За холодильниками с боксёром нужно ехать

                ч.1

   Только, что взошла мутная зорька 90-х годов. В её туманной дымке, озадаченный народ пытается разглядеть своё новое будущее. Глаза немного слезятся потому, что устоявшийся привычный уклад жизни основательно нарушен. Жить на оскудевшую зарплату практически невозможно. Люди ищут дополнительные возможности заработка. Тут, уже получилось, кто во что горазд. Одни граждане ударились в тему личного сельского хозяйства, усиленно согнувшись на своих приусадебных участках. Другие стали активно открывать частные предприятия. Кому-то приглянулась коммерческая тропинка челнока. Кто-то просто потуже «затянул поясок», пассивно ожидая положительных перемен.

  Когда моя зарплата, младшего научного сотрудника, стала смехотворно мизерной, я решительно шагнул на извилистую тропинку частного предпринимателя. Чтобы наше НПП (частное научно-производственное предприятие) развивалось, был необходим первоначальный капитал, который мы добывали, закладывая в банке свои дома или квартиры. Полученный коммерческий кредит, тратился на продвижение торговых сделок. Непосредственно выйти на товар было серьёзной проблемой, чтобы произвести его закупку, нужно было пройти жёсткий заслон посредников, в среде которых было много фантазёров или аферистов.

   Время перемен было характерно тем, что, практически в любом разговоре, люди, при встрече, пытались выяснить друг у друга, где можно выгодно купить, что-нибудь или «его» успешно продать. Поэтому я очень обрадовался, когда мне позвонил мой бывший товарищ по школе Олимпийского резерва и сказал, что он является прямым представителем предприятия, которое выпускает холодильники. Просто так приехать на завод и купить продукцию, тогда было «не модно» - дирекция тоже стремилась лично заработать на искусственно созданном в стране дефиците всего. Поэтому товар можно было, как тогда говорили, достать только через посредников. Мы обговорили условия сделки.

                ч.2

  И вот, через некоторое время, я готовлюсь в дорогу. Собраны необходимые денежные средства для оплаты товара, под офисом стоит наш служебный автомобиль (зелёные «Жигули» 6-й модели), готовый увезти меня в командировку. Мой товарищ сейчас живёт в другом городе, там же находится его фирма и завод-производитель холодильников. Ехать не очень далеко, но настораживает дурная репутация этого города. На зоре лихих 90-х годов, он уже успел прославиться, как город, который успешно подмяли под себя отмороженные криминальные группировки, которые отличились от своих коллег-соседей тем, что сначала стреляли, а потом уже разбирались в тонкостях коммерческой «дипломатии». Поэтому на фоне всего этого мне приятно осознавать, что за рулём служебного автомобиля будет ехать Толик – бывший боксёр. Этот крепкий темноволосый парень может оказаться мне неплохим «подспорьем» в неожиданных «дорожных дискуссиях».

    Сделаны последние согласовательные звонки по телефону, и я с Толиком еду на нашей зелёной «Шестёрке» в ближайшее АТП (Автотранспортное предприятие) за фурой, арендованной для этой поездки. Проходит немного времени и наш маленький караван, плавно покачиваясь на автомобильных рессорах, стремительно мчится, подминая под себя серую ленту дорожного полотна. Не раз отмечаю, что нестись по шоссе, навстречу новым впечатлениям – это особый бродяжий кайф. Иллюзорно, позади остались все городские проблемы и невзгоды, о них можно на время движения забыть или, наоборот, сидя в пассажирском кресле, всё тщательно и спокойно обдумать. Но суть такого состояния одна – ты сейчас, находясь в дороге, уже не можешь непосредственно влиять на события, как и они на тебя. Отсюда появляется ощущение спокойствия и безопасности. Понятное дело, что увлекаться тут недопустимо – дорога не любит, когда к ней легковесно относятся, даже, если ты сидишь рядом с водителем.

                ч.3

    Вдоволь насмотревшись дорожных пейзажей, мы наконец-то въехали в город назначения. По, составленной дома, карте-схеме нахожу офис моего товарища. Внешне, это ничем не примечательный одноэтажный частный дом. Входная дверь закрыта. Меня это не очень насторожило – время мутное, поэтому бизнесу нежелательно, чтобы всякий, без разбора, мог зайти просто с улицы. Жму на звонок, представляюсь. Меня впускают вовнутрь, иду по коридору. Настороженные взгляды сотрудников меня встречают и провожают. Про себя отмечаю, что все они, как-то неуверенно себя чувствуют при постороннем человеке спортивного телосложения, да ещё и одетого в классную чёрную кожаную куртку. И, если бы не рекомендация моего товарища по тренировкам, то я засомневался в порядочности этой фирмы. Всё-таки, при мне значительная сумма денег, которые не свались нам с неба. Кстати, тут моего товарища не оказалось. Сказали, что он, где-то носится по делам. Деньги за поставку товара отдаю в трясущиеся руки человека, который назвался директором этой зашуганной конторы. Он поспешно прячет купюры в недрах своего стола. Вместо реальных денег я получаю в свои руки клочок бумажки, на которой написана марка холодильников и их количество. И всё!

    Ни печати, ни расписки! Я один стою в чужом помещении, с наглухо закрытыми входными дверями. В какой-то миг, у меня даже мелькнула шальная мысль, забрать из стола мои деньги и пробиваться к Толику на улицу, прямо через окно, если мне тут будут чинить препятствия потому, что в этом случае лабиринт коридора может таить в себе силовое противодействие. Не люблю ходить по «тёмным тропинкам», на которых меня могут ждать. Гораздо полезнее для здоровья, в таких случаях быть непредсказуемым.

   Про себя подумал, что, наверное, я не лишние принял меры предосторожности, когда сказал Толику, чтобы он поставил свою легковушку в стороне от офиса и следил за перемещениями вокруг этого здания. Мы договорились, что, если я не выйду из дома через 15 минут, то он должен ехать в центр города на междугородный телефонный пункт и звонить моим компаньонам.

    На мой вопрос о надёжности таких «документов», директор ответил, что тут нет повода для беспокойства, они, мол, не хотят огласки своей нелегальной деятельности. Выдержав короткую паузу, я быстренько перешерстил ворох всех моих шальных мыслей. Бегло вспомнил оттенки разговора с моим бывшим товарищем по спорту. Друзьями мы с ним не были, просто вместе тренировались когда-то, ещё в школьные годы. Тогда он вёл себя порядочно, но людей меняют годы жизни, а мы давно с ним не виделись. Суховей времени мог опалить все его благородные задатки и сбить с выбранной жизненной тропки. 

    Взвесив все «за», принимаю решение продолжить, навязанную «шпионскую» игру в коммерсантов. Несмотря на истеричный ворох мыслей, внешне я выглядел абсолютно спокойным, успешно играя роль надёжно прикрытого силой, крутого паренька в чёрной кожаной куртке. Уверенным, немигающим взглядом я вперился в напряжённое лицо директора и с улыбкой сказал ему: «надеюсь, вы знаете, что делаете?». Затем я спокойно развернулся и вышел из кабинета. В коридоре никого не было. Меня благополучно выпустили из этого нервного офиса. В 15 минут я уложился, поэтому Толик ждал в условленном месте. Мы забрали из дорожного кармана свою фуру и поехали на склад грузиться. Весь путь я сидел, словно на иголках – слишком высока была бы сейчас цена моей ошибки. Выступив гарантом сделки, несёшь всю ответственность за её результат, особенно на первоначальном этапе закупки.
 
  Только на складе мне удалось вздохнуть с облегчением – мой клочок бумажки тут имел хождение в качестве документа. Нашу фуру загрузили холодильниками. Слава великим конспираторам 90-х! Но сколько нервов из-за этого пришлось оставить предпринимателям на «полях» коммерческих будней?!   

                ч.4

    Перед поездкой мы договорились, при личной встрече с моим товарищем, обсудить дальнейшие варианты сотрудничества. Поэтому фуру мы проводили до поста ГАИ и оставили там нас дожидаться, а сами рванули искать моего товарища по домашнему адресу, в надежде, что на обед он может заскочить домой. В крайнем случае, у его жены можно было больше узнать о перемещениях супруга. Благо, что она сидит в декретном отпуске по уходу за маленьким ребёнком.

   Многоэтажный жилой дом моего товарища мы нашли без проблем. Легковушку с Толиком я оставил на улице, а сам пошёл во двор, искать нужный подъезд. Окинув машинальным взглядом дворовую территорию, отмечаю, что мне не нравится тут разудалая компания местных развязных «братков». По всему видно, что они не просто «гуляют» на детской площадке, а стерегут кого-то или высматривают клиента. Их выдавало деланное безразличие, скрывающее глазки, зорко бегающие по сторонам. Ладно, проехали. Мне нет дела до местной шпаны, мало ли их брата «гуляет» во дворах наших домов.  Захожу в нужный мне подъезд, поднимаюсь лифтом на этаж, и тут меня ждёт неожиданный сюрприз.

   Дерматин входной двери моего товарища весь изрезан ножом, ручка вырвана вместе с креплением, кнопка звонка обуглена огнём зажигалки. В довершение «живописной» картины, на остатках дерматина видны следы подошв, словно кто-то очень сильно хотел достучаться до хозяев квартиры, при сломанном звонке. В подтверждение этой версии, на полу, вокруг двери насыпались кучи побелки и кусочков штукатурки. Однако!?

   Теперь у меня возникла проблема, как достучаться до такой «глухой» многострадальной двери. Решил осмотреться вокруг. Для этого поднимаюсь этажом выше – никого. На нижнем этаже тоже пустая лестничная площадка. Выбираю свободный от дерматина участок и осторожно стучу по нему ключом - никакой реакции за дверью. «Включаю» громче свой ударный «звонок». В ответ никаких движений, лишь, где-то в недрах квартиры мне слышится приглушённый плач ребёнка.  Продолжаю стучать, но при этом подаю голос, объясняя, кто я и зачем тут нахожусь. Через некоторое время слышу звук открывающегося замка. Разговор с испуганной хозяйкой, теперь продолжаю через узкую дверную щель, нас отделяет лишь хлипкая навесная цепочка, но так молодой женщине спокойнее говорить с незнакомцем. Развеяв все её сомнения на мой счёт, захожу вовнутрь помещения. 

   Тут я оказался на территории уныния и отчаяния. Передо мной стояла растерянная и подавленная заплаканная женщина с растрёпанной причёской. Тёмные круги под глазами «кричали» о том, что она давно забыла о нормальном и спокойном сне. В разговоре выясняю что, мой товарищ по спорту задолжал крупную сумму денег, ему «включили» воровской «счётчик», и он подался в бега, бросив свою молодую жену и грудного ребёнка. Их постоянно тут терроризируют, угрожают расправой. За квартирой следят. Должника поджидают во дворе. Молодая мама боится выйти в ближайший магазин за продуктами. От мужа никаких вестей, но скорее всего его нет в этом городе – наверняка, он прячется у своей матери в нашем городе. Всё это, мягко говоря, безрадостная картина. Особенно меня удивил и разочаровал поступок моего бывшего товарища. Не берусь его судить потому, что ситуация непростая, но бросить свою семью на произвол местной шпаны – это, по меньшей мере, недостойный поступок для мужчины.

  По сути, этот человек для меня никто. Мы просто когда-то вместе ходили в одну спортивную секцию школы Олимпийского резерва, закадычными друзьями мы не были, но это всё не даёт оправдания для моей совести. Я не могу просто так сейчас уйти, оставив эту молодую женщину в беде. Дважды брошенная – это слишком жестокая кара для безвинного человека, попавшего в такую ситуацию. Поэтому лихорадочно начинаю просчитывать все возможные варианты решения этой проблемы. Я не так много могу. Как отнесётся к этому мероприятию мой водитель-боксёр мне пока неизвестно. Он – просто сотрудник фирмы. Его работа – управление служебным автомобилем. Он сюда ехал не воевать, а работать по своей специальности.  Поэтому сейчас рассчитываю только на себя. Во дворе сидят три «братка», наверняка, это не самые сильные бойцы, но их три ножа или «стволы» могут стать серьёзным аргументом в дворовом «споре». При всём этом мне нужно ещё и оберегать, как зеницу ока, женщину с ребёнком. Она практически может «связать» этим мне руки. Тут нужен неординарный тактический ход.

                ч.5

  И я его нашёл. Помогаю хозяйке сложить в большую дорожную сумку самые необходимые личные вещи. Она пеленает ребёнка для выхода на улицу. Её задача - выйти из подъезда через 20 минут после моего ухода. При себе она должна иметь только ребёнка и несколько пустых бутылочек из под молока для детского питания, кулёк должен быть прозрачным.  Всем должно быть видно, что она вышла налегке и направляется только в ближайший магазин за продуктами. Если всё пойдёт по плану, то они её проводят до магазина, но во внутрь не зайдут. А куда она там денется?! Я предполагаю её там поджидать. В каждом магазине есть подсобное помещение, в котором оборудован выход для приёмки, выгружаемого товара. Если жена товарища зайдёт одна, то, в целях самообороны, мы можем вместе с ней нагло поднять полку прилавка, и, не обращая  внимания на крики продавцов, быстро пройти к «чёрному» выходу. Дверь там, в рабочее время, обычно закрывают только на засов. Если за ней в магазин проследуют провожатые, то я буду прикрывать наше отступление. У меня тут, при этом, появится некоторое преимущество. В людном месте, при свидетелях, они не рискнут применить оружие, и наброситься на меня всем гуртом они не смогут – не даст узкое место возле прилавка, которое я буду усиленно охранять. Это даст мне возможность «общаться» не со всеми нападающими сразу, а в порядке очереди «отсеивать» самых шустрых. Перед женщиной с ребёнком я поставил задачу, не оглядываясь, бежать к зелёной «шестерке».

  Действуя согласно плану, мне без проблем удаётся вынести сумку. В этом нет великого фокуса, мало ли к кому я мог зайти в этом подъезде. Загружаю вещи в багажник нашей «шестёрки». Объясняю напарнику свой план дальнейших действий. Я не могу требовать от Толика участия в этом опасном мероприятии – это не его «война» потому, что он всего лишь водитель. Предлагаю ему выйти из машины и наблюдать в стороне, как будут развиваться события. Если мне удастся оторваться от преследователей, то мы в условленном месте встречаемся и едем домой. Если нет, то Толик автобусом добирается до фуры и едет в наш город один.

   На это, бывший боксёр сказал мне, что давно, за правое дело, не махал кулаками, а посему, он с нами остаётся до конца. Его реальный бойцовский уровень мне не известен. Спорт – это одно, а уличная драка, без правил,  имеет свою специфику, особенно, если при этом, используется оружие. Поэтому, его главная задача - ждать нас в заведённой машине и увезти женщину с ребёнком, даже, если она будет садиться без меня. С «развязанными» руками мне будет легче о себе позаботиться и, если всё закончится благополучно, то я подсяду к ним в машину в условленном месте.

                ч.6

  Через двадцать минут подхожу к углу дома, из которого должна выйти жена моего товарища по спорту. В этом месте растёт разлапистый куст, сквозь его ветки мне хорошо виден подъезд и детская площадка с «братками».  В томительном ожидании проходит ещё десять минут, и из подъезда выходит беглянка с ребёнком. Про себя отмечаю, что она держится молодцом. Ей хочется бежать, но она идёт спокойным шагом и не оглядывается по сторонам. Как я и предполагал, «братки» будут её провожать, но сделали они это грамотно – двое пошли, а один остался караулить вход в подъезд, ожидая моего задолжавшего товарища. Мне так даже легче будет -  с двумя чудаками короче «разговор», чем с тремя. Отметил я и то, что они пошли за ней спокойным шагом – это значит, что они её действительно намерены провести, а не захватить. Если бы они побежали, то мне пришлось встречать их уже возле кустов, а женщине с ребёнком самой прокладывать себе дорогу в недрах магазина. Такое развитие событий, позволило мне и дальше следовать плану. Быстрым шагом я заскакиваю в магазин, и, немного выглянув из приоткрытой двери, продолжаю следить за беглянкой. Абсолютно уверенные в своих силах, «провожатые» неспешно идут сзади, на почтительном расстоянии. И то, правда, с грудным ребёнком на руках сильно не разбегаешься.

   Как только жена моего товарища зашла в магазин, мы, не мешкая, устремляемся за прилавок. На ходу, я приветливо здороваюсь с продавцом и решительно прохожу в подсобку. Делаю это так уверенно, что у неё создалось впечатление, что нас там ждут, и я имею право так себя вести. Для закрепления уверенности, я громко подбадриваю свою беглянку: «смелее, не стесняйся, нам сюда». Лишние крики в нашем положении сейчас были бы лишними, так, что проникновение в магазин прошло блестяще. В подсобке мы быстро находим «чёрный» ход и тут нам опять везёт – он закрыт только на засов. Проходят считанные мгновения, и мы оказываемся на улице, вот и родной зелёный «конь», стоит, гарцует «копытами». «Жигулёнок» резво трогается с места, и мы несёмся улицами города. Всё это время, я пристально оглядываюсь назад – «хвоста» нет. Нас даже никто не видел, садящимися в машину. Операция по освобождению заложников прошла блестяще, хоть в учебники, для примера, записывай. Озадаченные «братки» явно не ожидали такого фортеля от беззащитной женщины. Вероятно, они даже в магазин не входили. Так здорово мы все сыграли этот «спектакль». Первый приз, конечно, нужно отдать нашей беглянке за проявленное мужество и выдержку. Если бы не её стойкость, то события приняли совершенно другой оборот с непредсказуемым концом.

                ч.7

  Ребёнка мы завезли к её маме, тут долго не задерживались – нас могли кинутся искать. Жена моего товарища по спорту хотела приехать к нему в город и посмотреть в его глаза.  Поэтому мы вместе с беглянкой поехали к посту ГАИ. Забрали тут нашу фуру и поехали домой. Сильная женщина досталась моему непутёвому товарищу по спорту -  только за чертой своего города она позволила себе расслабиться и дать волю эмоциям. Эта женщина уже и не чаяла получить помощь. Она готовилась к худшему, сознание рисовало жуткие картины страданий. В народе ходили страшные легенды о зверствах «братков». Солнечный яркий пейзаж летнего дня, за окном нашей машины, казался ей невероятным и сказочно красивым. Выговорившись, она жадным взглядом припала к живописному подвижному интерьеру нашей дороги. Недалеко от своего города, мы отпустили свою фуру в свободное плавание. И свернули с пути, чтобы искупаться в диком придорожном озере. Вода хороший лекарь от душевных недугов, её свежесть даст силушку цепко жить следующие дни.




PS: Семья моего товарища распалась, но они все остались живы и здоровы. Каждый пошёл своей тропинкой жизни. След его жены для меня потерялся, а о товарище могу сказать, что я, после этого случая,  перестал иметь с ним дело. Знаю, что он как-то выкрутился с долгами, но жена не простила его. Потом он организовал успешную строительную фирму, но спился. Что с ним сейчас не знаю.


Рецензии
Это вполне понятно.Такое невозможно простить. И в друзьях, я не хотела бы иметь такого кретина, который только о своей шкуре печётся, а семья по боку.Кошмар, что она, бедняжка, пережила долго ей будет сниться. Спасибо за рассказ. Впечатлил. Всего доброго!

Валентина Григорьева 4   07.09.2018 17:41     Заявить о нарушении
Хорошо то, что хорошо заканчивается.
Ну, а этой молодой паре оказалось ненужным мучаться есть целый пуд соли, чтобы друг друга лучше узнать.

С уважением, Виктор

Виктор Комосов   16.09.2018 04:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.