Рассказ о несостоявшемся писателе

Хороша была Танюша, краше не было в селе,
Красной рюшкою по белу сарафан на подоле.
(из стихотворения С.А.Есенина).

К моменту начала повествования Ивану было 24 года. Красавец с голубыми глазами и белокурыми волосами пленял умы женщин и с лёгкостью доводил до ревности мужчин. Но, к сожалению, молодой человек привык "плыть по течению": за него всё решали умудренные опытом, авторитетные родители. Они помогли любимому отпрыску получить достойное образование, нашли прекрасную высокооплачиваемую работу. Даже в личную жизнь юноши расчётливые родственники сумели вмешаться, нашли ему "прекрасную партию": умную, образованную невесту.

Но полностью подчинить себе волю человека, к счастью, невозможно. У тихого Ивана были свои секреты от строгих родителей: он залпом читал проникновенные стихи Есенина. Особенно ему нравилось произведение "Хороша была Танюша". Молодой человек перечитывал его много раз, восхищаясь талантом автора. Судьба главной героини, Танюши,так рано ушедшей из жизни, его сильно удручала.

Однажды Ивану пришла в голову странная, неожиданная мысль. Она озарила его жизнь ярким светом, изгнав из головы прежние "тусклые", ничего не стоящие рассуждения. Иван понял, что он желает творить, дарить радость другим людям. Юноша быстро набросал в старой, помятой тетради черновик рассказа. Главная героиня его скромного "шедевра" была так похожа на несчастливую красавицу Танюшу из любимого стихотворения Есенина.

Иван просто парил "на парусах" тихого, никому не заметного счастья. Ведь он на время оказывался в чудесной и уютной "пещере" букв, полной неведомых ранее сокровищ. Иван начал писать небольшие рассказы в свободное время, он наделял своих героев теми качествами, которых был лишён сам: смелостью, уверенностью в себе, нерушимой твёрдостью.

Одно лишь омрачало радостью начинающего сочинителя: он немного переживал из-за того, что "пишет в стол". Ему бы так хотелось, чтобы хоть одна живая душа узнала о его незатейливых сюжетах! Юноша послал один из своих рассказов старинному приятелю, с которыми они дружили с детства.

Ответ друга больно резанул по живому: "Да это не рассказ ещё, а так крохотная зарисовка для сюжета! Да и тема какая-то "избитая"! Нужно что-то более забористое, оригинальное написать! Ты, друг, только не обижайся! Я же добра тебе желаю, поэтому правду от тебя скрывать не стану. По моему мнению, это явно не твоё призвание. Лучше уж я всё честно напишу, чем читатель недоуменно усмехнется!"

Иван продолжил дальше жить "жизнью послушной марионетки". Он женился, исправно ходил на работу, стал отцом двоих детей, даже в срок вышел на пенсию. Только вот к клавиатуре ноутбука рука Ивана тянулась крайне редко... Роман, план которого уже оформился в голове "красивым, ярким облаком", так и не появился перед беспристрастными читателями.  А потрепанный томик Есенина тихо пылился на дальней полке, изредка раздражая Ивана своей "бесхозностью". Очень уж примерный сын, привыкший быть гордостью родителей, боялся насмешить читателей. Субъективное мнение лучшего друга, не слишком хорошо разбирающегося в современной литературе, перечеркнуло в своё время все старания начинающего автора. Запретный мир букв больше не манил его... Ведь слабым духом в нём не находится даже крохотного уголочка!

 


Рецензии
Эпиграф. В одном кинофильме произносится такая фраза: нет ничего страшнее предательства самого себя...

Осторожно так входя...

Возможно, дело вовсе и не в слабости духа? То есть, в ней, родимой, только в верном понимании этого термина.

Слабыми или сильными мы становимся, какими бы ни родились.

У Вас рассказ будто обличает, но не даёт путеводной нити. Он будто говорит, что нужно было писать, писать, писать! И счастливые читатели современной (ах) литературы не были бы лишены сердечного тепла автора, который так и не сумел родиться.

Так почему же он не сумел-то?

Мне это представляется так. В виде предположения. Это очень важно, что я не настаиваю ни на чём.

Тут дело в горчичном зерне внимания к себе и ощущении самоценности, которое никак не поддерживается никем ни в ком, это я сейчас об образовании и общественном укладе говорю. Есть отдельные люди, говорящие об уникальности и необходимости "развиваться", которые, при ближайшем рассмотрении, зачастую оказываются некими "психологами", готовыми нам "помочь", за вознаграждение.

А ведь уникальность сегодня - факт. Определить отцовство по анализу ДНК - обычное дело. Идентифицировать личность по отпечаткам пальцев и сетчатке глаза. Мы даже знаем, что уникальна каждая снежинка. И что-то такое о фракталах знаем... Отсюда ведь близко до понимания, что уникален каждый миг в жизни каждого. И это не требуется отвоёвывать, это просто так, как данность.

Поэтому, я бы советовал не просто писать, писать, писать... То есть да. Без делания не будет результата. Но его не будет и без внимания к себе. И вот это внимание иногда не стоит разрушать, потому что штука эта хрупкая, её легко спугнуть.

Никто не сказал герою, а он не знал, и не ощутил, что в стол писать очень полезно, это позволяет созреть в самом себе, дать духу окрепнуть, дать вниманию дойти да такой глубины в себе, чтобы можно было возвращаться в себя из дебрей "друзей", которые склонны передавать разную ерунду друг к другу по цепочке, предавая самую суть бережного отношения друг к другу в дружбе.

При желании, из рассказа можно сделать мудрую притчу о том, что дружба - это ценность, и дружить стоит нежно и трепетно, чтобы не спугнуть дружескую душу.

И о том, что внимание к себе - и есть путь. В том числе и для писателя. Мы всё оцениваем через себя. А если себя у нас нет, мы заглатываем даденое извне, и этими чужими голосами разговариваем, чужой очковтирательской штамповкой "смотрим"... И это уже не писательство, как бы меня автор ни убеждал, что все имеют право, а я ничего не смыслю в современной литературе.

Бесспорно, что всякий талант нуждается в шлифовке. Тем не менее, прежде всего, необходимо позаботиться о необходимости талант беречь, сохранять, и вообще с ним быть в контакте.

Не зря говорят, что талант - от Бога. И есть он у каждого, но не каждый с ним в контакте, в соприкосновении, не каждый видит своей душой, многие уступают давлению внешних конструкций, и душа уходит в такие глубины, что ей только и остаётся, проявляться в иррациональных эффектах ... по Фрейду и не только.

Литература хороша тогда, когда она жива. А это возможно в том случае, если она оплодотворена духом, который постигается через чуткое, нежное, спокойное внимание к себе. Именно там и кроется любовь. Которой можно и нужно делиться в первую очередь с собой. Можно и с окружающими... если любви много, а окружающие готовы воспринять.

Благодарю, что подняли интересную тему.

Феронин   06.06.2018 23:03     Заявить о нарушении
Огромное спасибо за такую подробную рецензию. У Вам прямо дар к осмысливанию произведений других авторов. Редкий в наши дни!

Алина Щеглова   06.06.2018 21:44   Заявить о нарушении
Вы совершенно правы, Феронин, тема действительно интересная. Почти на каждой страничке есть размышления автора о борьбе пристрастия писательского с собственными сомнениями, с подозрениями на ненадобность и личную бездарность. Подозреваю, что это свойственно каждому человеку думающему, поэтому согласна с Вами - нужно учиться слышать себя и понимать услышенное. Ну, а если удасться ещё и слова правильные подобрать при описании, вот тогда только и начнётся шлифование (здесь бы я сравнила с первоклассником - буквы выучил, а почерка ещё не приобрёл)
Спасибо Алине Щегловой за тему, а Вам Феронин, за отличную рецензию. Очень редко можно натолкнуться глазами на подобный шедевр упорядоченных мыслей.

Ная Иная   13.06.2018 21:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.