Пользительная находка

                Пользительная находка.

    Напоминанием того, что я везучий человек, являлись находки, то и дело
попадавшие в поле зрения на дороге.   
    Особо часто они стали встречаться в последнее десятилетие, когда
стал носить очки для дальнозоркости постоянно. До этого, я, не то чтобы уж
совсем, не обращал внимания на то, что валяется на дороге, впереди себя.
Очки же, помимо желания, приковывали моё внимание ко всему ползающему,
поблескивающему  и шевелящемуся.

   Лукавый, вероятно, заметил бесшабашного путника и потешался надо мной.
 Стал, то и дело, подкидывать монетки на моём пути. Имея в кошельке
не разменянную тысячу, я не опускался до того, чтобы поднимать мелочь.
Тогда дьявол решился спровоцировать меня по-настоящему, купюрой, да ещё 
солидного достоинства.
     . . .
     Как-то днём, праздно прохаживаясь по летним тенистым улицам городка, я
оказался возле малолюдной центральной площади. Обычно по ней сновали
автомобили различного предназначения, а в то время - не оказалось ни одного.
    Хотя по голубому небу и плыли белые облака, гонимые ветром, на земле
его дуновение можно было определить лишь по, кем-то брошенным, белым
бумажкам, похожих на кассовые чеки, слегка шевелившихся на асфальте.

    Не знаю, что меня подвигнуло на пересечение площади? Скорее всего
желание поближе разглядеть памятник, будоражащий любую власть.

    И вот, беззаботно пыхтя в свои пышные усы, я неспешно направился на
противоположную сторону площади. Однако, после нескольких неторопливых
шагов, мне показалось, что навстречу движется какая-то неощутимая субстанция,
сковывающая движение. Она остановила меня, помимо моего желания.

   Любой человек, оказавшись в таком положении и испытав подобное ощущение,
наверняка, хотя бы взглядом, стал бы обследовать округу. Так поступил и я.
    Сколько ни шарили мои глаза, ни сзади, ни спереди себя, видимых
препятствий - я не обнаружил.
   Однако же, два белых голубя, на которых я обратил внимание лишь вскользь,
беспокойно семеня по асфальту, беспрепятственно обогнали меня.
Когда они оказались на небольшом удалении впереди, то остановились,
одновременно повернули головы в сторону друг друга и я ощутил их взгляд.
Затем вспорхнули, несколько раз хлопнув крыльями, и, как мне показалось, ещё
раз взглянув на меня, будто бы приглашая следовать за собой, полетели в
желаемом мной направлении.

    Последовать за птицами я, конечно же, не мог и поплёлся медленными шагами,
без былых ощущений их сдерживания.
     Паре простоволосых подростков, бегом обогнавших меня, я лишь незлобно
позавидовал, вспоминая, как в своем детстве, легче было десять раз сбегать за
чем-нибудь, чем один - сходить.   

      И вот, не внемля намекам свыше, я продолжил свой путь. Вдруг, через
несколько шагов,  в душе снова ощутилось беспокойство. Также, как и минутами
раньше, кто-то требовал остановиться, но я игнорировал и его.
Однако, к моим душевным ощущениям - добавились физиологические.
Легкий ветерок, уже некоторое время обходящийся без моего внимания, ни с
того ни с сего напомнил о себе, прогнав предо мной слабое завихрение
дорожного мусора, слегка запылив мои чёрные туфли.
   
    Стерпеть такое проказничество ветра, моё нутро не пожелало и я остановился.
Но лучше бы этого не делал. Едва оторвав взгляд от обуви,  увидел, что ко мне
приближается новый вихрь, явно отличающийся по силе от прошедшего. Белые
бумажки, кружившиеся в его неглубокой воронке, напоминали контур предмета
столового сервиза - блюда.
     Не успел я даже подумать, что бы это могло означать, как вихрь рассосался,
белые листочки кассовых чеков, плавно распластались на асфальте, а на их фоне
соблазнительно вырисовались две денежные купюры, голубоватого цвета.
 
    Отогнать наваждение встряхиванием головы, мне не удалось и сомнение,
опередив все ощущения, "выперло наружу".

      "Деньги не настоящие. Станет кто-то разбрасываться тысячными купюрами, -
       ехидничало оно. - Такие, с обозначением "Банк приколов", ведь уже не раз
       приходилось видеть. Не обращай внимание. Иди своей дорогой".

     Однако порок стяжательства, нагло пробравшийся в авангард чувств, попытался
"заткнуть" голос совести.
     Не знаю, долго бы мне пришлось прислушиваться к их диспуту, но орган
зрения, зорко следивший за окружающей обстановкой, подал тревожный импульс.

    Быстро приближающийся вихрь, подобный первому, но значительно мощнее,
засасывающий в себя все, что встречалось ему на пути, готов был заглотить и
купюры.
    Мысли, о том, что во мне есть гены кузнечика, никогда не приходили в голову.
Однако, скачком, подобным его прыжку, я за миг ресниц глаз, оказался стоящим
на банкнотах, спасая их от поглощения вихрем.

    Сравнивать мой прыжок со скоком кузнечика, пришло в голову, наверное,
только мне. Прохожие же, видевшие прыжок плешивого индивида, несомненно,
сравнили его, с игрой пожилого чудака  в детскую игру "классики".

    Как только дорожная пыль, порхнувшая в лицо, рассеялась, пришлось
подумать о следующих моих действиях. Хотя на площади снова воцарился штиль,
я ещё некоторое время не решался сойти с места. Затем осторожно оглядевшись,
чтобы проверить не наблюдает ли кто за мной, отступил на шаг назад,
наклонился и подобрал купюры.
    Экспресс-проверка, по внешним признакам, показала, что деньги не фальшивые,
но это не обрадовало меня, а наоборот, обеспокоило.
    Мысли в голове прокручивались с периодичностью мелькания листочков бумаги,
в недавно прокатившихся  вихрях.
   
   "И что мне делать с деньгами? Кто-то же их потерял? А кто? Ни одного человека,
     обеспокоенного потерей чего-нибудь, нигде не видно. Может из окна какой-то
     квартиры обронили?  В милицию их отнести, что ли?  Ведь присвоить - значит
     украсть. Да и где искать участок правопорядка? Лучше всего ехать домой, а там
     отыскать его будет легче".
    
    В общем, простояв в раздумье, на том же месте, около четверти часа, я так и не
принял решения. Мысль о странности, что ни один вихрь больше не пронёсся мимо
меня, лишь только однажды промелькнула в голове, но ни на что не повлияла.
Переходить площадь, мне расхотелось.
   Сунув купюры в задний карман брюк, с тайной надеждой, что кто-нибудь на них
позарится, я пошел к остановке общественного транспорта.

     Забывчивость, нередко случающаяся с другими, произошла и со мной.  Сойдя с
троллейбуса, я прямиком пошел домой. О визите в милицию, вспомнил      уже в
квартире и решил отложить его на завтра, ни сколечко не вняв поговорке:
"Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня".
 
    То, что все происшедшее со мной на площади не было случайностью,
подтвердилось вскоре. Лукавый обо мне не забыл и о своих кознях  оповестил во
всеуслышание.

    Грохот среди ночи, от упавшего с двухметровой высоты новенького
современного телевизора, показался пушечным выстрелом не только мне.
Он разбудил чуть ли не весь подъезд многоквартирного дома.

    Убытки, из-за разбитого телевизора, в двадцатикратном размере превысили
найденную сумму денег, поэтому я присвоил её, в качестве частичной компенсации.


                *  *  *

    Как-то, обдумывая это происшествие, я вспомнил другой, давний, случай.

   Произошло это во время стоянки судна в итальянском порту Специя. Небольшой
молодёжной группе, не участвовавшей в экскурсии поездом в Рим, пришла
крамольная мысль, "слазить" на гору, возвышающуюся невдалеке за городом,
чтобы со скалы полюбоваться окрестностями.
Официально же мы отпросились в увольнение - только в город.
    Годы автомобильного стяжательства ещё не наступили, а крылатые строки
поэта Михалкова: "Умный в горы не пойдёт...", почему-то не пришли в голову
помполита и он не загубил нашу идею.

    Туристской экипировкой нас не снабжали. Обувь, предназначенную для походов,
мы конечно же имели, но в тридцатиградусную жару, находиться в прорезиненных
кедах, было бы невыносимо. А вот кожаные футбольные бутсы, без    шипов,
подошли, но достались не всем, из-за несоответствия размеров.
   Машинная команды не пожмотничала и поделилась своей тропической обувкой,
черными кожаными сандалиями, в крупных дырочках.

    Вышли мы утром, сразу после завтрака. Шли, конечно, не строем, а толпой, при
этом не забывая, какой "тройке" - кто принадлежит.

Проследовав торопливым  шагом по пустынным улицам, еще не проснувшегося
города, отряд достиг его окраины, когда солнце ещё только оторвалось от горизонта.

  Путь оказался значительно длиннее, чем нам представлялся. Идти пришлось по
обочине автомобильной дороги, змеёй извивавшейся по склону высокого холма.

     И вот, когда уже было пройдено полпути, я почувствовал боль на правой пятке.
Потёртость образовалась, как обычно такое бывает, нежданно. А причиной тому
стало, неожиданное растяжение кожаной туфли, растаптывание.
    Бинтование ступни помогло, но не надолго. Размер обувки стал увеличиваться,
чуть ли не через каждую сотню шагов.
    Кровавая потертость "ахилесовой пяты", ещё и некстати подмачиваемая солёным
потом, не позволяла мне шагать наравне со всеми. Вскоре, я уже шагу не мог
ступить в своём "сандалище". На дальнейшее путешествие босиком, мог решиться
только человек с протезом, а так как я таковым не был, то встал вопрос о
возвращении всей компании на судно.
    Затаив на меня злобу, группа повернула обратно. Энтузиазм из всех улетучился,
красоты ландшафта поблекли. Мы гуськом лениво плелись вниз, растянувшись
в цепь, порванную на звенья.
Моя участь была незавидной и я шкандыбал последним.

    Радостный крик донёсся до меня, как только авангард нашей процессии, исчез за
зарослями серпантинного поворота.
   В чем дело, я понял не сразу, но увидев бегущего обратно в гору нашего молодого
матроса Толика - остановился.
   Не добежав до меня десяток шагов, он остановился, застенчиво заулыбался и
протянул ко мне руки. В них он держал новенькую модельную туфлю, коричневого
цвета.
    Его радость тут же передалась мне и я шутливо спросил:
    "Ну и чего ты застыл, как принц перед Золушкой?"

    - Смотрю, у самого края косогора, лежит туфля, да ещё и на правую ногу, -
       отдышавшись, начал он рассказывать. - Ну я и поднял её. Поискал вторую -
       не нашёл. Хотел швырнуть под гору, но "штурманец" посоветовал отдать тебе.
       На её. Примерь. Может подойдёт.

     В такой ситуации, отказ от примерки был бы расценен как свинство. Я мог обидеть
человека, искренне желавшего оказать мне помощь.
     Туфля была из кожи, на низком каблуке, с узорчатой строчкой по всему взъёму и
совершенно неношеной.
    Только с помощью широкого поясного ремня, мне удалось втиснуть в неё свою
ступню. Теснота обуви - стала мне благом. Из-за плотного обжатия перебинтованной
пятки, жгучая боль в ней, совсем не ощущалась.

    Манерно обойдя Толика, я продемонстрировал своё излечение и тут же предложил
продолжить поход на гору. Он как будто этого ждал. Сложив ладони рупором -
проорал в сторону товарищей:
"Эй, мужики! Возвращайтесь! Туфля подошла радисту!"

    Возвращавшиеся, с любопытством рассматривали мою новую туфлю, на ноге
демонстративно поставленной на крупный камень.
Под конец любования, кому то сильно захотелось съехидничать и он сказал:
  "Ты, дорогой, не на танцы ли собрался? Хороша обувка, но не для нашего случая.
До судна может быть и доковыляешь в ней, а по горам лазить - вряд ли сможешь".

   Не знаю, что меня сподвигло на метод убеждения показом, но я последовал
примеру летчика Маресьева и пустился в присядку выплясывать "Яблочко".

    Танец не только убедил группу в моём выздоровлении, но и поднял у всех
настроение. Возражать, против продолжения путешествия, никто не стал и   
мы потопали дальше.

     Целый день ушел на нашу экскурсию. Мы взобрались на гору, отдохнули там,
полюбовались со скалы побережьем моря и, уже затемно, вернулись на судно.

    Туфля, как будто приросла к ноге. Никакого дискомфорта в пятке, я ни разу
не ощутил.

     После выхода из порта, моя рука не поднялась, чтобы бросить "подарок с Верху"
в печь для сжигания ветоши. Я "передарил" туфлю "морскому Владыке", в водах
Лигурийского моря, швырнув её в пенистый след за кормой. 

                * * *

    В том, что надо мной резвился лукавый, я не сомневаюсь. Вот только один и
тот же или разные?
    Думаю, что в походе, со своими происками, приставал молодой бес и с ним
легко справился мой ангел-хранитель.
    В возрасте же, ему легко удалось соблазнить и облапошить меня потому,
что я не внял предостережениям ангелов.

:-))


Рецензии
Я отбывал ночное дежурство в аэроклубе. В пять утра вышел подмести территорию перед воротами. Тут из подворотни вышел парень в одном ботинке. Было видно, что он с большого бодуна. А на дороге за ночь украли люк на металлолом. Парень этого не увидел, и его босая нога уже собралась опуститься в проём, но я заорал, и он успел перепрыгнуть.

Махнув мне рукой, мол, спасибо, он покарал дальше. А перед следующими воротами бабуля даорничиха уже мела асфальт. И она так жалостливо: "Сынок, где ж ты второй ботинок потерял?

А парень с гордостью: " Не потерял, а нашёл!!!"

А это, я думаю, моряку будет интересно прочесть.

http://www.proza.ru/2014/12/22/189

С уважением, полковник Чечелъ.



Полковник Чечель   31.05.2019 19:28     Заявить о нарушении
Пардон, пальцы на планшете не туда тычут !!!

Полковник Чечель   31.05.2019 19:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.