Приют безумных. Глава 31

31.
14 февраля 2015 год, суббота
Пермь, улица Льва Толстого 12, школа № 40, 2-ой этаж, спортзал

Карантин, закончившийся еще 11-го числа, прошел впустую, и вернувшемуся в рабочий режим 10-му «А» предстояло на своей шкуре ощутить всю ненависть и обиду администрации за состояние Ольги Григорьевны. Учителя кидали косые взгляды в сторону старшеклассников, старались по максимуму загрузить их домашним заданием и, казалось, получали какое-то садистское удовольствие, начиная на них орать. Лишь Оксана Андреевна не изменила своего отношения к 10-му «А»: она-то и рассказала ребятам, что директриса по-прежнему в больнице…

- Какого черта опять 15 человек? – заорала Инна Рудольфовна, голос которой эхом прокатился по спортзалу.

Пацаны безмолвно продолжали завязывать шнурки на ботинках, а единственные девушки – Элиза и Кира – ближе прижали к груди лыжи.

- Раньше ваще 7 человек ходило, - шепнула Соловьева подруге. – Ей было по хрен.

- Бесится, как и остальные, из-за Каратовны, - ответила Уланова.

- Значит так, - свирепо продолжала физручка, - лыжи в зубы и марш за линию. Сегодня бежим 3 км на время, - училка скосила глаза в сторону девушек и, подумав, добавила: - Все!

- Я че-то ниче понять не могу, - яростно зашептала Кира. – Эта корова че вконец охренела? Мы че просто так гнали как твари на том уроке? Зашибись! А теперь эта падла мне еще указывать будет!

- Че за поколение у нас такое мерзопакостное? – возмутилась Элиза, надевая варежки. – Какого хрена мы бежим столько же, сколько пацаны? Мир точно шабаркнулся. Эти подонки на трудах готовят, крестиком вышивают… Кабачков так вообще как баба по 10 мин одевается. Может, они еще и детей рожать будут? Хотя я не против!

- Что стоим? Выходим! – рявкнула Инна Рудольфовна.

***
Обессиленные после трех кругов, подруги, волоча лыжи позади себя, медленно вползли в спортзал.

- Ладно, хоть срезать удалось, - еле ворочая языком, сказала раскрасневшаяся Кира.

- Ага, - закивала Элиза. – Хорошо хоть эти ироды не сдали. Я бы тогда весь класс к херам заложила!

Пацаны паслись в раздевалке, из которой пять минут назад вылетел Потолков и, едва не сбив подруг с ног, умчался сдавать лыжи в прокат. В спортзале остались только Инна Рудольфовна и несчастный Астапин, которого физручка сцапала в коридоре и сейчас, не стесняясь в выражениях, распекала.

- Тебя почему на уроке не было? – истерила она, наступая на пятившегося назад парня.

- Так я это, - Антон пытался на ходу придумать приличную отмазку. – Проспал, то есть простыл.

- У меня соревнования сегодня, а мне на них взять некого!

- Я-то тут причем? – не понял Астапин, почесав затылок.

- Значит, так, - Инна Рудольфовна схватила старшеклассника за локоть и, подтолкнув к выходу из спортзала, сказала: - Не хочешь двойку за сегодняшний урок, пойдешь на соревнования. Ты коньком умеешь? – парень осторожно кивнул, и обрадованная физручка, хлопнув его по плечу, вынесла приговор: - Сейчас быстро гонишь домой за лыжами. Одна нога здесь, другая – там. Все понял?

- Вы че спятили? – взвился Антон, возмущенно сбросив руку училки с плеча. – Мне до дому час ехать, я в Левшино живу!

- Где? – поморщившись, переспросила Инна Рудольфовна. – Да неважно! Щас Шухов придет, заберешь его штаны и побежишь. Лыжи мы тебе дадим. Давай скорее! Время, время!

Продолжение этого увлекательного разговора девушки не услышали. Выходя из раздевалки, они наткнулись на чуть неплачущего Астапина, уже одетого в спортивный костюм Шухова, и громко заржали.

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, коридор

Элиза, разъяренно постукивая ключом по двери 301 кабинета, нетерпеливо переступала с ноги на ногу.

Бегать на своих лыжах было, конечно, удобно, но возни с ними было гораздо больше. Каждый раз приходилось спускаться на 1-ый этаж, просить у вахтерши ключи от кабинета Олги, которой в субботу в школе не было, доказывать, что ты не обчистишь хоромы своей классной, мчаться на 3-ий этаж, открывать дверь, ждать всех, чтобы занесли лыжи, закрывать кабинет и возвращать ключи обратно.
 
В этой хитроумной цепочке чаще всего заедало одно звено: некоторых личностей приходилось ждать по 20 мин. А поскольку свои лыжи носили только 6 человек – Элиза, Кира, Витя, Андрей, Антон и Соня – кто-то из этой компании постоянно опаздывал. Уланова и Соловьева отвечали за ключ, поэтому никогда никого не подводили. Данбогова была слишком ответственной, чтобы заставлять кого-то ждать. Астапин и Шухов быстро собирались и приходили самыми первыми, а вот Кабачков мог ковыряться часами… Сегодня, однако, не он вызвал гнев Элизы.

Звонок на следующий урок прозвенел 3 минуты назад, когда Шухов, насвистывая какую-то мелодию, не спеша подошел к 301-му кабинету.

- Тебе че особое приглашение надо? – с порога набросилась на него Уланова. – Хрен ли тебя ждать должны все? Урок уже начался!

- А мне по хрен, - пожав плечами, беспечно ответил Андрей.

Он аккуратно поставил чехольчик с лыжами в общую свалку и, сделав несколько шагов назад, критически осмотрел общую композицию.

- Не-а, - помотал парень головой. – Че-то не то. Надо переставить, некрасиво!
Андрей вновь взялся за лыжи, меняя их местами. Кира тем временем прыснула, а Элиза, психанув, крикнула:

- Я тебе щас носопырник сломаю, козел! Потом перепонок не соберешь!

- Давай попробуй, - ехидно согласился Шухов и снова переставил лыжи местами. – Так… кажется, что-то начало получаться.

- Попробую, - с готовностью ответила Элиза и, вытолкнув из кабинета ошарашенную Киру, сказала: - Я вижу тебе с лыжами интереснее, чем с людьми. Ну, еще бы: они как раз ненамного опережают тебя в интеллектуальном развитии, так что желаю удачно провести время в их компании.

Андрей, заметив ключ в руке девушке, бросился к ней с криком:

- Стой!

Но было поздно. Уланова ловко повернула ключ, и дверь закрылась.

- Ты что делаешь? – удивленно спросила Кира.

- Учу его хорошим манерам! – громко сказала Элиза, спрятав ключ в сумку. – Пусть посидит там и подумает о своем поведении.

- Открой дверь, стерва! – заорал Андрей. – Живо!

- А пусть твои шлюшки ее открывают, - холодно бросила Уланова и, помолчав, добавила: - Ах да, они же только ртом работать умеют.

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет химии (№ 313)

Научно-исследовательскую работу, которой так пугали будущих десятиклассников в июне, разрешили писать в парах. Недолго думая, Элиза и Кира решили схитрить.

- Зачем что-то делать, если у нас уже есть готовый проект, оставшийся с 9-го класса? – задали девушки себе вопрос и сами же на него ответили. – Смысла горбатиться нет.

Великолепный реферат по теме «Выращивание кристаллов в домашних условиях» с гениально изложенной основной частью и впечатляющим наглядным приложением остался у девушек с 9-го класса. Он был сделан на совесть, поскольку должен был отправиться на конференцию и быть засчитан в качестве экзамена по труду. Однако после того как девятиклассникам объявили о сдаче только двух обязательных предметов – русского и математики – проект за ненадобностью был брошен в ящик стола. Теперь же представилась возможность получить награду за прошлогодние труды.

Научным руководителем девушкам назначили учителя химии Нину Андреевну, высокую, грузную женщину, слегка прихрамывавшую на левую ногу. Внушительная фигура химички вызывала чувство уважения и страха, однако ее никто не боялся. Старшеклассники любили выводить добрую женщину из себя и с радостью издевались над ней, пользуясь ее хорошим к ним отношением.

Оставшись наедине с Ниной Андреевной, подруги терпеливо ожидали, пока она просмотрит «наброски» их проекта.

- Ну, что я могу сказать, - наконец, проговорила она, снимая очки. – Работа очень хорошая. Видно, что старались и подошли со всей ответственностью. Однако чего-то в ней все же не хватает. Я предлагаю провести опыт с возгонкой йода. Сейчас, одну минуточку, - женщина поднялась со своего места и направилась в лаборантскую.
Через минуту химичка вернулась и протянула девушкам большую толстую колбу, покрытую изнутри маленьким кристалликами йода.

- Возьмите с собой, дома сфотографируйте. Потом придете ко мне, я найду время, и мы с вами проведем опыт.

- Хорошо, спасибо большое, - сказала Элиза.

Зачем нужно проводить этот опыт и как он поможет улучшить проект, девушки так и не поняли. Спрашивать было стыдно, поэтому они промолчали.

- Кстати, а почему сегодня на уроке так мало народу было? – спросила Нина Анатольевна. – Где мальчики?

- Астапин на лыжных соревнованиях, - ответила Кира.

- А Шухов где?

- Блин, Шухов! – хором воскликнули подруги, и, оставив в недоумении химичку, вылетели за дверь.

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, коридор

Элиза быстро открыла ключом дверь и, рывком распахнув ее, влетела в кабинет. Шухов сидел на столе Ольги Петровны, положив задницу на учебник по изобразительному искусству для 5-6-ых классов. Заметив посетителя, он лениво зевнул, потягиваясь, и легко спрыгнул на пол.

- Ну, что, сколько контрольных я пропустил? – ехидно спросил парень, подходя ближе.

- Лабораторку по информатике, проверочную по химии и тест по истории, - не спеша перечислила Элиза. – Ну, что кому жаловаться на меня будешь? Олге для начала позвонишь или, может, сразу к завучу пойдешь?

Андрей подошел к девушке, которая была ниже его на несколько сантиметров, и долго-долго смотрел ей в глаза. Элизина улыбка больше походила на хищный оскал, глаза дерзко блестели, волосы растрепались, дыхание было затрудненным, а на щеках играл легкий румянец.

«Неужели бежала?» - промелькнула мысль в голове парня.

Легко оттолкнув девушку с прохода, Андрей, не замечая шокированной Киры, прошел мимо и серьезно, с расстановкой сказал:

- Больно надо руки об тебя марать, мразь.

Шухов ушел. Растерянная и потрясенная Элиза крепче сжала в руке ключ и, что было силы, зажмурилась: ей все еще не верилось, что парень сказал ей это наяву.


Рецензии