Мать-и-Мачеха, или О странностях любви

           Страна, Отчизна, Родина, Россия… Как и всегда в годины испытаний, эти слова укрепляют дух и
           объединяют нацию.
           Все мелкое и сиюминутное отступает перед единой волей миллионов: «Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.
           Попробуйте, сразитесь с нами!» …
           Волна неодолимой силы и гордости поднимается из глубины души наперекор врагу…Это почти
           забытое чувство достоинства греет так сильно, что хочется испытать его снова и снова…
           Вот и «Кипит наш разум возмущенный и в смертный бой вести готов». И уж не важно, зачем,
           супротИв кого. За-ради упоения – ведь сказано: «Есть упоение в бою и бездны мрачной на краю».
           И цена не важна, мы за ценой не постоим!..


Я не шучу, а сопереживаю. Мне кажется, что упоение жертвенностью опасно всегда, а на перепутье – в особенности. Мало ли куда заведет кипящий разум. Пора уж нам слушаться не только кипящего, но и холодного ума, руководствоваться не только порывом, но и – страшно сказать! - расчетом. Поверять, так сказать, алгеброй гармонию.

И тогда нет-нет да зацепит что-то странное в привычном словоупотреблении (а по сути – странность в самих себе).
Ведь произносим мы одно: «Люблю Отчизну я» (Отечество, землю отцов, родной край), а всякий раз выходит по-другому: «Святая Русь, сильна твоя Держава» (от слов "держать", "владеть"); и переживаем-то вроде бы за всех: "Где народ, там и стон", а воспеваем мощного Петра…

Не случайно это. Как проницательно заметил профессор Преображенский, «Разруха не в клозетах, а в головах!»
Ибо нельзя говорить одно, а любить другое – непременно последуют последствия.
Мудрые это понимали. «Уточните понятия!» - взывал Людвиг Витгенштейн, «Назовите вещи своими именами!» - вторил ему Конфуций.

К чему я все это? Да к людям, конечно. Жалко их. Испокон веков принято на Руси природу любить, царя возносить, а людишек гнобИть. Ну голод, ну война – первый раз, что ли? Бабы, мол, еще нарожают…

Вот где беда наша – в просторах да раздорах. Земли много, красот много, а людей и того больше – чего ж их беречь-то?
Оттого и хранители природы у нас – по тюрьмам да больницам, а губители – все в полном шоколаде.



                ЛЮБЛЮ ОТЧИЗНУ Я, НО СТРАННОЮ ЛЮБОВЬЮ

С отрадой, многим незнакомой, я вижу полное гумно, избу, покрытую соломой, с резными ставнями окно; и в праздник, вечером росистым, смотреть до полночи готов на пляску с топаньем и свистом под говор пьяных мужичков*.

А у других это иначе. Намедни попалось мне на глаза поэтичное эссе Владимира Хмыза «Тоска по Родине сродни тоске по женщине». Очень даже искреннее и проникновенное. Как видно из названия, автор сопоставляет Родину с возлюбленной в духе соломоновой «Песни песней». И все как бы так, да не совсем. У избранницы Соломона тоже много общего с родным краем, но она цветет, растет, томится, ревнует, теряет, находит – одним словом, ЖИВЕТ.
 
А для В. Хмыза Родина и женщина просто ЕСТЬ, прекрасные и неизменные. Волнуют,манят,завораживают… Любуйтесь!**
Не родимый край, а чудный   п е й з а ж , не подруга, а ангельское   в и д е н и е .

В той умилительной России нет ни времен года, ни рассветов-закатов, ни ветров и дождей, ни людей и всего, что с ними связано – языка, истории, культуры. Лишнее это.

        Невольно вспоминается старый фильм про революционера Камо.
                Анархист: «Цветущей пустыней будет земля. По ней будут ходить свободные кони и люди».
                Камо: «А зачем люди? Пусть лучше одни кони»

Коли статична картина, статично и ее подобие - женщина: нет у нее ни характера, ни смен настроения, ни внутреннего мира – лишь привлекательная внешность: и глаза-то лучистые, и голос нежный, и губы мягкие… И запах волнующий да ладони горячие...

Хороша красотка, спору нет, а поговорить?  С Донной это не обязательно, а вот Лада еще и заботится, и уважает, и интересы разделяет, и деток рожает…
Словом, красоте можно ПОКЛОНЯТЬСЯ, но полноценная любовь ВЗАИМНОСТИ требует.

Вот с ней-то, взаимностью, проблемы и наблюдаются.
О да, ЛЮБИТЬ СЕБЯ Отчизна дозволяет - пожалуйста, но чувства ответные кажет не очень. Даже очень не очень.
Потому и тянет нас все больше ПРОСТОРАМИ любоваться – мол, «Шиpокааа стpана моя pодная, Много в ней лесов полей и pек», - а не ЖИТЬЕ совместное славить.

Не мудрено: и дышится-то нынче не так уж вольно, и человек не ходит как хозяин необъятной своей, и слабо верится, что с каждым днем все радостнее жить.
Даже утром все не так, нет того веселья – будто куришь натощак или пьешь с похмелья…

Нет, ребята, скажем честно, Родина должна быть Матерью, а не мачехой. Тогда и о верности потолковать можно будет, и о предательстве.


------------------------------------------------------
       * Конечно же это Лермонтов, Михаил Юрьич. Я бы и сам так написал, если б смог.
      ** Да простит меня автор эссе за некоторое спрямление его выразительных метафор.
          Чего не сделаешь ради наглядности!
------------------------------------------------------


Рецензии
Такая дуальность русского сознания, возможно, берёт истоки в православии, которое изначально противоречиво: провозглашая Учение Христа о примате духовного над земным, оно сохраняет при этом львиную долю языческой обрядности, которая сплошь мистична и приземлённа. Да к тому же ещё руководствуется в повседневности Священным Преданием, а не Писанием (вообще читая последнее на старославянском, то есть непонятном пастве, языке). Так что же ожидать в этом случае от паствы?

Лариса Баграмова   10.06.2019 05:07     Заявить о нарушении
Да, русское сознание дуально, так сказать, "по вертикали". Наверное, это как-то проявляется и в пренебрежении собой (жертвенности) ради высоких идеалов, типа Державы, Коммунизма, Третьего Рима и тому подобного. Но у меня пока эти вещи не связываются. Буду думать...
С уважением,

Томас Твин   11.06.2019 07:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.