Берег

 Морская пена холодила прибрежные камни – мелкие пузырьки тихо лопались в солёном воздухе. Гул воды накатывал волнами и сразу же убегал вдаль от суши. Безлунная ночь клубилась над частоколом тропического леса плотным куполом туч. Ветер теребил когтистые листья пальм и тонкую тряпицу – лишь наполовину выполнявшую свою функцию. И днём, и ночью была видна прекрасная синяя даль океана, в которую, казалось стоит только взглянуть – выйдет из пены белокурая дева, прекрасней которой в мире нет. Зато есть в мифах и легендах.
 Легенды на островах чтили – строго чтили. Поэтому к острову лодка приплывала только в одном случае – когда нужно было привезти новый камень.
***
  Дедушка откинулся на своё любимое кресло. Да, океан – вот он, шумит за окном. Молодцы какие, повесили занавеску, как он любил. Ветерок тихонько веял прохладой, старик чуть покачивался в кресле. Всё в комнате было так, как он помнил. Ну, по крайней мере, его вещи на месте. Это уже хорошо.
 Любимый ковёр – циновка – да, он сам его чинил, когда тот уже протёрся до дыр. И столик из бамбука – сделанный его руками. Ах, те самые книги, которые так трудно было достать и шкатулка с дорогими воспоминаниями. О, они даже положили общую фотографию! Это хорошо, а то он что-то начал уже забывать, как они выглядят. Старость - не радость, это точно.
 Посередине комнаты, полной воспоминаний и памяти громоздился тяжёлый высокий камень. Он сам его выбрал – ещё тогда. Он чувствовал и знал, что он чуть не потопил лодку, когда его везли сюда безлунной ночью и чуть ли не наощупь приволокли в этот дом, специально для этого построенный. Всё было для этого готово. Но, теперь они уплыли, а дедушка остался здесь один. Интересно надолго ли? Посмотрим, посмотрим…
***
 Камни выбирали ещё при жизни. Проблема в том, что они должны были быть высокими, но не настолько, чтобы они перевернули лодку. Он сам его выбрал – гладкий, поцелованный этими вечными волнами, что шумят за окном. Гладкая поверхность, созданная самой свободой – он ему сразу же приглянулся. Брат по духу, так сказать. Так откинешься в кресле и слушаешь, как камень сам тебе нашёптывает свои рассказы, которые когда-то услышал он от пробегающей воды. Течения несли ему легенды и вести из дальних стран, со всех берегов. Холодные струи рисовали в его душе высокие айсберги, застенчиво и коварно выглядывающие из кромки воды. Тёплые течения приносили жаркие сказания с экватора, капли с горных рек пели свои песни. Даже дождь говорил свои заоблачные рассказы. Да, и всё это – в камне.
«Все воды попадают в океан», - задумчиво произнёс старик в кресле. Потом приподнялся, взял цветастый узелок из множества нитей и стал теребить их растрёпанные концы. Эх, воспоминания!
***
 Никому нельзя было плавать на этот остров – для этого должна была быть только одна причина. И только родственники в сопровождении шамана имели право это делать. Для перевозки надо было отправляться только ночью, когда луна была скрыта за облаками. Перед этим необходимо было перевезти все любимые вещи ушедшего – так было правильно. То что он сделал своими руками особенно ценилось. Завёрнутые в полотнища, оберегаемые от воды, они занимали свои законные места на новом месте. Реплика комнаты должна была быть точной – как при жизни. Лишь когда кресло стояло на своём месте, а книги в точном порядке легли на полку. Когда рамка с фотографией поставлена под нужным углом и дедушка был посажен на своё место. Вот тогда можно было перевозить камень – дух-хранитель дома и хранитель духа того, кто его выбрал.
***
 Луна скрылась за облаками. Дождливый день, дождливая ночь – он как раз ждал этого. Он начал сборы еще в сумерках, а когда поползли тени с верхушек пальм – он уже был в пути. Совсем маленькая лодка – он спрячет её в прибрежных скалах. Те же камни – ничего особенного. Их пока никто не выбрал.
 Человек быстро бежал по песку, пригибаясь и посматривая на небо. Когда луна выглянула из-за облака, он кинулся наземь и замер. Месяц лениво посмотрел на фигуру на песке и снова спрятался. Не отряхиваясь, человек вскочил с места и уже не оглядываясь, побежал к новому дому.
 Тот старик – неделю назад его не стало. Это хорошо. Он видел, что собирали ему на память. Та шкатулка с жемчужинами, что стояла на книжной полке – иногда старик доставал их и рассказывал внукам как достал их и чуть не умер от морского ежа. Тогда они познакомились с бабкой.
 Но это уже не имело никакого значения. Шкатулка здесь – осталось только её взять, а скупщики с соседних островов уже предупреждены. Никто по домам не ходил, когда притаскивали новые камни – а значит и пропажи не заметят. За несколько лет он уже сорвал на этом немалый куш. Но и осталось немало.
 Он открыл новую дверь – совсем тихо. Надо быть осторожным – нельзя, чтобы тень попала на камень. Тогда быть беде – по крайней мере, так говорили.
«А если это правда?»
 - Нет, это неправда, - сказал он сам себе. – В камне никого нет – это просто камень. А скелет – это просто скелет.
 Ну да. Вон он – сидит в кресле, с остатками одежды, с песком, залипшим на лбу. Тогда верхний слой песка был ещё влажным – когда тело готовили к отправке.
«Ты понимаешь, что ходишь по деревне мертвецов?»
- И что?
«А то, что живым тут не рады. И посмотори на эти дома на берегу. По-твоему, они не помнят, кто их ограбил?»
 Он отогнал эти мысли прочь. Тем более что шкатулка… А где она? Её нет на полке. Неужели не привезли?
«Уходи отсюда!»
А, вон она. Почему-то на коленях у скелета в кресле. Зачем они её так положили? Упадёт ведь. Надо забрать.
«Уходи!»
 Красное дерево холодило кончики пальцев. Поддев её, он собрался уже выскочить из дома. Почему пальцы скелета держали так крепко? Не забрать.
«Занавеска! Закрой её!»
- Чушь! Шаманы врут! Мёртвые это просто мёртвые! И никакие духи в камнях не живут! Вы не переселяетесь в них! Я уже столько раз!.. Отдай!
«Быстрее! Луна!..»
 Додумать он не успел. Луна смотрела на него через открытое окно, ветер колыхал занавески. Тени поползли от подоконника прямо на середину комнаты.
 На боку камня отразился оконный проём с человеческой тенью.
***
 Всхрапнув, дедушка проснулся. Сонно осмотрев всё вокруг, он вздохнул, потёр затылок и лицо и снова вздохнул. Странное дело – ему приснилось что в дом залез грабитель! И что он хотел украсть его жемчуг – а он как проснётся, как напугает его!
- Уф… Приснится же такое!- сказал он самому себе и встряхнул коробку на коленях. Хе-хе, здесь родимые. Приоткроем-ка. Эх, как блестят! Да-да, она их точно вспомнит, когда переступит порог этого дома. Интересно, скоро - ли?
 В окне снова показалась Луна. Море бежало к неё весёлой серебряной дорожкой. Дедушка хмыкнул и начал что-то вспоминать. Облокотившись на подлокотник, он задумчиво глядел в любимое окно и совершенно не замечал непонятного мешка, лежащего рядом с порогом, и не слышал странного звука, исходящего от его персонального камня.
 Кажется, там кто-то скребётся.   


Рецензии