Уникальность казачьего быта, культуры, традиций

В настоящее время казачьи войска занимают огромные пространства в Европейской  и Азиатской России. На этом пространстве расселено в настоящее время 11 казачьих войск, которые по своей численности идут в следующем порядке: Донское,  Кубанское, Оренбургское, Забайкаль-ское, Терское, Сибирское, Уральское, Астраханское, Семиречинское, Амурское и Уссурийское.
В общественном сознании, в научной литературе и публицистике всегда и особенно в последнее время господствующее положение занимала и занимает мифологема о трех составных частях, трех источниках образования и функционирования казачьей общности. Имеются в виду воинская служба, землевладение и самоуправление. Без этих элементов не обходится ни один серьезный труд по истории и проблемам возрож-дения казачества. Действительно,  эти вопросы всегда наличествовали при рассмотрении культурно-исторического пространства казачьего субъэтноса.
Испокон веков все казачьи войска занимались, промыслами, торговлей, в  походах и войнах стремились больше захватить чужого добра. Казаки всегда стремились взять как можно больше в плен чужеземцев… Этим самым они преследовали вполне определенные цели. В немалой степени они руководствовались соображениями будущей коммерческой выгоды. Ясырь (пленные) тем самым служили существенным источником доходов казаков в их торговых делах. Для продажи «московитам» казаки предлагали редкий, даже экзотический товар, товарясырь – пленных турок, турчанок, татар, черкешенок и других представителей окрестных им народов. Товар этот они поставляли на Русь вплоть до начала 17 ве-ка. Кроме ясыря, казаки продавали лошадей, различные военные трофеи, а несколько позже – соленую и вяленую рыбу, зубровые и лосиные шкуры, меха выдры, бобра, соболя, черной лисицы.
Сами же покупали пшеничную и гречневую муку, овес, пшено, горох, холст, сермяжное сукно, юфть, шубы, бумагу, восковые свечи, тага-ны, железо, мыло, решета, сита, а также многие другие необходимые в быту товары. Торговые люди из ближних городов, Воронежа, Белгорода, Валуек, Ливен, Ельца, Орла и других, привозили к ним хлеб, вино и мед, оружие и боеприпасы. Обменивались и избытком  казачьей добычи: лошади, персидские и турецкие товары.
Казачья самобытная народная культура пережила за  столетия своего развития немало взлетов и падений. Сегодня на волне подъема казачьего движения,  ее возрождение приобретает неоценимое значение. Поэтому важно определить ее истоки, выявить основные традиции, пока-зать процесса взаимовлияния национальных культур. Казачество как социальная общность является исключительным феноменом отечественной и мировой истории и культуры, поскольку одновременно мы  наблюдаем быт и общение людей различных – прошлых, настоящих и будущих – культур. Именно в казачестве протекает внутренний диалог и процессы взаимопорождения, взаимопроникновения этих культур. Наиболее от-четливо данное суждение проявляется в системе казачьего самоуправления, которая выступала для казачества в былые времена и в настоя-щий период как форма свободного решения и перерешения своей судь-бы, судьбы своей культуры. Это способствует развитию в казачьем само-сознании исторической и всеобщей ответственности за будущее своего края и его жителей. Культура казаков в своем развитии за свою историю прошла несколько важных периодов. Становление духовной культуры казачества, складывание обычаев, появление тех или иных праздников, развитие фольклора в значительной мере определялись двумя обстоя-тельствами: достаточно поздним утверждением православия  и военным образом жизни казачьего сообщества.
Только в 17 веке казачьи земли официально вошли в состав патриарших областей. Это означало, что по всем церковным вопросам теперь требовалось обращаться к главе Русской православной церкви. Кроме средоточения православной обрядности, войсковые монастыри, так же как и церкви, стали центрами распространения грамотности, ибо на казачьих землях первые светские школы появились только в конце 17 века Православные обители – монастыри и храмы, помимо того, хранили культурные ценности казачества. Тем самым они выступали носителями православно-культурных норм, органично дополнявших казачью субкультуру. У казачества по сей день сохранилось  большое количество интересных традиций и праздников. Особо хотелось бы остановиться на родильной обрядности. Эти обряды сопровождали появление ребенка на свет, символизировали его принятие в семью и общину, помогали очи-ститься, защититься от влияния недобрых сил. Исследователи диффе-ренцируют их на три группы, соответственно названным функциональным праздникам. Надо сказать, обряды, связанные  с рождением ребенка, включали в себя многие предрассудки, суеверия и действия, направленные на рождение сына, поскольку в среде казаков оно имело особую ценность. На свет рождался казак, продолжатель рода, будущий воин и владелец земельного пая.
«Казачьему роду – нет переводу!» - гордо говорили казаки, имевшие сыновей. С этой целью над кроватью они вешали ружье и саблю, а также нередко вместо подушки клали седло и проводили иные подобные действия. Когда же женщина готовилась рожать, то в доме отворяли все двери. Новорожденного тщательно берегли от «сглазу».
Пред младенцем, до совершения над ним таинства крещения, горела восковая свеча для защиты от  злого духа. Во время обряда крещения в купель бросали шарик из воска   с волосами мальца: потонет шарик – ребенок умрет, будет плавать – проживет долго. Крестные отец и мать незаконно-рожденного малютки обязательно при крещении перевязывали себя уздою, поскольку они символизировали некую нравственную си-лу. Вероятно, такая перевязь должна была уберечь ребенка в будущем от неблаговидных поступков, а его крестных родителей защитить от «дурного» влияния роженицы и божьего гнева за участие в акте крещения внебрачного дитяти. Для сохранения новорожденного в пятницу не заваривали в доме квас, а то, как считали казаки, дьявол будет купать  в нем малыша. Матери запрещалось ругать своего ребенка непотребными (неприличными) словами и проклинать, иначе он обратиться в «нечисто-го» и исчезнет. Воспитание детей, особенно мальчиков, преследовало одну цель: воспитание воина. Новорожденному, «на зубок» казаки при-носили пулю, у изголовья крохи – казачка клали саблю, пистолет, лук, ружье. Существовал и обряд посвящения в казаки. Едва дождавшись первого зуба, отец сажал сына на коня, привязывал к поясу саблю и впервые подрезал чуб. Безусловно, обряд имеет достаточно древний ха-рактер (мотив волоса) и свидетельствует об особом отношении казаков  к детям. Мотив волоса в древнеславянской мифологии – это мотив женщины, поэтому подрезание чуба, вероятно, подчеркивало мужскую сущ-ность мальчика, его символический отрыв от материнской природы, его будущий статус воина – казака. Слышал рассказ родных и близких о по-ходах и сражениях, малолетки порой говорить начинали не со слов «па-па» и «мама», а со слов «ау» (стрелять) и «чу» (скакать на коне). Трех-летние казачата умели ездить верхом на лошади по двору, а пятилетние бесстрашно скакали на лихом дончаке по улицам города на радость отца и матери. С четырнадцати лет мальчик джигитовал и рубил лозу шашкой. К шестнадцати годам брал  призы на военных смотрах, а отец покупал форму, оружие и коня. С девятнадцатилетнего возраста казаки на-чинали служить Отечеству, и нередко, провожая сына в армию, родители не знали, увидят ли его вновь.
 Вот почему и проводы на службу, и благополучное возвращение служивых казаков домой давали повод достойно отметить эти события. Незадолго до призыва казак ходил по гостям и приглашал на проводы, которые устраивались в доме новобранца. Кульминационным моментом считалось родительское благословение, во время которого отец напутст-вовал иконой, а мать вешала на шею сына образок и  мешочек с родной землей. После этого казак выходил во двор и садился на коня. Дальше он ехал либо к церкви, где служили молебен, либо на площадь.
Сейчас остро стоит задача возрождения казачества. И если браться за ее решение не на словах, а на деле, то в первую очередь надо пом-нить о том, что если сейчас не предпринять необходимых мер, то бук-вально в течение  ближайшего десятилетия исчезнут последние носите-ли традиционного менталитета казачества, уйдут из жизни люди, храня-щие в  своей памяти сведения об обычаях, обрядах, верованиях прошло-го, о языке и фольклоре, в которых запечатлелись духовная культура предков. Если не зафиксировать сейчас то, что стремительно исчезает, полнокровное изучение народной культуры, возврат и внедрение в жизнь массы полезных вещей для нравственного здоровья будущих поколений станут практически невозможным делом.


Рецензии
Саша, мне понравилось то, что ты обнародовал о казачестве. Мне многое хотелось узнать о казачестве, поэтому обращался и к Потуроеву М.М., и к Злобину А.С. Потуроев отказал мне в написании статьи в выпускаемую мной некогда газету, сославшись на занятость, а Злобин рассказал о своих казачьих делах на примере Новодеревеньковского района. У мня есть книги и о Донских казаках.

Николай Зеленин 2   31.10.2018 14:52     Заявить о нарушении