По Фрейду

Вспомнил забавный случай из своей жизни. Надо же, какая аберрация устойчивая! Как только беру в руки диск Pink Floyd «Wish You Were Here», смотрю на обложку, сразу из подсознания появляется на свет незабвенный командир мой, со своим бессмертным диалогом.

База ВМФ СССР пос. Новоозёрный, 1986 г., Ют (кормовая, т.е. задняя часть корабля). Нас четверо, проходящих военно-морскую практику на эсминце «Беспощадный», в ожидании присвоения звания лейтенантов запаса. Достался нам, прямо скажем ни корабль, а штрафбат. Никого не впускать, никого не выпускать. Командир корабля постоянно синий. С вечера жрёт КВС (корабельный ворованный спирт), в полночь у него просыпается инстинкт быка-осеменителя, но не на долго. Отдав команду спустить командирский катер и ехать «за девками и водкой», в ожидании спуска катера, он как правило, засыпал богатырским сном, и дежурный офицер с матросами относили любителя женщин и алкоголя обратно в его каюту. Ночные спуски и подъёмы многострадального командирского катера, продолжались до тех пор, пока матрос Краснознамённого Черноморского Флота, Дусинбаев его не утопил во время очередного ночного спуска на воду.

По прибытию нашего командира, пожаловались мы ему, что вся 13-я рота, размещённая в частях и на кораблях ЧФ ведёт обычный флотский распорядок жизни, посещает культурные мероприятия: кино, танцы и т.д., а нас держат в клетке, и даже не дают сойти на берег с трапа. Командир пообещал разобраться в сложившейся ситуации и навести порядок. Такой случай вскоре ему представился, так как командир эсминца Данилов, как раз возвращаясь из штаба флота, подходил к трапу вверенного ему корабля. Вот тогда то и произошёл диалог отцов Русской философской мысли, двух офицеров ВМФ СССР:

Иванов: Ёптить, увольнение, бля?
Данилов: Да, ну на..., бля ёптить!
Иванов, поворачиваясь в нашу сторону, и широко разводя руки – Тудыт... разтудыт, ёптить, бля!
Удивительно, но больше они друг другу не сказали ни единого слова!
Почему именно “Pink Floyd “Wish You Were Here”?  Да просто на обложке два мужика, точно в такой же позе застыли, как и наши «герои-философы» во время своего диалога.


Рецензии