От Бреста до Москвы. Замок на Волге

 
Высится на Волге замок. Его построили в селе Гузицино, которое потом кто-то обозвал (по-другому и не скажешь, видимо, от «большого ума»), «Красным Профинтерном». Это было название международной организации профсоюзов, существовавшей с 1921 по 1937 год.  При этом обозвали уже после Великой Отечественной войны (организации, считай уж девять лет, как не было).

Причем это название удивительным образом прилипло, хотя никто не знает, почему Гузицино лучше всего может этому соответствовать. Но речь пойдет о других  временах, когда под словом «красный» понимали просто цвет и красивость, когда о «профинтерне» никто и «слыхом не слыхивал», а социализм существовал где-то там далеко (в работах Томаса Мора («Утопия» - 1516 г.) и Томазо Компанелла («Город солнца» 1602 г.) и трудах теоретиков).

Представляется, что в Гузицино никто и не знал о таких утопиях. 
А замок этот построил Никита Андреевич Понизовкин для своей молодой жены Розы Бурсиан. Молодая прожила в нём всего ничего и отправилась после развода с двумя детьми (мальчик - Андрей, девочка - Таня)к себе в Москву в Лефортово, откуда была родом. (Она не стерпела измену Никиты Андреевича, который так же, как и дед, был большим любителем дам-с). Её семья  происходила из обрусевших немцев. Сейчас мы оставим Розу  в столице (коль она туда вернулась) и снова обратим своё внимание на её бывшего мужа – представителя славной фамилии Понизовкиных               
Сам Никита Андреевич был назван Никитой в честь основателя «дела» Понизовкиных. История этой фамилии достойна внимания. Дедушка хозяина замка  –  Никита Петрович Понизовкин был легендарным человеком. Ещё будучи крепостным, он с разрешения хозяина (конечно – он приносил тому порядочный доход) уже в 1839 году открыл свой первый паточный завод в деревне Дурково. ( Это Некрасовские места: «Горелово, Неелово, Неурожайка тож». Говорят, в «Горе старого Наума» поэт воспользовался, как основой историей становления Понизовкина).

Никита Петрович не был тупым стяжателем. Он постоянно учился и всё осваивал самоуком. Грамотный, он много читал и постепенно становился всё более образованным человеком и глубоким специалистом. Одновременно с этим прирастало богатство. В 1846 году  фабрикант уже выкупился из крепостной зависимости. А через три года построил целый химический завод, вырабатывавший: купоросное масло, купорос синий и зелёный, соляную кислоту, нашатырный спирт и другую продукцию.

В 1861 году он стал купцом первой гильдии, тем самым оказавшись в рядах известнейших русских купеческих фамилий (Рябушинские, Третьяковы, Мамонтовы, Морозовы и так далее). Последним его деянием случилось начало строительства химического завода в деревне Гузицино на берегу Волги. Он не зря выбрал это место. Река давала возможность завозить в больших количествах сырьё и отправлять водой продукцию оптом.

Видимо, судьба за что-то разгневалась на промышленника. В 1867 году он в коляске, запряжённой парой гнедых, выехал на лечение из Гузицино в Ярославль. Однако купец не прибыл в город. Он бесследно исчез где-то по дороге. Поиски ничего не дали. Ни вещей, ни одежды, ни коляски, ни лошадей, ни тела – всё просто «испарилось». Следствие ничего не дало.               Для какого-нибудь объяснения происшествия остаётся только кое-что предположить.
 
Народ болтал, что земля поглотила Понизовкина без остатка за какие-то прегрешения (они, конечно, были и немалые – покойник отличался большой склонностью до дам)… Если отбросить явно эзотерическую версию поглощения, то остаётся только всегда славившаяся лихими людьми Ярославщина и время, которое бывает что  разгадывает и не такие загадки…
   
Жена и дети исчезнувшего, оплакав пропажу главы семейства, вынуждены были включаться в работу. Уже на следующий год они организовали торгово-промышленное товарищество «Никита Понизовкин и сыновья». Завод был достроен и начал давать продукцию. Братьям хватило ума не делить отцовское наследство. Общее дело набирало обороты.  Деятельность фирмы получила такое успешное развитие, что уже в 1887 году на Всемирной выставке в Париже компания получила серебряную медаль за качество своей продукции…

Возвращаясь к Никите Андреевичу (внуку пропавшего фабриканта) надо сказать, что тот  нашёл себе новую жену, Марию Филипповну из Ярославской купеческой семьи. Грянула революция. Магнат бежал на Кавказ, где у него был конезавод. Здесь вместе  с управляющим заводом (его вторую жену звали Марья Семёновна) они оказались  в рядах Белой армии. За это все богатства и замок на Волге был национализирован местной властью, самого Никиту Андреевича (тот неудачно вернулся) отправили на лесоповал, а вторая его жена Мария Фоминична с детьми якобы бежала в Крым в Понизовку (ещё одно имение семьи). Дети сгинули в Гражданскую войну на стороне белых.  После чего о Марии ни слуху ни духу…

А у погибшего конезаводчика от первой жены было двое детей.  Один из них при Советской власти стал главным инженером авиационного завода в Москве и во время войны разбился на самолете о Жигулёвские горы. Другой его сын ещё до Революции женился на местной помещице. Когда пришли красные, те,  бросив имение в Сохне (недалеко от замка), бежали в Москву, где мыкались по съемным квартирам до его смерти. Их дочь вышла замуж за пролетария…

Якобы у Марии и Дмитрия (конезаводчик, погибший на стороне белых) родился уже в 1918 году сын Николай. Мария Семёновна, которая была только товаркой «исчезнувшей» Марии Фоминичны, после гибели мужа странным делом стала управлять всем обширным хозяйством (замок, паточный завод). При этом как в доме, так и на заводе все  охотно выполняли её распоряжения. Было такое впечатление, что Марья Фоминична стала Марьей Семёновной и даже для конспирации взяла фамилию сгинувшего конезаводчика. 

Таким образом, Мария Семёновна (Фоминична) родила Николая Дмитриевича, который провёл в Гузицино все детские годы. А Мария Семёновна (Фоминична) как и прежде (при муже) заправляла всем хозяйством. (Это благодаря её заботам замок и предприятие дожили почти до наших дней).

Николай вырос и перед войной по рекомендации, потом погибшего на скалах Жигулей сводного брата, окончил воздухоплавательную школу и стал водить дирижабли по трассе Астрахань – Москва. Грянула война. Дирижабли стали не нужны. Красной Армии были нужны аэростаты.

http://www.proza.ru/2018/05/11/821


Рецензии
Уважаемый Александр Петрович! Поздравляю Вас с Рождеством Христовым!
Желаю от всего сердца здоровья, вдохновения, самого светлого!
С зимним теплом и уважением, Оля.

Ольга Полонская   07.01.2019 23:41     Заявить о нарушении
Уважаемая Ольга, спасибо за поздравление и пожелания. В свою очередь позвольте ответить тем же. Всего-всего от всей души. АЧ

Александр Черенков   08.01.2019 13:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.