Марсианские хроники

           01.04.2037 г.

           Наконец-то свершилось!
           Первые колонисты планеты Земля отправляются на Марс!
           Наша группа малочисленна. Она собрана из представителей редких профессий и, на первый взгляд, кажется совершенно неоднородной. В ее составе:

           Николай Кузьмич, военрук деревенской школы из далекого таежного поселка. Своеобразный тип. С пулей в голове. Правда, говорят, что пулю у него оттуда вытащили. Однако я очень сомневаюсь. Похоже, пуля была разрывной, и ее компоненты навсегда остались в сером веществе отставного майора.
           Вован, инструктор по выживанию в тяжелых жизненных условиях. Выживает сам. И выживает всех. Говорят, он даже плавал в плавиковой кислоте. Хотя подтвердить это некому – всех очевидцев эта самая плавиковая кислота и расплавила. Возможно, он выжил из-за того, что до этого случая проходил испытания на радиоактивном полигоне, где нанюхался паров свинца, образовавших в организме Вована защитную пленку. А, как известно, такую пленку плавиковая кислота не берет. К тому же, проникая в кровь, она запускает механизмы мутации. И теперь Вовану все нипочем.
           Вася, оператор машинного доения из крестьянского хозяйства «Ля-ля, тополя». Зачем он нужен на Марсе? Возможно для проведения каких-то уникальных научных экспериментов.
           Зоечка. Откуда она – никто не знает. Похоже, ее просто подобрали где-то на дороге. Для комплектности.
           И, разумеется, я, Ипполит Матвеевич. Бывший интеллигентный человек. Когда-то я даже работал… преподавателем в техническом университете. Но потом что-то пошло не так. У меня все экспроприировали, и я стал свободным от условностей.

           Долгими зимними ночами, наблюдая в отверстие канализационного люка за звездным небом, я мечтал о космических полетах.
           И вот я полетел!

           По какому принципу формировалась наша команда? Трудно сказать. Но, я полагаю, выбрали самых достойных.


           07.04.2037 г.

           Сегодня наша группа была на встрече с Главным.
           Нас накормили.
           Майору пообещали, что в случае удачной высадки на Марс, его назначат первым военным комендантом планеты. И повысят военную пенсию. До минимального марсианского прожиточного уровня. Чему соответствует в денежном эквиваленте этот уровень, растроганный вояка спросить не решился.
           Вована убедили, что таких тяжелых жизненных условий, как на Марсе, он нигде больше не встретит. Это сообщение привело Вована в неописуемый восторг. Его трясло до тех пор, пока стул старинной ручной работы не развалился от возникшего резонанса.
           Оператору машинного доения Васе разрешили доить всех животных, которых он обнаружит на Марсе. Без всяких на то ограничений.
           Зоечке пожелали удачно выйти замуж. На вопрос – а за кого - её уверили, что вода на Марсе уже обнаружена. А, следовательно, и формы жизни там в каком-либо виде должны присутствовать.

           Покидая зал для торжественных приемов, я сделал запись в книге посетителей: «Чрезвычайно питательная встреча».


           08.04.2037 г.

           Наш час пробил!!
           Рев ракетного двигателя заполнил все пространство и время нашей суетной жизни. Эмоции восторга и, одновременно, испуга раздули организм до предела. Восприятие действительности расплылось в неопределенно-аморфное облако напряженного сознания.

           Длительная перегрузка при взлете развернула призму мироощущений.

           Оператор машинного доения Вася, закатив глаза и икая, пытался пристроить свой доильный аппарат к бравому майору. Ветеран горячих точек истошно орал – я вас научу Родину любить! Зоечка от слова «любить» вздрагивала и мечтательно вздыхала.
           Вован героически напрягся. Видимо он хотел избавиться от балласта.

           Я вжался в кресло и представил, что меня придавило гигантским канализационным люком…


           09.04.2037 г.

           Сегодня уже вторые сутки полета.
           Невесомость – это забавно!
           Компьютерный голос сообщил, что полет проходит в штатном режиме.

           Вован летал по отсекам в поисках штатива. Зачем нужен штатив инструктору по выживанию? Кого он собрался выживать?
           Вася терпеливо объяснял Зоечке принцип работы механической дойки. Зоечка, широко раскрыв от изумления глаза, заворожено слушала, каждый раз возбуждаясь от произношения слова «дойка». Когда же оператор машинного доения Вася стал рассказывать, как пульсацией вакуума в межстенной камере металлического стакана обеспечивается сжатие сосков, Зоечка потеряла сознание.
           И вот теперь она болтается в невесомости в обнимку с резиновыми шлангами доильного аппарата, похожая на сказочного космического спрута.
           Кузьмича состояние невесомости явно напрягает. Весь этот бардак с неопределенностью потолка и пола ему совсем не по душе. Для надежности он привязал себя портупеей к креслу. И сейчас тупо разглядывает звезды в иллюминаторе, возможно, соображая, как можно выстроить их в определенный боевой порядок.

           Не найдя штатив, неутомимый Вован переместился в стыковочный модуль и долго там чем-то грохотал. Потом неожиданно стих. По-видимому, ему удалось, наконец, создать для себя невыносимые жизненные условия. 
           Лично мне все равно, что случилось с инструктором по выживанию, главное чтобы он не нарушил герметизацию корабля - я просто летаю по орбитальному отсеку, балдея от невесомости. Свободный полет – это кайф!

           Постоянно натыкаюсь на балласт Вована.


           16.07.2037 г.

           100 дней полета…

           Зоечка продолжает усердно осваивать механическую дойку, используя оператора машинного доения Васю в качестве тренажера.
           Кузьмича неимоверно раздуло. И теперь он не помещается в кресле. И без того оплывшая рожа майора от невесомости превратилась в голову-пузырь. Эта голова-пузырь неприкаянно болтается на шарике-туловище, из которого торчат дистрофические ножки и ручки. Потеря кальция для майора оказалась просто катастрофической, но пить Васино молоко он упорно отказывается.
           Кроме того у Кузьмича окончательно нарушилась координация движений, и теперь он хаотично летает между отсеками, словно гелиевый шарик.
           Вася при виде пролетающего Кузьмича начинает интенсивно икать. Он отдает честь «гелиевому шарику», прикладывая руку к голове, и задумчиво бормочет – а хрен его знает, товарищ майор…

           Инструктор по выживанию в нечеловеческих условиях Вован все-таки нарушил герметизацию стыковочного модуля. И теперь он уединился там и сидит в жестком скафандре, предназначенном для выхода в открытый космос. Что Вован задумал? Хотелось бы все-таки спокойно долететь до Марса…

           Постоянно натыкаюсь на летающего майора.


           31.03.2038 г.

           Ура! Мы приближаемся к Марсу!
           В иллюминаторе отчетливо видна Красная Планета.

           Посиневшего и исхудавшего Вована удалось изъять из стыковочного модуля и перетащить в служебный отсек. Скафандр освободили от балласта. Инструктор по выживанию даже вспомнил некоторые разговорные слова. После чего Зоечка привела его в чувство, используя возможности доильного аппарата.
           Вася постоянно напевал слова старинной песни: «Земля в иллюминаторе… Земля в иллюминаторе». На мой вопрос – почему Земля, а не Марс, он несколько минут разглядывал свободно болтающегося Кузьмича, привязанного веревочкой к металлическому поручню, затем произнес - а хрен его знает, товарищ майор, и продолжил бубнить ту же мелодию.

           Начинаем готовиться к высадке…

           Поскольку распухшая голова майора не входит в шлем скафандра, инструктор по выживанию Вован туго перетягивает ее кожаными ремнями портупеи. Кузьмич мычит, наверное, радуется.
           С большим трудом вталкиваем в скафандр остальные части майора.
           Вован решает идти без скафандра. Никакие уговоры на него действуют.
           Вася долго упрашивает Зоечку совершить последний шаг навстречу неизвестности…


           01.04.2038 г.

           Перемещаться на Марсе легче, чем на Земле.
           Но дорог здесь нет. 
           Зоечка, не найдя обочины, выглядит очень озабоченной.

           Вася, прихватив доильный аппарат, сразу же отправился на поиски животных.

           Вован все-таки вышел в скафандре. Сначала он усердно ковырялся в грунте, внимательно разглядывая красные булыжники. Затем перебрался к ближайшему кратеру.
           Я поспорил с Кузьмичом – прыгнет Вован в кратер или нет? Майор промычал перетянутым ремнями ртом что-то типа «нэээт», я же настаивал на обратном.
           Постояв на краю обрыва, Вован выдал умозаключение: - Неа… не перепрыгнуть, - и тут же отошел от кратера.
           Иссиня-красная рожа Кузьмича довольно уставилась на меня, празднуя победу. Но неожиданно Вован рванул с места. Он набрал ускорение, добежал да края обрыва и лихо прыгнул. Не долетев даже до середины марсианской ямы, инструктор рухнул камнем вниз, подтвердив тем самым правильность своего вывода.
           Я выиграл пари!

           Первый день пребывания на Марсе прошел без происшествий…


           03.04.2038 г.

           А здесь, оказывается, есть жизнь!

           Сегодня из черных дыр-колодцев вылезли местные аборигены. Они похожи на огромных рыжих муравьев. Но примерно наполовину меньше людей. Даже миниатюрная Зоечка выше их ростом.
           У марсиан-муравьев, как и у наших земных насекомых, по шесть конечностей. Однако они могут перемещаться не только горизонтально, но и вертикально. Передвигаясь на двух нижних конечностях, как человек. Но выглядит это очень смешно.
           Вован учится ходить по-марсиански – теперь он перемещается исключительно горизонтально, на четвереньках.
           Общаются марсиане-муравьи между собой контактным способом при помощи длинных усиков, расположенных на голове. Разговаривать местные обитатели не умеют, но очень хорошо различают звуки. Когда Кузьмич выразил свое недовольно несколькими нечленораздельными возгласами, они испуганно притихли.

           Марсиане-муравьи живут под землей. Там у них существует разветвленная сеть тоннелей. Но нам туда проникнуть не удалось – слишком маленькие у них размеры. Настроенный решительно Вован сунулся было в ближайший проход, но тут же намертво в нем застрял. Пришлось долго выдалбливать его из каменного плена.
           Совместными усилиями нам удалось извлечь инструктора по выживанию на поверхность, где Кузьмич провел с ним инструктаж по технике безопасности. Но, очевидно, майор зря напрягал голосовые связки – для Вована понятия безопасности не существует.
           Наша Зоечка, ввиду своей миниатюрности, смогла войти в тоннель! Однако идти внутрь муравьиного логова она не решилась.

           Вася настойчиво изучает строение марсиан-муравьев, внимательно осматривая каждую особь.

           Почему марсиан не видно с Земли? Да кто его знает. Может, потому что они маленькие и имеют красный оттенок, маскирующий их на фоне марсианского грунта. А может и потому что на поверхности они бывают крайне редко. Все необходимое у них есть под землей. Да и климатические условия там комфортнее, чем на поверхности планеты. Под землей более влажно и нет больших перепадов температуры.


           09.07.2038 г.

           100 дней на Марсе…

           У нас все хорошо.
           Только у Зоечки – на троечку. Она никак не может реализовать свои женские фантазии. Ведь женщина создана для любви, а маленькая Зоечка – для большой любви.

           Кузьмич вернулся в исходное состояние. Лишь красный цвет кожи, да вмятины на голове, оставшиеся от портупеи, напоминают о былом космическом полете. Но, как известно, вмятины украшают мужчину. А красная рожа?
           Теперь майор учит марсиан любить Родину – они маршируют строем, отжимаются и роют траншеи. И если земляне, наблюдая в телескопы, вдруг обнаружат вновь появившиеся марсианские каналы или впадины, знайте – это работа подопечных Кузьмича.

           Вован в очередной раз борется за выживание. Он провалился в глубокую расщелину и застрял там капитально. Местные аборигены сбрасывают на инструктора куски какой-то коричневой биомассы со странным запахом. Мы искренне надеемся, что Вовану эта субстанция позволить выжить.
           Как он будет оттуда выбираться? Никто не знает. Но Кузьмич предлагает объявить всеобщую мобилизацию местного населения для рытья спасительной траншеи.

           Вася притащил какую-то жидкость ярко-красного цвета. И уверяет всех, что это марсианское молоко. Откуда он его взял – не сознается.
           Интересно, кого Вася подоил.

           Лежа на красном марсианском грунте, я смотрю в бесконечное звездное небо. Где-то там, далеко-далеко, вращается Голубая Планета. Но наша Родина, как выразился майор, теперь здесь - отступать некуда…

           Из-за отсутствия на Марсе должного притяжения, мои мысли летают в полном хаосе…


           01.04.2039 г.

           Прошел год…

           Вована, наконец, извлекли из трещины.
           Кузьмич произвел себя в генерал-майоры.
           Вася запустил в серию доильные аппараты новой конструкции.
           Зоечка, сказав – уж замуж невтерпеж, ушла в тоннель к марсианам.

           Я решил стать писателем. Обязательно великим.



                * * *

           На этом записи в дневнике обрываются. Почему – неизвестно. Возможно, что-то пошло не так. А, может, Ипполит Матвеевич стал великим марсианским писателем. А вести дневник  – не барское дело.


Рецензии
Давний вопрос "Есть ли жизнь на Марсе?" закрыт. ))
Всего наилучшего, Александр. С неизменным уважением,

Марина Клименченко   05.08.2019 11:16     Заявить о нарушении
Спасибо, Марина!
Я тут бываю очень редко - рецу увидел только сейчас. Спасибо за отзыв, за то, что зашла... не забыла "старого больного узбека"... ))) я очень рад, чесслово!!!
Всего тебе самого наилучшего, здоровья и удачи!
С пламенным приветом,

Александр Стешенко   09.08.2019 17:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.