И светлые песни Грига. 22 года спустя. 5

Я глубоко и окончательно вздыхаю, достаю зеркальце и поправляю всё, что возможно. Ещё раз вздыхаю и пытаюсь улыбнуться.
- Всё. Не буду больше. - обещаю я. - Просто ехала, вспоминала всё... Как шла пешком целую остановку, как страдала и плакала. Я ведь тогда загадала: если меня не нагонит автобус – я вернусь. И автобус догнал. Я увидела знак судьбы и уехала.
- Хорошо что уехала. Если бы ты вернулась, я бы не написал никакого доклада.
- А он важный был?
- Ты даже не представляешь себе, насколько. Кстати – он потянул тогда на приличную премию.
- Да? Значит, тот автобус подослали, чтобы ты обогатился? - смеюсь я.
- Ну, не обогатился, но.. было очень кстати.. для свадьбы…
- Для свадьбы? – я смотрю несколько оторопело, и он усмехается.
- Ну, не совсем свадьбы, но… свадебного путешествия…
Он молчит и улыбается. Я тоже.
- Не понимаю, - честно говорю я. – Я чего-то не знала?
- Да ты ничего не знала, - говорит Слава. – Может, и к лучшему.
- Каюсь… - говорю я искреннее… - прости запоздало. Я тогда, действительно кроме своих забот ничего не видела. Я как-то отогрелась с тобой, мне было так хорошо, тепло, как в детстве, легко, весело... А потом… потом однажды вдруг случилась одна вещь. Вдруг мне представилась почему-то картинка: я стою одна, на каком-то лётном поле, вокруг ни души, и ко мне идут два человека с разных сторон – ты и Саня. И я вдруг понимаю, что кинуться хочу к тебе. Что мне с тобой важнее и интереснее. И... значительнее... и... роднее. И вот это было очень страшно. По-настоящему страшно. Я отбросила эту картинку, буквально отшвырнула, и она растаяла и больше не появлялась. Но какие-то мгновения было невероятно страшно… Кстати… я ведь никому не могла это рассказать. Никому. И не рассказала. Только тебе вот сейчас.
 Он молчит, слушает спокойно. И я вдруг осознаю, что он мне очень нравится. Всё в нём нравится: его мало тронутое временем тонкое лицо, его худощавость, его закинутая за голову рука, его красивая проседь, даже его светло-серый пуловер, тщательно отглаженный, что не ускользает от моего глаза. Вдруг внезапно я ощущаю удобность и ухоженность всей атмосферы вокруг, и то, что на подоконнике лежит включенный ноутбук, и то, что в двухместной палате больше никого нет... И то, что меня пустили в неправильное время... И этот аккуратно отглаженный пуловер... Ну, вот да, кто сейчас гладит трикотажные мужские вещи? Я глажу, например... Но знаю, что не все. Встряхнули хорошенько, расправили на верёвке - и хорошо... Значит... значит, он не одинок и не заброшен. Почему я о самом главном всегда думаю в последний момент?...
- Ну ладно, - говорит, наконец Слава, насмотревшись на моё замешательство. - Откровенность за откровенность. Ты не знала самого главного. В тот момент, когда мы с тобой так романтично танцевали у меня в квартире, в Питере меня ждали. Старая подруга. Ещё с тех времён, когда я учился там. У неё был очень неудачный брак, который потом тоже распался. И мы думали о том, чтобы быть вместе. Она изыскала мне перспективы в Питере. Моя жизнь должна была серьёзно меняться в ближайшее время. И тут на меня обрушилась ты.
Сначала мне было просто забавно. Ты была такая милая, живая, словно весна. От тебя веяло свежестью. Фиалка среди снега. Я тебя всегда про себя называл Фиалкой... Ты конечно изменила мою жизнь. Что-то ворвалось  новое, мне хотелось тебя ждать, хотелось тебя встречать, я думал о тебе…
- А что ты думал? Что-нибудь глупое? - хмурюсь я.
- Почему глупое? Я думал: вот сейчас Фиалочка прибежит, небось, голодная, надо ей салатик сделать. Вот книжка любопытная, надо ей показать. Вот музыку надо дать послушать, что Фиалка скажет, интересно… В тебе была какая-то весёлая спонтанность, которую я редко встречал в женщинах, когда-то такой была Нина… в свои 16 лет… удивлённо-распахнутая всему, отважная… Ты дурачилась, смешила, ты мне словно возвращала юность. Которой, собственно, у меня и не было. Я ведь рос вундеркиндом, всё время учился. Нина меня как-то выпихнула из мира книг. А потом это сделала ты… А потом… потом я вдруг понял, что хочу утром просыпаться и видеть твоё лицо рядом. Каждое утро… И поскольку это было незапланированным, это заставляло задуматься.
- И ты очень кстати уехал.
- Нет… я тебе скажу ещё одну страшную тайну: я не должен был ехать. Моя работа была заявлена в другом сроке – осенью. Я поменялся. Это было лучшим выходом из всего.
- То есть, ты уехал специально? Нарочно?
- Получается, да. Если бы остался – могли быразрушиться судьбы, планы... Мы были слишком близко. А наши половинки слишком далеко. И… я наступил на все прелестные чувства. Мне пришлось довольно сложно форсировать работу в сжатые сроки. Я работал ночами. И ты становилась реальной опасностью.
- Ты правда так думаешь?
- А ты так не думаешь?
- Не знаю…  Я и сейчас не знаю.
- Я не сомневаюсь, что ты и сейчас не знаешь. Именно поэтому мне пришлось тогда одному решать за всю эту нашу кучу людей. Не могу сказать, что мне это было радостно...
- Вот почему ты был такой грустный последние дни… Но… тогда… зачем тогда ты меня поцеловал? Так впечатляюще. Если всё решил?
- Впечатляюще? – он смеётся и какое-то время смотрит на меня с уморительным выражением.. – Хороший вопрос... действительно, зачем это её поцеловали...  как это посмели... Слушай, только совершенно обворожительная женщина может спросить: зачем ты меня поцеловал. Да... ошибся я... ты не изменилась. Это, наверное, просто я постарел. А ты осталась прежней... В общем, отвечаю. Во-первых, потому что хотел тебя поцеловать. Во-вторых, я понял, что мы прощаемся. И в-третьих… в-третьих, у меня в душе всё-таки таились, видно, какие-то подспудные надежды, что после этого вдруг всё сдвинется. Что нарушится это равновесие, этот застой, в который мы оба попали. Видимо, я всё-таки предполагал вариант, что у нас получится быть вместе. Но когда я увидел твоё паническое бегство, я понял, что ты решительно не готова к переменам.
- То есть, ты всё-таки хотел меня соблазнить? - веселюсь я.
- Разбудить, - серьёзно говорит он. - Прекрасный сон не может быть долгим. Он либо кончается, либо превращается в кошмар.

продолжение следует.


Рецензии
А продолжение действительно планировалось? И если да, то где его искать?

Повесть очень романтичная и завораживающая. Вот только сейчас я ее прочла, а раньше сидела "на игле" Возвратного течения". У Вас, Лариса, в повестях так много любви, и своеобразный язык повествования, на меня они действует, как легкое вино - и приятно . и голова кружится.
Только с окончанием почти всегда "проблема" - эпилоги идут и идут один за другим. Может, нужно быть решительней?

Галина Чаплыгина   16.07.2019 12:49     Заявить о нарушении
Галина, спасибо! Вы всегда читаете активно - сразу всё одним махом до конца ))

Насчёт эпилогов. Первый эпилог был просто последней главой. Но во время редактирования мне захотелось сделать его эпилогом - и на этом завершить.
На второй эпилог меня развели читатели - я бы не стала его затевать. Но они несколько дней подряд спорили, с кем останется Ия, и уже в такие дебри забрались, что у меня уже терпенье лопнуло - я села и начала писать сама ))

Бросила его, потому что не считала чем-то ценным. Я его и в книгу не включила. То есть, это было чисто для друзей.
Но потом я увидела, что получается целая история, и её вполне можно превратить в отдельный рассказ, а то и в повесть.
Но я тогда не была готова к таким масштабам, я уже писала роман и пока приостановила всё остальное.
У меня же ещё два детектива начаты и одна повесть не закончена - она здесь тоже есть. "Розовый снег, фиолетовый дождь".
Всё это судорожно ждёт своего часа ))

Насчёт когда оканчивать )) Теоретически нужно финалить вовремя. Но с другой стороны - так вот и рождаются сериалы и книжные серии. Всё продолжается и продолжается - и читатели это любят.

Посмотрим, что получится, когда закончу первую книгу романа. Конечно, текст будет редактироваться, что-то вырежется, он будет поплотнее, безусловно.

Вам ещё раз спасибо за эмоциональный отзыв! ))

Лариса Ритта   16.07.2019 18:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.