Тайна черной маски. Глава 10

                Неудавшаяся вендетта

Танос плохо помнил, как добрался домой. Стараясь не смотреть в расширившиеся от ужаса глаза сестры, он   перешагнул порог и тут же потерял сознание. Склонившись над ним, Медея чуть сама не упала в обморок от ужаса.  Мокрая одежда была в крови, глубокая рана в правом боку не спешила затягиваться.

Ренцо и еще двое молодых вампиров, прибежавшие на ее испуганные крики, помогли уложить раненого на постель. Стараясь не встречаться взглядом с кузиной, они торопливо выскользнули из комнаты, столкнувшись в дверях с донной Мартой. Пожилая вампирша, в чьи обязанности входило следить за порядком в доме, поспешила явиться на зов хозяйки. Увидев, что случилось с молодым господином, женщина всплеснула руками и заохала. Медея сумела взять себя в руки и твердым голосом приказала поскорее принести свежей крови.

Домоправительница вскоре явилась с полным кувшином, а побледневшие слуги с  перевязанными руками спешно разбрелись по укромным уголкам особняка. Раненый что-то бессвязно бормотал и метался по широкой постели. Донна Марта  сильными руками притиснула беднягу к подушкам, и Медея  осторожно влила ему в рот немного алой пенящейся жидкости. «Лекарство» произвело волшебное действие. Танос перестал вырываться из рук Марты и  даже поднял голову, припав к кувшину. Выпив все до капли, он устало упал на подушки и крепко уснул.

 Заметив робко заглядывающего в комнату Ренцо, Медея стрелой вылетела в коридор. Не дав кузену опомниться, девушка забросала его вопросами. Ренцо стыдливо отводил глаза, но Медея не отступала. Наконец, не выдержав ее напора, он признался, что Танос вступил в поединок с чужаком, и, видимо, тот сумел его опасно ранить.
- Где был ты и все остальные? Почему вы бросили его одного?

Ренцо, еще не успевший сменить одежду после ночного сражения,  попытался оправдаться, но разгневанная кузина хлопнула дверью у него перед носом.  Девушка присела на краешек кровати и тихо заплакала. Попытка выместить злость на двоюродном брате не помогла, ей по-прежнему было очень страшно. Наконец, она вытерла мокрые глаза кончиком простыни и, глубоко вздохнула.

  По словам домоправительницы рана нанесена серебряным оружием. Серебро! Девушка почувствовала, как ненависть к чужаку заполняет все ее существо, гоня прочь разумную осторожность. Использовать серебряное оружие в поединке подло, это против всех правил!

 Медея дотронулась до все еще горячей руки раненого, встала и в волнении прошлась по комнате. Проклятый чужак скоро пожалеет о  своем вероломстве,  она об этом позаботится.




 Непременным украшением карнавала был Праздник Марии. Согласно преданию несколько веков назад пираты ворвались в город и похитили двенадцать юных девушек. Но молодые горожане пустились в погоню и сумели отбить захваченных красавиц. С тех пор каждый год дож дает приданое двенадцати девушкам  по имени Мария из бедных семей. Венецианцы превратили это событие в веселый шумный праздник. Веселая толпа сопровождала красавиц по улицам города. Одетых в лучшие платья девушек несли на носилках молодые люди в белых рубахах с красными кушаками на поясе и небольших черных шапочках. Это неторопливое шествие охраняли солдаты городской стражи, полные сознания собственной важности.

Николо исправно выполнял свои обязанности, рассказывая алданцам об истории этого праздника, не без труда перекрикивая шум толпы. Как и его подопечные, он любовался героинями этого переполоха. Двенадцать Марий, что должны были получить приданое и украшения из рук самого дожа, были одна лучше другой. С трудом верилось, что эти державшие себя словно королевы, красавицы происходят из бедных семей.

Сам юный Кавалли был рассеян, так как думал о предстоящем свидании с Амандой. Юноша так и не прервал опасную связь с женой богатого вельможи. После нападения разбойников  любимая стала ему еще дороже, и он жил только встречами с ней, считая остальное время просто потерянным. Его друг сегодня остался дома, сославшись на неотложные дела. Услышав об этом, Лиза с облегчением вздохнула. Она  стала уставать от навязчивого внимания Джеронимо, уже начинавшего выходить за рамки приличия. Но на сегодня она точно избавлена от его общества!

   Зато к ним присоединился синьор Эспозито. Посланец Святого Престола был необычно мрачен. Его глаза равнодушно скользили по праздничному шествию, но прекрасные Марии не вызывали у него и капли восхищения. На вопрос Яромира, что случилось с его хозяином, Антонио лишь махнул рукою, но затем не выдержал и рассказал все без утайки.
Оказалось, дону Пьетро категорически запретили оказывать любую помощь агенту Ватикана. Когда же старший дознаватель заикнулся о пропажах людей  и о смертельной опасности, скрывавшейся под яркими масками, ему пригрозили немедленной отставкой .

-Я так думаю, здешние кровососы вовсе не нищие изгои в лохмотьях, скрывающиеся в подвалах заброшенных домов. Перед звоном золотых монет открываются любые двери, а власть имущие готовы закрыть глаза на многое, если это сулит им хорошую прибыль и спокойную жизнь! Похоже для здешних властей  это вовсе не новость! Пропавшие люди их ничуть не волнуют! - Яромир сердито плюнул на булыжную мостовую.

-Неужели кто-то сможет спокойно  спать, зная что горожанам угрожает постоянная опасность?-возмутился Важек.
-Но что мы-то можем сделать? Нас не так уж много, кроме того мы отвечаем за Ее Высочество и за наших женщин!-Римар смотрел на жизнь более трезво, хотя и разделял волнение друга. Элина покрепче прижала к себе недовольного Курта, как будто боялась, что опасные создания могут появиться в любой момент даже среди шумной толпы. , Лиза согласно кивнула, после вчерашнего видения она чувствовала себя здесь крайне неуютно.
 
Рюдигер скрипнул зубами, вспоминая наглую болтовню Кратоса. Желание отрезать голову мерзавца вспыхнуло в нем с новой силой, но окинув взглядом  непривычно притихшую Лизу, серьезную Шарлотту, Элину, не выпускавшую сына из рук, и Лану, готовую броситься в любую драку, не замечая опасности, он все же пересилил себя:
-Я согласен с Римаром и думаю, что мы должны избегать прямых столкновений. Но в случае, если они захотят драки…

Неожиданно он замолчал, ощутив рядом присутствие еще одного из детей Черной звезды, втянув ноздрями тревожный, непохожий ни на что запах. Вовсе не аромат лесных трав, сопровождающий дикарку, и не запах молока и душистого мыла, которым чистюля Элина мыла мальчишке волосы. От неизвестного тянулся запах человеческой крови, оставшийся на нем, словно клеймо палача. Этот страшный след не могли перебить дорогие духи, которые не всякой моднице по карману. Это женщина? И она совсем рядом.

 Рюдигер быстро обернулся и успел уклониться от удара покрытого серебром длинного узкого лезвия. Незнакомка в такой же как у Лизы, кошачьей маске, прошипела неразборчивые проклятия и бросилась бежать прочь. Сзади на них уже напирала толпа, но Рюдигер, не церемонясь,  расталкивал локтями праздничное шествие, пробираясь на другую сторону улицы. Его друзья, недолго думая бросились следом. Римар,  только что призывавший к осторожности, почти догнал барона, но тут его оттерли нарядные горожане.

Лиза нахмурила красивые брови и принялась проталкивать графа Забельского вперед. Сзади поднажали Яромир и Антонио, и алданцы вместе с агентом Ватикана наконец вырвались из праздничной толпы. Однако ни своего друга, ни беглянки они не увидели.
Некоторое время они оглядывались по сторонам, не решаясь направиться в какую-либо сторону. Затем лицо Ланы прояснилось,  и она подняла руку, указывая в узкий проулок между двумя зданиями:
-Кажется, нам туда!

Все дружно бросились в указанном направлении, рискуя застрять в тесном проходе. Яромир слегка притормозил Важека, ухватив парня за край плаща:

-Надеюсь, у твоей жены нет насморка, и она не заведет нас в какие-нибудь трущобы!

Важек почти всерьез обиделся:
-Какой там насморк, да она что угодно найдет по запаху, хоть в лесу, хоть в городе!

Трое мрачных людей в масках и темных плащах, также отколовшиеся от праздничного шествия,  проводили компанию внимательными взглядами.
- Вон та рыжая. . Запомнили?-хриплым голосом требовательно спросил высокий мужчина
в выцветшом коричневом камзоле, видимо старший из  них.
-Слишком уж худая, да и ростом мала. Непонятно,  чем она приглянулась хозяину!-проворчал плотный коротышка.
-Какая разница, чем! Лишь бы заплатил то , что обещал, -пожал плечами третий в помятой шляпе с петушиным пером. -Я только не понимаю, чем эта малышка может быть так опасна. С ней бы я сам справился, надо лишь выбрать момент, когда она будет одна или  в крайнем случае с тем мелким парнишкой или с подругой!

-Ох, Мауро, ты всегда слишком торопишься. Если господин,  предупреждает об опасности, значит все так и есть. Хотя на первый взгляд похитить ее будет очень легко!



Неизвестная вампирша, юркая словно ласка, проскальзывала между праздными гуляками, стремясь скрыться среди домов, разделенных тесными улочками. Однако Рюдигер не терял из виду жемчужно-серый атлас ее платья. Перелетев  узкий мостик с красивыми резными перилами, женщина скрылась за дверью трехэтажного дома.

 Это здание вряд ли можно было назвать палаццо. Оно сильно обветшало, стены почернели, небольшие балкончики медленно разрушались под действием беспощадного времени. Расшатанная дверь чуть не слетела с петель от сильного рывка. Рюдигер очутился на темной лестнице. Здесь было слишком  уж тихо, беглянка словно растаяла в воздухе. Однако в затхлом сыром воздухе все же вился ее запах, перемешанный со сладким ароматом дорогих духов.

Преодолев три лестничных пролета, барон очутился на чердаке. Единственное окошко было забито досками, сквозь которые слабо просачивался дневной свет. Рюдигер осторожно огляделся.

 Чердак был заставлен сломанной мебелью. Несколько стульев с дырой вместо сиденья, стол со сломанной ножкой, приставленный к стене. Его украшал засохший букет в вазе с отбитым горлышком. Солнечный свет, пробивавшийся через щели в досках, безжалостно выхватывал из полумрака толстый слой пыли, покрывавший все вокруг, и кружева паутины по углам.

 Неожиданно вампиру показалось, что у левой стены сидит человек. Подойдя поближе, он с трудом сдержал ругательства. Прислонившись спиной к стене, ему улыбался обтянутый кожей скелет. Бедняга пролежал здесь уже немало лет и потихоньку превратился в мумию. Остатки камзола были заляпаны темно-бурой жидкостью. Рядом валялась треснувшая маска и шляпа со сломанным пером.

 Несколько мгновений Рюдигер размышлял над судьбой несчастного. Однако он не потерял осторожности, заметив, как из угла бесшумно вышла темная фигура. Пара легких, почти неслышных шагов, и незнакомка уже стоит у него за спиной.

Барон стремительно, словно сжатая пружина, обернулся и крепко сжал занесенную над ним тонкую руку с серебряным кинжалом. Клинок, тускло блеснув, упал на скрипучие доски. Рюдигер толкнул свою пленницу к стене и свободной рукой сорвал с нее маску. 

Под кошачьей мордочкой скрывались огромные черные глаза, тонкий нос и красивые темно-вишневые губы. Черные кудри были забраны в высокую прическу на манер античной. На мраморной коже полыхал сердитый румянец.
- Кто ты такая и почему пыталась меня убить? Я тебя даже не знаю.
Пленница сердито взглянула на него:
- Мое имя Медея Кратос, и ты меня все-таки знаешь. Мы встречались во дворце дожа на балу!-она неожиданно опустила глаза, прикрыв их пушистыми темными ресницами.

-Ты та вампирша, что сбежала от папского посланника! Но я вроде бы тебя ничем не обидел. Я не воюю с женщинами.

- И напрасно!-Медея гордо вскинула голову, и в ее голосе прорезались обличительные нотки,  - И зачем ты только явился сюда из своей дикой варварской страны! Плюешь на древние законы, нарушаешь традиции! Ты спас жизнь охотнику, и чуть не убил моего брата! Моего родного брата, который вырос на моих руках…

Рюдигер нахмурился, больно сжав тонкие запястья пленницы:
-Если бы я успел вовремя, то твой брат уже давно бы грелся на адской сковородке! А то, что вы называете законами…Как могли здешние дети ночи опуститься до такого?
Вампирша непонимающе уставилась на него:
-Я виновата в том, что родилась такою? Ты в этом меня обвиняешь? - она вдруг подумала, что глаза чужака, потемнев от гнева, стали похожи на море перед грозою.

 Рюдигер посмотрел на нее с нескрываемым презрением:
-Ты родилась чистой и невинной, как все создания Божьи. Но быстро и охотно научилась лгать и убивать, легко отдала свою душу во власть тьмы.
Медея грустно улыбнулась:
-А если я не знала другого. . Научи меня, как вернуться к свету, -тут она сама ужаснулась тому, что говорит, но отступать было поздно, - научи любви и прощению. А может, и ты захочешь чему-нибудь научиться?

Она вдруг отпрянула от стены и прижалась  к  нему, горячо зашептав:
-Вряд ли ты имел дело с вампиршами, а ведь настоящая женщина одной с тобой крови может научить многому!
Одновременно  она пыталась выяснить судьбу своего оружия, но Рюдигер с некоторым усилием оторвал ее от себя и усадил в пыльное кресло, попутно подобрав с пола серебряный стилет и сунув его к себе за пояс.

Под его тяжелым взглядом  Медея все сильнее вжималась в продавленное сидение:
-Как я уже сказал, я не воюю с женщинами. Не стоит вести себя, словно продажная девка, стараясь сохранить себе жизнь. Да с тобой бы и святой Иоанн Моравский намучился, пытаясь научить любви и прощению! Попробуй хотя бы научиться держать данное слово! Если попытаешься навредить моей жене, или я поймаю тебя за этой вашей «охотой», то клянусь всеми святыми, сверну тебе шею!

-Я обещаю…-неуверенно прошептала Медея, совершенно раздавленная его проповедью. Вдруг за его спиной кто-то чихнул, и Рюдигер,  обернувшись , увидел Лизу с Ланой и  стоящего сзади Римара. Лиза ехидно улыбнулась:
-Простите, что нарушаем ваше уединение, но мы все слышали!
-Ну что же, тем лучше. . -взглянув на кресло, он увидел , что там уже никого нет.
-Наверное, ты зря отпустил ее, -заметил Римар, -можно было попытаться допросить эту красотку!Марио наверняка знает много способов заставить ее разговориться!
-Прости, друг, но я действительно не воюю с женщинами, -пожал плечами барон фон Шлотерштайн.

Медея не помнила, как брела сквозь толпу нарядных горожан, удивленно разглядывающих красивую бледную даму без маски с покрасневшими от слез глазами. Пару раз какие-то молодые люди предлагали ей себя в провожатые, но она лишь отрицательно качала головой, почти не замечая ничего вокруг. Странный чужак одновременно жалел и презирал ее. Хуже всего, что она сама не понимала, что с ней творится. Только что она,  сгорая от ненависти,  пыталась убить алданца, а через мгновение испытывала уже совсем другие чувства. Она действительно вела себя с ним, как уличная шлюха. Вряд ли бы кто-нибудь из ее окружения осмелился предложить гордой наследнице всемогущего клана Кратосов что-то подобное, не рискуя лишиться головы.

Все еще переживая неприятные моменты своего разговора с чужестранцем, она застыла,  словно изваяние, на краю мостовой, бездумно разглядывая плывущий по каналу мусор. В глубине канала она разглядела чье-то лицо со странными размытыми чертами. Губы шевелились, беззвучно шепча ее имя. Навязчивый голос зазвучал  прямо в мозгу, еще немного,  и она шагнет прямо в воду.  Медея с трудом заставила себя отступить от края. Опомнившись от наваждения, она огляделась по сторонам. Надо же, чуть не утопиться в двух шагах от дома!

Вот и особняк с заколоченными окнами, густо заплетенный засохшими лианами дикого винограда. Медея легко взлетела на крыльцо. Наконец-то она дома, хватит на сегодня опасных приключений.  Немного провозившись с ключом, она открыла потайную дверь и очутилась в полутемном коридоре. Стараясь не привлекать к себе внимания, она бесшумно  взлетела по лестнице на второй этаж.

Проходя на цыпочках мимо комнаты брата , она с удивлением улышала какую-то возню и сдавленный шепот, прерываемый смехом. Приоткрыв дверь, она обнаружила опасно раненого сидящим на постели и сжимающим в объятих молоденькую служанку. Взгляд девицы был затуманенным, видимо благодаря ярко засиявшему магическому перстню с хризолитом. Она смотрела на Таноса с собачьей преданностью, совершенно не ощущая боли от небольших ранок, оставленных его острыми зубами на смуглой шее.  Брату явно стало лучше, он уже ничем не напоминал умирающего.  Медея с облегчением вздохнула и преувеличенно строго прикрикнула на парочку:
-Не слишком ли много ты себе позволяешь? Вряд ли Кармела сможет хорошо работать по дому после подобных развлечений. Теперь она будет еле ногами двигать.

Танос с сожалением оттолкнул от себя служанку:
-Все, моя милая, ты можешь идти! Чудесная девушка, сладкая, как райское яблоко…
-Только ее надолго не хватит, если ты не оставишь ее в покое, - проворчала сестра.

Когда служанка,  все еще находившаяся под действием магического дурмана, едва не наткнувшись на стену, с трудом нашла дверной проем, младший брат, привалившись к подушкам, внимательно посмотрел на Медею.

-Ты выходила днем, одна без охраны! Мы ведь уже говорили об этом. Сейчас в Венеции стало опасно. Черт, я не могу спокойно жить, пока этот Марио Эспозито в компании с проклятыми алданцами разгуливает по городскими улицам. Вообразили, что могут заставить пьющих кровь отказаться от древнего священного права на охоту! Ничего, я еще покажу им, что значит стать врагами Кратоса!

Он втянул ноздрями воздух, и лицо его стало мрачным:
-Ты что встречалась с этим сумасшедшим? Это правда, сестра? Как ты могла… -от возмущения молодой Кратос не мог подобрать слова и ограничился лишь гневным взглядом.
-Я хотела его убить… - чуть слышно прошептала Медея.

-С ума сошла! Несмотря на явную умственную отсталость, он прирожденный воин, а уж с тобой легко справится и голыми руками,  - Танос внимательно посмотрел на удрученное лицо сестры, читая по нему,  словно по книге, - да он и справился, но почему тогда ты здесь? Нет, не говори ничего, я уже понял. Следуя христианскому милосердию, он отпустил тебя, пощадил врага! Это худшее оскорбление, какое можно представить! -скрипнул зубами вампир.

Медея обиженно выпрямилась:
-А если бы он убил меня, то оскорбление было бы меньшим?
-Прости, - спохватился брат, - я вовсе не это хотел сказать. Из-за меня ты рисковала жизнью! – он растроганно погладил Медею по голове, словно она была еще ребенком. - Он заплатит мне и за это тоже. Я ничего не забываю.

Медея сжала его руку и тревожно заглянула в глаза, словно пытаясь понять , что творится у него в душе:
-А, может, стоит забыть о мести? Ты никогда не думал о том, что мы изгои в этом мире и даже в этом городе. А в Алдании все по-другому…
- Сестренка, да что с тобой, ты здорова? Мы созданы Черной Звездой, мы другие, и этого не изменить. Если мы уподобимся алданцам, заискивающим перед людьми, то нас перестанут бояться и легко уничтожат! Вот что будет, если мы последуем глупым идеям о любви и милосердии!

В двери неуверенно постучали.
- Ну что еще? – недовольно протянул Танос.  В комнату робко заглянула Кьяра.
Медея ободряюще улыбнулась девушке:
- Ну, говори, я слушаю.
- Госпожа, там синьор Валентино!

- Отец! – радостно взвизгнула Медея. Танос, как ошпаренный, вскочил с кровати и принялся натягивать одежду. едва он успел накинуть камзол, в комнате появился сам глава клана.

Элегантно одетый господин  спокойно наблюдал за переполохом, который вызвало в доме его появление. В черных кудрях уже появились седые нити, но красивые глаза еще блестели молодым задором, не упуская даже самых мелких деталей.

 Медея уверенно раздавала указания слугам. Валентино вдруг подумал, что она стала очень похожей на свою мать, и сердце знакомо откликнулось острой болью. О, Селена! Красивая и холодная с виду, как ночное светило, чье имя она носила.  Уже столько лет прошло, но эта рана все еще не зажила. Дети, вечная радость  и вечная тревога!

Медея – умница. Родилась бы мужчиной, лучшего преемника ему не найти. Умна и рассудительна, никогда не позволяет чувствам овладеть собой. У дочери  лишь один недостаток – доброе сердце.

А вот Танос этим не страдает. Если надо, пойдет по трупам к своей цели. Но еще молод, горяч, не может сдержать себя. Поручать ему серьезные дела, пожалуй,  рановато.

Глава клана с удовольствием расцеловал красавицу дочь и обнял сына, который старательно отводил взгляд.
- Может, расскажешь мне, что произошло в таверне Марциано? Весь город твердит о сражении, в котором открыто участвовали дети Ночи. Что с тобой, сын? Ты совсем забыл об осторожности!
- Я лишь хотел убрать охотника! – лицо Таноса пошло красными пятнами, но Валентино злорадно продолжил:
- Зачем было связываться с алданцами? Это единственное место, где подобных нам не изводят, словно зараженных чумой. Они могли бы быть полезны. Ты же умудрился испортить с ними отношения.
- Алданцы! – с презрением отозвался молодой вампир. – Приняли христианство и даже помыслить не могут о человеческой крови! Чем они отличаются от обычных людей?

-Ты забываешься, сын! – повысил голос Валентино. – Твои действия поставили  под угрозу всех пьющих кровь в этом городе, а посланник Святого престола все еще спокойно разгуливает по Венеции. О, Владычица ночи, за что мне такое наказание? Хорошо, что твоя мать не дожила до этого дня!

- Отец, простите меня! – Танос опустил глаза. Упоминание о матери заставило его устыдиться. – Я больше не посмею ослушаться вас!

- Надеюсь, что так и будет. – Валентино справился с охватившим его гневом и продолжил более спокойно, - вы с сестрой отправитесь на остров Тайн и принесете дары Трехликой, а заодно попросите совета у провидицы.

- Остров Тайн? Но, как же так, в дни карнавала… - растерянно отозвался наследник.

-Ты обещал не спорить! – напомнил старший Кратос. Молодой вампир уныло кивнул и быстро покинул комнату.



Марио Эспозито в пятый раз слушал сбивчивый рассказ молоденькой монахини, делившей одну келью с сестрой Доминикой о событиях того вечера, когда исчезла ее подруга. Особенно заинтересовало его неожиданное упоминание о явлении самого черта в небольшом садике  за монастырской оградой.
-Неужели вы видели нечистого, сестра Моника!Откуда ему взяться в святой обители?
-в голосе охотника звучало самое искреннее удивление.

Сестра Моника кротко взглянула на красивого посланца кардинала Сальваторе и смущенно опустила темные глаза:
-Я провожала одного господина в часовню, как велел мне отец Марко. Случайно я обернулсь и от страха чуть не лишилась дара речи. Еще не стемнело, он стоял за розовыми кустами. Черное , словно вымазанное сажей лицо, только глаза блестят и отвратительная ухмылка!Кто же это, если не сам нечистый!А в монастыре известно , что ему нужно-сбивать с пути невинные души!

Ее милое, чуть наивное лицо залилось краской, девушка замолчала. Антонио неожиданно вмешался в разговор, с простодушным видом поинтересовавшись:
-А как насчет рогов с копытами и хвоста? У настоящего черта обязательно должен быть хвост! Если конечно он не спрятал его под одеждой. Или этот явился в монастырь нагишом?
Сестра еще сильнее покраснела и почти шепотом ответила:
-Нет, он был в камзоле, какой обычно носят слуги. Но точно я не рассмотрела, он быстро исчез.
Больше  Марио не стал мучить девушку:
-Спасибо сестра, вы нам очень помогли. Думаю, ваш рассказ спасет немало невинных душ, а возможно и жизней!

Антонио долгим взглядом проводил сестру Монику, чьи огрубевшие от тяжелой работы руки и крепкая фигура выдавали  бывшую крестьянку.
-Я так думаю, синьор Марио, ей все привиделось. Такой славной девчонке надо мужа хорошего, пяток ребят и хозяйство, тогда никакие черти мерещиться не станут.
Марио с улыбкой взглянул на помощника:
- Хорошая девица, чистая и добрая, как и подобает монахине. Такую дорогу не выбирают случайно, так что не переживай за нее. Эта девушка на своем месте. И знаешь, я думаю, что она рассказала правду. И хотя прошло уже несколько дней, мы все же внимательно осмотрим тот уголок сада с розовыми кустами.
 
 По словам сестры Моники слуга дьявола выглянул из-за живой изгороди, окружавшей небольшую беседку. Тщательно осмотрев каждую травинку, борцы с нечистой силой обнаружили лишь клочок черного монашеского одеяния, зацепившийся за шипы, и следы
здоровенных сапог на раскисшей от влаги земле.

-Видно наш черт не захотел запачкать копыта!-съязвил Антонио. Следы уводили к каменной ограде. -Ну, а дальше-то куда он подевался? Сквозь землю провалился?
Марио вытер запачканные грязью руки батистовым платком:
-Просто перекинул веревочную лестницу через ограду, а внизу его уже ждала гондола. Друг мой, ты еще помнишь, что сказала нам госпожа Фабиана?
-Что надо искать какого-то мавра. и вы думаете… - Антонио изумленно уставился на господина.

-Именно это я и имел в виду. Сестра Моника вовсе не склонна к глупым фантазиям, а настоящие черти вряд ли носят сапоги и камзолы. Но наш загадочный похититель был не один. Кто-то из горожан побывал в дальних краях и привез оттуда не только книгу с магическими заклинаниями, но и чернокожего слугу. Пойдем-ка, расспросим отца Марко о позднем посетителе часовни.

Однако маленький седой старичок с цепким взглядом по-молодому живых карих глаз не смог сообщить ничего важного. Вечерний посетитель был богато одет  и еще не стар. Пожертвовав немалую сумму на нужды монастыря, он попросил оставить его одного и долго стоял у усыпальницы, где были захоронены покойники, принадлежавшие к  городской знати.

Марио  озадаченно уставился на гробницы. Даты жизни, ничего не говорившие чужаку имена и фамилии. Вряд ли он найдет  разгадку кровавых убийств в этом грустном и мрачном месте. Кто из нашедших здесь вечный покой был дорог неизвестному посетителю? Одно из имен неожиданно показалось ему знакомым.



Свечи неожиданно вспыхнули, и пламя, испуганно вздрогнув, затрещало. По стенам полутемной комнаты метнулись причудливые тени, напоминающие ожившие ночные кошмары. Однако человек, сидевший за столом  и державший в руках исписанный листок, даже не пошевелился. Капля горячего воска упала на его пальцы, но он даже не вздрогнул, не отрываясь взглядом от выцветших от времени чернил.

Однако его уединение было прервано. Почти бесшумно отворилась боковая дверь, и в темном проеме сверкнули лишь белки глаз. Затем на озаренное светом пространство шагнул  гигант с почти черным лицом. Он с минуту постоял молча, не решаясь нарушить покой хозяина, затем почтительно позвал:
-Господин, все готово для ритуала.
Человек за столом оторвал глаза от ветхого письма и недовольно ответил:
-Да, Йорумба, я уже иду.

Он аккуратно сложил листок и убрал его в красивую шкатулку . Затем встал из-за стола и последовал за Йорумбой. Спустившись по длинной лестнице на нижний,  «подводный» этаж  дома, они очутились в просторном зале . Потолок поддерживали толстые столбы, на стенах чадили факелы. В середине комнаты стоял треножник, на котором горел огонь в железной чаше. Перед ним на длинной лавке лежала связанная девица со светлыми волосами.

 Надо сказать, Йорумбе пришлось немало потрудиться, чтобы подготовить жертву для обряда. Орнела не желала быть покорной овечкой и яростно сопротивлялась, о чем красноречиво свидетельствовали свежие царапины на лице негра. В конце концов, ему пришлось оглушить несчастную, и теперь она не подавала признаков жизни.

Его господин задумчиво посмотрел на жертву, проведя рукой по мягким светлым прядям. Юная, смелая, полная жизни, которую он должен сейчас оборвать…Невольно он почувствовал жалость к несчастной, но тут же подавил в себе это чувство, заставив себя  думать о том, ради чего он все это делает. Йорумба протянул ему ритуальный кинжал, чье лезвие покрывали древние письмена:
-Хозяин, вы должны сделать это сами. Иначе Древний не откликнется на вашу просьбу.
Его господин решительно кивнул. Стараясь не смотреть на лицо девушки, он занес кинжал над жертвой.


Рецензии
Лариса, и снова отмечаю, как точно описываешь вроде несущественные детали, но так точно хараррактеризующие динамичность момента- "Заметив робко заглядывающего в комнату Ренцо, Медея стрелой вылетела в коридор", " женщина всплеснула руками и заохала", "Свечи неожиданно вспыхнули, и пламя, испуганно вздрогнув, затрещало".
"Здешние кровососы вовсе не нищие изгои в лохмотьях, скрывающиеся в подвалах заброшенных домов. Перед звоном золотых монет открываются любые двери, а власть имущие готовы закрыть глаза на многое, если это сулит им хорошую прибыль и спокойную жизнь!" - отражение существующего мира в вымышленном? Не находишь ли?
Похоже в сознании Медеи происходит переосмысление жизненных ценностей. хотя её отец всегда отмечал её превосходство перед её братом Кратосом.
Теперь у неизвестного появилось имя -"Древний". Еще один ужас Венеции?

Ольга Иминова   27.04.2018 16:23     Заявить о нарушении
Оленька, спасибо за добрые слова! Ну может чему-то научилась за время увлечения сочинительством. Хотя иногда так трудно найти нужное сравнение!

Лариса Крутько   27.04.2018 17:08   Заявить о нарушении
Знакомые чувства. Но это всё проходит, когда полностью погружаещься в историю своих героев. Так что лети дальше.

Ольга Иминова   27.04.2018 17:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.