Мастерские на Уткина. 1992-й

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПРОШЛОЕ

"...Ветер над городом,
Город под ветром -
Кормленный голодом,
Крашеный светом..."

(Борис Архипкин)

От Моста до Рынка – неблизко,
Если нет хоть глоточка виски;
У меня же – фляжка с собой!

И в прозрачном октябрьском трамвае
Я обратно в Иркутск уезжаю,
В Девяносто Забытый Второй.

Вот и Площадь; с неё – на Ямскую.
Проходными дворами сверну я,
И найду тот кирпичный дом –

Дом, где с ночи и до рассвета
Тихо-тихо стонала Вета –
По секрету, чём-то своём…

Здесь, бывало, пивал Карбанов!...
Кобенкова здесь видели пьяным –
На балконе у Саши Шпирко;

Здесь Серёга с Борисом жили,
А теперь – Турунов и Жилин.
Ладно, вздрогнем! – кому легко?…

Не шуньковское Наважденье –
Клеток раковых перерожденье:
Нервов струны, да памяти хруст!

Дом знакомый! – он помнит многих –
Гениально-Пьяно-Убогих! –
Но теперь почему-то пуст…

В мастерской у Серёжи – рожи;
После третьих суток похожи
Эти рожи на куриц-гриль;

По углам стоит стеклотара,
На тарелках – ночные кошмары,
На ботинках Серёжиных – пыль…

Хотя, нет… Куры-гриль – у Бори:
На холсте, как на старом заборе –
Хулигански-размашист мазок:

Вот – пиджак; вот – причёска! Жёстко?!...
В пальцах сдавлена папироска,
Вместо глаза – пустой сучок.

На офортах Валеры – Химеры,
Вздули головы пионэры,
И висят черепа по стенам;

Рад Валера нам просто без меры!
И Химера, с листа фанеры –
Скок! – калачиком тёплым, к ногам…

Над Казанской – молний разряды;
Над Рабочим – гроза; где-то рядом
В таз дырявый ударил гром;

Разливается Ушаковка –
Не размокли ль твои кроссовки?
Мы, как в лодочках, в них поплывём!

Как там нынче Уваровский Вася?
Всё в каморке, под лестницей, квасит?...
Не ушёл бы, болезный, в запой…

Ну, а мы – до утра без света!
Как тебе это нравится, Вета?...
Не сожрут нас Химеры с Тобой?...

…А Серёжа с поэтом Алёшей
Потихоньку уселись в калошу,
И плывут по Зелёной Реке…

Им бы лучше остановиться –
Очерти им границы, Драница,
Где-нибудь в сухом уголке…


Рецензии