Год перемен


      За оставшиеся пять дней до Нового года Денису нужно было определиться с  работой в институте.В ректорате его  встретили  доброжелательно, пожелав быстрее получить подтверждение ВАК (Высшей аттестационной комиссии) и успешной работы на новой кафедре. Представление на кафедре также прошло  по-дружески позитивно: коллеги поздравили с успешной защитой и пожелали скорейшего освоения нового для него  курса лекций «Основы автоматизации технологических процессов».

      Мелькнули новогодние  и рождественские праздники, встречи со старыми друзьями, родственниками и коллегами. Получив на кафедре новый курс,  Денис увлечённо готовился к лекциям. Не каждый день удавалось переговорить с Верой, но зато в удачный день Ден был счастлив: жива, здорова, ждёт встречи. И уже в конце января звонок:

- Я лечу в город, в сельхозинститут. Мы встретимся?
- Да, конечно, жду с нетерпением!

      Условились встретиться в ресторане «Тобол» после визита Веры в сельхозинститут.

      Обменялись новостями. Денис рассказал о новом курсе лекций, о заявлении на стажировку, которое он собирается подать в Министерство, а Вера – о поступлении в заочную аспирантуру и о предложении фирмы Хоффманн Ля-Рош стажировать двух человек в Швейцарии, за их счёт в течение 6-и  месяцев, уже в этом году, с выездом в конце мая.

- И с кем ты поедешь?
- Институт направляет со мной Владимира Ивановича, с расчётом, что он начнёт готовить материалы на докторскую диссертацию по этой теме.
- Вот как! Интересно! Что-то часто мы стали пересекаться с Владимиром Ивановичем, тебе не кажется?
- Успокойся! Неужели ревнуешь? Я так тебя люблю, что тебе не о чем беспокоиться. Мы сегодня сможем побыть вдвоём? У меня билет на утренний рейс, на завтра.
- Идём ко мне . Это в десяти  минутах  хода. Ты готова?
- Да, да, да! Хотя мне как-то не по себе… Ты уверен, что это правильное решение?
- Да! Более того, я хотел бы, чтобы ты родила  мне  пацана, пожалуйста!
- Вот это да! А как же наши планы? Моя аспирантура, твоя стажировка?
-Да всё мы сделаем, всё исполним, а пацан будет жить с нами рядом и поверь мне, это важнее, чем наши аспирантуры и докторантуры.
- Дай мне подумать, по крайней мере не сейчас же?
Через полчаса они были у Дениса и, забыв обо всём, любили друг друга, наслаждаясь близостью и вновь рождением ВерДена.
В начале февраля  им удалось «слететься» на ночь в гостинице райцентра, где после бурного свидания Вера прошептала:
- А ты знаешь, я много думаю над твоим предложением родить малыша – я тебя понимаю. Но ведь это ты сам показал мне дорогу в будущее и не моя аспирантура  и работа в науке на первом месте – я очень хочу, чтобы Гала училась в городе, учила английский, занималась любимыми танцами, спортом… Это не Москва, конечно, но и не Чесноково.  Даже мама согласилась с  этими планами,  тоже хочет переехать в город. И вот когда будем рядом, тогда и решим.
- Ну, что же, ты права, наверное. Всё у нас получится! – и поцеловал нежно - нежно смущённую Верочку.

     Через месяц из Москвы пришло подтверждение ВАК о присвоении Везину   Денису Васильевичу учёной степени «кандидат технических наук» и кафедра ТМ направила документы нового кандидата на присвоение учёного звания «доцент». В этом направлении всё шло своим чередом. Можно и нужно было заняться заявлением на стажировку. В литературном обзоре по своей диссертации Денис отмечал трёх зарубежных авторов, статьи которых повлияли на него больше всего: американца Мерчанта, японца Сато и профессора Янеза Пекленика, работавшего в середине семидесятых в Детройте.
 
     Командировка в Москву для получения диплома кандидата наук очень помогла Денису определиться с научным руководителем, так как книгу «Ху из Ху» в те времена можно было получить только в московской библиотеке Ленина. В Японию лететь как-то не хотелось, американский профессор Мерчант оказался старше 70 лет, оставался третий кандидат – профессор Пекленик, статьи которого, лаконичные и понятные  нравились Денису больше всех остальных.

     Денис нашёл его страницу и прочёл следующее: доктор технических наук, профессор Янез Пекленик, словенец, после войны учился и защищал докторскую  в Аахене, затем работал в Бирмингеме, где в 1964 году стал соавтором проекта первой гибкой производственной системы «Молинз-64». Затем работа в Токио, Детройте. В 1977 году вернулся на родину, в Словению, где  работает на машиностроительном факультете Люблянского университета, руководит лабораторией кибернетики и технологических обрабатывающих систем (ЛАКОС). Академик Словенской академии наук, лауреат двух медалей имени Фредерика Тейлора- высшей мировой награды Американского общества инженеров-механиков.
Решение было принято: Денис написал заявление на стажировку в Люблянский университет и отвёз его в Министерство.

     На 8 марта он подарил Вере кулончик на золотой цепочке точно с таким же сапфиром, как в колечке . Восторг женщины плавно перешёл в праздник любви, на котором они долго доказывали друг другу, что не встречаться больше двух недель – перебор.

     Но оказалось, что это ещё не предел : жизнь заставляла каждого из них «крутиться» всё больше и больше, чтобы успеть за своими же планами. В конце марта Дену пришло подтверждение из Москвы о присвоении учёного звания «доцент», одновременно пришёл вызов на экзамены, которые полагалось сдать перед стажировкой (специальность – обоснование выбора научного руководителя и темы, конечно же «История Партии», английский язык). В институте  начиналась «страда» - дипломники, подготовка новых лабораторных работ, лекции и курсовые на четвёртом курсе, выборы в состав Учёного Совета – время для свиданий было очень трудно выбрать. Вера тоже была перегружена : подготовка замены главного зоотехника в колхозе, весенние зоотехнические хлопоты ( это мягко сказано), экзамены по «кандидатскому  минимуму», подготовка к поездке на стажировку – времени  оставалось  только на редкие телефонные звонки Дену.
 
      Денис улетел в Москву, а когда вернулся через неделю был буквально сражён новостями: Вера перевезла маму и дочь в город в двухкомнатную «хрущёвку», которую им сдал Владимир Иванович. Оказывается, в связи с болезнью мамы он жил у неё, а своя «двушка» пустовала. Более того, они устроили Галю в подготовительную группу детского сада рядом с домом, а мама Веры устроилась работать в этом же садике уборщицей.

      До начала стажировки у Веры оставалось  ровно полтора месяца и она делала всё возможное и невозможное, чтобы закончить дела в колхозе и друзьями расстаться с председателем. Они не говорили о продолжении работы после возвращения из Швейцарии  – это как бы само собой подразумевалось – вернуться и внедрить новые технологии, принести европейскую культуру животноводства в далёкое Зауральское село, но Василий Фёдорович чувствовал, что Вера пойдёт своей дорогой и в Шустово её не удержишь .

      Очередное свидание провели по «новой схеме»: Вера прилетела утренним самолётом, Денис встретил её в аэропорту и привёз к себе. В этом варианте они располагали временем примерно до пяти вечера, затем Вера должна была ехать «домой», переночевать с дочкой и мамой, а в понедельник в десять утра встретиться с  проректором по научной работе для подписания документов на стажировку и аспирантуру. Денис заметил, что встречи становятся более обыденными, а разговоры – бытовыми. Уже по – хозяйски  Вера готовила еду на его кухне, возмущаясь обилием невымытой посуды и слоем пыли на мебели. Отшучиваясь, Ден в свою очередь отмечал наспех собранные в пучок волосы и отсутствие маникюра.

- Ну, маникюр мне по работе не положен, а волосы на резинке – чтобы быстрей распустить их перед тобой! – и она быстро стянула колечко, сдерживающее волосы и встряхнула головой перед  Деном, который тотчас уловил столь приятный для него  аромат ромашки. Он подхватил её на руки унёс в спальню. Кончались бытовые разговоры, в постели они уже изведанными и неизведанными  ласками доставляли друг другу удовольствие, забывая обо всём на свете. С каждым разом удовлетворенье достигалось всё быстрее. Вот и сейчас, минут через пятнадцать ВерДен  разделился на Веру и Дена, умиротворённые влюблённые нежно ласкали друг друга успокаиваясь и улыбаясь. Через минуту Вера встала. Достала из сумочки таблетку и проглотила её, запив из стакана с минералкой. Встревоженный Денис поднял голову:

- Что это?
- Ты же знаешь, перед стажировкой нужно пройти медосмотр и получить справку. На осмотре «гинекологиня» констатировала, что спираль стоит не совсем правильно, есть нарушения, а потому её нужно снять и показаться через месяц – два. Если всё будет в норме, то можно будет вновь поставить спираль, лучше всего серебряную. А пока пользоваться противозачаточными таблетками. Прямо заговор какой-то: сначала ты мне предлагал сделать это, а теперь вот врач заставила.
- Понятно. Я постараюсь уберечь тебя от таблеток.
- Хорошо, дорогой! Спасибо за понимание – услышал он уже из ванной.

     Тревога у Дена не исчезла: «Что это? Почему? Знак? Но разве есть повод для беспокойства, ты же сам этого хотел? Всё будет хорошо, мы доверяем  и любим друг друга.» - Денис поднялся с постели и поцеловал Веру, выходящую из ванной комнаты.
Мелькнули три недели. Лишь майские праздники давали надежду на встречу. Так и случилось. Денис прилетел в райцентр утренним рейсом, Вера ждала его. Объятия, поцелуи… Три недели… По глотку шампанского и фужеры в сторону…  И всё как в первый раз: раздели друг друга, Вера, что-то шепча опустилась на колени и начала ласкать любимого… Сценарий первого свидания повторялся, но на таком уровне, когда партнёры уже знают каждую точечку любимого тела, каждое движение и желание… Вновь и вновь ВерДен наслаждался единением и только финиш был не по первому сценарию бурным и одновременным.

     А потом, как бывает перед долгой разлукой,  они говорили, говорили и не могли наговориться. Но это были другие разговоры, не о себе и о своих чувствах, а о разлуке, о близких, о возможности общаться:

- Ты позаботишься о Галочке и маме? Отведёшь Галю в школу? Я познакомлю вас до отъезда.
- Конечно, всё сделаю! Ты не беспокойся ,  Галю я оформлю в английскую школу, буду навещать их. А ты напишешь, как идут дела?
- Да, да, напишу! Сообщу телефон и, если сможешь, позвони мне.
- Я всё сделаю!

     В конце мая Вера улетела в Швейцарию с Владимиром Николаевичем. Дениса, как молодого учёного и специалиста, загрузили работой в приёмной комиссии. Он переписывается с Верой, радуясь её настроению и успехам. 1 сентября вместе с мамой Веры Ден отвёл Галю в школу, после чего отправил очередное письмо с фотографией первоклашки маме Вере. В середине сентября он получил восторженный ответ, а в конце сентября неожиданное: «Прошу тебя, не пиши мне больше. Объясню всё по приезду». Надо ли говорить, что пережил Денис до её приезда?

     А произошло вот что: после трёх месяцев напряжённой работы Вера получила реально прекрасные результаты по применению премиксов в тщательно подобранной группе молодняка. Владимир Николаевич очень талантливо спланировал и организовал этот эксперимент. Фирма по этому поводу устроила семинар, после которого банкет. Или усталость, или напряжение сильнейшее в последние две недели, или какое – то количество вкусных и «слабых» коктейлей – Вера почувствовала себя плохо на банкете. Владимир Николаевич отвёз её в отель, где она отключилась полностью, мгновенно уснув. Через месяц она узнала, что беременна. Нет, она не будет делать аборт. Нет, не нужно уничтожать Владимира Николаевича. Видимо, так суждено…

(отрывок из романа)


Рецензии
Для меня, как читателя, очень важна достоверность того, о чем пишет автор.Я или "вижу" героев, или нет.это относится не только к реалистичной прозе, но и к фантастике - и воображаемый мир может стать реальным, правдивым. Этот отрывок из романа в высшей степени правдив.Кроме того, мне импонирует, когда мужчина-автор знает интимный мир своей героини.Интересно, как будут развиваться события.Пишите дальше!

Кора Персефона   08.12.2019 19:27     Заявить о нарушении
Большое спасибо за поддержку, Кора!После "Любовь, Любляница, Любляна" опубликовал ещё 7 отрывков из романа, который хочу назвать по первой части "Исповедимы судьбы наши?". Приближаюсь к финишу.Ещё раз спасибо за отзыв, для меня это очень важно. Ю.Г.

Юрий Градов   09.12.2019 09:21   Заявить о нарушении