69 - 1 января

69 +/- 1 = Ad hoc

Данный роман содержит сцены сексуального характера и сцены насилия. Его содержание может оказаться неприемлемым или шокировать некоторых читателей. Роман не предназначен для лиц младше 18 лет.

Все персонажи, имена и события, описанные в данном романе, вымышлены; любые совпадения с реальными людьми, именами и событиями случайны и не входили в замысел автора.

1 января

Было тепло, вспыхивали шутихи, чернь гуляла. Не застегивая пальто «Albione», убрав руки в карманы джинсов «Hugo Boss», Горгоной обходил сброд и лужи.

Москва дышала похотью – как Невский в любой час. Женщины в эту ночь особенно хотели распутничать. Женщины разукрашивались, мылись, завивались и брились. Они даже не путали, где что сделать. Однако большую их часть все равно не трахали.

Студенток не трахали ровесники. Студентки не знали, что их ровесники это материал для будущего поколения женщин. Старых дев не хендожили любовники. Старые девы забыли, что халат только первый месяц отношений выглядит эротично. Жен не уестествляли мужья. Романтику убивали совместный быт и общие, если повезло, дети.

Почти все хотели этой ночью образовать с кем-нибудь четвероногого зверя. Почти все терпели фиаско. При оптимальном раскладе случался двурукий зверь в туалете.

– Молодой человек, вы не подскажете, который час? – спросила у Акемгонима женщина лет двадцати восьми. Она стояла на другом берегу здоровенной лужи. У нее были красивые темные волосы до лопаток. Мягкую черную куртку распирала грудь номер три или даже больше.

Горгоной перешел лужу, стараясь не зачерпнуть воду купленными утром ботинками «Baldinini».

– К новогоднему застолью вы уже изрядно опоздали, – сказал Акемгоним. – В метро работаете? О, у вас более интригующая форма занятости? Давайте я помогу.

Женщина наморщила лобик, пытаясь размышлять о трех вещах сразу. Акемгоним с трудом поднял ее, ровно держа осанку. Женщина взвизгнула, пьяно рассмеялась и обхватила его за шею. Зубы у нее были кривые.

– Хотите, я позову вашего мужа на дуэль? – сказал Горгоной. – Почему он не встречает красавицу-жену?

– Мы развелись, – сказала женщина, противно дыхнув мятной конфетой и алкоголем. – Вы уже можете меня...

– Тогда пойдем ко мне. Мой дом вон там.

Акемгоним снова перенес разведенку через лужу.

– У меня ребенок дома, – рассмеявшись, сказала женщина, и один ее глаз послал второй на три буквы. Ее тело податливо лежало на руках Акемгонима.

Наверняка она вышла замуж по глупости либо из-за беременности. Она была из породы городских мамочек-шлюх. Такие вечно бегали налево за крепким мужским плечом – сексом и деньгами. 

– Тогда идем к вам, ему же скучно.

С третьего раза Горгоной зачерпнул воду правым ботинком.

– Он, наверное, уже спит, – сказала женщина.

Морщины у ее губ свидетельствовали о высоких рисках кардиологических проблем. Шанс на слабость ее передка был и того выше.

Акемгоним снова пересек лужу.

– Вы уже можете меня отпустить, я не такая пьяная, – сказала женщина, рыгнув и хихикнув.

– Как вас зовут?

– Вы меня не отпустите?

– Я обычно знакомлюсь, когда женщина в подвешенном состоянии. Говорят, это помогает.

– Алла.

– Акемгоним.

Горгоной поставил вновь рыгнувшую дамочку на асфальт.

– Какое...редкое имя. А сокращенно?

– Навуходоносор. Лучше без сокращений.

– У тебя есть дети? – спросила Алла, когда Горгоной открывал дверь подъезда.

– Известных мне нет.

Акемгоним зашел в лифт и сделал приглашающий жест.

– Вообще-то женщин пропускают вперед, – сказала Алла, надув губы и зайдя в лифт.

Горгоной понял, отчего с ней развелся муж. Он поцеловал вонючий рот Аллы. Женщина сосала его губы, пока Акемгоним тыкал ключом в дверь общего холла. Горгоной протащил ее несколько шагов и отпер дверь своей квартиры.

На шум вышел Дункан, питомец Акемгонима.

– Привет, кот, – сказала Алла.

Мокро целуясь, они кое-как разулись и прошли в спальню. Мягкая куртка и застиранная блузка Аллы скрывали грудь третьего размера, обтянутую прозрачным лифчиком.

От лифчика Алла предпочла избавиться сама. Это был опрометчивый поступок. Степень птоза ее груди близилась к уродству. Акемгоним укрепился духом и опрокинул женщину на спину. Ее груди по бокам стекли на одеяло. Акемгоним начал брезгливо ласкать языком крупные ореолы сосков, изувеченных грудным вскармливанием.

Под брюками Аллы не оказалось трусиков.

– Мы в офисе праздновали, – сказала она и дернула плечом.

Акемгоним встал с кровати.

– Ты куда? – сказала женщина. 

– В «McDonald's», там завтраки начинаются.

Горгоной взял с книжной полки упаковку «Durex». 

Алла была посредственной любовницей. Когда член Горгоноя зашел, ее активность поравнялась с эквивалентом трупа, обмотанного цепью и брошенного на дно морское в узком ларце. К счастью, этот образчик флоры хотя бы мгновенно взмок.

Заскучав, Акемгоним принялся упражняться с квадратами числа «2».

На числе «524 288» Горгоной вышел из растерянно заморгавшей Аллы. Акемгоним развернул женщину и уткнулся носом ей в спину.

– Ой, – сказала Алла, когда Горгоной засунул в нее палец. 

Пошарив внутри женщины, Акемгоним нащупал клитор. Свободной рукой он принялся ласкать увядшие груди Аллы.

К досаде Горгоноя, женщине была труднодоступна максима, что при невагинальной активности легче заполучить оргазм, растворившись в собственном удовольствии. Алла рьяно тянулась к члену Горгоноя, он уклонялся. Краем глаза Акемгоним наблюдал эту возню – ее отражало большое зеркало.

Вскоре Акемгоним понял, что женщина тоже наблюдала за отражением, да еще и с явным удовольствием. Наверное, Аллу заводило, что ее обрюзгшее тело пользует дорогостоящий мужчина равных с женщиной лет и в гораздо более хорошей форме.

– Господи! – сказала Алла, кончив. – Где ты этому научился? Я в первый раз кончила не от секса.

Чаще Акемгониму говорили «Я в первый раз кончила от секса». Горгоной догадывался, что в большинстве случаев его обманывали насчет первого раза.

– Рад, что тебе понравилось.

– Кое-кто не хочет тоже кончить?

– Спасибо, красавица, вряд ли получится. Я тоже в офисе праздновал. А потом у друзей. Будешь кофе?

Через полчаса они шли к дому Аллы. Быдла на улице стало меньше.

– А ты не хочешь взять у меня номер телефона? – спросила Алла.

Как всякая разведенная мамаша, она хотела сразу повесить на любовника жизненные заботы.

– Это твой подъезд? – сказал Акемгоним. – Если соскучусь, буду знать, где тебя искать.

– Ты всем так говоришь?

Акемгоним наклонился и быстро поцеловал женщину в губы.

– Я не всех провожаю домой. Ну, тебе пора к ребенку. С Новым годом.

Горгоной достал из кармана «Albione» музыкальный плеер. Это была отличная штуковина с профессиональным звуком. Она стоила четыре тысячи долларов и размером напоминала «кассетник». Акемгоним включил песню «Joker and the Thief» группы «Wolfmother».

Неподалеку от дома Горгоной увидел женщину, рывшуюся в багажнике красного «Peugeot». Ей было года двадцать четыре. Пальто женщины распахнулось. Из-под него виднелось декольтированное красное платье, едва скрывавшее грудь четвертого размера.

Женщина говорила в телефон:

– Да хрень полная, а не Новый год! Этот ее Кирилл такой козел...

Женщина отбросила назад завитые светлые крашеные волосы.

Акемгоним остановился рядом и выключил плеер. Сисястая посмотрела на Горгоноя. Он дружелюбно улыбнулся.

Предыдущая глава: http://www.proza.ru/2018/05/12/31

Следующая глава: http://www.proza.ru/2018/05/13/520


Рецензии
Желаемое выдать за действительное. А дети до 18- только посмеются над больными фантазиями автора и желанием разложить молодежь. Они с 5 лет занимаются в домах техники под руководством истиных специалистов, которых только и можно назвать мужчинами. А в 9 лет уже принимают участие в интересных проектах. Сужу по своим детям и их сверстникам. И из кого пытаетесь сделать зомби?

Тина Свифт   13.05.2018 10:09     Заявить о нарушении