Приют безумных. Глава 33

33. НАЧАЛО ВОЙНЫ
20 февраля 2015 год, пятница
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет математики (№ 315)

Геометрия пробуксовывала с трудом. Еще не проснувшийся профиль 10-го «А» туго соображал, слушая в треть уха объяснения Алены Валерьевны. Старшеклассники, бессмысленным взглядом уставившись на доску, пытались понять, где же в этом чертовом кубе угол между прямой и плоскостью.

- Ну, хватит спать! – чуть не плача заныла учительница, топая ножками. – Вы меня расстраиваете. Мне кажется, это так легко…

«О, тебе это только кажется, - мысленно ответила Кира. – Хотя в сравнении с чем-то, это, действительно, легко».

Дурдом, творившийся в собственной жизни, девушка замечала через раз. Иногда ей казалось, что все так, как надо, но стоило ей всмотреться внимательнее, и она понимала: что-то идет не так.

- Вы хотя бы ложитесь раньше, - Алена Валерьевна начала читать 10-му «А» лекцию о здоровом образе жизни. – Вот я ложусь в десять вечера, занимаюсь йогой… - учительница перевела взгляд на Шашлыкова, маявшегося у доски. – Ой, уйди с глаз моих! Три тебе.

Парень лениво поплелся на свое место, но Алена Валерьевна остановила его со словами:

- За водой сходи, а то доску нечем мыть.

Влад неохотно взял ведро с грязной, мутно-желтой водой и вышел в коридор.
- Так на чем мы остановились? – спросила класс учительница.

«На том, что жизнь – полный писец! – мысленно ответил Кира. – Как же меня все бесит! Бесят эти тупые морды одноклассников, училки, домашка. Я устала. Хочу порвать Кабачкова на миллион маленьких Кабачковых. Че-то он много выделываться стал в последнее время. На каждом уроке отвечает, училки его захваливают. Вот чего он добивается? Что я прибегу к нему? Щас!»

Через пару минут вернулся Шашлыков с полным ведром воды.

- Тепленькая, - удовлетворенно сказала Алена Валерьевна, смочив тряпку в воде.

«Пфф, я бы ей в это ведро вообще нассала!» - подумала Кира.

- Так в мужском туалете не было теплой воды, - как бы оправдываясь, пробубнил Влад.

- Ты че в женский ходил? – захохотала учительница.

Наконец-то проснувшийся профиль неистово заржал.

***
На алгебре от хорошего настроения Алены Валерьевны не осталось и следа. Тригонометрические уравнения давались с трудом. И дело было не в том, что старшеклассники не знали. Они и не хотели знать. Из всех тригонометрических формул 10-ый «А» знал всего две: sin^a+cos^a=1 и tga*ctga=1. Естественно, для решения уравнений этого было маловато.

- Ну, как расписывается сумма синусов? – орала Алена Валерьевна. – Через полтора года ЕГЭ, мы ни одной формулы не знаем! Вы когда учиться начнете? – ответом было молчание, ставшее последней каплей. – Достали уже! Я пошла за Ольгой Петровной, пусть она с вами разговаривает.

Учительница пулей вылетела из кабинета, 10-ый «А» истерично заржал.

- Ща Олга всем вставит, - пообещала Носова.

Так оно и случилось. Раздувшаяся и разъяренная Ольга Петровна, едва переступив порог, спустила на своих подопечных всех собак.

- Это когда-нибудь закончится или нет? – она орала так громко, что у Киры едва не лопнули перепонки. – По какому праву вы так ведете себя? Почему Алена Валерьевна заявляется ко мне во время урока и жалуется на ваше поведение? Совсем распустились!

- А вы, Ольга Петровна, посмотрите какие у них оценки, – услужливо подсказала Алена Валерьевна, протянув классной журнал.

«Ну, щас начнется, - решила Кира. – Одни двойки и т.д. и т.п.».

- Одни двойки! Ужас! Ужас! – причитала классная.

- Я предлагаю закрыть профильную группу, - предложила Алена Валерьевна, хмурясь. – Какой от нее толк? Я учу, а они ничего не делают.

Услышав это, старшеклассники, наконец, притихли.

- Давайте поступим так, - сказала Ольга Петровна, косо взглянув на 10-ый «А». – Устроим устный зачет по пройденным темам в присутствии родителей. Пусть они полюбуются, чему научились их дети за полгода. Может, хоть это заставит их взяться за ум.

«Офигеть. Просто офигеть. То есть из-за того, что эти уроды не учат нихера, я должна зачет сдавать? Да у меня ни одной тройки нет в журнале! – мысленно возмущалась Кира. – Шла она. Заколебала со своим ЕГЭ. Когда оно еще будет-то! Потом все вызубрю!»

- Вот если говорить о каждом в отдельности, - задумчиво продолжала Алена Валерьевна, теребя в руках мел, – то хорошо соображают Уланова с Соловьевой, к ним у меня претензий нет.

«Аллилуйя!»

- Панов вроде понимает, - перечисляла учительница дальше, - но он вечно торопится. Кабачков соображает, но ему, по-моему, вообще все по барабану в последнее время. Он как будто не здесь.

«Конечно не здесь! – злорадно подумала Кира, взглянув на молчаливого Витю. – В мечтах он со мной где-нибудь на Карибах…»

- Остальные ни то ни се. Шашлыков ленится. Косулина стесняется, хотя видно, что знает. Мазорина и Данбогова постоянно отмалчиваются. А вот эти красавицы, - Алена Валерьевна посмотрела на разодетых Веронику и Наташу, - вообще без комментариев. Опаздывают чуть ли не на каждый урок, припираются, ходят, Бог знает, в чем. Вот это что? Юбка? – обратилась учительница к Старковой. – И эта такая же, - перевела она взгляд на Ракитину. – Такие кофты надевает, что бедные мальчики учиться нормально не могут. Еще и надушатся обе, дышать невозможно! Носова такая же фифа. А Марипонова вообще не понятно, что здесь забыла. Она в институт культуры собирается, значит, на базе должна быть.

- Да, да, да, – послушно кивала Олга, соглашаясь. – Ну, ясно. Работают одни и те же. Жалобы на одних и тех же. Хорошо еще Шухов на базе.

«А жаль, смешно было бы. Хотя нет. После той истории с лыжами они с Уланом не разговаривают, даже стебать друг друга перестали. Странная парочка».

Повозмущавшись, Ольга Петровна, наконец, ушла.

- Ну, что там с формулой? – лениво поинтересовалась учительница.

10-ый «А» хором продиктовал замысловатую комбинацию, вызвав легкую улыбку на лице женщины.

 Стараниями Алены Валерьевны профилю удалось решить еще целых два тригонометрических уравнения.

Прозвенел звонок.

- Че дискриминант уже? – озадаченно спросила учительница.

10-ый «А» прыснул.

- Тьфу ты! Че звонок уже? – исправилась Алена Валерьевна, с трудом сдерживая смех. – Из-за вас у меня уже заскоки!

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет английского языка (№ 317)

Результаты декабрьской олимпиады по английскому языку пришли очень некстати. Первое место, как и ожидалось, было у Вити – 76 баллов. Второе поделили Кира и Наташа, набравшие по 40 баллов, третье досталось Веронике (38 баллов). Элиза со своими 23 баллами осталась далеко позади.

Ей было ужасно стыдно перед англичанкой и еще больше стыдно перед собой.

«А чего ты ожидала? – мысленно ругала она себя, наблюдая, как Елена Андреевна подписывает сертификаты. – Вот позорище! Такое ощущение, что все надо мной ржут. Особенно, Кабачков. Хотя по его морде можно догадаться, какой он счастливый!»

Витя, действительно, был горд собой и не скрывал этого. Окруженный толпой девчонок, он с улыбкой выслушивал их комплименты и рассказывал одноклассницам, как учит английский.

«Ага, пересказывает этим ТП то, что нам с Соловьем пару месяцев назад втирал! – со злостью подумала Элиза, стиснув в руках колпачок от ручки. – На сайте он учит! Я тут с репетитором полгода занималась, и нихрена, а у него супер-пупер сайт! Какой англ ему? У этого слизняка любовь несчастная уже третий месяц!»

- Витечка, а ты что по ночам делаешь? – присев на край парты и погладив парня по волосам, заискивающе спросила Старкова.

- Сплю, конечно, - в развязной манере ответил он.

Элизу чуть не стошнило от его приторно-сладкого тона.

«Спит он как же! Я вас умоляю! Поди в подушку рыдает, Соловья вспоминает. Хлюпик несчастный!»

Елена Андреевна, наконец, закончила подписывать сертификаты и торжественно вручила их Вите, Кире, Наташе и Веронике.

- Тебе же не нужен сертификат? – спросила англичанка у Элизы. – У тебя все равно баллов мало, можно и без него обойтись.

Девушка с улыбкой махнула рукой, но внутри ее затрясло от злости.

«На что я только деньги спустила! Больше никакого англа в моей жизни!»

Группа продолжала хохотать во все горло.

Единственным человеком, кто заметил состояние Элизы, был Андрей. Он сидел по левую руку от нее и, развернувшись в пол оборота, просто смотрел. Уланова была рада, что парень молчит и не бросается колкими замечаниями и идиотскими шуточками в ее адрес. Словно он осознал, каким унизительным было для нее все происходящее.
Воодушевленный неожиданным вниманием, Кабачков вещал не хуже BBC радио.

«Твою мать! – бесилась Уланова. – Иди умойся, а то слюни до пятой точки висят!»
Витя тем временем достал из рюкзака большое зеленое яблоко и принялся его грызть под дружное умиление одноклассниц.

«Да чтоб яблочко немытое было! – бесилась Уланова. - А лучше – в мышьяке. Я тебе яблочко на 23-е подарю из нашей столовки. На, тварь, жри и подавись!»

- А давайте поговорим о сексе! – предложила Вероника, садясь Вите на колени и проводя рукой по его кудрям.

Елена Андреевна была в хорошем расположении духа и первой начала нести пошлятину, рассказывая старшеклассникам о своем первом сексуальном опыте, походе в стрип-клуб в новый год и переписке с маньяком-извращенцем.

«Ну, и грязь, - сморщилась Элиза. – Даже слушать противно. Как такие вещи вообще можно с училкой обсуждать?»

Далее посыпался нескончаемый поток сплетен от Наташи и Вероники на тему «Кто с кем и почему». Елена Андреевна к тому времени начала повествование о том, как ей делали кесарево сечение…

- Всего тринадцать сантиметров, - разочарованно протянула Старкова, рассматривая линейку Шатского. – А сколько у Витеньки интересно? – она покрутила в пальцах инструмент Кабачкова и с восторгом объявила: - Целых пятнадцать! Вот это да!
Просиявший Витя, кинув быстрый взгляд на Киру, с гордостью выжал:

- Ты просто оригинал не видела.

От этих слов группа уважительно загудела, Соловьева поперхнулась, а Элиза с Андреем, переглянувшись, одновременно заржали.

- Ахуевший ублюдок! – не сдержался Шухов.

- Ага, - первый раз в жизни согласилась с ним Уланова. – «Ты просто оригинал не видела!» Ахаха, да и, слава Богу! На что там смотреть-то? На микробы какие-то? Там и под микроскопом ничего видно не будет, ибо в штанах, как и в голове, у него ничего нет!»

- Так говоришь, будто проверяла, - съязвил Андрей.

- Ха, там и без проверки все понятно, - мрачно заключила Элиза.

- А как вы думаете, кто лучше: Кира с Элизой или Витенька? – задала очередной наглый вопрос Вероника.

Одноклассники, ухватившись за новую тему, начали бурное обсуждение этого вопроса. Англичанки, к счастью, уже минут пять не было в классе.

- Зависит от предмета, - сказал Фил. – В чем-то умнее Элиза, в чем-то Витя.

- Не-а, от отношения к нам зависит, - вставила «светлую» мысль Оксана. – Элиза умненькая, но как человек она не айс. Кира тоже.

- Ой, можно подумать ты идеал, - вступилась за одноклассниц Алла.

- Какая хрен разница! – буркнул Макс. – Они обе все равно списывать не дают.

Кира, не сдержавшись, закатила глаза и заткнула уши. Андрей, глянув на побагровевшую от злости Уланову, понимающе хмыкнул.

- Ответь им что-нибудь, - предложил он.

- Щас я им отвечу! – пообещала Элиза, поднявшись со своего места. – Вы че, одноклеточные, вконец охренели? – рявкнула она так, что в классе мигом воцарилась тишина. – Как можно сравнивать двух богинь с баластом? – и, кинув презрительный взгляд на Витю, добавила: - Он даже для продолжения рода не годится!

Старшеклассники возмущенно загудели, Кабачков, хмыкнув, отвел взгляд.

- Что и требовалось доказать! – вынесла вердикт Оксана. – Она нас всех ненавидит!

Поднялся страшный гам, в котором никто не заметил, какими глазами смотрел Андрей на Элизу. Он был восхищен. Она смогла сказать правду. Сказать то, что думает.

 «Это определенно начало войны между ними», - подумал парень, переводя взгляд с Улановой на Кабачкова.


Рецензии