Тайна черной маски. Глава 16

                Тайное убежище

               
Вечернее небо потихоньку темнело, и Венеция погружалась в мягкие пушистые сумерки. Укрывшись за трубой на  плоской черепичной крыше, Танос не сводил глаз с узкой мощеной дорожки, которая отделяла соседнее палаццо от воды. Аккуратный двухэтажный особняк из белого мрамора принадлежал главе второго по значимости вампирского клана, Эрнесто Санторини. Прямо к дому примыкал двухэтажный склад, поскольку  основу благосостояния клана Санторини составляла торговля  пряностями.  Очевидно, дело было прибыльным, раз родной брат госпожи Арахны не побоялся обосноваться прямо в центре города.

Танос уже знал от сестры, что Арахна и Эрнесто Санторини были единственными родственниками Керы. Юная послушница была дочерью их младшего брата. Родители Керы, также как и Селена, мать Таноса и Медеи, погибли, когда ей было всего шесть, став жертвами очередной попытки охотников очистить город на воде от кровососов.

Валентино всегда старался поддерживать хорошие отношения с этим семейством,   но Танос вряд ли обрадовался бы встрече с «дорогим другом Эрнесто». Брат верховной жрицы был совсем не похож на свою прекрасную сестру. Высокий, худой, с длинными светлыми волосами, стянутыми сзади в хвост, он походил скорее на священника, чем на главу вампирского клана. С возрастом Эрнесто стал настоящим затворником, все больше критикуя роскошь и шумные развлечения молодежи. Особенно доставалось карнавалу. Этот веселый и шумный праздник синьор Санторини считал едва ли не главной угрозой благополучию города и причиной падения нравов вампирской молодежи.

По его словам, заигрывания с едой, как он ехидно называл карнавальные развлечения, в скором времени грозили окончательно развратить и испортить молодое поколение. С особым презрением отзывался он о молодом Кратосе, конечно не в обществе «дорогого друга Валентино».

Однако до наследника Кратосов дошли слухи о столь низкой оценке своей персоны, и он тоже не испытывал симпатии к синьору Санторини.

До чуткого слуха слуха вампира донесся резкий женский голос, похожий на крик чайки. Танос узнал супругу хозяина и проникся сочувствием к Арахне и ее спутнице. Синьора Марсия, жена Эрнесто, была полной противоположностью своему мрачному супругу. Низенькая брюнетка с  нехарактерными для вампирш пышными формами, она любила шумные праздники и яркие наряды. Её навязчивой идеей было устроить удачный союз для их единственной  дочери, Валерии, и каждого молодого вампира Марсия оценивала прежде всего как будущего зятя.

Она совершенно не разделяла мнение мужа о семье Кратос, и если Танос имел неосторожность попасться ей на глаза, то синьора Санторини просто душила его в объятиях, выражая восторг от встречи и позволяя себе некоторые вольности, не слишком уместные в ее возрасте.

К своему счастью Валерия получила от матери черные волосы и общительный нрав, а от отца высокий рост и стройную фигуру, но не обзавелась ни резким крикливым голосом, ни  склонностью к занудству. Более близкого знакомства с этой, по всей видимости, достойной девицей Танос старательно избегал, даже в кошмарных снах не представляя себя зятем Эрнесто.


Именно по этой причине молодой вампир не решился явиться в палаццо Санторини с визитом, а упрямо сидел на соседней крыше.

 Наконец его терпение было вознаграждено. Из дверей особняка  высыпала  веселая компания нарядной молодежи. Несмотря на яркие маски, Танос тут же узнал Валерию, а в ее кавалере, галантно подсадившем вампиршу в гондолу, с удивлением увидел своего кузена Ренцо. Немного подождав, пока лодка скроется из виду, он решил, что пора действовать.

Вампир перепрыгнул на крышу палаццо и быстро прошел к противоположному краю. Он легко спустился на маленький балкончик и замер в нерешительности, пытаясь смирить вдруг застучавшее сердце. Окно было слегка приоткрыто, словно его уже ждали. Но Танос почему-то медлил,  разглядывая девушку, которая спокойно сидела в кресле с книгой в руках. Милая скромница с Острова тайн сменила легкую тунику на голубое платье, но это ничуть не убавило ее красоты.

Кера пожелала веселой прогулки Валерии и, извинившись перед родными, отправилась в свою комнату. За спиной послышались  причитания Марсии. Супруга дяди громко сокрушалась, что такая красавица готова похоронить себя заживо в малярийных болотах Торчело.
 
Кера закрыла дверь и несколько мгновений наслаждалась наступившей тишиной. Синьора Марсия, несомненно, добрая женщина, но совершенно напрасно считает ее несчастной. Что плохого в том, чтобы посвятить себя служению Богине?  Она вполне довольна своей судьбой и ни о чем не жалеет.

Девушка опустилась в глубокое уютное кресло и раскрыла книгу, прихваченную из огромной библиотеки хозяина. Глаза перебегали со строчки на строчку, но как ни старалась, она не могла сосредоточиться на написанном. Звуки праздника настойчиво лезли в уши, призывая покинуть тесную мансарду и присоединиться к всеобщему безумству. Холодный ветер неласково взъерошил волосы и перелистнул так и непрочитанную страницу.

 Рассерженная Кера отложила книгу и подошла к окну, но вдруг застыла в недоумении, поняв, что рядом находится кто-то из детей ночи. Будущая жрица быстро приняла решение. Левой рукой она отдернула штору, права метнулась к кинжалу на поясе, и острое лезие уперлось в шею незнакомца в маске.
- Что ты здесь делаешь? Отвечай!

Девушка старалась сохранять грозный вид, но чутье подсказывало, что нарушитель спокойствия ей хорошо знаком. Вампир поднял руки:
- Сдаюсь на милость прекрасной воительницы! И почему все женщины просто мечтают всадить в меня нож?
Он сдвинул маску, и Кера узнала Таноса. Она удивленно взглянула на молодого вампира:
- Вы? Но что вы здесь делаете?

 Ответа на этот простой вопрос наследник Кратосов и сам точно не знал. До конца карнавала оставались считанные дни, вернее ночи, и  ему надо было бы подумать, как все же рассчитаться  с ненавистным алданцем. Но вместо этого он зачем-то проник, словно вор, в палаццо Санторини, понимая, что лишится покоя, если не увидит Керу хотя бы еще один раз.
Он виновато улыбнулся:
- Я всего лишь хотел предложить синьорине небольшую прогулку. Не думал, что вам захочется меня убить.

Кера растерянно опустила руки:

- Я всего лишь пыталась защититься. Служительницы храма обучены владению оружием и могут постоять за себя…

- О, я в этом уже убедился! – Танос увидел, что стилет наконец вернулся в ножны, и более уверенно продолжил. –  Прошу, соглашайтесь! Вы попали в Венцию в самое чудесное время, глупо проводить его за чтением!

Девушка отступила на шаг назад:
- Но я не могу… Совсем скоро я приму посвящение, мне нельзя! И если дядя узнает…

Последняя причина развеселила Таноса.
 - Ну, мы же не будем его расстраивать! Неужели вам не хочется нарушить все правила и отправиться в город? 
Он бесцеремонно  подтолкнул девушку к окну:
- Там настоящая жизнь! Прежде чем принести клятву и принять посвящение, хотя бы узнайте, от чего раз и навсегда  отказываетесь!
Кера с любопытством выглянула на улицу. Звуки музыки, смеха и грохот фейерверков, распускающихся в ночном небе невиданными цветами, завораживали и манили ее. Милое лицо стало серьезным, она нахмурилась, что-то мучительно решая для себя, затем с вызовом улыбнулась:
- Хорошо, я согласна! – и тут же грустно вздохнула:
- Но у меня нет другого платья.

-Вам и не нужно другого!  Я в жизни не видел никого прекраснее!

Кера накинула плащ и смело вложила руку в его ладонь. Танос со странной нежностью сжал тонкие, почему-то совершенно ледяные пальцы и смело увлек ее за собой.
 Перебравшись через перила маленького балкончика, они оказались на улице. Когда палаццо Санторини осталось за спиной, девушка вдруг испуганно охнула:
- Но у меня нет маски!
Ее спутник улыбнулся:
- Ничего страшного. Я взял на себя смелость позаботиться об этом, хотя не был уверен, что вы согласитесь на мое предложение!

Достав  из складок плаща маску, украшенную рописью и позолотой, он осторожно надел ее на лицо Керы. Она  замерла, закрыв глаза, словно в испуге. Затем удивленно взглянула на мир через прорези. Ей показалось, что все вдруг стало другим, и прежде всего она сама.

Девушка c с вызовом посмотрела на своего спутника:
- Я хочу туда!
Она  показала на купол собора Сан-Марко, прячущийся за соседними домами.
Танос улыбнулся:
- Ваше желание для меня закон, синьорина.


Остановившись перед лавкой, на вывеске которой загадочно улыбались карнавальные маски, Медея постучала в дверь колотушкой. После третьей попытки за дверью послышались шаркающие шаги и недовольное ворчание:
- Кого это принесла нелегкая в такую рань?
Наследница Кратосов терпеливо ответила:
-Это Медея. Ксандра, пожалуйста, побыстрее, у меня очень важное дело.


Со скрипом отодвинулся дверной запор, и гости, нагнувшись, вошли в царство Её Величества Маски. У Рюга даже закружилась голова от такого изобилия необычных личин, покрытых золотом и серебром, перьями диковинных птиц и самоцветами.

Не удержавшись, он взял в руки одну из лежавших на прилавке масок, напоминавшую диковинную бабочку с расписными крыльями.
 - Положи, где взял! Слышишь, тебе говорю! – скрипучий голос вернул Рюга к действительности. Перед ним стояла маленькая старушка в черном платье и черном кружевном платке, накинутом на седые волосы. Она сердито погрозила ему скрюченным пальцем и недовольно поджала губы. Рюдигер почему-то сразу вспомнил о бабке Насте. Вредная старушка приходилась его жене родной бабушкой, ее скандального характера боялась вся деревня, и даже барон Лотар старался быть с ней  предельно вежливым.

Медея, наклонившись, обняла старую ведьму:
- Прости, что разбудили, но нам нужна твоя помощь.

Ксандра хитро улыбнулась беззубым ртом, отчего ее лицо, и без того напоминавшее печеное яблоко, еще больше сморщилось.
- С чего бы это дочери всесильного Валентино понадобилась помощь жалкой рабыни?

Медея нахмурилась:
- Но ведь ты давно не рабыня, я прошу тебя о помощи!

-Чтобы дочь главы клана просила о чем-то старую рабыню, которая еще дышит только по милости госпожи! Да что же такого вы натворили вместе с этим красавчиком? Ну ладно, ладно, не мое это дело совать нос в ваши дела. Что мне сделать для тебя, госпожа?

Медея взяла Ксандру за руки и ласково попросила:
-Пусть этот синьор поживет у тебя пару дней. Только чтобы никто не знал об этом!

Старуха с подозрением взглянула на алданца.
- Так значит, это из-за него ты сама на себя не похожа!
- Матушка, не откажите,  я не причиню хлопот! – неожиданно для себя Рюдигер включился в беседу. Старуха криво усмехнулась в ответ на его обаятельную улыбку:
- Так ты тоже сын Ночи…Но как… - тут Ксандра неожиданно замолчала, затем совсем другим тоном продолжила:
- Ваша комната наверху, пойдемте господин…

Тесная комнатушка под самой крышей напоминала скорее чулан. Окна смотрели на окна такого же старого дома, но Ксандра решительно задернула занавески и вышла. Рюдигер присел на жесткую кровать у стены, решив ни в коем случае не смыкать глаз. Конечно, здесь намного уютнее, чем на пыльном чердаке в компании мертвеца, но все же нельзя доверять этой девице полностью.

 Любопытная Ксандра пыталась разговорить вампиршу, но Медея не желала ничего объяснять. Вынув из украшенного золотым шитьем замшевого мешочка несколько монет, она положила их на полированную поверхность комода.
- Твой гость наверняка голоден, позаботься об этом!
Старуха быстро сгребла золотые монеты сухой рукой, похожей скорее на птичью лапку, и спрятала в складках одежды.
- Голоден в последнюю ночь карнавала! Ты мне сказки не рассказывай! Вы в эти дни на еду и не смотрите…
Однако взглянув на  мрачное, без тени улыбки лицо Медеи, осеклась.
- Как скажете, госпожа. Но что прикажете делать? Послать к Альдо, так сейчас еще слишком рано… К тому же вы хотите, чтобы о нем никто не знал!
Попавшая в дом Кратосов в раннем детстве Ксандра привыкла ко многому и сейчас спокойно рассуждала о страшных для обычного человека вещах.

Вампирша поморщилась, услышав о торговце живым товаром. Хотя местные вампиры часто пользовались его услугами, Медея терпеть не могла этого пройдоху:
- Вовсе ни к чему тревожить этого мерзавца. Я говорила про обычную еду…Надеюсь, ты знаешь, чем накормить голодного мужчину. Ладно, мне пора, я загляну вечером.
Подумав, она легко взлетела по ступенькам и заглянула в мансарду.
- Ты можешь ни о чем не волноваться. Здесь тебя никто не станет искать. Ксандра о тебе позаботится, а я загляну вечером, и, надеюсь, ты расскажешь мне, почему скрываешься от стражи.
Алданец уныло молчал, привалившись к стене и опустив голову на грудь. Медея не удержавшись, подошла поближе и поняла, что он просто спит. Грустно вздохнув, она покинула  лавку.


До рассвета оставалась всего пара часов. Выбравшись из лодки, Танос помог выйти своей спутнице. Глаза Керы возбужденно блестели в прорезях маски:
- Надо торопиться, вдруг дядя что- нибудь узнает!
Танос  хмыкнул, представив, как вытянется и без того  длинное  и узкое лицо Эрнесто. Он помешан на аскетизме, наверное, поэтому у него всегда такой кислый вид. Не зря же Арахна подалась в жрицы, а из ее братца, будь он человеком, наверное, вышел бы неплохой монах или даже инквизитор! Ему бы в Алданию!

- Это не смешно! – Кера сердито топнула ножкой. – У меня могут быть большие неприятности, а ты смеешься!
-  Все будет хорошо! – твердо заверил Танос. – Просто доверься мне.


Он помог Кере забраться на балкочник с лепными перилами, и, легко подтянувшись, сам очутился рядом. Девушка удивленно обернулась к нему, Танос  осторожно снял c с нее маску, наклонился и нежно поцеловал в губы.
 Будущая жрица испуганно охнула и оттолкнула мужчину, покраснев так сильно, как могут только вампирши.

Через мгновение она уже была за окном. Девушка приложила палец к губам, затем задернула шторы.

Танос шагал по набережной в приподнятом настроении.  Раньше он не мог представить, что за одну ночь можно столько всего успеть. Они отплясывали тарантеллу в веселой толпе простонародья. Кера задорно визжала, когда он подкидывал ее вверх, и со счастливым вздохом приземлялась в его  руки.

Затем   долго  плыли в гондоле по извилистым каналам. Его спутница, затаив дыхание, слушала городские легенды и некоторые правдивые истории. Увлеченная рассказом, девушка не замечала руку своего спутника на  талии, и он был совершенно счастлив от этой мелочи.


 Потом они гуляли пешком и даже сумели заблудиться. Наконец Танос признал мост Риальто. Немного уставший от приключений, вампир успел проголодаться, но не решался предложить своей спутнице заманить кого-нибудь из неосторожных гуляк в укромное место и немного перекусить. Он уже знал, что слуги Трехликой используют в пищу только кровь животных. На человеческую кровь на острове наложен суровый запрет, за исключением жертвоприношения, которое случается раз в четыре года.

Неожиданно Кера заявила, что тоже устала и совсем непротив что-нибудь съесть.  Не успел он обрадоваться такому совпадению интересов, как неугомонная девица затащила его в таверну, знаменитую рыбными блюдами. Морские гады оказались ужасно дорогими, но все же съедобными. Несколько жареных осьминогов не нанесли особого вреда его желудку, но совершенно не заглушили нарастающего чувства голода.


 Сейчас это чувство вернулось и напомнило о себе с утроенной силой. Собственно, у красавицы с Острова Тайн только один недостаток. Она упорно твердит, что нельзя лишать жизни живые существа без серьезной на то причины. Владычица Ночи запрещает бессмысленные убийства!

 Он так и не решился ей объяснить, что создания Черной Звезды привлекает не только безудержное веселье карнавала, но и охотничий азарт. Когда-то дело было в обычном голоде, но теперь это стало развлечением. Да уж, не зря Кера принадлежит клану Санторини!

Размышления молодого вампира прервала  шумная компания молодежи. В нем тут же проснулся инстинкт охотника,  и он незаметно последовал за ними. Вскоре один из гуляк распрощался с товарищами и свернул в сторону.

В темном переулке между двумя домами вампир толкнул парня к стене, зажав ему рот ладонью. Кольцо с хризолитом блеснуло магическим зеленым светом, и жертва безвольно обмякла в его руках. Танос отогнул воротник куртки и осторожно вонзил клыки в шею. Знакомый соленый вкус успокаивал и дарил насыщение. Однако сделав несколько хороших глотков, Кратос с сожалением оставил беднягу. Он аккуратно усадил свою жертву на землю около стены и, повинуясь внезапному порыву, сунул в карман парня пару флоринов.

Затем беззаботной походкой направился к дому. Это была прекрасная ночь, но наследнику клана хотелось верить, что будут и другие! Внезапно он понял, как мало у них времени,  и его сердце болезненно сжалось, чуть не остановившись.




Рюдигер открыл глаза и тут же зажмурился, не понимая, где же он находится. Помещение размерами напоминало склеп на кладбище, по крайней мере здесь было также тесно. Здесь с трудом помещалась одна кровать, которая оказалась для него слишком короткой. У стены стоял комод с множеством ящиков и грубо сколоченная табуретка.

На улице было тихо, только изредко слышался плеск весла проплывающей гондолы. Тесные стены и низкий потолок  создавали ощущение если не склепа, то монашеской кельи, и, немного  помаявшись от безделья, Рюдигер приоткрыл дверь и выглянул в коридор. Там было темно и пусто, и барон недолго думая спустился вниз. Ворчливой старухи он там не обнаружил, зато увидел черноглазого мальчишку в серой суконной куртке. Закусив губу, тот старательно раскрашивал тоненькой кисточкой лежащую перед ним маску. Белый безглазый овал постепенно расцветал волшебными узорами под рукой маленького умельца.

Увлеченный своей работой мальчик не заметил подошедшего к нему вампира и вздрогнул, когда Рюдигер не сдержался и похвалил работу:
- Да ты мастер!
- Вам правда нравится, синьор? – юный художник повернулся к незнакомцу с радостной улыбкой.
- Бог наградил тебя талантом и терпением! – искренне отозвался барон. Неожиданно их приятную беседу прервал истошный вопль старухи:
- Джанни, негодник, ты почему еще здесь? Ведь я велела тебе идти домой и носа сюда не показывать!
 Несмотря на свои годы, старуха резво поскочила к парнишке и, схватив того за ухо, поволокла к двери, не слушая робких оправданий. За дверью несколько раз кашлянули, затем Ксандра вернулась в лавку.
- Несносный мальчишка, так любит работать. У него чахотка, ведь вы заметили господин, какой он бледный и худенький. Просто кожа и кости…

По правде сказать, Рюдигер не особо рассматривал маленького художника, сосредоточившись больше на его работе. Но известие о болезни Джанни очень расстроило его.
- Такой славный малый! Но неужели нельзя ничем помочь? К лекарям обращались? Что они говорят?
Ксандра как-то странно взглянула на вампира и не очень уверенно ответила:
- Ну дескать, на все Божья воля, может пройдет с возрастом. Но пока кровь у него никуда негодная!
Вампир, пропустив это замечание  мимо ушей, гневно восклинул:
- Да разве можно сидеть сложа руки, найдите другого лекаря, не такого болвана, или уезжайте из этой чертовой сырости! Если дело в деньгах, то… - он решительно высыпал на прилавок  из кошелька приличную кучку монет.

Старуха криво улыбнулась  навязанному ей постояльцу:
- Ох, вы бы, синьор, не бросались золотыми флоринами, они вам и самому пригодятся. Парнишка пошел на поправку, но чтобы не обидеть вас, я так и быть возьму три монеты. Ну да забудьте о моем племяннике, я приготовила рагу из баранины, пойдемте со мной.

В маленькой кухне было жарко, на сложенной у стены небольшой печке стоял закопченный горшок, из которого вкусно пахло мясом и ароматными приправами. Рюдигер с трудом уселся на невысокую скамейку, его коленки упирались в грубо сколоченную столешницу.
 Ксандра щедрой рукой вывалила на глиняную тарелку почти все содержимое горшка  и подвинула ее к гостю. Втянув ноздрями поднимающийся над мясом обжигающий ароматный пар, Рюдигер долго не раздумывал и принялся усердно работать ложкой.

 Старуха отошла к небольшому шкафчику, заполненному различной кухонной утварью, и отодвинув связку лука, свесившуюся со стены, исподтишка разглядывала странного вампира, который проявил неожиданное сочувствие к незнакомому мальчишке. Жалость и сострадание, тем более к людям – подобные чувства незнакомы прекрасным и жестоким созданиям Черной Звезды. Люди для них всего лишь рабы, которые в любую минуту могут стать едой.
  Нет, конечно, существуют избранные счастливчики, которым удается состариться и умереть, выполняя все прихоти своих жестоких хозяев.  И она сама живое тому подтверждение. Ей здорово повезло, что Медея привязалась к своей рабыне и даже решила подарить ей свободу.

Духота на кухне заставила барона расстегнуть камзол, и Ксандра недоуменно уставилась на блеснувший золотом крестик у него на шее. На мгновение она решила, что ей почудилось, уж больно не клеился символ христианской веры с типично вампирским обликом гостя, но это было действительно так.

Рюдигер закончил с едой  и от души поблагодарил   хозяйку, но она оставила без внимания его искреннее: «Грацие, синьора!», продолжая  таращиться на гостя во все глаза.
- Что-то не так, матушка? Я, знаете ли, не силен в итальянском, надеюсь, ничего не перепутал…
Старая Ксандра лишь  указала  скрюченным пальцем в вырез рубашки:
- Дети Черной Звезды не могут носить это… Что ты такое?

Рюдигер нахмурился:
- В моей стране все носят такой крест и верят в истинного Бога, совсем не важно, кто ты, обычный человек или пьющий кровь.

Ксандра потеряла дар речи, а когда опомнилась, то вампира на кухне уже не было. В его стране, да откуда же он взялся, еще и госпожа смотрит на него влюбленными глазами. Никогда она  ни на кого так не смотрела…

Медея появилась в мастерской масок поздним вечером. Она уже знала от домочадцев, что вчера в палаццо самого дожа произошло ужасное убийство, все указывает на одного из спутников алданской принцессы, и все стражники в городе ищут опасного монстра, только с виду похожего на обычного человека.
Однако зайдя в дом своей старой няньки, вампирша постаралась ничем не выдать своей тревоги.
- Ну что, Ксандра, не слишком много хлопот доставил твой гость?
 Старушка поджала губы:
- Да он целый день из комнаты носа не кажет. Кто он такой, полукровка? И почему он прячется? Не слишком доверяй ему госпожа, ты знаешь,  что у него крест на шее? 
- Знаю, - отмахнулась Медея. – Там, откуда он родом, все такие чокнутые. Ходят в церковь, живут с обычными людьми в мире и согласии и даже заключают с ними браки!

Ксандра отложила заготовку для кошачьей маски и недоверчиво спросила:
- А он не врет?
- Нет, не врет, - устало усмехнулась Медея, - про Алданию всем известно. Маленькая страна, но зубастая, если можно так выразиться… Но что-то заболталась я с тобой, милая Ксандра, а мне еще надо  с твоим постояльцем поговорить.

В маленькой комнатушке на втором этаже было темно. Медея осмотрелась и поняла, что здесь никого нет. Потянуло сквозняком, по ее волосам прогулялся легкий ветерок, и вампирша поспешила прикрыть оконную раму. На улице все еще зима, зачем оставлять окно открытым? Если только затем, чтобы перебраться через него на крышу!

Но куда же он отправится в чужом городе, где на него объявлена охота. Охота! Медея чуть не расхохоталась вслух. Встреча с таким, как он, под покровом ночи смертельно опасна для любого глупца, возомнившего себя охотником. И, кажется, она знает, куда направился упрямый чужак!


Рецензии
Танос и Кера. Как загадочны судьбы сплетения. Девушка, готовящая себя к отречению от всего мирского, и молодой человек, "прожигатель жизни". Но вложенные в карман парня пара флоринов за то , что поделился с ним своей кровью ... Похоже любовь меняет Таноса. Но захочет ли он таких изменений? А если захочеТ то как скоро ему это надоест?
Очередное потрясение: крест на теле вампира. Лариса, ты просто разбиваешь все традиционные представления об этих существах. Но на то оно и фентези, чтобы показать все варианты возможных ответвлений от устоявшихся стереотипов. Удачных решений!

Ольга Иминова   17.06.2018 19:16     Заявить о нарушении
Именно эта разность и привлекла их друг в друге. Таносу придется пересмотреть свои взгляды и изменить некоторые привычки. Это будет нелегко, он не привык ни в чем себе отказывать, но чтобы не потерять Керу, он постарается. Создания Черной Звезды верны своей половинке.

в Алдании христианство -государственная религия, независимо от расовой принадлежности. Рюдигер не видит в этом ничего необычного, скорее его шокирует поведение местных вампиров.

Оля, спасибо тебе огромное за чудесные отзывы! Жду твоих новых творений!

Лариса Крутько   18.06.2018 15:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.