Глава 32 у водопада

 
          Однажды услышавший музыку в своей душе,
          уже не сможет отказаться слушать
          и играть ее вновь и вновь. Иногда мелодия
          будет звучать громче, порой почти затихать,
          порождая тревожную неудовлетворенность, грусть
          и даже зависть к тем, кто продолжает звучать.
                Тихое о личном

-- Сильва ты меня не любишь. Сильва, ты меня погубишь,  --  сами собой напелись строчки из оперетки. 
    Шагнул на полянку перед водопадом и понял,  что не  хочу возвращаться. Подставляя лицо под пенящиеся струи, широко расставив руки, вытягивалась и качалась на носках Машенька. Удивился цвету бело-розовой кожи. Кареглазая брюнетка под одеждой оказалась "рыжиком" -- мой любимый цвет, -- и множество родинок-веснушек по телу. Глаз не отвести.
     В делах и заботах думать забыл об экипаже погибшего медборта «Онтарио» и его командире, зато сейчас открылись и задышали все чувственные центры,   с радостью отметил на груди девушки ниточки голубых и розовых бус,... и грудки-яблочки заметил  и вспомнил, как оттопыривали и вздрагивали под голубой тканью комбеза первого пилота.
    Совершенно перестал жалеть   о ниоткуда появившемся желании прогуляться после охоты на монстров вокруг озера. Сашка Буратино помогал китайцам грузить  туши зверо-рыбо-ящеров в экранолет,  собираясь обратным рейсом привезти китайский фелексин.     Начальник фактории Федор, предупреждая появление в округе новых монстров, отчитывал   «переученного» биолога Евгения-Женька. Только я не у дел, окликнул Федора:
-- Прогуляюсь, начал забывать, как пешком ходят.
-- Загляни на водопад, искупайся, -- Федор радостно потянулся. -- Горячие камни, и гейзер -- чудо природы -- естественное джакузи. Чудищ отловили, теперь там безопасно.
     Дорога вокруг озера   между смешанным лиственно-хвойным леском  и чистым берегом неплохо  укатана и утоптана. Впереди над деревьями возвышалось небольшое плоскогорье и доносился шум стекающего в озеро водопадика.
    Местное светило  Калес,   прогревая   влажную атмосферу,   будто развесило под каждым облачком сумеречное марево, приглушающее свет.   Непрозрачный теплый воздух снижал и растворял резкие звуки до мягкой нечеткости.
     Я подбирал плоские камешки и  пускал «блинчиками» по воде:  раз, два, три, четыре, …   бульк, --  с  детства  так не развлекался.  Скайп в мочке уха голосом любимой певицы спел о желтых ботинках, которые «шагают быстро по асфальту», и Гришка Отрепьев  нарочито обыденным голосом сказал:
-- Я   нашел «трояна» в корабле.
-- Не томи.
-- Программа в главном компьютере,  как ты предупреждал, можешь радоваться своей проницательности.
-- Не нарывайся на взаимную похваляшку.  Почему раньше найти не мог?
-- Включается редко,  показывает только местоположение.
-- Так они обнаружили  Вуди-Руди, а теперь отыщут утраченную дорогу к  Меларусу, -- размыслил я вслух. --  Не удаляй.  Америкосы знают, где нас искать, теперь не потеряемся. Отследи рейдер  «Техас» и начинай готовить встречу.
-- Минуту, -- Гришка выдержал паузу. -- В судовой роли рейдера "Техас" на первой строчке адмирал Джон Смит, благоверный знакомой тебе Машеньки.
-- Вернем мужу его лучшую из половин. Институт брака для меня святое.
-- По-моему, ты сам себе давно не свят, -- неожиданно грустно возразил Гришка.
    Забота Отрепьева о моей морали-нравственности начала "доставать".  Самое неприятное, я чувствую и знаю его правоту:  и штурман-стрелок Гришка Отрепьев, и механик Сашка Буратино, каждый в своей ипостаси -- "благородного героя" и "реального пацана" -- честнее и совестливее меня,  склонного к компромиссам, умолчаниям и самодурству, но до сего дня мое поведение нареканий не вызывало. Или товарищи становятся лучше, или я хуже, или гонка за феликсином экипаж разобщила? 
    Дорога нырнула в лесок, и жизненный опыт услужливо шепнул о всегда не сбывающихся уверениях в безопасности.  Я привычно машинально глянул на левое предплечье, проверяя наличие пистолета в кобуре, которую снимал один раз в сутки для трехминутной быстрой проверки-смазки-перезарядки.
     Деревья обступили с двух сторон, а впереди замаячил просвет и десятиметровый из нескольких нешироких струй  водопад,  похожий на театральный занавес, отгородивший от партера пространство сцены. Сходство дополняли обрамляющие слева и справа зеленые полосы вьющихся растений.
    Остановился  у похожего на земную березку деревца,    просеивающего лучи солнца Калеса сквозь мелкую шелестящую листву.  Машенька   стояла между двух струй, подставляя лицо с закрытыми глазами теплым лучам,    и ловила  ладонями падающую воду. Разлетающиеся, сверкающие в ярких лучах  брызги окружили девушку ореолом, прозрачным окутывающим занавесом. Картина возбуждала и завораживала.
    Ощущение «дежавю», будто поставили жизнь на паузу.   На планете Вуди-Руди шли с Вале-Рией к водопадам. Подпрыгивала юбчонка-поясок над плотными высокими бедрами,  и девушка задорно размахивала парой бус.  Планета другая и бусы на груди другой девушки, а бедра у Машеньки... покруче.  Конец паузы.
    Живо промелькнули в сознании картины чувственных игр;    сумасшествие в глазах Вале-Рии, разлохмаченная черно-рыжая шевелюра, с запутавшимися кедровыми хвоинками.  Будто отзываясь на мысли, Маша  часто и глубоко задышала, потянулась, приподнимаясь на носках и протяжно-утомленно закричала, сливаясь голосом с водопадом.
    Открыла глаза, долго смотрела,  бессмысленно и бездумно улыбаясь;  торопливо двинулась навстречу, обняла и прижалась;  перехватывала руками по телу, целовала, пыталась раздевать, -- все одновременно. Непривычная и ненормальная ситуация, когда женщины пытается напористо "рулить", пресекая стремление партнера поучаствовать в процессе: то ли девушка "намечтала" себе предварительно сценарий, то ли по жизни сексуальная активистка.
  А я компромиссный, и если противник, размахивая шашкой, с криком "Ура!", рвался в бой, привычно делал шаг назад и заманивал "на свою территорию", где работали мои правила игры, и где  не знал поражений. Охотно предоставил Машеньке полную свободу, внимательно следил, быстро выполнял  ее желания,  и результат не заставил себя ждать. Машенька вздрогнула в оргазме, и, приостановившись, недоуменно прислушалась к себе, -- рано, и вновь мышцы живота передернула сладкая судорога. Наслаждение нарастало, и каждая новая потяжка мышц длилась дольше, а тело перестало подчиняться мозгу, -- вздрагивало, отдаваясь наслаждению.
  Активность партнерши дольше удерживает "самца на высоте" -- аксиома. Стремление Маши получить все и сразу сняло ответственность за результат и позволило дистанцироваться, наблюдать любовную игру со стороны. Грубо говоря, Машенька уготовала мне роль шеста в стрип-баре, вокруг которого самозабвенно крутилась изобретательная танцовщица, и я с удовольствием отдавал должное фантазии и опыту; "не теряя головы", позволял девушке выплеснуть накопленную одинокими ночами энергию.
-- А теперь моя очередь, -- почти строго шепнул в розовое ушко. И раньше подозревал, что  тело Машеньки и глазам, и рукам, и губам сладко и, не пропуская достопримечательностей, округлостей и выпуклостей, "пропутешествовал" сверху до кончиков мизинцев на ногах и вернулся обратно под сладостные стоны и страстные шепотки... .   
    Отдыхая, забрались в "естественное джакузи" --  наполненную горячей водой нишу в скале, с выбивающимися со дна струйками горячей воды. Маша перевернулась на живот,  подтянулась  по моей груди повыше,  потеребила губами нос и  просто сказала:
-- Ты меня не любишь,  -- подождала ответа, еще подтянулась вверх и,  плотно умостившись на мне сверху,  вздохнула и добавила.  --  И я тебя не люблю.  Какая-то линейка, полоска блестящая в душе, которую не могу перешагнуть… Не хочу сближать два разных мира, а с тобой быть хочу. Ненормальность. 
-- Сам иногда вздрагиваю от  гримас любви и не знаю, любить или говорить о любви, или совмещать как-то.
-- Наверное, шлюшкой меня считаешь?
-- Интересно вопрос поставлен.  Шлюха и порядочная женщина -- это не два разных полюса, одна всегда есть в другой в той или иной степени. В тебе кого больше?
-- Юморист безответственный,  а мне  к мужу с повинной головой возвращаться.
-- Проверен временем?
-- Любит и не бросит, -- коротко и твердо  подтвердила Маша.
-- Любовь к женщине --  ответственность;  видимо, твой мужчина это понимает,  а  супруга  слабинку дала; впрочем, жизнь безгрешной не бывает, а если бывает, то не жизнь, -- я забросил руки за голову, давая девушке свободу, и Маша не замедлила вытянуться и улечься удобно и надежно;  благодарно  поцеловала и заговорила:
-- Я встречи с тобой три года ждала: легенда, романтический герой, рыцарь космоса.  Вале-Рию встретила, всю в безутешных рыданиях и  не просыхающих горючих соплях, и отобрала бусы; а тут и вы с аппендицитом, чуть из корабля от счастья не выскочила, торопилась навстречу бежать и стихи читать.
-- Т-с-с, -- я дернулся в сторону и шутливо свел брови, -- даже не пытайся бередить почти зажившие раны. В юности на дне рождения одноклассницы две поэтки взяли в плен и начали стихи читать, поминутно спрашивая, нравится или нет. Воспитанный и деликатный я притворно восторженно мычал и кивал. Девицы закатывали глаза и, завывая голосами, фонтанировали  новыми стихами. Литературно изнасиловали и отравили вечер. Теперь только проза.
-- Спасибо за предупреждение, -- Машенька радостно смеялась, -- но сначала я хотела плотно-плотно прижаться и погладить тебя по плечу.
-- И, вместо того чтобы проверить мужчину на отзывчивость, начала  хмуриться,  говорила недружественные слова,    делала   нелояльные жесты и пыталась удрать.
-- Подружка твоя, -- Маша вдруг ощетинилась и напряглась. -- Липнет к тебе, будто чистым медом кормишь.
-- Всего лишь, бескорыстный ангел хранитель, -- упоминание о Галчонке наполнило радостью, -- платы не требует, защищает и делает добро без предварительных условий. Давай о тебе.
-- Слишком много счастья... одни только сны, -- Маша невольно осветилась  блаженной улыбкой, -- вернее,  пробуждения,... с тобой целовалась.
-- М-м-м… а ты правильное слово употребила?
-- Неправильное…  ты же понял, …  полное ощущение  реала,…  и сумасшедший оргазм,…   а потом,  как на крыльях летала,…  даже наш голубок-штурман замечал, "светишься вся",...    вот и приходилось хмуриться,…   скрывала,  --  Маша засмеялась с тихой радостью,  загрустила,  задвигалась; нажимая ладошками, гладила плечи и грудь и предупредила шутливо.  --  Попробуй только не являться по утрам.
-- Наверное, самое тяжелое для женщины -- это разочарование в мужчине, -- обещаю соответствовать. Кстати, пора...
-- Что пора? -- напряженно выговорила и осеклась Машенька.
-- Соответствовать, -- опустил руки на спину девушки и, перебирая пальцами, заскользил ладонями вниз к ягодицам.
    Периферийным зрением  отметил движение в спускающемся со скалы занавесе, без раздумий вскинул левую руку и начал стрелять. Разрывные пули мгновенно раздробили череп и в нескольких местах перебили позвоночник многометрового толстого питона. Мы успели вскочить на ноги и отойти в сторону, а длинное тело все продолжало скользить со скалы, нагромождая бесформенную  зелено-желтую кучу у подножия водопада. Я постучал по мочке уха:
-- Федор, китайцы еще на месте? Подъезжайте к водопаду за добычей, и возьмите горе-биолога. Есть достойная куча дерьма, в которую его непременно нужно ткнуть носом, -- повернулся и правой рукой притянул-прижал Машу. -- Одеваемся.
-- Да, -- Маша, подняла  ко мне лицо и потянулась губами к уху, зашептала, лукаво улыбаясь, -- но проверка на соответствие не закончена, только откладывается до лучших времен.

 


Рецензии
Этот биолог реальная скотина, такую игру опосредованно испортил. Опять у китайцев плюс..

Идагалатея   02.04.2018 08:16     Заявить о нарушении
-- От переученных батанов сплошные проблемы))

Анатолий Шинкин   02.04.2018 08:43   Заявить о нарушении
Вот именно) Развел на планете хрень зубастую)

Идагалатея   02.04.2018 09:06   Заявить о нарушении