Люстра

        Пока мир смотрит на меня глазами звёзд, окон, неоновых реклам, фонарей, светофоров, автомобильных фар, а в моём доме — единственным неослепшим его глазом, последней выжившей лампочкой в люстре под потолком — остальные три перегорели, новые купить забываю;

        пока он, весь этот такой глазастый мир смотрит на меня в молчаливом и терпеливом ожидании, пока эти глаза ещё верят мне и просят меня лишь об одном — найти слово, подобрать название каждому, даже самому слабому, самому одноклеточному источнику света в моём доме, в твоём доме, и в каждом не моём и не твоём доме, и в каждой бездомности, —

        я буду писать.


        Пока, однажды очарованная этой бездной, я буду находить в себе силы cклоняться над ней, превращая её в колодец с обязательной звёздочкой на дне, которого не достать;

        пока нерастворима в никуда из моей памяти фантасмагория детского утренника, где, притворившись дедморозом... о, скажи же мне, кто, о кто это был? кто обманул меня, вместо конфет подсунув мне в нелепого кроя волшебном мешочке эту способность и это сладкое — вместо конфет! — наваждение извлекать из сознательного, подсознательного и бессознательного всё, что пахнет, скулит, тычется в мягкое и обещает стать словом;

        пока слово, блуждая в потёмках, ищет странной радости всё, что тлеет, превращать в неугасимое, обещанное прийти, чтобы согреть, обнять и отпустить согретым и обнятым, —

        я буду писать.


        Пока мне будут говорить, что всё уже написано, списано друг у друга и переписано; всё сказано, чтобы стать забытым; всё названо и тысячу раз переименовано;

        пока мимо моего окна с единственным неослепшим его глазом будут проплывать молчаливые стаи рыб, и я никогда не узнаю, о чём они думают, читая меня, —

        я буду писать.


        Пока я буду помнить, как дочь, с разбитыми в кровь коленками ангел в перешитом, из моего старого в её новое, платьице по выкройкам burda и в шикарных, «с обложки», красных ботиночках — таких дорогих, таких не по карману, что на вырост, — ходила за мной по пятам, не желая расставаться ни на минуту;

        пока буду помнить: не уставая, она твердила мне свою чудесную детскую молитву о том, как сильно любит меня, и в эти минуты в доме включалось солнце, —

        я буду писать.


        Потому что, понимаешь, солнца, его много не бывает. Сло'ва, в котором солнце, много не бывает. Даже самый слабый источник света в нём; даже самая робкая и смешная надежда на то, что он есть, просто невидим, – уже солнце. Даже воспоминание о нём — уже...


        В-общем, знаешь, ты, конечно, можешь пройти и мимо моего такого странного солнца, и даже не заметить его, я не остановлю. Глядя вслед, я попробую найти слово. Я попробую подобрать название уходящему и несбывшемуся. И когда в люстре под потолком перегорит последняя лампочка, ночь в моём доме будет как никогда светла.

        Просто потому что слово будет найдено.

        Просто потому, что я буду писать.

        Потому что я буду.

        Я буду.


Рецензии
И правильно сделаете. а я постараюсь найти время, чтобы Вас почитать)

Любовь Коваленко   10.10.2018 12:13     Заявить о нарушении
Это совсем не обязательно, Любовь) Тем более что не факт, что всё написанное - и до, и после - будет опубликовано)

Но я Вам очень, очень благодарна...

Марина Дальински   11.10.2018 19:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.