Время перемен

Прошло несколько месяцев, прежде чем Александра Константиновна решила навестить дочь. Стоял октябрь, но лето как будто задержалось в городе и погода стояла сухая и теплая. Ехала с тревогой и с затаенным чувством радости оттого, что наконец увидит Валентину. Она так и не смогла принять этот странный брак с человеком, не имеющим ни своего дела, ни состояния. Маклер! Что это такое - маклер?! И слово какое-то, неприятное - похожее на маляр. А какие партии были возможны! Какие известные московские семейства не прочь были породниться с ними! Как она могла? А ещё и скандал с похищением и тайным венчанием! Какой позор! Всё Замоскворечье до сих пор шепчется у них за спиной. 

     Валентина считалась завидной невестой. Небольшого роста, с русой косой, немного полноватая, с открытым чистым лицом, ее нельзя было назвать красавицей, но она была хорошо воспитана и неплохо образована. С живым и смешливым характером. Образованию в семье придавали особое значение. Братья Валентины собирались поступать в Московский университет, что было необычно для купеческой среды, но тогда это, как будто то бы, стало входить в моду. Дочерям в купеческих семьях давали самое скромное образование. Обычно это был пансион, где обучали манерам, рукоделию и грамоте. Для Валентины родители не поскупились на частных учителей. 

     Узнав,  что дочь дома одна, Александра Константиновна вздохнула с облегчением. Валентина, обрадовавшись матушке, засуетилась, не зная куда её усадить и тоже мысленно поблагодарила бога, что Сергей уехал по делам. Все эти полгода она скучала по родным, с теплом вспоминала братьев и свой дом, так и не привыкнув к обстановке съемной квартиры. Неожиданный визит матери застал ее врасплох.

     - Ну, здравствуй! Вот, решила навестить тебя, - Александра Константиновна внимательным женским взглядом окинула скромную обстановку гостиной и устроилась на краешке стула, всем своим видом показывая, что она здесь ненадолго.

     - Как папа? - Валентина стояла перед ней, пытаясь скрыть волнение.

     - Владимир Михайлович очень болен, не знаю, дотянет ли до Рождества,- сказала Александра Константиновна. Не вздумай приезжать, не надо его тревожить. Боюсь, он не захочет тебя видеть. Смирись , - она тяжело вздохнула, - Отец о тебе не говорит и не спрашивает, но всё знает - есть кому порассказать. Уж не знаю, как оградить его от этих шептунов.

     Потом пили чай. Молчали. Каждая думала о своем, не зная, как разрушить невидимую стену между ними и мучаясь от этого. Немного поговорили о братьях, которые делали большие успехи в учебе и на которых отец возлагал большие надежды, не связанные с купеческим делом.  Наконец, Александра Константиновна поднялась и, глазами указала на баул, оставленный у входа, - Это тебе приданое. Остальное привезу в следующий раз, - и протянула дочери несколько сложенных ассигнаций, перетянутых банковской лентой, - а это оставь себе. Мало ли что... ну, прощай! - Валентина  машинально протянула руку к деньгам и на секунду задержала руку матери в своей руке. Ей так хотелось поделиться с ней главным событием последних дней - она ждет ребенка. Но она промолчала. 

     За Александрой Михайловной закрылась дверь, а Валентина какое-то время так и стояла с пачкой денег в руке.

     - Боже мой, она в положении, - поняв что хотела сказать ей дочь, подумала Александра Константиновна, спускаясь по лестнице, - Боже, как всё не вовремя! Бедная девочка! Совсем одна! 

     Жизнь покатила чередой событий: смерть отца Валентины, потом рождение одного за другим троих детей, нескончаемые детские хвори, и успехи Сергея Николаевича, преуспевающего вместе с концерном С., где он служил управляющим. Все вокруг быстро менялось и преобразовывалось. Менялась и Москва, жадно приобщаясь к новейшим достижениям цивилизации. Провели трамвайную линию на электрической тяге от Бутырской заставы к Петровскому парку, заменив конку. В квартирах состоятельных горожан устанавливали первые телефоны. На улицах появились первые автомобили.

     Благодаря реформам Витте, страна как-будто бы проснулась от спячки. Небывалый промышленный подъем обеспечили в основном купцы России. Многие становились промышленниками. Сыновей отдавали учиться за границу. Возможности пьянили, любое мало-мальски толковое начинание тут же давало отдачу. Образовываться и учиться приходилось на ходу, время не ждало и, если ты не успевал, то за тебя это тут же делал другой. Иностранные инвестиции хлынули в страну вместе с новейшими технологиями. 

Дети как-то незаметно выросли, правда, это осталось на периферии сознания Сергея Николаевича. Старший сын, красавец  и остроумец Лев, готовившийся в Университет на юридический,  Алексей, считавшийся странным и нелюдимым и младшая Татьяна - очаровательная девочка, мечтавшая сделать карьеру в балете, для чего были наняты учителя. Семья перебралась в новый дом на Покровском бульваре 4, со всеми современными удобствами. Не желая отставать, Сергей Николаевич вскоре приобрел автомобиль, но выучиться водить так и не удосужился, и на машине разъезжал Лев.

Положение просто управляющего перестало устраивать Сергея, он задумывался о своем деле.
------------------------
Продолжение следует.
Начало http://www.proza.ru/2018/02/25/1102
 


Рецензии