Призвание варяга гл 79 Сплетня

- Князь, мне жаль, что такая беда имела место быть…- Арви торопился за Рёриком, который большими шагами пробирался к гриднице через растущие, словно забродившая опара, сугробы. Снегопад усиливался, и казалось, что близится вечер. Хотя на самом деле был только полдень.

- Вас одних и на день нельзя оставить, - развел руками Рёрик. Он так устал от постоянных передряг, что даже не хотел вникать в подробности ночного происшествия. Ему было достаточно того, что все живы и ни одной постройки, кроме загоревшейся избы, в огне не пострадало. – Ну и где сейчас Вольна?

- Она вместе с детьми пожелала разместиться у своей подруги Вассы, - доложил Арви, взбираясь следом за князем на крыльцо. Подмышкой тиуна жалась кожаная котомка, а также какой-то сверток, который он уже несколько раз порывался явить владыке, но никак не мог выбрать подходящий момент.

После улицы гридница казалась теплой и уютной. Здесь не было ни пыльных корзин, ни дребезжащих скудельниц, ни прочего барахла, встречающегося в обыкновенной жилой избе. В первой горенке, примыкающей к сеням, обычно проходили пиры, приемы и совещания. Тут имелось несколько больших столов и лавок. Последующие помещения считались закрытыми, туда заходил только князь и его приближенные.

В этот раз Рёрик проследовал сразу вглубь хором и принялся рыться в каком-то сундуке, ища одежду, в которую можно было бы переодеться с дороги. На счастье, большинство его личных вещей, в том числе и оружие, хранилось именно в гриднице, а не в погоревшей избе.

- Крайне скверно, что сии беды стряслись в отсутствии князя, - не смея без приглашения врываться во внутренние покои, Арви установился на высоком пороге и продолжил вещать новости с этого постамента. - Однако хуже всего то, что в произошедшем бедствии многие винят молодую княгиню…

Раздался грохот захлопнувшейся крышки сундука. Арви даже оступился, слетев с порога.

- Чего?! – удивленно спросил Рёрик, вынырнув из сундука.

- И к сожалению…К сожалению, слухи не столь безосновательны, как нам всем хотелось бы…- Арви качнулся на пятках, заложив руки за спину. После всех последних событий он опасался катить на Варвару в открытую. Тем более, по всему заметно, что князь к ней нынче расположен.

- Ну?! – Рёрик еще вчера видел в мыслях сегодняшний вечер, и тот казался ему вполне ясным. Он собирался провести время с Варварой, о которой думал уже несколько дней. Она всегда шарахалась от него, словно от огня. Но это ведь раньше. То есть, сейчас все обязано быть иначе.

- Ну, прежде всего, кто-то из баб вспомнил ссору между Вольной и княгиней, произошедшую перед похищением последней…- начал перечислять Арви. - Говорят, что княгиня угрожала Вольне расправой…

- Угрожала поджечь ее дом?! – переспросил Рёрик, натягивая на себя рубаху.

- Это будет уточнятся…- Арви посторонился с пути Рёрика, направившегося обратно в приемную.

- Ну тогда пригрози этим бабам…Если будут додумывать, то их длинные языки окажутся укорочены…

- Это уже…- заверил Арви. - Я не дозволяю всуе приплетать имя нашей княгини к любому событию…Но, к сожалению, это еще не все из имеющегося…- Арви помнил последнее приказание Рёрика. Оно заключалось в том, чтобы тиун сделался заступником княгини, а не ее обвинителем. И теперь Арви пытался говорить осторожно, дабы сохранить видимость того, что он заботится о ней. – На пожарище, то есть рядом с избой, нашелся этот предмет…- Арви положил на стол тряпицу, которую все это время держал в руках. Отогнув края, он обнажил взгляду содержимое – кинжал, украшенный янтарем, в толще которого покоилось тельце паука. – Как известно, сие принадлежало Лютвичу…Самому преданному слуге нашей княгини…Которая, кстати говоря, и подарила это оружие ему…- Арви торжественно смолк.

- С чего это ты взял, что Лютвич ее «самый преданный слуга»?! – Рёрик прицепился к формулировке, нарочно не обращая внимания на сам факт нахождения улики на месте преступления.

- Ну так ведь Лютвич сам таковым себя неоднократно объявлял, что и понятно вполне. Ведь, как известно, именно нашей княгине он обязан воссоединением с женой…- напомнил Арви.

- Этим он обязан мне. Остаться Любаве позволил я, - рявкнул Рёрик.

- Это всеконечно…Но ведь Любава прибыла в Новгород по приглашению нашей княгини…Об этом откуда-то знают все, - кашлянул Арви в рукав.

- Ну и что с того?! Это все не имеет отношения к случившемуся…- присев на лавку, Рёрик принялся зашнуровывать сапог, но тут же оборвал шнурок, слишком сильно потянув за него. Такая мелочь в обычный день не обратила бы на себя его внимания. Но теперь он с досадой отшвырнул обрывок шнурка в сторону.

- Как поговаривают, имеет…- осторожно подступил Арви. – Все бы ничего, но Лютвича не должно было наличествовать в городе в ночь поджога…Он, как считалось, уехал за шкурами в Перино, куда два дня пути…

- А он уехал в Перино? – переспросил Рёрик, роясь  уже в другом сундуке, где искал на сей раз традиционные новгородские сапоги - без шнурков, но с удобным мягким голенищем.

- Трудно сейчас утверждать…Однако он должен был отправиться не один, а вместе с Волком. В последний момент Волка свалила с ног хворь…Что уж дальше происходило с Лютвичем неизвестно…Тем не менее, именно его кинжал найден у избы Вольны…Был обронен в снег…Обнаружился случайно тушителями огня…Пока что Лютвич не возвращался, что разумеется. Но многие выражают сомнения в том, что через пару дней что-то изменится…Имеется в виду, если Лютвич не вернется, то это будет явным признаком его участия в случившемся…- пояснил Арви.

- Понятно, я же не тупица, - гаркнул Рёрик, настроение которого стремительно ухудшалось. - Значит, у Вассы?

- Да, Вольна и дети там, - подтвердил Арви, а потом, вздохнув, добавил, – князь, но есть еще кое-что…

- Я же сказал, поговорим через два дня, если одноглазый не вернется…- Рёрик решил, что Арви собирается дополнить рассказ о пожаре новыми деталями, которые не особенно волновали его сейчас.

- Пока князь отсутствовал, пришла печальная весть из Изборска…- Арви молча протянул Рёрику послание, которое все это время было в его котомке.

- Объясни на словах, - Рёрик отрицательно махнул рукой. - Не хочу сейчас ни во что вдумываться.

- Племянник князя…Годфред…- Арви сочувственно вздохнул. - Мне очень жаль сообщать эту грустную весть...Кто-то убил его…

- Что ты сказал?! – поменявшись в лице, Рёрик выхватил из рук тиуна письмо и быстро пробежал глазами по строкам. Перечитав послание еще пару раз, он обратил на Арви упалый взгляд.

- Зимняя дорога оказалась трудной, и гонец запоздал…- объяснил Арви задержку новости. - Мне очень жаль…Соболезную утрате…

Рёрик опустился на лавку, медленно провел ладонью по лбу. Годфред…Это не просто человек. Это почти как сын. Хотя на самом деле он сын Харальда. Кто такой Харальд? Это спокойствие и терпение, а вместе с тем храбрость и надежность. Старший брат, привязанность к которому навсегда остается в сердце, даже если он не рядом. Харальд покинул земные пределы, а Рёрик остался. Но даже смерть не разделила их. Ведь совместно они пережили слишком многое. Вместе они добивались возвращения отцовского наследства во Фрисланде. Вместе сражались при Бордо, Ла-Корунью и при Нанте, где даже захватили целый остров. Вместе на своих ладьях они дошли почти до самой Африки, захватив Нокур. А на обратном пути, напуганная их мечом, пала неприступная Севилья. Вместе они прошли по Эльбе, обратив в ветер города по ее течению, словно те были из песка и пыли. Славные то были времена. С тех пор много воды утекло. Но кое-что осталось. Имена сыновей Годслава, которые с тех пор навивают ужас на простых сельчан, а воителям внушают уважение. После громких побед к столь умелым мореходам примкнули многие искатели своей судьбы. Если б не те далекие достижения, что остались в памяти лишь кровавыми пятнами, не было бы Дорестадта. Не было бы Новгорода. Затем Изборска. И много чего еще. А у самого Рёрика не имелось бы славы непобедимого вожака. И не было бы, как следствие, верной дружины, готовой биться за своего князя даже тогда, когда сам Один отступился бы. То было опасное время. Но любые трудности со временем меркнут, оставляя лишь горько-сладкий дым воспоминаний. В этих воспоминаниях Харальд еще жив. Потеряв его, Рёрик утратил нечто такое, чего не вернешь и не добудешь, даже если завоюешь все известные земли. А сегодня, в это заснеженное утро, ушло то последнее, что являлось отражением Харальда на этом свете. И уже ни в чьих глазах Рёрик не увидит больше душу брата, ни в чьем лице не узнает его улыбку.

- Со слов гонца я понял, что стража ни на шаг не отходила от Годфреда, как и было велено, - взялся пояснить Арви, прервав раздумья Рёрика. - Но в тот вечер он пришел с женщиной. Они были веселы и беззаботны. Ночью охрана также стерегла у дверей Годфреда, но он никого не призывал на помощь. А когда рано утром гостья ушла, никто ее не остановил. Лишь только к обеду забеспокоились…- Арви вздохнул. - Вероятно, Годфреда убили во сне, князь. Следов борьбы обнаружено не было. Лекарь предположил, что его опоили сонным зельем, а может, он просто устал и крепко спал. В любом случае, он не чувствовал боли, когда злодейка воткнула кинжал в его ровно бьющееся сердце. Говорят, и крови было совсем мало…- Арви уже второй день размышлял о случившемся с племянником Рёрика. Годфред не был маленьким мальчиком и мог, конечно же, сам постоять за себя, тем более имея под рукой дружину. Однако он мертв. Кто-то сделал это умышленно. Из-за самого Годфреда, либо для того, чтобы огорчить его дядюшку. – Следствие уже ведется…

- Найдите убийцу. Я сам отправлю ее на тот свет, - мрачно пообещал князь. А Арви теперь понял, что владыка не только удручен, будучи поверженным горем, но, к тому же, и разъярен.
 
- Видимо, искать следует ту молодую женщину, а также возможного заказчика этого преступления, - заметил Арви.

- Ищите…

****
- Как хорошо, что ты рядом оказалась, - поблагодарила Вольна, взяв Вассу за руку, когда та присела на край кровати с доской, на которой было две глубокие мисы с согретым молоком. - Не бросила меня…

- Да как же я тебя брошу, сестричка, - улыбнулась Васса, и ее глаза заиграли шаловливыми огоньками. Она окружила погорельцев заботой и вниманием. Уступила им свою широкую кровать. Всех троих укутала пуховыми покрывалами, а к их ногам поместила горячие камни, завернутые в тряпицы. Теплое питье всегда было наготове, словно пожар случился сейчас же, а не ночью.

- Ну ведь мной теперь многие пренебрегли, - задумчиво вымолвила Вольна. – Вот, например, тиун…Даже не зашел проведать меня и извиниться.

- Извиниться? – уточнила Васса, поправляя Вольне подушку, словно та сама не в силах.

- Ну разумеется. Он ведь остался за старшего. И попустил такое! – Вольна отхлебнула из кружки горячий напиток, от которого поднимался пар.

- Ну один тиун не может же лично уследить за каждой избой в городе…- возразила Васса.

- А за каждой и не нужно. Эту выдру остроносую они охраняют денно и нощно. Охрана неотступно возле ее крыльца и окон. А на меня разве не следует распространить то же рвение?

- Это не рвение, - зевнула Васса. – Ее стерегли, чтоб она никуда не сбежала до весны. А так-то тут на дворище и без того полно охраны. И мышь не пробежит без пригляда.

- Это неважно, - покачала головой Вольна. - Возле выдры всегда стража. И посему все думают, что она главная женщина этого града. Возле меня тоже должна находиться охрана. Меня и наследника такожде должны беречь...

Васса хотела что-то ответить, но тут раздался нетерпеливый стук в дверь. Кто-то не желал ждать. Подхватив подолы юбок, хозяйка избы поспешила в сени.

- Ма, можно на улицу? – вздохнул старший сын Вольны, которого уже заела скука.

- Погоди пока, - Вольна сдвинула брови, прислушиваясь к шуму в сенях.

А Васса тем временем отпирала тяжелый засов, попутно поправляя на талии нарядный пояс и подергивая на плечах платок с кистями. Растворив дверь, она почтительно отступила, сделав шаг назад.

- Добро пожаловать, князь, - Васса пропустила Рёрика в избу, заботливо смахивая снег с его плеч.

- Как они? - спросил Рёрик, расстегиваясь.

- Отогрелись, - Васса игриво улыбнулась, услужливо забирая у Рёрика доху.

Войдя в горницу, князь нашел ожидающих его Вольну и детей лежащими в кровати под многочисленными покрывалами. Младший ребенок спал, несмотря на голоса и шум. Старший ел сухари и вертел на указательном пальце деревянное колесико, пристально всматриваясь то ли в узор древесины, то ли в устройство игрушки. А Вольна полусидела на подушках, поправляя перстами дуги смоляных бровей.

- Нег! Что тут было! Нужно поскорее найти виновного! - сходу заявила Вольна, привстав с кровати и бросившись на шею к приблизившемуся Рёрику.
 
- Как вы? - Рёрик обнял Вольну.

- Малуша цел. Васса сразу вынесла его на улицу, - Вольна кивнула на младшего сына, обнимающего во сне игрушку из пакли, зашитой в ткань. Рёрик не стал будить малыша, лишь дотронулся рукой до его кудряшки. - А Аскольд надышался дыма…До сих пор болен. Я тоже недужна. Затылок ноет. И тяжело как-то в груди.

- Как ты, удалец? - обратился Рёрик к старшему мальчику, который выглядел бодрым и невредимым. Сухари хрустели у него за щеками, а деревянное колесико увлекало его пытливый ум больше разговоров о случившемся.

- Все еще худ, - ответила Вольна за сына. Рёрик был не самым плохим отчимом. Особой чуткости к чужому ребенку в нем не было, но он не обижал мальчишку, что было хорошо уже само по себе. - Ты мог навсегда потерять нас, продолжала Вольна. - Если бы не Васса…Она помогла нам спастись из избы. Пока твои ленивые лодыри кисли у печек! Ты должен наказать Ньера за его бездействие!

- Ньер был со мной…

- Это уже неважно, - Вольна прижалась к груди Рёрика. - Важно, чтоб такого больше не повторилось в грядущем. Покарай поджигателя строго!

- Ну какого еще поджигателя…- мысль о том, что в несчастье был виновен кто-то посторонний, как-то не шла Рёрику в голову, даже несмотря на пеструю повесть Арви. Пожары время от времени случались по недогляду, от неисправности печей и светильников.

- Без поджоги и дрова не горят! - увлеченная своей игрой Вольна даже не заметила, что с Рёриком не все ладно. - Огонь взялся снаружи. Не веришь мне, спроси у Вассы. Она была рядом и никуда не отлучалась! – Вольна ткнула перстом в подругу, зевающую в дверях. - Одна из нас заметила бы, будь что неладно в избе!
 
- Ам, да…- подтвердила Васса, растерявшись.

- Арви разбирается в этом, - Рёрик поднялся. Ему не хотелось сейчас ничего обсуждать. Душа плакала от потери Годфреда, и его меньше всего волновал какой-то старый сарай.

- Да в чем здесь разбираться? И так понятно, кто за этим стоит! - Вольна вонзила в любимого острый взгляд, красноречиво дающий ответ о виновнике происшествия. - Она угрожала мне! – Вольна так выделила первое слово, что было совершенно ясно, о ком речь, даже без называния имени. – Огнем же сулила! «Оберегайся, спалю избу твою!», - преувеличила Вольна для верности. – И Васса…Подтверждает…

- Прямо-таки?..- Рёрик вдруг почувствовал, что очень устал. И усталость эта не в теле. А где-то в глубине сердца.   

- Третьеводни пред ее похищением! – продолжала стрекотать Вольна. - Я же рассказывала! Егда она наскочила на меня при всем честном народе! Спроси Вассу! – Вольна снова призвала в свидетели подругу. - А если не веришь нам, то спроси Любаву. Она тоже там была и все слышала. Ну а если даже ей, такой вселяющей доверие, ты не внемлешь, то опроси других видоков! Несколько баб с колодца шли и все видели. И слышали отчетливо ее угрозы, которые она поспешила претворить в жизнь при первой же возможности…Она бы сделала это раньше, если б ее не умыкнул тот покарябанный дружинник! Впрочем, возможно, она поджидала того дня, когда ты будешь в отсутствии...

- Значит, они все же не обнимались возле конюшни? – подколол Вольну Рёрик.
 
- Любимый, прошу, не будем возвращаться к минувшему, - Вольна поцеловала Рёрика, предлагая таким образом забыть о былых разногласиях. Тем более, на такие меры, как лжесвидетельство, ее толкнул сам он! – Сейчас важно совсем другое. Тот, кто покушался на меня и нашего сына, должен заплатить за эту жестокую попытку собственной. Это справедливо. И, кроме того, по закону, который ты сам же придумал!

- Я же уже сказал…Виновные будут наказаны, - Рёрик вдруг поднялся на ноги и двинулся к выходу.

- Ты не говорил, - поправила Вольна, вскакивая с кровати и устремляясь вслед за князем. – Нег, кроме нее, больше некому.

- Ну это вообще не довод, - Рёрик потянул за ручку двери. - Все, я пошел.

- Ты опять погрозишь виновнице перстом, а расплачиваться буду снова я и дети?! - Вольна вцепилась в локоть Рёрика, не желая отпускать его так просто.

- Тот, кто это сделал, понесет наказание за свой поступок непременно, - заверил князь пространно.

- Ответит своей жизнью? - не стихала Вольна. Ей нужно было обещание, а не расплывчатые речи.

- Да! - гаркнул Рёрик. – Ложись и грейся, - князь сердито кивнул ей в сторону перин, хотя сегодня уже не было особой надобности отлеживаться.

- Даже не обнимешь? - Вольна ласково прильнула к Рёрику. На ее лице, словно бутон, распустилась улыбка.

Пройдя в сени, раздосадованный князь в потемках вновь наткнулся на Вассу. Улыбаясь, как всегда, нескромно, любезная хозяйка взялась проводить его, помогая одеться. Молчать с ней было невозможно.

- Мне известно, что спасением мы обязаны тебе, - Рёрик оглядел бестолковую на вид Вассу, оказавшуюся отважной и деятельной. - Умница! Теперь проси, чего желаешь.

- У меня нет ни в чем нужды, благодаря князю, - Васса вежливо поклонилась.

- Что ж, раз ты не можешь ответить на этот вопрос сейчас, то придешь ко мне, когда надумаешь…

- Как надумаю, обязательно поспешу, - Васса еще раз кокетливо улыбнулась и затворила дверь за князем.

****
Арви дожидался на улице возле избы подруги Вольны. Он пока не был уверен в том, что князь отпустил его домой. Зевота совсем одолела тиуна. Поморщившись, он прикрыл разинутый рот меховой рукавицей.

Вдалеке прощались несколько мужчин. Среди них Арви различил своего Агата. Исполин разговаривал с двумя другими гридями, а позже они разошлись в разные стороны.

- Что там у вас за сборище? – пытаясь справиться с зевотой, спросил тиун у своего поверенного, когда тот оказался рядом.

- Играли, - махнул рукой Агат.

- Выиграл? – поинтересовался Арви, вновь зевнув.

- Немножко, - Агат бросил на тиуна странный взгляд и отвернулся в сторону.

- Что такое, Агя? – по натуре Арви был внимательным человеком. Но для того, чтоб заметить перемены в Агате, особого таланта не требовалось. На его большом лице все колебания отражались столь же явственно, что и рябь на водной глади.

- Да как…- замялся Агат. – Скорее всего, ничего…

- Нет уж, ты говори, а там посмотрим, - сонливость Арви отошла в сторону, уступив место любопытству.

- За игрой беседы вели разные…- начал Агат неуверенно. – Дочерей Гостомысла коснулось…

- Как вы посмели чесать языками о столь благородных особах? – для вида отчитал тиун, хотя понимал, что подобные разговоры нельзя ни запретить, ни искоренить.
 
- Да мы что…Без умысла ж…Так…Вскользь…

- Ну и что там о дочерях Гостомысла? Варвару, небось, по косточкам разбирали…- Арви не удивлялся тому, что о приключениях молодой княгини говорит не только дружина, но уже и все княжество.

- Ее такожде…Но главным образом, других…

- Других? – переспросил Арви, сдвинув брови. – Что там можно обсуждать?! Старшая дочь Гостомысла бесследно исчезла. Затерялась где-то. Другая его дочь – моя Роса…Какие тут могут быть прения еще?!

- Ну вот о Росе слово и зашло…

- Какое еще слово? – Арви недоумевал. Кому есть дело до его супруги? До его тихони Росы.

- В общем, судачат, что…- Агат вздохнул, силясь подобрать нужные слова. – Короче, что…Как бы это выразить… Ну юность ее не столь уж беспорочна, каковой приличествовало б быть у дочери князя…

- Что ты мелешь?! Что?! – выпучил глаза Арви.

- Молчу, - кивнул Агат в знак согласия с недопустимостью подобных предположений.
 
- Нет, ты объясни, я не понял. Что значит - «не столь уж беспорочна»?

- Ну вроде…Был там кто-то у княжны…Подразумевается, мужчина, - пояснил Агат.

- Я не понял…- Арви действительно запутался. В каком смысле «мужчина»? Хотя что, разве тут много каких-то смыслов имеется?! - У Росы? Или у Варвары?!

- Не у Варвары, - отрицательно качнул головой Агат.

Тиун еще несколько мгновений обдумывал ответ своего помощника. Наконец до его разума дошел смысл услышанного.

- Кто он?! – выпучил глаза Арви. – Кто посмел говорить такое о Росе?!

- Это просто слух…Может, и не было никого в таком образе, - предположил Агат.

- Ты же понимаешь, что без имени мужчины, этот слух не что иное, как оскорбление?! – разозлился Арви, который до сих пор не сомневался в примерной Росе. И теперь не собирался этого делать. – Зловредная выдумка!

- Ну да, я и говорю, выдумка, скорее всего…- согласился Агат.

Налетел внезапный порыв ветра. Шапку на голове тиуна чуть не сорвало яростным дуновением, но он успел машинально придержать ее рукой.

- Агя…А если не выдумка? – Арви не считал себя ревнивцем. Но эта сплетня про Росу все же не оставила его равнодушным.

- Ну это дальше я уже не знаю, - пожал плечами Агат. - Сказал все, что услышал сам…

- А кто знает? - Арви стянул с руки варежку и принялся расстегивать кожух. Его вдруг бросило в жар. – Ты как думаешь, Агат? Кто может знать? Но только чтоб наверняка…

- Ну я не знаю…Женщины иногда делятся между собой. Ведать о таком могут близкие. Сестры…

- Сестры? - вздохнул тиун огорченно. - Велемиры след давненько простыл…Может, жива, может, нет уже. А Варвара…Варвара разве скажет мне…Знать будет, но мне не скажет ни при каком условии…- размышлял Арви, потирая подбородок. - Знаешь, я не верю…Такого быть не может, чтоб моя Роса с кем-то спуталась.

- Ну время такое было, ведь без отца, без пригляда…- напомнил Агат.

- И что? Причем здесь время?! Как будто суть порядочной девушки зависит от внешнего!

- Вот и я говорю, быть не может такого, - удостоверил Агат утешительно.

Слезящимися от ветра глазами Арви следил за дымком, выползающим из чьей-то избушки. Нехороши все эти толки. И для Росы, и для него самого. Но хуже всего даже не толки, а то, что не бывает дыма без огня.

- Но ведь проверить надо? Чтоб потом уже спать безмятежно...- колебался Арви.
 
- Можно проверить. Ради токмо безмятежного сна, - согласился Агат.
 
Мимо проходили две бабы. Они громко разговаривали между собой. Всего несколько слов вылетели из этой беседы и приземлились где-то в отрешенном сознании тиуна.

- А муж знает обо всех ее минувших похождениях? – первая баба поправила на плече тяжелый узел, который то и дело норовил соскользнуть на землю вместе со всем содержимым.

- Знает. Да не в том горе. Не может она понести с тех пор и все тут…

Арви проводил взглядом баб до самого угла, где они и скрылись. Нет, его Роса ведь была беременна. И совсем недавно. Она не смогла сохранить ребенка. Но кто вообще тут может ручаться за благополучный исход? Да и вообще, причем тут Роса? Или теперь ему любое слово будет западать в голову, примеряясь к Росе? 

- О ком это они, Агя? – поморщил лоб тиун.

- О бабе какой-то дворовой. Не о Росе, - добавил Агат, видя, что его начальник в невнимании.

- Ну да, ну да, - рассеянно ответил Арви.

****
- Княгиня, там пришли…-  в покои влетела запыхавшаяся Мирава. Варвары подняла голову. Она как раз умывалась над корытцем отваром ромашки. На ней была надета лишь сорочка, что свидетельствовало о ее намерении улечься спать в непривычное время.

- Любава и Ендвинда? – Варвара потянулась к льняному потиральцу, повисшему на деревянной спице возле умывальника. – Быстро вернулись с прогулки…

- Там князь, - шепотом сообщила Мирава. - И тиун…

- Вот оно, что…- угрюмо отозвалась Варвара, приложив полотенце к лицу. – Скажи, нет меня. Ушла! В храме!

- Княгиня, да как же…- растерялась Мирава. – Сам князь ведь…

- И что?! – Варвара раздраженно отбросила потиральце. – Пусть уходит, не ждут его тут!

- Так и передать? – хихикая на ходу, Мирава пошла к сундуку, где хранились одежды Варвары. – И все же я помогу княгине облачиться в достойное одеяние…

- Сказала же! Не собираюсь я выряжаться! – гаркнула Варвара.

- Это даже еще лучше…В редкие моменты встреч с мужем надобно без лишнего тряпья, - пошутила Мирава так, как впору шутить какому-нибудь гридю, а не служанке. Эта девушка вообще отличалась от большинства глупых девиц. – Только вот там еще тиун…Нужно укрыться…Накинуть хоть этот летник …- Мирава растянула в руках легкую нарядную накидку с пышным, расширяющимся книзу подолом и размашистыми остроугольными рукавами, задней частью спускающимися к полу.

- Убери это! – отпихнула Варвара от себя предложенную одежду. – Скажи ему, сплю уже! Или скажи, что…

Не успела Варвара договорить, как дверь широко распахнулась, порог переступил Рёрик. Где-то за его спиной, не осмеливаясь заглядывать в покои княгини, мельтешил растревоженный Арви.

- Где же ты, я уже заждался, - Рёрик улыбнулся Варваре, которая вместе с Миравой теперь торопливо натягивала на себя летник, путаясь в складках тканей. – Почему ты не выходишь к нам? – Рёрик чуть склонился и поцеловал Варвару. Сердце князя желало утешения, а не разбирательств. И все же сначала будут разбирательства. Но ненадолго.

Варвара наградила Рёрика лишь молчанием. После того, что ей сообщила Любава, она не желала даже смотреть на него.

- Ну так убираемся…- встряла Мирава со своими оправданиями, хотя по облику Варвары и так было заметно, что она мало готова к приему посетителей. Из-под наспех нахлобученной накидки выглядывал подол сорочки. Волосы разлетались в стороны, не будучи убранными в прическу. – Вот, еще это…- Мирава поспешно покрыла голову Варвары убрусом. - Без платка никак…При чужом взгляде, - шепотом пояснила служанка, намекая на присутствие Арви, который все еще мялся за дверью, ожидая приглашения.

- А, ну да, - согласился князь, который при виде полуодетой Варвары уже позабыл про Арви и его расследование.

Мирава выскользнула из горницы, оставив насупившуюся Варвару в обществе Рёрика.
 
- Что с тобой? – Рёрик провел ладонью по щеке Варвары, но последняя отвернулась от него. Этот непроизвольный жест не укрылся от его взгляда. Рёрик удивился тому, что Варвара не рада ему. Вернее, может, она и прежде не была рада, но, по крайней мере, не выказывала этого. Да, она обычно была приветлива. И он даже начал верить в то, что она всегда ждет его. - Что-то случилось?

Варвара не могла выдавить из себя ни слова. В ответ она лишь отрицательно качнула головой, продолжая по-прежнему смотреть куда-то в сторону.

- Арви хочет задать тебе пару вопросов, - Рёрик выпустил Варвару из объятий, заметив, что она прячет от него взгляд. – Зайди, - позвал князь тиуна.

Арви проследовал в безмолвную горницу, деликатно установившись возле двери.

- Спрашивай, что хотел и уходи...- повелел Рёрик.

- Приветствую княгиню, - сжимая подмышкой котомку, Арви почтительно склонился перед Варварой.

- О боги, ты здесь, в моих покоях?! – раздраженно обратилась Варвара к Арви, наконец разверзнув уста, которые до сего момента были презрительно сомкнуты. – Что же на очереди?! Вломишься в мою опочивальню?!

- Ну ну, он же со мной, - Рёрик немного удивился, услышав от всегда вежливой Варвары грубости. Он заметил перемены в ней, в ее отношении к нему. Но не хотел сейчас обращать на это внимания и вдумываться в причины такого поведения. И все же, вопреки воле, ее недоброе настроение передалось и ему.

- Всего пару слов, - учтиво объяснил Арви, оставив без внимания резкости в свою сторону. 

- Говори поскорей. А затем избавь меня от надобности лицезреть тебя, - не удержалась Варвара. По крайней мере, с одним из своих врагов она не станет больше чиниться! Оставили ее сиротой и еще требуют от нее чего-то! И что за дерзость - вламываться в ее покои? У этих дикарей нет никаких понятий!

- Я могу начинать? – уточнил Арви у Рёрика, по-прежнему не придавая значения высказываниям молодой княгини. Во-первых, по его мнению, это было правильной и мудрой тактикой. Во-вторых, сейчас ему не до Варвары. Наперекор желанию, его голову захватили подозрения, навеянные словами Агата о жене.

- Приступай, - Рёрик расположился в кресле Варвары в позе слушателя, скрестив руки.

- Княгине знакома эта вещь? – разогорченный Арви даже не стал тратить время на предисловия, начав сразу с главного. – Прошу взглянуть высочайшим оком, - тиун достал из котомки кинжал Лютвича.

- Знакома? Ха. Этот горемычный паучок почти в такой же западне, что и я! – Варвара сразу узнала янтарную рукоятку оружия.

- Княгиня не станет отрицать, что подарила сей кинжал мужу своей прислужницы - Любавы, дружиннику Лютвичу? - продолжал Арви, который на самом деле хотел бы сейчас задать Варваре совсем другие вопросы.

- Подарила. И что? Вот…Князь…- Варвара указала на Рёрика, - он позволил…Что дальше?!

- По какому поводу княгиней был сделан этот дар? – уточнил Арви.

- Захотела и подарила! – возгласила Варвара. – Не твое дело вообще!

- Княгиня должна понимать, что для подобных поднесений должны иметься основания, понятные окружающим. Иначе сей благородный жест может бросить тень на дарительницу, - предупредил Арви на будущее. - Княгиня не станет отрицать, что накануне похищения между ней самой и любимицей князя - Вольной - произошла размолвка?

- «Размолвка»?! Эта наглая простолюдинка посмела оскорбить меня в моем собственном доме! Подняла на меня руку, на княгиню этого города! – возмутилась Варвара. – Это вопиюще!

- Да, вопиюще, - согласился Арви. – Как некоторые полагают, столь неуважительное поведение побуждает к ответным действиям совершенно обоснованно. Однако на самом деле это не так. Своевольная расправа недопустима даже в ответ на зловредные действия жертвы…- пока Арви говорил, Варвара враждебным взором разглядывала оратора, не утруждаясь тем, чтобы вникать в суть его слов. Тем более, что он всегда мелет что-то заумное! – Сулила ли княгиня вслух какие-либо последствия для подданной, дерзнувшей посягнуть на ее вышнюю княжескую особу?   

- А что мне надобно было делать, по-твоему?! Пригласить ее на трапезу в моем тереме?! Или одарить жемчугами?! Что еще мне оставалось, когда никто не защищает меня?!

- Любава все еще служит в тереме княгини и считается ее самой усердной помощницей? – продолжал тиун, не поясняя своих требующих ответа обращений и их цели.

- Да какое твое дело?! – Варвару разозлило то, что Арви снова что-то выпытывает у нее. Ей было неприятно смотреть на его лицо, слышать его голос. А она твердо решила, что больше не будет лукавить, с улыбкой делая то, что ей не нравится. - К чему все эти вопросы, из которых каждый следующий - нелепее предыдущего?!

- Закрой рот и слушай, что тебе говорят, - голос Рёрика прозвучал неожиданно сурово.

- «К чему все эти вопросы»…- обдумывая свой ответ, Арви бросил отрывистый взгляд на князя. Тиуна удивило то, что Рёрик столь быстро переменился. Идя сюда, тот, кажется, желал видеть свою жену. Но теперь смотрел на нее без ожидаемого умиления. – К тому, что некоторые лица предполагают вину княгини в произошедшем пожаре…

- С какой стороны здесь я?! – горячо запротестовала Варвара. - Даже если дождь пойдет, меня готовы винить!
 
- С той стороны, что княгиня прослыла своевольной и строптивой, способной на поступки, в обычных обстоятельствах не присущие женщине, - пояснил тиун. – Что да Любавы и Лютвича…Последний не раз объявлял себя самым преданным подданным княгини, готовым ради нее на любые подвиги. В день пожара он на виду у всех уехал из города. Но раз кинжал его здесь, то, стало быть, он не уезжал…Если он не уезжал, то почему тогда не помогал тушить пожар? И где он сам теперь в таком случае? И где шкуры впридачу? - Арви холодно перечислял упрямые факты.

- Откель мне знать, где он! Я ему не нянька! - Варвара увидела, как все нити ведут к ней. Да и то, что она на весь двор грозила Вольне - в этих обстоятельствах пагубно. Она, конечно, угрожала больше для острастки, а не на полном серьезе. Однако теперь это ведь ни для кого не имеет значения. – Это смешно!

- Значит, тебе смешно…- качнул головой Рёрик, медленно поднимаясь. - А я, видимо, скоморох тут для твоего удовольствия?! – неожиданно разгневался князь, двинувшись к Варваре. – Посиди-ка ты в этом теремке до осени. Взаперти. Дабы в дальнейшем тебе было уже не столь весело.

Завидев жесткий взгляд правителя, Арви чуть растерялся. Он не был другом Варваре, но и не полагал запирать ее куда-либо, особенно теперь, когда желал говорить с ней о Росе. Несмотря на то, что у него не было оснований ждать от нее откровенности, он был уверен, что сможет добиться ответа на свой вопрос. К тому же, Если Варвары не станет сейчас, то что же ему тогда делать с Вольной, которая намного опаснее этой вспыльчивой забияки, вред которой только в том, что от нее много шума! Вольна куда более серьезная противница, ведь князь любит ее, об этом все знают. И потому первой следует избавиться именно от нее.

- Что это значит? – надув губы, Варвара заложила руку за руку. – Что я такого сделала, чтобы опять оказаться под замком? Меня нельзя наказывать без причины.

- Можно, - ледяные очи князя недобро блеснули. – Можно делать с тобой, что вздумается. Бросить в реку. Заточить в подземелье. Или оставить навсегда в этом теремке. Уже никто не заметит твоего отсутствия. Зато мне ты перестанешь доставлять неприятности. И больше не возникнет надобности возиться с тобой...

- Чтобы теперь не было нужды возиться со мной, не следовало лишать меня опеки отца! – ткнула Варвара, забыв о всякой осмотрительности. До сегодняшнего дня поднятая тема считалась неприкосновенной.

В горнице водворилась тишина. Подобный упрек звучал впервые, хотя имел все основания под собой. И, тем не менее, никогда прежде Варвара не осмеливалась высказывать своих обид вслух.

- Действительно, сегодня как раз День поминовения пращуров, - вмешался Арви, пытаясь обосновать упоминание имени Гостомысла именно таким образом.

- Твой отец рискнул водить меня за нос, - Рёрик навис над Варварой. – Твой отец не сдержал своих обещаний. Твой отец – бесчестный хитрюга и обманщик.

- А ты, вообще, разбойник и убийца, - вырвалось у обиженной Варвары. Она уже долгое время унимала себя, в любых обстоятельствах оставаясь смиренной и обходительной, стойко перенося присутствие Вольны и идя на прочие жертвы. Но сейчас она уже не желает сдерживаться!

Боясь пошевельнуться и тем самым нарушить воцарившуюся тишину, Арви лишь раскрыл рот от удивления. Он даже не осмеливался воображать, что сейчас будет. Вечно эта Варвара произведет нечто эдакое, выбивающее почву из-под уверенных стоп! А тем временем, разве за такое высказывание не полагается немедленно вырвать забиячливый язык? 

- Коли так, то бесполезной лентяйке вроде тебя следует держаться тише в присутствии разбойника и убийцы, - погрозил Рёрик, который оставался, на удивление, спокойным. Арви уж ожидал, что правитель немедля отрубит им обоим головы своим любимым топором, или, по крайней мере, по сокрушающей затрещине они, точно, сегодня огребут. Варвара - за свои жалкие рыхлые оправдания, которые ничего не стоят, а он, Арви, за компанию вместе с ней. И за то, что не уберег избы Вольны.

- Мне уже нет разницы. Любая дорога ведет меня к пропасти, - Варвара вспомнила, как мечтала когда-то о дне свадьбы, представляла себе жениха и их будущую жизнь, исполненную взаимной любви. А на деле вышло, что она навсегда одна. Сирота. Да к тому же у нее перед носом по двору шляется какая-то Вольна. Она сама уже не хозяйка в собственном доме. В доме, доставшемся ей в наследство. И все это происходит по вине лишь одного человека. - Для меня не осталось радости. Все, кто был дорог мне, навсегда покинули меня. И больше никто не побеспокоится обо мне.

- У княгини есть любящий муж, который заботится о ней, - кашлянул Арви, дивясь тому, как еще Рёрик продолжает слушать все эти упреки из уст дочери Гостомысла.
 
- По сути, у меня вовсе нет мужа…- вывела Варвара. И в это же мгновение пожалела о своем двусмысленном высказывании. Все последующее происходило слишком быстро.

- А ну, иди сюда, - разозленный Рёрик бросился на Варвару. Ее последнее откровение он истолковал как жалобу на то, что перестал ночевать у нее после появления в городе Вольны. И это притом, что она всегда без особой охоты принимала его ласки. Значит, она сказала это лишь для того, чтоб позлить его. Ведь судя по всему, что она говорит и делает, как муж он ей не нужен.

Рёрик успел ухватить Варвару за широкий развивающийся рукав. От неожиданности она взвизгнула и кое-как вывернулась, отшатнувшись от него в сторону. В его руках остался только ее расписной летник, из которого она проворно выскользнула. Несмотря на то, что покои княгини были просторнее всех существующих в городе, здесь не имелось достаточно места для беготни. А Варвара никак не ожидала, что князь погонится за ней. И в итоге быстро оказалась загнана в угол, откуда ходу было, разве что, на потолок.

– Мало, значит, заботы тебе?! - заорал Рёрик, на которого ее упрек произвел то же воздействие, что и палка на разыгравшуюся собаку. - Будет тебе сейчас забота! И муж. «По сути»!

Озарившись неожиданной догадкой, Варвара предприняла попытку отмахнуться от налетевшего на нее князя, но он легко поймал ее и бросил на постель.   

- Что? Нет! – взвизгнула Варвара, которой сделалось плохо от одной лишь мысли об объятиях «любящего мужа», как выразился Арви. – Отпусти меня! – Варвара уперлась ладонями в грудь Рёрика, тщетно стараясь отпихнуть его от себя. Прежде она никогда не вступала с ним ни в какие единоборства. А теперь удостоверилась, что сие бесполезно. Он без особого труда удерживал ладонью обе ее руки, так что она уже не могла даже отбиваться. – Арви! – Варвара была готова взывать о помощи даже к ненавистному тиуну.

Приложив ладонь ко лбу, Арви вышагнул из горенки. Он не собирался вмешиваться, хотя и осуждал происходящее. «Боги, только не побоище! Не выношу этого», - подумалось тиуну, который был любителем подлостей, но не терпел рукоприкладства  вблизи себя. Будучи не дружинником, а мастером умственного труда, сам лично он не прибегал к применению силы над кем-либо, а в основном лишь грозил трепкой. Не считая, конечно, многочисленных оплеух и пинков, раздаваемых направо и налево челяди. Но эти мелочи он не принимал в расчет.

- Не тронь меня! – уже в слезах закричала Варвара, тщетно пытаясь отразить нападение. - Ненавижу тебя…

«Ненавижу тебя». И наваждение вдруг спало. Рёрик выпустил из рук истрепанную Варвару. Сорочка на ее плече была порвана, волосы взлохмачены. А сама она рыдала и не могла остановиться.

- До чего довела…- Рёрик уже был зол не только на Варвару, но и на самого себя. Бросив на нее краткий взгляд, он вышел из горенки, где за дверью ожидал тиун.

- Князь…- Арви и сам уже разволновался. И теперь был даже рад, что все обошлось, и вопли Варвары возымели действие. Рёрик оставил ее в покое, хвала богам. Если б с этой дурой что-то случилось сейчас, Роса стала бы до конца дней винить во всем одного его, на сей раз непричастного ни к чему Арви.

- Допросишь одноглазого, как только он найдется…

- Если это, вообще, произойдет, - Арви выразил сомнение в возвращении Лютвича, поскольку если тот, и правда, причастен к поджогу, то вряд ли вернется туда, где его ждет суд. – Но, как бы там ни было, завтра на рассвете я приступлю к расследованию, опрошу свидетелей, по желанию князя.

- Нет! Только не он! – в отчаянии взвыла Варвара, наконец, осознав грозную опасность, нависшую над ней. Даже это плевое обвинение в конечном счете может оказаться для нее роковым, если за дело возьмется Арви. Особенно теперь, когда у нее не осталось друзей! – Он же…Да он же все сделает так, что я одна окажусь во всем виновата! Прошу, нет! Только не ему на растерзание! - Варвара ощутила себя совсем беззащитной. Словно тело летит в пропасть, а уцепиться не за что. Как здесь оправдаться, если ее слова столь скудны и неубедительны. Что они могут доказать, если бы любой на ее месте, независимо от правды, кричал, что не виноват.

А Арви молчал, уставив взгляд в пол. Она права. Он, кончено, растерзал бы ее, но только не в нынешних обстоятельствах. Вот если б Вольна осталась в той избе и погорела б там, то это было бы совсем другое дело…Но эта дура орет и не понимает всех расчетов.

- Как будет угодно правителю, - Арви поклонился в знак того, что распоряжение ему понятно. Рёрик пошел к выходу, что полагалась и тиуну. Но Арви осмелился задержаться на краткий миг. – Княгиня…- Арви заглянул в горницу Варвары, где та продолжала рыдать, сидя на постели. Обмякшая, потемневшая и ссутулившаяся, она прижимала к груди покрывало и покачивалась будто молодая березка на ветру. Глаза ее смотрели в одну точку. У нее был столь жалкий вид, что Арви даже не хотелось сейчас над ней глумиться, хотя случай выдался удобный. Раньше он всегда мечтал увидеть ее раздавленной и униженной, прямо такой, как сейчас. Но вот когда этот момент, наконец, наступил, он что-то не ощущал радости, которую предвкушал. - Что же княгиня наделала? – прошептал Арви, попутно оглядываясь на дверь, за которой скрылся Рёрик.

- Пошел прочь! - Варвара пыталась утереть слезы, но они продолжали мчаться по ее щекам. Еще и этот змий тут издевается над ней, изображая участие!

- Годфреда убили, - Арви снова оглянулся на дверь, ожидая, что если князь еще не ушел, то тут же заметит задержку своего тиуна. Хотя, разозленный Рёрик мог давно быть уже в другом месте, забыв о своем помощнике вовсе. – Князь узнал только что. Княгиня не должна была отталкивать его от себя в такой миг.

- А что должна была? Жалеть этого злодея, убившего моего отца?! – сквозь слезы прокричала Варвара.

- Коза с волком тягалась – одна шкура осталась…- Арви покачал головой, не постигая смысла ее речей, всегда казавшихся ему не в меру запутанными. - Княгине не нужны враги: она сама себе враг…- тиун вышел.

****
- Князь, прошу простить, что вновь отвлекаю…Но вынужден напомнить, что на сегодня приглашены зодчие. Они ждут с самого утра…Вероятно, мне следует распустить их всех…- осторожно уточнил Арви, нагнав Рёрика уже возле гридницы.

- Да...Хотя...Нет, я встречусь с ними, - Рёрик решил, что болтовня зодчих сможет его немного успокоить. А он явно не спокоен после всего, что обрушилось на него сегодня.

Рёрик даже не заметил, как строители проследовали в гридницу. Лишь только когда раздался голос, он вышел из мрачных дум.

- Князь, просим позволения предложить оценить набросок сооружений задуманного образования, - после соответствующих приветствий начал старший зодчий по имени Лавр. Он был уже немолод, но зато обладал славой лучшего строителя.

- Приблизься, - подсказал Арви.

Лавр отделился от двоих своих наперсников и подступил к князю, предложив ему к рассмотрению несколько рисунков.

- И что это такое? - Рёрик недовольно нахмурился. Видя состояние князя, Арви понял, что лучше было бы перенести эту встречу на другой день. Сегодня правителю уже ничего не понравится. - Объясни мне, Лавр!

- Вот так будет выглядеть княжеская гридница. А вот так - бани, - зодчий одну за другой перелистывал картинки, на которых были в деталях изображены будущие постройки, вплоть до узора наличников окон и дверей. - Такими будут конюшни, а терем княгини мы задумали…- зодчий не успел досказать, как был прерван.

- Зачем мне эти виды на данном этапе?! - Рёрик почти не мог не раздражаться. Настроение было такое, что хотелось кого-нибудь разорвать. - Что я просил сделать к сегодняшнему дню?

- Князь просил создать примерную картину…- морща лоб, зодчий осторожно подбирал слова.

- Я просил изобразить план всех построек на местности, а не образы сих дивных сооружений! В данный момент меня волнует не то, как они будут выглядеть в готовом виде, а то, где и как все это будет располагаться!

- Князь, молю простить, что вмешиваюсь. Но такой план имеется, - молвил самый молодой зодчий, по имени Смышлен. Он протянул схему Арви, не решаясь приблизить к грозному владыке. Тиун забрал чертеж и отдал князю. Лавр оставался на месте для разъяснений.

- Так, ну и что?! - Рёрик недоуменно разглядывал схему. Было понятно, что сейчас он придерется снова.

- Если князь изволит узреть: здесь будет располагаться гридница, а вот тут терем княгини, а…

- Лавр, для начала объясни мне, где будет располагаться север, а где юг?! И ответь на такой вопрос, - Рёрик откинулся на спинку кресла, уже не смотря на чертежи. - Где, вообще, будет развернуто строительство?!

- Как и было велено, чуть южнее имеющихся княжеских теремов, неподалеку от Перыни, воздвигнутой супругой князя минувшим летом. На том холме, где сейчас развалины, оставшиеся от старого…- увидев по лицу князя, что это не ожидаемый ответ, Лавр выправился. - При истоке Волхова из озера Ильмень.

- Ну так где воды на карте?! Я, что, по-твоему, должен вообразить себе это сам?!

- Князь, мы разработали лишь планы хором. Но что касается удаленности детинца от воды, а такожде расположения относительно них, то мы не посмели взять не себя такую высокую ответственность и решили дождаться повелений князя по этому вопросу…

- Лавр, откуда мне знать, где все должно располагаться? Разве это я зодчий?! Я для того вас и пригласил, чтобы вы просчитали местность с учетом того, что помимо холма, есть еще и пойма реки, которая во время паводков окажется затоплена! Ты новгородец. И ты много раз наблюдал это явление! А не я!

- Изволение князя понятно. Все будет просчитано и соотнесено с учетом особенностей окрестностей. Предположим, здесь север, - Лавр провел перстом по чертежу, предлагая образно домыслить основные недостающие объекты. - Стало быть, нужно представить, что река протекает с этой стороны, а озеро…

- Ясно. Только из-за того, что я должен все это представлять, не имея возможности видеть на ваших рисунках, мне все-таки не ясно, на каком конкретно расстоянии будут удалены постройки друг от друга и от реки? Каковы, вообще, охваты строительства?! - Рёрик снова принялся разглядывать план построек.

- Мы можем оставить имеющиеся размеры, увеличив…- Лавр был смущен бесконечным порицанием.

- А это что? - не дослушал Рёрик, обведя в круг некий загадочный символ на карте.

- Это гридница. А рядом избы для дружины, сиречь, малые гридницы…- пояснил Лавр, предчувствуя новые нападки. Он мельком бросил на двух своих приятелей взгляд, ищущий поддержки.

- Лавр, я для чего, вообще, все это затеял?! - Рёрик испытующе оглядел растерянного зодчего, который не смог найти ответ или, попросту, не решался высказаться. - Для того чтобы малая дружина, мои гриди, обитали возле меня. А не как сейчас: по всему городу! А если я завел это именно для того, то почему, тогда, я спрашиваю, здесь только восемь изб?! Их две сотни человек! Где остальная дружина?!

- Мы не рассчитывали, что сегодня князь пожелает…- Лавр уже побледнел.

- Князь, очевидно, это лишь приблизительный набросок. Надо думать, что там, где они расположили на картинке один квадрат, на самом деле будет находиться пятьдесят дворов, а не один, - решил заступиться Арви.

- Если это так, то по размеру все соотнесено неверно. Ее терем не может быть в три раза больше пятидесяти изб, - Рёрик встал из-за стола. - Короче говоря, подготовьте мне приемлемый план, а не эти выдумки вашего воображения. Поражаюсь, как вы еще смогли выстроить что-то Гостомыслу!

- Мы создали половину княжеских построек, включая и дворище…- зачем-то вмешался третий зодчий.

- Мне это известно, Албыч! Вот поэтому я и удивляюсь! К следующему разу вам следует нанести не только реку и озеро, но и линию окружного вала со рвом и указанием мест, где будут мосты! На сегодня - все!

Когда зодчие вышли от князя, был уже поздний вечер. Впрочем, на улице оказалось не так уж и темно. Сугробы отражали свет луны и звезд. Из окошек изб вырывались уютные огоньки. Атмосфера была приятная. Снег хрустел под ногами мастеров. Они почти сразу принялись обсуждать между собой минувшую встречу.

- В прошлый раз он был не так прихотлив…- констатировал Лавр, неся подмышкой эскизы.

- С виду был-то он, может, и неприхотлив, да на деле оказался переменчив и норовист, - подчеркнул Албыч, кутая пушистый лисий хвост вокруг шеи.

- А я-то поначалу решил, что нам повезло: заплатит много, спросит мало, - отозвался Лавр.

- А вы заметили, как он разозлился из-за этих рек и озер, что мы не пририсовали? - подмигнул Албыч.

- Ну, здесь он ожидаемо рассерчал, - пожал плечами молодой Смышлен. - Я еще с самого начала предлагал сделать рисунок на местности…

- Да не в этом дело, - махнул рукой всезнающий Албыч. - Суть не в том, что ему было непонятно (разобрался же в итоге, сколько там изб), а в том, что боится он тут оставаться, братцы. Истинно говорю вам.

- Правда что. Больно укрепленное убежище выходит. И вал, и ров, а с другой стороны река и озеро. Все водами зашито, не подступиться, - согласился Лавр, запахивая шубу поплотнее. - Мраз крепчает, однако. Уж весна на носу, а снег не перестает...

- Так ведь строительство собирается на земле старой крепости…Наши предки знали, где строить, - предложил свою версию Смышлен. - Видно, потому и захотел он там устроиться, что место удобное. Проверенное.

- Нет, Смышлен. Ты старшему-то внимай. Дело тут в другом…Боится он...

- Вы еще здесь?! - вдруг прозвучало возле зодчих.

Неожиданная реплика принадлежала князю, который внезапно возник возле беседующих. Видимо, он вышел из гридницы и наткнулся на них. Зодчие не слишком далеко успели уйти. Было неясно, слышал он или нет их разговор. И как это они столь опрометчиво?!

Албыч, возникавший больше всех, даже подавился слюной, думая про себя: «Неужели князь слыхивал?».

- Государь, мы лишь…- засмущался Лавр, который уже воображал, как их головы срываются с плеч.

- Ну идите уже. И чтоб все было выполнено к пятнице. Иначе утоплю всех в Ильмене!
 
После того, как Рёрик ушел, зодчие забеспокоились пуще прежнего. В особенности переживал Албыч.

- Зря мы за это взялись. Правда, ведь утопит! - сетовал Албыч. - Разговаривает с нами так, словно мы ему тут челядь бесправная! Надо было отказаться! Того гляди, еще и впрямь удавит!

- Да это он так пошутил, - закатил глаза Смышлен. - Впрочем, если мы строим также умело, как и рисуем, то, возможно, и утопит. Но только не в конце недели, а через пару лет, по завершении строительства…

****
За окном стемнело. На опустевшей улице замолкли голоса. Новгород погружался в сладостный сон.

- Васса, дай на раз какие-нибудь побрякушки…Поскорее…- Вольна торопливо завязывала на стройной талии поясок. – Нег захотел увидеться. Все же соскучился. А я еще упрекала его…

- Вот видишь…Он лишь был занят эти дни…Придется эти тебе примерить…- Васса протянула подруге красноватые каповые бусы и такие же сережки.

- Ха, придется, - Вольна сразу же вспомнила украшение, которое изволила обругать. – Как назло, все одежда в избе той осталась. Все украшения…Ты пригляди за детьми, пока меня не будет...- скомандовала Вольна, кое-как прихватывая растрепанные волосы.

- Вот, платок мой накинь, - Васса приложила к плечам Вольны красивую материю.

- Нет, это не надо, - Вольна отпихнула руку подруги. – У тебя лишь один платок. Не хочу, чтоб нас путали…

- Как знаешь, - Васса забрала свою шаль обратно.

****
Всего одна свеча освещала внутренние покои гридницы, и та догорала. Рёрик задремал на накрытом шкурами деревянном настиле. Под его головой были сложены комком какие-то вещи. Для отдыха ему не требовались пышные подушки и мягкая перина. Наверное, оттого убранство гридницы было простым. Вдоль окон шли широкие лавки, над ними весели почти пустые полки. Левее от входа, на столе, были брошены ножны с кинжалом. На остывающей печи примостился кувшин с водой и какая-то еда. На сундуке у входа валялась шуба, небрежно брошенная князем.

- Нег, ты спишь? – раздался голос в тиши сонных покоев. И чье-то дыхание коснулось кожи Рёрика.

Спросонья ему показалось, что голос принадлежит Варваре. Но, разумеется, это не так. Он же сам приказал не выпускать ее из терема.

Рёрик приподнял веки и оглядел нарядную Вольну. Свеча зашипела и погасла. В горенке сделалось темнее, чем в погребе. Рёрик обхватил гостью и привлек к себе.

- Здесь так неудобно. Как ты можешь тут спать? - цыкнула Вольна, которой пришлось не по нраву жесткое ложе, не предназначенное для ночного отдыха. И все же она не стала развивать тему неудобной обстановки гридницы, поскольку рука Рёрика уже потянулась к ее подолу. – Подожди, мне так не нравится, ты же знаешь, - Вольна принялась стаскивать с себя одежду. Она не любила, когда ей задирают юбку, словно какой-то подвернувшейся под руку рабыне, отловленной в спешке. – Почему ты молчишь?

Рёрик, и правда, еще ни разу не обратился к ней. Ему не хотелось говорить. Он прикоснулся к губам Вольны, она перестала балаболить, и он подмял ее под себя. Ее тело было охочим до ласк. Наделенная строптивым нравом, она была удивительно податлива в такие моменты. И не только никогда не отказывала в близости, но часто и сама являлась устроительницей сей формы досуга и знала в том толк. И все же сегодня  Рёрику не хотелось долго с ней возиться. Да и не хотелось, чтоб, по большому счету, она даже что-то делала. После ссоры с Варварой настроение было неподходящим для нежных объятий. Весь остаток дня ее слова звучали у него в ушах. Наверное, ничего другого он и не должен был ожидать от женщины, оставшейся, по его милости, сиротой. С другой стороны, разве он не оберегал и не защищал ее все это время? Она ни в чем не нуждалась, кажется. Коли ей столь плохо жилось, то пусть теперь обходится без него. Он-то без нее прекрасно обойдется.

- Любимый, - простонала Вольна. И ее голос заставил Рёрика вернуться в гридницу, которую мысленно он покинул.
;
Время ушло за полночь. В гриднице вновь стало светло. Свечки потрескивали. От печки шло тепло. Закутавшись в верюгу, Вольна лежала на плече Рёрика и гладила ладонью его грудь.

- Нег, я хочу, чтобы в тереме, который ты построишь для меня, было много гульбищ. И обязательно повалуша наверху…- Вольна больше не желала жить в простой избе. Она любимица князя. Ее покои должны быть не хуже, чем у княгини. - Еще мне надо, чтобы там не было поблизости ни курятников, ни амбаров! – подчеркнула Вольна. Обычно дома располагались вплотную к хозяйственным постройкам, что было удобно зимой. Но у нее ведь будет не какая-то крестьянская бревенка. Пусть не жалеют дров, и все протопится. - Возле той избы был сенник. Может, потому она так быстро и сгорела…Ты внимаешь?

- Ага…- Рёрик подложил руку под голову и устремил взгляд в темноту потолка.
 
- А крыльцо должно быть очень большим. Таким, чтоб там можно было сесть за столом…

- Иди к детям, уже поздно…

- Что значит – «иди к детям»? – Вольна привстала на локте и вонзила в Рёрика разгневанный взгляд. – Ты разве позвал меня сюда только для того, чтоб возлечь со мной?!

- А надо было прийти к тебе в избу Вассы?..- Рёрик оглядел возмущенную Вольну и испытал то неприятное чувство, которое в последнее время посещало его все чаще. Вот красавица, которая принадлежит ему. Она здесь, рядом с ним. И даже сейчас. Кажется, определенные устремления тела вполне утолены. Оно чувствует себя отдохнувшим и довольным. Но зато сам он не доволен. В его душе нет и кратковременного чувства радости. И виной тому не Вольна. А Варвара. Потому что он хочет, чтобы сейчас возле него была именно она. Он хочет ее.

- Я разве шлюха, которую можно легко выгнать вон?! – обиженная Вольна принялась, как попало, напяливать сорочку, поскольку хотела поскорее уйти.

- Если хочешь, можешь оставаться…- Рёрик зевнул и закрыл глаза. А вскоре поймал себя на мысли, что даже не заметил, как Вольна ушла. Он слышал только ее прощальные вопли и грохот двери, но сам момент, как она выходила, он упустил. Наверное, потому что не смотрел на нее.

гл 80 Идея http://www.proza.ru/2018/04/30/2076

 


Рецензии
Много событий наполняют эту главу, дорогая Анна! Как всегда, написано драматически, интригующе, эмоционально! Вольна-злодейка в своём репертуаре! Бедная Варвара вновь сама себе вредит! Ох, допрыгается она в своей отчаянной смелости!! Но всё равно она мне нравится - обаятельный образ! С уважением,

Элла Лякишева   17.06.2018 11:14     Заявить о нарушении
Спасибо, Элла , за приятный отзыв ! Я рада, что образ Варвары Вам по душе :))

Лакманова Анна   18.06.2018 23:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.