Антидот

 - Резиновую Зи-ину купили в магази-ине… Ты девственница, Зинаида? - вкрадчивым баритоном мурлыкал доктор, поглаживая медсестру по белой коленке.

- Не бойсь его, Зинка, он безобидный. Погладит, погладит, да и отпустит, - хохотнул водитель, поглядывая в зеркало, - Доктор Мороз, а правда, что у тебя под халатом ничего, кроме тебя самого?

- Почему это ничего? Майка на мне, - обиженно отозвался доктор. - Зима, как-никак!

- А я и не боюсь, - томно протянула медсестра, - чего бояться? На мне колготки, двое рейтузов и бабушкины трикошки, – и зловеще добавила - сала-а-товые.

-  Бр-р-р, - отшатнулся доктор, - вот так, одним словом, можно всю радость жизни погасить в человеке. Рафик, а вот ты мне ответь, почему ты блондин? Разве бывают армяне блондины?

- Не, не армян я. Мы с тамбовской области. Эт батя так назвал. В честь маршрутки, в которой маманя меня родила. Не успели до роддома довезти. Вот он на радостях и назвал меня Рафиком. Очень мальчика хотел. У меня три сестры старшие. . .

Медленно перекатываясь по обледенелым кочкам застывшей мостовой, машина ползла по слабо освещенной улице.
- какой там номер? - спросил водитель через заднее окошко.
- двадцать четыре, - заглянув в папку, ответил доктор.
- ага, это семнадцать, значит… Да вон, там кто-то бежит.

И действительно, по переулку к ним приближалась вприпрыжку жёлто-лунная расхристанная фигура. Небольшого роста человек в драповом бушлате и резиновых сапогах подбежал, чуть не ткнувшись в лобовое стекло. Он замахал руками, указывая вглубь переулка.
Водитель опустил стекло на двери. Моментально почувствовался мороз. Было градусов пятнадцать.
- сюда, сюда, налево, скорее, - загомонил человек, ухватившись за край двери.

Машина тихонько подкатила к кирпичной пятиэтажке. Лязгнула средняя дверь. Доктор ступил наружу. Человек обежал машину спереди и затоптался перед доктором.
- ну, что там у нас? - спросил доктор. Минуту назад такой весёлый и расслабленный, теперь он стоял как Наполеон перед сражением.

- передоз, - глухо ответил мужчина.
Он замялся и отвёл глаза. Потом он нерешительно зыркнул на доктора. Тот не выказал ни удивления, ни возмущения или ещё какой эмоции. Секунду он смотрел на подошедшего водителя.
- чем передоз? - спокойно спросил доктор. 
- ге-ера, - всё так же не поднимая глаз ответил рябой.
- сколько? Когда? Мне что, всё из тебя по капле выдавливать? - повысил голос доктор.
- грамма полтора. С час назад.
- слышала? - бросил доктор вглубь салона. Он схватил сумку и ящик и быстро пошёл к подъезду вслед за убегающим коротышкой.
- сколько брать? Литр? - звонко выкрикнула вслед ему медсестра.
- бери два, - обернулся доктор.

- мне остаться или как? - подключился водитель.

- Или как. Видишь - пятиэтажка без лифта. Что ж мне, с Зинаидой носилки по лестнице тащить, если что?

- а баллон брать? -.
- всё брать! - махнул рукой доктор, на этот раз даже не обернувшись.

Коротышка добежал до среднего подъезда и распахнул кривую обшарпанную дверь. Дохнуло сухим жаром батарей, резким запахом мочи и ещё какого-то мусора. Подошедший доктор остановился в нерешительности перед неосвещенной чернотой лестничной клетки.
- щас, - наконец сообразил коротышка, - ща будет свет. Он метнулся  в черноту. Загрохотали выварки. Что-то разбилось. Скрипнула дверь наверху. На миг высветились чёрные скелеты лестничных перил. Прошла минута. Снова скрипнула дверь наверху. Стало немного светлее. По лестнице сбегал человек с фонариком. Он выскочил наружу и остановился у входа, придерживая дверь открытой. Фонарик оказался шахтёрской коногонкой прилепленной поверх пластиковой каски.

- пойдём, доктор. Побежали, скорей. Там Гришка… - запыхавшимся голосом просипел коротышка. Напялив каску и выхватив ящик из руки доктора, он было понёсся обратно.

- стой, скотина! А свет?! - заорал ему вслед подошедший водитель.
- да, да. Конечно. Свет. Да. Пошли быстрее. Гришка! - коротышка вцепился доктору в халат, таща того как на буксире. 
В итоге, на полпути он таки оторвал доктора от остальных членов бригады и утащил за собой. 

- дверь не закрывай там, - прокричал им вслед водитель. Призыв был услышан. Дверь осталась открытой, давая водителю и медсестре слабый свет на лестнице. Наконец, и они добрались до четвёртого этажа и втиснулись в крошечную прихожую.

- ну и вонища, - начал было водитель, - у тебя что, зоопарк тут?
- ну подонок! Вот скот, - перебил его рассерженный голос доктора, - ты посмотри, Зина…

Медсестра и водитель зашли в захламленную гостиную. Прямо посередине обшарпанной комнаты в луже блевотины распростёрся огромный кавказец. Он лежал совершенно неподвижно. Лишь бока его изредка вздрагивали в слабых судорожных вздохах.

- ты что это себе позволяешь, гадюка! - заорал водитель, - Тут люди умирают, а он на собаку вызов делает. Я тебя скотину из окна сейчас выкину, и не в реанимацию повезу, а в морг прямо.

Коротышка как будто и не слышал криков водителя. Он стоял на полусогнутых, прижавши руки к груди и переводя умоляющий взгляд с доктора на собаку и обратно.
- доктор, спаси, я не нарочно, он сам, он всё подряд жрёт, - коротышка, упав на колени, схватил доктора за руку.

- пошли отсюда, - устало ссутулился доктор, вызволяя руку - три вызова ещё…
Он шагнул к двери.
- Костя, а может… - ладошка Зины коснулась его плеча. Доктор качнул отрицательно головой.

- А-А-А - завопил мужчина и закружился по комнате. - Доктор, спаси Гришку, спаси, я тебе ноги целовать буду, я тебе всё отдам. Он выбежал, грюкнул ящиками и вернулся, держа в руках смятый комок денег.
- на, возьми, - забормотал мужичок и стал совать деньги доктору в карман халата. 

- а-а-а… - издал вдруг тонкий стон пёс. Как будто ребёнок заплакал спросонок.
- Костя, спаси Гришку, - залилась слезами Зина.

- Тэ-а-к, - сделал сердитое лицо доктор. Он переглянулся с водителем. Тот пожал плечами, хотя было видно, что и он за.

- ну хорошо. - Доктор бросил сумку на пол. Лицо его переменилось. Взгляд из сердитого вновь стал сосредоточенным, как у капитана в рубке. Он прошёл в центр комнаты к захламленному квадратному столу. Одним движением он смахнул всё на пол.

- Рафик, давай, берём его, - кивнул он водителю. - Эй ты, - обратился он к коротышке, - берись за голову. Да и сними уже, наконец, свой маяк.
Мужчины обступили бездыханного пса, слаженно-весело подхватили и неожиданно легко переместили безвольную тушу на стол.

Удивительное дело. Вот только что, секунду назад здесь была берлога матёрого наркомана. И вдруг, одним выражением лица доктора, помещение превратилось в операционную. Даже хозяин квартиры не выглядел отпетым, а больше походил на санитара. Он преданно глядел доктору в рот, ожидая указаний, словно пограничная овчарка на тренировочной площадке. 

- Зина, давай, надо ширнуть, - сказал доктор.
- сколько, нольпять?
Доктор оценивающе сощурившись оглядел подрагивающую тушу пса.
- давай, наверное полтора. И сразу потом ставь литр.
- ой, а куда? - медсестра в растерянности уставилась на подрагивающего шерстистого пациента.
- эй ты, как тебя? - пальцем подозвал хозяина доктор, - машинка есть?
- чего? - недоумённо проговорил коротышка, посмотрев почему-то на Зину, держащую шприц.
- О-о-о! - прорычал доктор, - да не это. Машинка для стрижки нужна. Или бритва. Есть у тебя бритва?

- есть, есть. Я сейчас!

Он выскочил из комнаты. Хлопнула дверь, зазвенели какие-то баночки, что-то разбилось.
Мужик вернулся, держа в одной руке старинную электрическую машинку для стрижки с волочащимся по полу длинным чёрным шнуром. В другой руке он зажал эбонитовый стручок опасной бритвы.

- вот, пойдёт такая? - помахал он раскрытой бритвой, чуть не отхватив доктору нос.
- хорошо. Давай, стриги здесь, - доктор приподнял псу лапу, указывая на внутреннюю сторону.

Через минуту дело было сделано. Лапа острижена, пациент уколот, капельница поставлена. И, о чудо - пёс начал оживать. Он стукнул хвостом. Моргнул. Вывалившийся синей тряпкой язык порозовел и втянулся в пасть.

- Гриша, Гришенька, - залопотал мужичок, целуя огромную медвежью башку кавказца.
Потом он развернулся и вдруг бухнулся на колени и стал целовать доктору ботинки, бормоча
- люди. Вы люди. Спасибо. Есть бог. Это ты…
 
Водитель, наконец, спохватился и, встряхнув коротышку за шкирку, поставил того на ноги.
Зина сияла, как снегурочка. Она глядела на доктора и улыбалась.

- поехали, - размякшим голосом сказал доктор, складывая манатки в сумку.
Внезапно он осёкся и резко шагнул к неожиданно начавшему оседать коротышке.

- Зина, давай! Видишь, этот тоже? - чётко выговорил доктор и затеребил посиневшего наркомана, - чем лечился? Тоже гера? Не засыпай!

- ме-ет, - запузырил коротышка, дёргаясь и закатывая глаза.

- стой, стой, Зина! Нет! - перехватил руку со шприцем доктор, - не это. Этому пропланолол, пять. И потом тоже литр поставь.
- Рафик, давай баллон, покачаем немного, пока он тут не окочурился.
- Везти надо, доктор Мороз, - буркнул водитель, опускаясь на колени перед лежащим на полу наркоманом.

- ладно. Берём его. Ставь носилки. Ты впереди, я сзади.

- а Гришку?! - стоящая на коленях подле наркомана, круглыми глазами мадонны строго взглянула на доктора Зина.
- а Гришку? - повторила она твёрдо.

- хорошо, и Гришку твоего. - вздохнул доктор, - Рафик, сначала заедем к Колесникову, а дальше повезём этого упыря. Берись, взя-а ли!…


Скорая тарахтела с мигалкой по обледенелой черноте ночного города. Доктор курил впереди рядом с шофёром.
Сидящая между двух коек спиной к кабине медсестра, гладила левой рукой мохнатую голову четвероногого пациента.

- Зин, а меня Толик зовут, - неожиданно заявил лежащий на правой койке наркоман.
- спи-и, Толик, - добродушно протянула медсестра, - баю-бай.
- Зин, я тебе честно скажу, - полусонно пробормотал Толик, - уважаю тебя. Как женщину, как товарища и как любовницу.
 
А Гришка ничего не сказал. Вывернув лобастую башку, он непрерывно глядел Зине в лицо и время от времени огромным своим языком облизывал ей запястье.


Рецензии
Здорово написано, с душой, и стихи хорошие, прочла я тут у вас.
Еще зайду, спасибо!

Пелагея Русова   15.04.2018 21:53     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Пелагея, за тёплый отзыв.

Игорь Супердовский   16.04.2018 08:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.