Раби Авраам-Яаков писатель Пришвин и нервная жена

     Рабби Авраам-Яаков из Садигоры (ныне Садгора район Черновцов) жил в ХIХ веке.
     Он говорил ученикам, что учиться мудрости можно глядя на любую вещь.
- Чему же нас может научить железная дорога? – спросил один из его хасидлв.
- Тому, что, опоздав на минуту, можно потерять все! – ответил рабби.
- А телеграф?
- Тому, что каждое наше слово учитывается.
- А телефон?
- Тому, что Там слышат то, что мы говорим здесь.
     Рабби Авраам-Яаков оставил этот мир и поднялся в Верхнюю Ешиву в 1883. Учитывая время, когда в США и Европе появились первые телефоны, хасиды Садигоры были неплохо осведомлены о новых технических изобретениях.
     *
     Вы спросите, а при чем к рабби Авраам-Яакову русский писатель Пришвин?
     А при том, что учиться можно, глядя на любую вещь.
     Известный лет сто назад писатель М. М. Пришвин, имел вздорную и нервную жену. И однажды, не выдержав, повел ее к врачу.
     - Она, доктор, кричит, что у меня после еды крошки в бороде и на рубахе. Так кричит, будто важнее этих крошек у нее в жизни ничего нет. Или прислуга лишний пятиалтынный потратила, и опять скандал до небес. Нет никакой возможности над книгой спокойно поработать.
     Осмотрел доктор Ефросинью Павловну и назначил лечение, до которого ни один мудрец Талмуда не додумался.
     - Ну что я вам скажу, батенька, пусть супруга ваша дражайшая побольше блинков ест!
     - А что, доктор, - изумился писатель Пришвин, - разве блины от нервов помогают?
     - А вы сами посудите, батенька, если вот такую, - при этом эскулап растопырил большой и указательный пальцы, - вот такую вот стопку блинов съесть, да со сметанкой или с маслицем топленным, то от чего же после такой трапезы волноваться да переживать?
     Михал Михалыч был поражен рецептом и мудростью врача и начал с тех пор усиленно кормить свою Фросю блинами со сметаной. А иногда и с топленным маслом. И много-много книжек благополучно написал. Но не помогло, все-таки развелся.
     *
     Доводилось мне встречать последователей разных религиозных традиций, которые много сил отдавали внешней стороне их учения, но при этом небрежно пренебрегали его внутренней сутью.
     Будда Шакьямуни, живший две с половиной тысячи лет назад, конечно хасидом не был и о Садигоре и рабби Авраам-Яакове слышать ничего не мог, но и у него тоже было чему поучиться.
     Например, такому: «Человек, который постоянно твердит писание, но нерадивый, не следует ему, знает его не больше, чем ложка вкус похлебки».
     Понятно, что под писанием он имел в виду созданный им буддизм.

Из книги А. Фильцера "Еврейская балалайка в русском балагане".


Рецензии