально организацию возглавляли рядовые, но за их спинами стояли полковники Д.И.Федичкин и А.А.Власов.

Узнав о наступлении Народной армии Комуча на Казань, Правление "Союза фронтовиков" вечером 6 августа приняло решение о немедленном выступлении против большевиков. В это же время руководство Ижевского Совета приняло решение о проведении срочной мобилизации рабочих.

7 августа в 3.00 военный комиссар Ижевска Лихвинцев заводским гудком созвал горожан на Михайловской площади, где объявил о призыве всех фронтовиков в ряды Красной Армии. На это обращение откликнулось триста человек, тут же отправленных на фронт.

"Союз фронтовиков" направил в Военно-революционный штаб делегацию, которая предложила мобилизовать членов организации не индивидуально, а коллективно с немедленной выдачей всех видов оружия и полноценного снабжения.

Ответ большевиков был осторожным: "Ваше желание, товарищи, приветствуем. Вагоны ждут. Садитесь, на станции Агрыз получите вооружение и обмундирование".

Руководители подполья, конечно, ехать никуда не собирались. Они организовали митинг на Михайловской площади, на котором обвинили большевиков во всех возможных грехах: от продразверстки до шпионажа в пользу Германии.

Утром 8 августа члены "Союза фронтовиков" провели марш к зданию Совета и гудком созвали рабочих на митинг. Большевики пытались выступить, но им не дали говорить. Присутствовавшие на митинге два конных милиционера едва успели ускакать, а один был забит насмерть и брошен в пруд.

Большевики с частью мобилизованных красноармейцев пытались организовать сопротивление. На первых порах им это удавалось, поскольку в городе оружейников было много винтовок и мало патронов.

"Союзу фронтовиков" однако удалось захватить 240 тысяч патронов на станции Гольяны. Получив боеприпасы повстанцы начали теснить группы большевиков и захватили склад с 2 миллионами патронов, 12 ящиков гранат и 11 пулеметов.

Советские активисты начали разбегаться. Большинство из них были схвачены, включая руководителя горкома РКП(б) И.Д.Пастухова, военкома Лихвинцева и председателя городской ЧК И.Бабушкина, который пытался на бронированной платформе пробиться в город.

Д.И.Федичкин позже писал о том, как его бойцы "12 часов ловили и расстреливали большевиков". Численность повстанцев в первые дни составляла по разным оценкам от 2 до 7 тысяч бойцов.

Еще 8 августа "Союз фронтовиков" Ижевска направил своих представителей в Воткинск, рассчитывая на одновременное восстание. Однако их воткинские соратники были вооружены одними револьверами, а местный Совет, узнав о мятеже в Ижевске приготовился к отпору.

Поневоле заговорщикам пришлось рассчитывать на поддержку извне. Из Воткинска местный совет послал в Ижевск отряд в составе 180 бойцов, но он столкнулся с превосходящими силами и был разбит.

12 августа Воткинский Исполком ввёл в городе военное положение, образовал военный штаб и вооружил членов партии. 14 августа в сторону Ижевска были посланы разведчики, которые предупредили горком РКП(б) о приближении повстанцев, однако сил для отпора своим и пришлым мятежникам было недостаточно.

Воткинские заговорщики выступили утром 17 августа, но ижевцы опоздали почти на три часа, и большевики получили небольшую фору для организации обороны и последующего отступления.

После подхода роты из Ижевска в Воткинске мятежники сформировали две роты под командованием поручика Наугольных и штабс-капитана Мудрынина, которые быстро заняли здания Штаба и Совета, казначейство, почту и заводоуправление.

Около 11.00 "Союз фронтовиков" Воткинска провел митинг, на котором повстанцы выбрали комендантом города секретаря заводоуправления - Г.Юрьева. Воссоздавать Воткинский Совет никто не пытался.

В Ижевске действовали немного по-другому. В первые дни после переворота власть там перешла к Президиуму Совета, в который вошли члены Совета, разогнанного в июле: Выгдорович, Б.Н.Куценко, Тюлькин, Салтыков, бывший член Учредительного собрания Бузанов, председатель "Союза фронтовиков" Солдатов, Санников и Горев. Председателем Президиума был избран Б.Н.Куценко. 9 августа в Ижевске был сформирован Революционный Военный Штаб, действовавший по согласованию с Президиумом Совета.

Однако для офицеров само слово "совет" звучало неприемлемо, и они постарались организовать власть по образцу Самарского Комуча. 17 августа Ижевский совет передал гражданскую власть органу, получившему название Прикамского комитета членов Учредительного собрания (ПРИКОМУЧА).

Идею этого преобразования, видимо, предложили полковник А.А.Власов и капитан Н.Я.Цыганов. В состав Прикамского КОМУЧа входило 4 эсера: Н.И.Евсеев (председатель), В.И.Бузанов, А.Д.Карякин и К.С.Шулаков (с 9 сентября).

Таким образом первоначальный лозунг "Советы без коммунистов" уже через 9 дней привел Ижевск к несоветской форме правления. В Воткинске на собрании горожан ограничились короткой резолюцией: "Власть Советов кончилась."

9 августа о событиях в Ижевске уже знало командование Красной Армии. Однако против восставших оно могло использовать только части 2-й армии Восточного фронта, которая едва оправилась от поражения под Уфой, к которому тут же добавилось падение Казани. Эти части были сами по себе деморализованы и посылать их на штурм Ижевска было бесполезно.

В районе Сарапул - Николо-Берёзовка, где находились войска 2-й армии, было сосредоточено около 2000 штыков и сабель при 7 орудиях и 21 пулемете. 3-я армия была втянута в бои на Среднем Урале. Командование Красной Армии едва успевало перебрасывать резервы, чтобы залатать многочисленные прорехи в обороне.

Для наступления на Ижевск были сформированы два отряда по тысяче штыков в каждом под командованием В.А.Антонова-Овсеенко и А.Чеверева. Подкрепления эти части получали уже на марше. 16 августа отряд Антонова-Овсеенко двинулся на Ижевск. 17 августа он уже дошел до деревни Завьялово, от которой до центра восстания было рукой подать.

18 августа в 14.00, когда отряд Антонова находился в 6 км от Ижевска повстанцы подорвали на дороге фугас и включили заводской гудок, по сигналу которого в городе началась всеобщая мобилизация всех мужчин с 18 до 45 лет.

Красноармейцы были окружены на лесной дороге и вынуждены были отбиваться всю ночь. Утром 19 августа части полковника Федичкина атаковали отряд Антонова-Овсеенко и после непродолжительной схватки разбили его и, как поэтично выразились некоторые исследователи, "бросились на обессиленных красных с громким криком "ура" и добили на смерть всех раненых большевиков".

В руки повстанцев попали 2 пушки и пулеметы. Преследуя разбитых красноармейцев, отряд штабс-капитана Куракина захватил пристань Гольяны на Каме, нарушив сообщение между 2-й и 3-й армиями Восточного фронта. Одновременно ухудшилось положение в Сарапуле, где начались волнения в Сарапульском полку.

23 августа командующий 2-й армией Николай Блохин доложил члену РВС 3-й армии Смилге:

"В Сарапуле остались только мелкие части, матросский отряд, несущий охранную службу по воде, и Сарапульский полк, заново организуемый из только мобилизованных, которые сегодня взбунтовались, заявив, что они на внутренний фронт ни в коем случае не пойдут и требуют отправки на внешний фронт, если они призваны под ружье. Кое-как с ними временно улажено, но использовать их не представляется возможным, ибо это скорее угроза, нежели помощь..."

24 августа после получения сведений о разгроме красных под Воткинском РВС 2-й армии приказал эвакуировать из Сарапула все средства банков, продовольствие, оружие и обмундирование.

Начался конфликт между военным командованием и Сарапульским Советом, которым не замедлили воспользоваться ижевские повстанцы. 31 августа армейские части покинули город, а на следующий день в Сарапул вошли отряды из Ижевска.

Оставшийся в городе Совет был разгромлен, а его председатель эсер-максималист П.А.Красноперов был убит повстанцами. Следующим пунктом, который попыталось захватить ижевское командование была станция Агрыз, которую защищал отряд Чеверева.

Этой части удалось даже выбить повстанцев из села Юськи и деревни Волково и с помощью блиндированного поезда из платформ, прикрытых мешками с песком продвинуться до самого Ижевска. Дальнейшее продвижение было остановлено превосходящими силами противника, и Чеверев начал отходить сначала в Юськи, а затем на станцию Сюгинск, которую защищала от ижевцев местная рабочая дружина.

Чем дальше продвигались повстанцы по железной дороге, тем больше времени у них уходило на взятие безвестных станций и полустанков. Упорное сопротивление ижевцам оказали на разъезде Карманово, где Бирская бригада из 200 сабель под командованием бывшего члена Центробалта П.И.Деткина много дней отбивала атаки превосходящего противника.

Если на первых порах повстанцы выигрывали за счет грамотного командования и быстрой мобилизации, то в сентябре 1918 года время стало работать против них. Начавшееся наступление Восточного фронта все дальше отбрасывало чехословацкие части к Уралу, и возможности полноценного соединения Ижевской армии с войсками Комуча таяли. Ижевские рабочие могли делать отличные ружья, но им оказалось не по силам сломить сопротивление рабочих других заводов России.


1. Н.Сапожников. Ижевско-Воткинское восстание. Пролетарская революция. 1924. № 7-8.

2. П.Н.Дмитриев, К.И.Куликов. Мятеж в Ижевско-Воткинском районе. Ижевск. Удмуртия. 1992. 392 с.

3. Н.А.Заяц. Тупик третьего пути: очерк об Ижевско-Воткинском восстании. 2012.

4. Н.А.Заяц. О феноменальности Ижевско-Воткинского восстания. ИДНАКАР: методы историко-культурной реконструкции. 2013. № 1 (13).

5. Д.О.Чураков. Белый террор под красными стягами. Альтернативы. 2002. № 4.

6. Д.О.Чураков. "Третья сила" у власти: Ижевск, 1918 год. Вопросы истории. 2003. № 5. С. 32–33.

7. А.А.Александров. В борьбе и труде. Ижевск. 1972.

8. А.П.Кучкин. К истории Ижевского восстания. Пролетарская революция. № 6. 1929. С. 159–161.

9. Гражданская война в Удмуртии 1918–1919 гг. Ижевск. 1988.

10. В.Сергеев. Ижевск в огне гражданской войны. Из истории революционного движения ижевских рабочих (1917–1918). Издание Вотского обкома ВКП(б).
Ижевск, 1927.

11. М.А.Фельдман. Ижевско-Воткинское рабочее восстание сквозь призму социальной истории России. Российская история. № 3. 2012.

12. Е.Г.Ренёв. Новые "Открытия" в историографии Ижевско-Воткинского восстания. ИДНАКАР: методы историко-культурной реконструкции. 2013.

13. Ижевско-Воткинское восстание. 1918 год. Сборник. M. Посев. 2000. 116 с.

14. Д.И.Федичкин. Ижевское восстание в период с 8 августа по 20 октября 1918 года. Первопоходник. Февраль 1974. № 17.

15. А.Г.Ефимов. Ижевцы и Воткинцы. Борьба с большевиками 1918-1920. М. Айрис-Пресс. 2008. 416 с.


Рецензии
война закончится и все мы пойдем по домам, а ижевцы и воткинцы - по гробам ... поговорка в Красной Армии ....

Александр Рифеев 3   27.05.2018 13:11     Заявить о нарушении
Такой поговорки в ркка никогда не было. Но я не об этом. В статье ни слова о большевистских ублюдках, которые залили кровью Ижевскую губернию.
смилга - признан в 1937 году самым "справедливым и гуманным" в мире джугашвилёвским судом врагом народа и незамедлительно расстрелян.
Командующий 2-ой армией, которая непосредственно свирепствовала, был шохин. Тоже
оказавшийся врагом народа и тоже по решению самого-самого джугашвилёвского суда расстрелян в 1938 году. Говорят, правда, подох в тюрьме до суда. Но это ничего не меняет, т.к. "славный" нквд никогда не ошибался.
Вот кто заливал кровью Ижевское антибольшевистское восстание. Надо знать как можно больше о "героях" гражданской войны, о тех истинных большевиках-ульяновцах, которые завоевали "счастье" для будущих поколений. Обязательно надо знать!!

Алексей Чернечик   27.05.2018 17:34   Заявить о нарушении