Начало раскола

19 век прошёл на Украине под знаком  двух культур - русской и польской.
Заветной мечтой польских патриотов было восстановление независимости Речи Посполитой. Новая Польша виделась им не иначе, как «от моря до моря», с  включением в ее состав Правобережной (а если удастся, то и  Левобережной) Украины и Белоруссии. Но сделать это без содействия местного населения было невозможно. И руководители  польского движения обратили внимание на малороссов. Поначалу их просто хотели ополячить. Для этого в панских усадьбах стали открывать специальные училища для крепостных, где крестьянских детей воспитывали на польском языке и в польском духе.
Возник даже специальный термин – «третья уния», которая после первой государственной унии 1569 года, когда Польша и Великое княжество Литовское и Русское объединились в одно государство, и второй, церковной унии. Когда в 1596г христиане Украины и Белоруссии были оторваны от Православной церкви и поставлены под контроль католичества, должна была привязать Украину  к Польше в сфере культуры. Однако откровенная политизация не удалась, да и  гордая польская шляхта вовсе не собиралась брататься со своими крепостными рабами. Тогда тактика была изменена.
«Если Гриць не может быть моим, то пускай,  по крайней мере, не будет ни моим, ни твоим» - так сформулировал эту политику видный польский деятель, ксендз В. Калинка. Еще откровеннее был военный лидер польского движения генерал Мирославский: «Бросим пожар и  бомбы за Днепр и Дон, в сердце России. Пускай уничтожают ее. Раздуем ненависть и споры в русском народе. Русские будут рвать себя собственными когтями. А  мы будем расти и крепнуть».
Новое идеологическое движение получило наименование украинофильства. Его  проповедники особое внимание сосредоточили на малорусской интеллигенции. Малороссам внушали, что они представляют собой национальность, отдельную от великороссов и порабощенную последними, призывали отказаться от русского литературного языка и разработать «свой» особый литературный язык. Самостоятельную культуру. Эта пропаганда не имела успеха. Образованные малороссы всей душой любили народные обычаи, песни, говоры, но при этом, несмотря на усилия украинофилов, продолжали оставаться русскими. Еще меньше, чем среди интеллигенции, были успехи украинофилов среди простого народа. Широкую известность получил… случай с приехавшим в малоросское село молодым священником, который обратился к крестьянам с проповедью на народном наречии. Крестьяне очень обиделись, потому, что батюшка говорил о Боге тем языком, каким они  «в шинке лаются меж собой». Другим центром подрывной деятельности против русского народа стала Австрия, которой принадлежали тогда, Галиция, Закорпатье и Буковина. Сегодня невозможно поверить. Что еще в конце 19- начале 20 веков коренное население – русины – не отделяли себя от русского народа и русский язык считали родным. Такое положение очень тревожило центральные власти в Вене, которые справедливо полагали, что языковая близость этих провинций с Российской империей в конце концов приведут к их воссоединению. Еще в начале 19 века, когда Львовский митрополит обратился к властям с просьбой разрешить преподавать в народных школах для галицко-русского населения  на местном наречии (а не польском языке), галицкий губернатор Гауэр ответил, что такая мера нежелательна по «политическим причинам» поскольку  народные говоры галичан являются «разновидностью русского языка».
Аналогично позднее высказался и другой наместник австрийского императора в Галиции граф Голуховский (поляк по национальности). Он заявил, что введение в галицкие школы народного  языка будет стимулировать интерес учащихся к  произведениям русской литературы, усилит тяготение населения к России, даст «ло-зунг к русификации края» и, в конечном итоге, приведет к воссоединению галицких  земель с Россией. Так продолжалось десятилетиями. Но вот в 1848 году вспыхнула революция и привела к национальному возрождению всех народов Австрийской империи. В Галиции произошли революционные  волнения польской части населения. Однако русины в них участие не приняли – не желали поддерживать поляков. Это подсказало австрийцам мысль о  возможном использовании русинов против поляков. Глава австрийской администрации в Галиции граф Ф.С.Стадион фон Вартгаузен вызвал к себе представителей русского движения и заявил, что если галичане будут по-прежнему считать себя одной нацией с великороссами. то властям не останется ничего другого, кроме как договорится с поляками и вместе бороться с русскими. Однако в случае согласия галицко-русского населения объявить себя самостоятельной нацией, оно может рассчитывать  на помощь Вены и лично его, графа Стадиона. В тех условиях у галичан не было выбора. Появилось на свет заявление: «Мы – не русские, мы – рутены», провозглашавшее существование  отдельной «рутенской» народности (наименование «украинцы» было пущено в  ход позднее). Но все эти планы оказались под угрозой, так как революция продолжалась, а австрийские правительственные войска потерпели поражение от повстанцев и Австрия вынуждена была просить помощи у России. Государь император Николай 1 Павлович направил против революционеров русские войска, которые должны были пройти через Галицию и Закарпатье. Крупнейший закарпатский краевед П.Сова отмечал, что проходя через Закарпатье многие солдаты были убеждены, что находятся еще в России, и спрашивали, где же будет наконец, земля неприятельская, мадьярская. Русское возрождение Галиции, Буковины и Закарпатья продолжалось именно как русское, а не «рутенское», и не «украинское». Вена несколько лет терпела такое положение, но в 1854 г, после совместной англо-франко-турецкой агрессии против России, политика  в русских областях изменилась. Снова стали закрываться русские газеты, на галицко-русских общественных деятелей стало оказываться давление. Австрийский наместник в Галиции граф А. Голуховский заявил:  «Рутены не сделали, к сожалению, ничего чтобы надлежащим образом обособить свой язык от  великорусского. Так что приходится правительству взять на себя инициативу в этом отношении». Галичане оправдывались, приводили аргументы, называли сложившееся положение объективной реальностью. Но в Вене уже возобладала антирусская политика и там уже не желали слушать ни аргументов, ни объяснения. Спешно стало сколачиваться «рутенское» движение, которое в противовес традиционной «старой» русской ориентации, стало называться «Молодая Русь, и  щедро финансировалась австрийским правительством. «Пустить  русина на русина, дабы они сами себя истребили» - так в узком кругу формулировал эту политику граф Голуховский. Однако, несмотря на усилия «Молодых рутенов», активно поддерживаемых  властями, галичане, за очень малым исключением, считали себя русскими и при любом удобном случае подчеркивали это. После провала «Молодых рутенов»,  правительство решило обратиться за помощью к деятелям польского движения, с которыми оно в ту пору успело уже помириться. Поляки взялись за «розбудову» малорусской (укра-инской, рутенской) нации и, прежде всего за создание « самостийного» украинского языка. Подмена народного русского языка на придуманный  украинский происходила декретами сверху и контролировалась польскими «реформаторами». Конференции народных учителей 1896г отмечали, что  школьные учебники стали непонятными не только для учащихся, но и для обучающих, требовали  создания для учителей объяснительного словаря. Однако протестовавших школьных учителей и чиновников изгоняли с работы. Наверное, украинофильство в российской Украине так же тихо и скончалось бы, как в свое время скончалось без поддержки народа в Галиции искусственно созданное движение «рутенов», но на беду русского народа в России произошла революция 1917 г., и к власти на Украине пришли украинизаторы Центральной Рады, а потом и советские коммунисты, которые с присущей им энергией и беспощадностью начали насаждать «украiнску мову». Однако безумная, бесконечная украинизация всего и вся, превратившаяся в войну с собственным народом. Некоторое послабление для русского языка на Украине произошло лишь в 1938 году. Тогда вновь открылась всеукраинcкая газета на русском языке - «Советская Украина». В крупных городах населению предоставили возможность выбрать язык обучения в школах. Причины? И.В. Сталин готовил страну к большой войне. Уже были устранены от власти, в том числе и физически, революционеры-интернационалисты «ленинской гвардии» считавшие русский народ лишь топливом для пожара мировой революции. Уже произошла кровавая чистка Красной Армии, и для победы в войне опять была нужна поддержка русского народа, как народа государствообразующего. А воспитанная в  ненависти ко всему русскому польскими гражданами Галиции Украина становилась пороховой бочкой, которая могла опять уничтожить Государство Российское, которое тогда называлось – Советский Союз. Для войны был нужен опять единый, а  потому непобедимый русский народ. В будущей войне фронтовые военачальники будут просить прислать в пополнение только русских солдат. Будущий маршал Советского Союза И.Н. Баграмян, сам нерусский по национальности, будет считать часть, в которой менее 50% русских бойцов, небоеспособной и требующей переформирования. 

 


Рецензии