Беседы с мудрецами Джордж Карлин

Сегодня наш медиум мысленно связался американским актером и писателем Джорджем Карлиным и вступил с ним в воображаемую беседу.

Справка: Джордж Денис Патрик Карлин (12 мая 1937, Манхэттен, Нью-Йорк –
 22 июня 2008, Санта-Моника, Калифорния) — американский комик в жанре стендап-комедии, актёр, писатель, сценарист, продюсер, обладатель четырёх премий «Грэмми» и премии Марка Твена. Автор 5 книг и более 20 музыкальных альбомов, снялся в 16 фильмах.
Карлин известен своей политической проницательностью, чёрным юмором, лингвистическими наблюдениями, наблюдениями в психологии, религии и монологами на многие запретные темы.
Джордж Карлин получил звезду на аллее славы в Голливуде за вклад в развитие театра. В 2004 году Карлин занял второе место в списке 100 величайших комиков по версии канала Comedy Central.


М. – Уважаемый  господин Карлин, Вы как человек разносторонний и проницательный, много повидавший и передумавший, наверняка знаете, что такое счастье и как его достичь?

Д.К. – В жизни все просто: счастье целиком зависит от везения и от генов. Все сводится к генам и к везению. А если задуматься, то и гены – это вопрос везения.
 
М. – Да, как писал наш  замечательный поэт Б. Окуджава: «Ваше благородие, госпожа Удача, /Для кого ты добрая, а кому –  иначе»…
Тем не менее, в нашей стране, внезапно провалившейся в олигархический капитализм, многие считают, что для счастья нужно иметь как можно больше движимого и недвижимого имущества, желательно в «цивилизованных странах». Эти люди не ждут удачи, а просто захватывают все, до чего могут дотянуться. Видимо, они генетически предрасположены к богатству.

Д.К. –  Собственность – обман. Никто ничем не владеет. Когда Вы умрете, все останется здесь.

М. – Значит, не стоит переживать из-за отсутствия богатства?
Недаром мудрейший Демокрит писал: «Я пришел нагим на землю и нагим уйду под землю. И зачем попусту я тружусь, видя свой нагой конец?»
Вы согласны?

Д.К. –  Живи так, будто этот день – последний, и однажды так оно и окажется. А ты будешь во всеоружии.

М. – Это очень трудно. Кроме того, люди думают о будущем потомков и хотят обеспечить им «сладкую жизнь».

Д.К. –  Дети не могут быть нашим будущим, потому что ко времени, когда настанет будущее, они уже не будут детьми.
Как вы уже могли заметить, мне всегда нравится представлять тщательно обоснованные аргументы.

М. – Да, это заметно. Но Ваше замечание касается чужих детей.  Ведь каждый в душе считает, что его дети особенные и достойны всего самого лучшего.

Д.К. – Если все дети особые, почему из них вырастают обычные взрослые?

 М. – Возможно, их неправильно воспитывают? Но все родители, как правило, хотят им помочь.

Д.К. –  Если вы хотите узнать, как помочь своим детям, – отстаньте от них!

М. – Иные родители не могут отстать от своих уже взрослых детей, потому что не привыкли жить своей собственной жизнью. По этой же причине  многие люди боятся уйти с работы и оказаться невостребованными. Они не знают, чем себя занять и что с собой делать. Что Вы им посоветуете?

Д.К. –  Продолжайте учиться. Узнайте больше о компьютерах, ремеслах, садоводстве, о чем угодно. Никогда не оставляйте мозг в лености.
"Праздный мозг – мастерская дьявола". А имя дьявола – Альцгеймер.

М. – Ну, это болезнь, и от нее никто не застрахован, даже бывший президент США.
Однако есть и другой дьявол, зло, разрушающее судьбы еще не старых людей. Почему это удается?

Д.К. –  Говорим слишком много, любим слишком редко и ненавидим слишком часто.

М. – Возможно, дело в том, что трудные обстоятельства часто заставляют людей работать с утра до ночи на износ и многое терпеть от начальства и всяких чиновников, чтобы просто выжить? Так накапливается злость против несправедливого устройства мира.

Д.К. –    Знаем, как выжить, но не знаем, как жить.

М. – Это непросто: надо подняться над повседневными заботами и заняться каким-нибудь творчеством или иметь любимое занятие для досуга. Такой человек в глазах окружающих может выглядеть эгоистом, уходящим от проблем. Впрочем, как определил ваш остроумный соотечественник  А. Бирс: «Эгоист: человек дурного тона, больше интересующийся собой, чем мной».
 Может быть, это даже хорошо?

Д.К. –  Что хорошего в эгоистах? Они не обсуждают других людей.

М. – Ну, случается иногда, но в целом не особенно стремятся заглянуть в чужие души. А что бы случилось, если бы все понимали, что думают о вас другие?

Д.К. –  Если бы каждый мог читать чужие мысли, было бы больше убийц.

М. – Значит, хорошо, что мы пребываем в иллюзии, будто находимся среди порядочных людей. Ведь нормальный человек не станет вредить кому бы то ни было без особых причин.

Д.К. –  Каждый третий житель планеты страдает от той или иной формы психического заболевания. Подумайте о ваших двух лучших друзьях. Если они в порядке, то это должно быть вы.

М. – Мои друзья, безусловно, в порядке, но я, хоть и неврастеник, тоже вполне безопасен для окружающих. Может быть, иные люди приносят ближним неприятности не по злобе и не из-за психических расстройств, а просто по глупости. Ведь глупость – страшная сила.

Д.К. –  Задумайтесь о том, насколько туп среднестатистический человек, а затем прикиньте в уме, что половина из них еще тупее.

М. – Ужас берет. И ведь многие из них считают себя умными, легко пробиваются в начальство и поучают других. Хорошо, если глупец понимает свою недалекость и ведет себя скромно.

Д.К. – Большинство людей с низкой самооценкой заслужили её.

М. – Вы относитесь к людям довольно строго. Боюсь, не все Ваши высказывания могут понравиться окружающим.

Д.К. –  Я разговариваю сам с собой, потому что я единственный человек, чьи ответы мне нравятся.

М. – Вы знаете, что это не так. Вот и мне тоже интересно с Вами беседовать, потому что Ваши ответы оригинальны.

Д.К. – У меня есть одна такая дурацкая привычка — «думать» называется.
 Из меня вышел не очень хороший американец, потому что мне нравится составлять своё собственное мнение обо всем.

М. – Тогда, Вы, вероятно, можете ответить на «вечный вопрос»: в чем смысл жизни?

Д.К. –  Не успеешь найти смысл жизни, как его уже поменяли.

М. – Да что Вы говорите! Ведь есть неизменные ценности – религия, например.

Д.К. –   Религия – величайший обман человечества.

М. – Почему Вы так считаете?

Д.К. – Вы только вдумайтесь, религия смогла убедить людей, что есть невидимый мужик, который живёт на небе, и наблюдает за тем, что вы делаете каждый день, каждую минуту... И у невидимого мужика есть список из десяти вещей, которые он не хотел, чтобы вы когда-либо делали! И если вы сделаете хоть одну из этих десяти вещей, у него есть специальное место, полное огня, дыма, жара, страданий, боли, куда он отправит вас, чтоб вы мучились! Горели! Задыхались! Кричали! И плакали! На веки вечные, до скончания времён!.. НО ОН ЛЮБИТ ВАС!

М. – Сильно сказано. А ведь Вы воспитывались в религиозной семье.
Как же Вы пришли к таким взглядам?

Д.К. – Я серьёзно пытался верить в Бога, но я вам так скажу: чем дольше живёшь, чем больше смотришь вокруг, тем больше понимаешь: что-то пошло наперекосяк. Война, болезни, смерть, разрушение, голод, грязь, нищета, пытки, преступность, коррупция и «Звёзды на льду»… Что-то определённо идёт не так. Это не есть хорошая работа. Если это лучшее, на что способен Бог, то я не впечатлён. Таким результатам не место в резюме наисовершеннейшего существа. Такой дряни можно ожидать от временного офисного работника с дурным характером.

 М. – Думаю, многие были бы шокированы как формой, так и содержанием этого высказывания.  Наверное, люди сочли бы Вас циником.

Д.К. – Внутри каждого циничного человека живет разочарованный идеалист.

М. – В чем же Вы разочаровались?

Д.К. – Я разочаровался в своём биологическом виде и… я разочаровался в моих соотечественниках. Потому что я думаю, что мы разбазарили великие дары. Я думаю, что людям были даны великие дары: прямохождение, бинокулярное зрение, отстоящий большой палец, большой мозг… Мы выросли. У нас были великие дары, и мы отказались от всего этого за деньги и Бога… Мы отказались от всего этого за суеверия, примитивные суеверия, примитивную дрянь… Невидимый мужик в небе, глядящий вниз, следящий за всем, что мы делаем, чтобы убедиться, что мы не делаем неправильные вещи, а если мы их делаем, он отправляет нас в ад, где мы горим вечно. Такого рода дрянь — огромное ограничение для такого мозга, как наш. И мы ограничиваем сами себя. А потом мы хотим игрушку, и прибамбас, и золото, и блестящие вещи, и мы хотим что-то такое, чтобы его включить в розетку и оно делало для нас большие-пребольшие вещи… И все это — ничто!

М. – А Вы не преувеличиваете?  Возможно, разочарование заставляет Вас видеть мир необъективно?

Д.К. – Это не просто выпускание пара. У меня есть немного улик, чтобы подкрепить своё заявление. Мне просто кажется, что только действительно низкоинтеллектуальное население могло взять этот прекрасный континент, этот величественный американский ландшафт, который мы унаследовали. На самом деле мы украли его у мексиканцев и индейцев, но эй, он был хорош, когда мы его украли, смотрелся хорошо, он был нетронутым. Раем.
В последнее время видели его? Хорошенько рассмотрели? Это возмутительно. Только нация непросвещённых недоумков могла взять это красивейшее место и превратить его в то, что мы имеем сегодня — торговый центр. Проклятый здоровенный торговый центр. Знаете, это всё, что мы имеем сегодня — торговый центр. Миля за милей за милей торговых центров. Они строят мини-центры между большими центрами, а между мини-центрами они помещают мини-маркеты. А между мини-маркетами у нас парковки, заправки, мастерские, прачечные, дешёвые мотели, фаст-фуды, стрип-клубы и магазины «книжек для взрослых».
Америка – красавица. Одна огромная трансконтинентальная коммерческая яма.
 И что люди думают насчёт всего этого? Как людям нравится жить в огромном торговом центре «от берега до берега»? Они думают, что это просто офигительно!

М. – Зато у Вас нет такого классового расслоения, как в некоторых других странах.

Д.К. – Знаете, как я описываю экономические и социальные классы в нашей стране? Верхний класс держит все деньги, не платит ни цента налогов. Средний класс платит все налоги, делает всю работу. А бедняки тут… чисто для того, чтобы наводить ужас на средний класс. Чтобы он продолжал приходить на работу.

М. – Время от времени ваша страна «защищает демократию» в других странах военным путем. Правда, потом эти страны оказываются в еще худшем состоянии, чем до «демократии». Неужели эти идеи стоят человеческих жизней?

Д.К. – Война – это способ богатых людей защитить свои интересы, посылая детей среднего и бедного классов на смерть.

М. – А как же заповедь «Не убий»? Ведь на долларах написано: «in god we trust». Не сходится.

Д.К. – Убийство. Пятая заповедь. Но если подумать… у религии на самом деле никогда не было особых затруднений с убийством. Больше людей было убито во имя Бога, чем по иным причинам. Всё, что вам нужно сделать – это оглянуться на Северную Ирландию, Ближний Восток, Кашмир, инквизицию, крестовые поход,
и на Всемирный Торговый Центр, чтобы понять, как серьёзно религиозные парни воспринимают «Не убий». Чем они набожнее, тем больше они считают, что «Не убий» обсуждаемо… Всё зависит от того, кто убивает и кого убивают.

М. – Кому же можно верить? Независимой прессе?

Д.К. – У меня есть определённые правила, по которым я живу. Первое правило –
 я не верю ничему, что правительство мне говорит, и я не шибко серьёзно воспринимаю медиа или прессу в этой стране. В случае войны в Персидском Заливе они были просто бесплатными работниками министерства обороны. Большую часть времени они функционировали как неофициальные агенства по связям с общественностью для правительства США, так что я их не слушаю.

М. – Да, у Вас есть основания. Но зато у  каждого вашего гражданина есть  права – и это незыблемо.

Д.К. – ПРАВА. Боже, все люди в этой стране постоянно бегают вокруг и кричат об этих правах: «У меня есть право, у тебя нет права, у нас есть право, у них нет права». Нет такой вещи, как «права», ок? «Права» – это идея. Милая и выдуманная. Но если вы думаете, что у вас есть права, позвольте спросить вас вот что: «Откуда они взялись?» Люди скажут: «Ну, они были даны Богом. Последнее прибежище человека без ответов и аргументов –  «они даны Богом». Всё, что угодно, что мы не можем объяснить, должно быть снизошло от Бога. Лично я думаю, что если ваши права даны Богом, он бы дал вам право на какую-то ежедневную еду и дал бы право на крышу над головой, присматривал бы за вами. Но скажем – это правда.  Но зачем ему давать нам определённое количество прав? Билль о правах в этой стране имеет 10 положений. И очевидно, Бог неряшливо поработал эту неделю, потому что нам пришлось изменять этот билль еще 17 раз, потому что бог забыл пару вещей, таких, как рабство, просто выскользнуло у него из головы. Но скажем, Бог дал нам изначально 10 прав, британцам он дал 13, у немцев 29, у бельгийцев 25, у шведов только 6, а некоторые люди в мире не имеют вообще никаких прав.
 Что это за Божий промысел? Вообще нет прав? С чего бы это Богу разным людям в разных странах давать разное количество прав? Нет, это не похоже на божественное планирование. Больше похоже на людское планирование. Выглядит, будто одна группа пытается контролировать другую. Другими словами, бизнес – обычное дело в Америке.
Теперь, если вы думаете, что у вас есть права, одно последнее задание для вас. Идите на Википедия, в поле поиска наберите «японские американцы 1942 год»,
и вы узнаете всё о ваших драгоценных правах. В 1942 году 110 тысяч японо-американцев, благонадёжные, законопослушные люди были брошены в военные лагеря просто потому, что их родители родились не в той стране. Это всё, что они сделали не так. У них не было права на адвоката, не было права на честный суд, не было права на жюри присяжных, без прав на расследование любого вида. Единственный путь, который у них был, прямо вот сюда – в военные лагеря.
 А права – это не права, если кто-то может их забрать. И даже если вы хоть изредка читаете новости, понимаете, что этот список с каждым годом становится всё короче и короче. Когда дело касается прав, лично я думаю, что две вещи правда: у нас либо неограниченные права, либо вообще нет прав. Лично я склоняюсь к неограниченным правам.

М. – Зато у Вас есть свобода выбора – главное завоевание демократии.

Д.К. – Становится меньше альтернатив, газеты в этом городе, сколько их? Было 3-4, сейчас одна или две и ими владеют одни и те же люди, и они же владеют радиостанцией.… Нет необходимости в формальном заговоре, когда идёт совпадение интересов, эти люди учились в тех же универах, состояли в тех же сообществах и загородных клубах, у них одинаковые интересы, им не зачем созывать собрания, они и так знают, что им на руку, и они берут это. Раньше было 7 нефтяных компаний, сейчас их 3, и скоро будет 2. Тех вещей, которые имеют вес в этой стране, становится всё меньше: две политические партии, горстка страховых компаний, 6 или 7 информационных контор, но если ты хочешь бубликов, то вот тебе 23 разных вкуса. В этом иллюзия, иллюзия выбора. В том, что важно, ты не выбираешь, и нет никакой свободы выбора.

М. – Все это очень грустно. Многие люди восхищаются вашим образом жизни, материальным благополучием, невероятными техническими достижениями.  Разве это не так?

Д.К. – Парадоксом нашего времени является то, что мы имеем высокие строения, но низкую терпимость, широкие магистрали, но узкие взгляды.
Тратим больше, но имеем меньше, покупаем больше, но радуемся меньше.
Имеем большие дома, но меньшие семьи, лучшие удобства, но меньше времени. Имеем лучшее образование, но меньше разума, лучшие знания, но хуже оцениваем ситуацию, имеем больше экспертов, но и больше проблем, лучшую медицину, но хуже здоровье.

М. – Но отчего же проблемы со здоровьем при такой медицине?

Д.К. – Пьем слишком много, курим слишком много, тратим слишком безответственно, смеемся слишком мало, ездим слишком быстро, гневаемся слишком легко, спать ложимся слишком поздно, просыпаемся слишком усталыми, читаем слишком мало, слишком много смотрим телевидение и молимся слишком редко. Добавляем года к человеческой жизни, но не добавляем жизни к годам.

М. – Однако вы всех опередили в космосе.

Д.К. – Достигли Луны и вернулись, но с трудом переходим улицу и знакомимся с новым соседом.

М. – Вы считаете, что грандиозные достижения науки не пошли на пользу людям?

Д.К. – Создаем новые компьютеры, которые хранят больше информации и извергают потоки копий, чем раньше, но общаемся все меньше.
Это время быстрого питания и плохого пищеварения, больших людей и мелких душ, быстрой прибыли и трудных взаимоотношений.
Время коротких расстояний, одноразовых подгузников, разовой морали, связей на одну ночь; лишнего веса и таблеток, которые делают все: возбуждают нас, успокаивают нас, убивают наc...

М. – Как обычному человеку противостоять столь враждебному миру?

Д.К. – Запомните, уделяйте больше времени тем, кого любите, потому что они с вами не навсегда.
Запомните и горячо прижмите близкого человека к себе, потому что это единственное сокровище, которое можете отдать от сердца, и оно не стоит ни копейки.
Запомните и говорите «люблю тебя» своим любимым, но сначала действительно это почувствуйте. Поцелуй и объятия могут поправить любую неприятность, когда идут от сердца.

М. – Замечательные слова! Дайте, пожалуйста, нам самый важный совет на прощание.

Д.К. – Найдите время для любви, найдите время для общения и найдите время для возможности поделиться всем, что имеете сказать.
Потому что жизнь измеряется не числом вдохов-выдохов, а моментами, когда захватывает дух!

На этом эмоциональном призыве наша беседа с интересным и незаурядным собеседником окончилась…


Рецензии
Определенно, Елена, Вы знаете места, где водятся интересные собеседники. Пообщаться (с Вашей помощью) с этим знаменитым в своей стране оригиналом весьма полезно. В этом диалоге появились новые авторские приемы, которые нельзя не оценить. Жду следующей беседы и нетерпением!

Ирина Дмитриевна Кузнецова   01.04.2018 10:49     Заявить о нарушении
Благодарю, Ирина, за такую оценку. Поиск собеседников продолжается.

Елена Пацкина   01.04.2018 12:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.