Два счастья

 Анна, три года как сокращенная после «оптимизации» музыкальной библиотеки  пенсионерка, обрадовалась, когда в середине января, как и в прошлом году, соседка  попросила выручить – купить для нее путевку на лето в лесной санаторий.

  Тянуть с приобретением было нельзя, так как кардиологическая здравница пользовалась большим успехом. Путевки продавались только на месте, и желающим приходилось ехать за ними в сосновый бор километрах в двадцати от областного центра. Зимой маршрутки отправлялись туда с окраины города лишь дважды в день. Шестидесятилетняя соседка, вовсе не сердечница, но уважающая процедуры «для профилактики»,  все еще  работала и высвободить полдня для поездки никак не могла.

  Анна уже на следующий день отправилась в «Лесную мечту» и без особых сложностей приобрела здесь  желанный для соседки документ. Оставалось подождать часа три до отправления маршрутки назад, в город.

 Сидя в полутемном углу холла на диванчике, она наблюдала рутинное течение рабочего дня служащих здравницы. Напоминания забывчивой нянечке, суета с опоздавшими к началу заезда, перебранка из-за отмены экскурсии…

 Ожидание становилось тягостным. Появилась тревога за внучку: придет из школы, а вдруг зять опять нетрезвый будет…

 Можно было бы добраться пешком до трассы в паре километров отсюда и там остановить попутку или выйти к автобусной остановке. Но дул пронизывающий холодный ветер, и перспектива полчаса идти в зимнюю  непогоду  через лес не манила.
 
  С улицы в холл энергично вошла женщина средних лет, спросила у дежурной, как пройти в бухгалтерию и быстро направилась к лестнице.

  Когда минут через десять курьерша  возвратилась и шла к выходу, Анна вдруг сообразила, что можно попытаться уехать с оказией. «Наверняка в город поедет», – думала она, застегивая пальто и выбегая вслед за визитершей во двор.

  Подбежав к белой иномарке, у которой стояла незнакомка, Анна поняла, что это вовсе не курьерша. Дорогая куртка, сапоги явно не с рынка. Тем не менее,  попросила: «Захватите до города?». Дама сдержанно кивнула:  «Садитесь».

 Разместившись на заднем сиденье, Анна отметила, что в таком автомобиле ей никогда не приходилось ездить. Навигатор, электроника, кожа… Когда машина мягко тронулась, зазвучала негромкая музыка.. Одна сентиментальная песня сменялась другой – типично женский  подбор репертуара.

  Вела машину незнакомка тоже по-женски – осторожно и аккуратно. Там, где мужчина-водитель совершил бы обгон, она терпеливо ехала на небольшой скорости, не вырываясь вперед. Ни одного слова за время пути не было произнесено.

  Анна слушала знакомые с юности мелодии, и ей вдруг показалось, что в жизни все хорошо, и что она - это не она, а некая счастливая и обласканная судьбой другая женщина едет сейчас в далекие края, и ее ждут прекрасные парки, горы, море…

 При въезде в город дама негромко спросила: «Я направо сейчас поверну. Вам куда?». «Все равно, где вам будет удобно, там и остановите», –  стараясь быть как можно более деликатной, быстро среагировала пассажирка. Машина притормозила, и Анна протянула приготовленную сотенную купюру – половину того, что  она заработала сегодня за услугу соседке. «Не надо», - так же спокойно и ровно прозвучал голос женщины.

 Анна смущенно поблагодарила и вышла в снежную круговерть.
 Сначала она чувствовала радость от того, как удачно все сложилось – быстро добралась до города, и  не в тряской маршрутке, а в теплом мягком салоне, под музыку, да еще задаром…
 Потом в голову стали приходить иные мысли.

  Ей бесплатно дали побывать несколько минут в чужом мире, где не донашивают за умершей тетей пальто с песцовым воротником времен социализма. Где, конечно же, есть какие-то личные проблемы  – иначе, откуда подбор таких грустных песен? – но уж точно нет пьяного дебоширства зятя, от которого ребенок спасается после школы у бабушки, а летом – в санаторном лагере для астматиков.

  И ведь был же зять когда-то нормальным парнем, перспективным режиссером. На ее дочку Маринку сначала не смотрел, хотя та по нему два года сохла. Потом вдруг предложил пожениться. Дочь на седьмом небе была от счастья. А Виктор вскоре пить начал, постепенно все под откос покатилось… Детский клуб искусств, где Марина была концертмейстером, закрыли, пособие по безработице мизерное. Зять тоже не работает, пьет неведомо на что…

  На днях вдруг заявил, что ему обещали излечение от алкоголизма то ли на Тайване, то ли в Таиланде. Свихнулся совсем… Дочка в Москву собралась к бывшей однокурснице – «временную работу» искать. Что это за «временная»?

  А у той дамы, что подвезла, взгляд спокойный, довольный – в зеркальце видно было. Счастлива, наверное…

  Ну и дай Бог ей счастья и дальше.

 Белая иномарка все не исчезала из поля зрения, стояла перед светофором.

 Ксения после того, как высадила пожилую пассажирку, поехала  в офис – хотела  просмотреть несколько документов. Потом  надо было забрать Симочку из частного садика.
  Внучка называла ее «Ксеня», слово «бабушка» было под запретом, Ласковая малышка растет, любящая. А вот дочь…
  Со вздохом подумала, что у Дины совсем не клеится личная жизнь.
  Когда-то Ксения категорически не разрешила ей принимать ухаживания молодого режиссера. Доверия к богеме не было – так, одна романтика и распущенность. «Надо перетерпеть, подождать. Появится основательный человек, надежный. Брак надо по уму строить», – внушала она Дине.

  Дочь в конце концов уступила материнским увещеваниям. Виктору отказала, и тот сгоряча женился на какой-то своей давней поклоннице. А Дина… Вышла через несколько лет замуж за неплохого вроде бы человека. Хваткий, серьезный. Но потом начал влезать в авантюры, мутные сделки… В конце концов бросил жену с маленькой дочкой, уехал далеко за Урал «начинать большой бизнес»…

  Дина тоскует одна, обижается на мать, срывает досаду на ребенке.

  Собралась на днях в Таиланд – зачем, спрашивается?  Новогодние праздники недавно только прошли, нагулялась вроде. А если, не дай Бог, Симочка заболеет – опять няню искать? А теракты?

  Ксения тряхнула  «градуированным каре», отгоняя гнетущие мысли. Немного прибавила громкость авторесивера – гениальная Матье пела «Чао, бамбино, сори». Но тревога и мрачные раздумья не отпускали.

  Вот у бабули в старомодном пальтишке, которую подвозила сейчас, кажется, тяжких проблем  нет. Всю дорогу глаза у нее спокойной  радостью светились – в зеркальце видно было.
 
Счастлива, наверное…
 
  Ну, и дай Бог ей счастья …

рис. автора


Рецензии
Очень милая миниатюра: тихая, мирная, добрая ...

Галина Софронова   12.09.2019 19:00     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик.
С добрыми пожеланиями.

Тамара Николенко   12.09.2019 19:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 37 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.