Проложи свою дорогу. 2 часть

(Начало:
1 ч.
http://www.proza.ru/2018/03/26/1189)


Предыдущая  1 часть
http://www.proza.ru/2018/03/26/1189

             Через несколько дней после приезда ребята переселились в общежитие, предоставленное им строительным участком, в котором предстояло работать Григорию. Общежитие располагалось прямо на перроне железнодорожного вокзала (впоследствии там размещались пригородные и предварительные кассы, но это уже было позже). Комната сама по себе была довольно большая и светлая, но ни воды, ни туалета не имелось. Окна выходили прямо к багажной кассе, поэтому можно было постоянно обозревать товары, которые в то время предприимчивые поляки вывозили в Польшу железной дорогой (товарообмен с Польшей происходил и в пятидесятые годы, и в восьмидесятые годы, вообще всегда в советские годы, менялась только номенклатура товаров).  В основном в тот период  вывозили чехословацкие мотоциклы  «Ява», которые поляки массово выкупали в Литве.
 
          К сожалению, в эту  комнату к ним тут же подселили ещё одну семью, некоего Ваську Малюту с женой, тоже выпускника их института, Гриша его знал ещё по Ленинграду, как весьма  неприятного типа. Васька  был женат на местной, вильнюсской  женщине, которая жила в хорошем районе в доме у своих родителей, но чтобы иметь возможность,  как молодому   специалисту, претендовать на получение жилья, он полез в общежитие.  Соседство с ним было довольно неприятным, правда, к счастью, ночевал он в общежитии только иногда.

             Вся мебель в комнате – металлическая кровать, какой-то столик и обшарпанный шкаф. Постель выдали в общежитии, своей у них ещё не было. Поскольку готовить было не на чём, ребята обзавелись электроплиткой,  также приобрели пару кастрюлек и стакан. На этой бытовой базе они и начали вильнюсскую жизнь.
 
          На всем этаже был один единственный туалет, вечно загаженный до потолка, пользоваться им было невозможно, поэтому пришлось  приспособиться пользоваться туалетом на перроне вокзала. На перроне же можно было и набирать воду, благо краны еще сохранились со времён войны, когда было организовано обеспечение пассажиров кипятком.  После каждого посещения вокзального туалета, одежда и всё тело пропитывалось острым запахом хлорки.

         Комендантом общежития работала препаршивейшая баба Дуська, единственной заботой которой было что-нибудь украсть, руководство участка общежитием и бытом своих работников не интересовалось, поэтому комендантша бесконтрольно вытворяла всё, что хотела.

              По вечерам Гриша с Леной  прогуливались по ярко освещенному перрону, встречали и провожали поезда.  Они засыпали под грохот поездов и переговоры диспетчеров по громкой связи. Впрочем, и в родном городе они жили возле железной дороги, так что эти звуки сопровождали их всю жизнь. В этом даже была какая-то романтика. Бытовые неудобства не очень огорчали – проживание в общежитие было делом временным, к новому году завершалась постройка жилого дома для железнодорожников на проспекте Сталина, где Грише должны были выделить комнату.

           С продуктами в Вильнюсе было очень неплохо, на  базаре  вообще можно было купить всё, правда, недёшево. Особенно хороши были молочные продукты – масло, молоко, творог, сметана и пр., которые привозили  крестьяне  из пригородов.  «Мясо здесь стоит 15-22 рубля килограмм,  есть овощи и фрукты, яблоки есть, но дорогие, 6-8 рублей килограмм, но они здесь невкусные, видимо, лучше наших, белорусских, яблок нет, - писал Григорий отцу. -  Питаемся с собственной кухни. Леночка – отличная хозяйка, ходит на базар, покупает, экономит. Пока экономить приходится»

          Экономить, действительно, приходилось. Ребята приехали, что называется, голые и босые, у них совсем ничего не было, даже лишней пары носок и трусов – всем  предстояло разжиться, на всё заработать. Тем не менее, по вечерам иногда ходили в кино, умудрились даже послушать оперу «Кармен» на литовском языке в постановке Каунасского театра. Ни одного слова, конечно, не поняли, но актёрская игра и постановка массовых сцен доставила большое удовольствие.
   
            Устроить на работу Лену сразу не получилось – при отсутствии знакомств и связей это было очень проблематично,  но ребята не опускали руки и ходили по разным инстанциям в поисках возможности трудоустройства. Учебный год уже начался, но городской отдел народного образования (ГОРОНО) ей ничего не предложил. Гриша подключился к её трудоустройству – писали даже К.Е.Ворошилову (он тогда был Председателем Верховного Совета СССР), в министерство строительства, но все безуспешно.

            В Вильнюсе в то время, в конце 50-х,  ещё не было крупного домостроения и комплексной застройки новых районов. Строительство велось отдельными объектами разными организациями, в том числе и строительным участком, куда направили работать Григория. Коллектив участка был исключительно русскоязычный, и всё делопроизводство велось на русском языке.
 
               Гриша прибыл на работу в достаточно тяжёлый период для строительного участка, обстановка на участке была крайне нервозной. Как раз за несколько дней до его приезда здесь произошёл несчастный случай со смертельным исходом для одного из подсобных рабочих. Из-за нарушения правил техники безопасности крановым тросом на верхнем этаже был задет кирпич, который слетел вниз с высоты и упал на голову рабочему, выгружавшему у незащищённой козырьком стены мешки с гипсом. В нарушение правил безопасности  во время переноса гипса в здание не был возведён защитный козырёк   и не были прекращены работы в верхних уровнях.  В общем, вина персонала была очевидна.
               Дело расследовала железнодорожная  прокуратура, всем ответственным лицам  грозило судебное разбирательство с привлечением к уголовной ответственности. Понятно, что при таких обстоятельствах начальству заниматься новоприбывшими молодыми специалистами было некогда и некому, надо было спасать свои задницы от тюрьмы. Григорию показали только место, где ему предстояло строить сблокированный 36-квартирный дом, а также  полку в производственном отделе, где проект этого дома лежал.  Проект здания был новой серии, в городе таких ещё не строили. В доме планировались  двух-, трёх- и четырёхкомнатные квартиры для начальственного состава Литовской железной дороги. Незадолго до описываемых событий произошло разделение Балтийской железной дороги на три дороги в каждой республике, поэтому руководящему составу нужно было жильё.  По этой причине к объекту со стороны заказчика был повышенный интерес, кроме того, объект располагался совсем рядом с Управлением дороги, на виду у начальства. Перед началом работ требовалось произвести разбивку, сделать привязку к «красным линиям»*(1) и сдать  разбивку специальной геодезической службе при горисполкоме.

         Положение с геодезическим хозяйством на участке было ужасающим, никто пользоваться приборами не умел, поэтому они были в плачевном состоянии. И это при том,  что сама по себе задача – разбивка и сдача её соответствующей службе было делом сложным и ответственным. Тут Грише пригодился изыскательский опыт – он сумел наладить инструмент, провести все необходимые проверки и приступить к работе. Нужно было в натуру вынести красную линию и поставить будущее здание точно в створ с существующим соседним зданием химического факультета университета. Когда были вынесены и разбиты основные оси, Григорий получил разрешение на разработку котлована. В доме предусматривалось устройство бомбоубежища, поэтому котлован был сложной конфигурации и на разных отметках.  Пришлось всё время стоять с нивелиром*(2)  и регулировать работу экскаватора, чтобы не возникало недобора или перебора. Григорий хотел произвести работы так, чтобы впоследствии избежать множества ручного труда по земляным работам.

          Перед началом рытья котлована следовало произвести вспомогательные работы – построить временные сооружения, завести материалы. Сразу пришлось столкнуться с перебоями в снабжении материалами и техникой. Например, не давали вовремя тот же экскаватор, это при том, что предстояло вырыть котлован на 4000 кубометров.

        Участок располагал экскаватором ПГ-35 на гусеничном ходу, это была старая машина, но экскаваторщик и его помощник, опытные люди, работали  действительно хорошо.  Экскаватор обслуживал три самосвала МАЗ. Перед началом работ возникла проблема, куда девать деревья и кусты из сада,  который рос на участке, отведенном под строительство. Проектом предусматривалось уничтожение сада, но у Григория не подымалась рука это делать. Жаль было губить растения.  Часть насаждений  под его руководством удалось пересадить на территорию детских яслей, располагавшихся на соседнем участке, а часть перевезли и посадили во дворе строящегося дома для железнодорожников,  в котором в будущем Грише должны  были выделить комнату. От молодого мастера по поводу этого сада все отмахивались, как от назойливой мухи, но он не отступал и добился своего – насаждения удалось сохранить.

        Поскольку Лена была всё ещё не устроена, она приходила к Грише на стройку, и после работы они шли куда-нибудь в кино или просто погулять. К середине сентября после упорных хождений по разным инстанциям, долгих мытарств, просьб и прошений удалось и ей устроится на работу в русскую школу в самом центре города. Дали ей для начала только  6 часов математики в неделю, что по зарплате составляло всего 250 руб. в месяц. Но всё же это было уже зацепка и финансовое подспорье, и она воспрянула духом.

       Время поджимало. До морозов нужно было выкопать котлован и заложить подушки фундаментов, чтобы можно было возводить стены. Погода держалась неплохая, но 25 октября неожиданно выпал снег, стало холодно. Строители до этого уже успели забетонировать подушки и более-менее подготовиться к работе в зимних условиях. Построили бытовые помещения и даже  выложили печку. Можно было сделать себе рабочую комнату, разложить необходимую документацию. 
 
               В то время ещё не было сборки конструкций в необходимом объёме и централизованного производства типовых железобетонных конструкций. Фундаменты и стены бетонировали по месту в деревянной опалубке*(3). На стройдворе  были построены пропарочные камеры, где готовили перемычки и пытались наладить производство лотковых*(4)  плит для перекрытий. Пустотный настил*(5)  ещё не выпускался. Качество изготавливаемых своими силами железобетонных конструкций было низкое.  Плиты ещё не успевали набрать прочность, как их вынимали из камеры и везли на объект. Чтобы изготовить стеновую опалубку был получен целый вагон обрезной доски, которая и ушла на опалубку, а потом в процессе разборки и переустановки постепенно исчезла.  Об изготовлении инвентарных щитов опалубки многоразового использования никто и слушать  не хотел. Такое положение приводило к лишним затратам.

Примечание.
*(1) Красные линии — это границы между улицей и территорией, застраиваемой зданиями
*(2) Нивелир – геодезический прибор
*(3) Опалубка - это вспомогательная конструкция из дерева, металла и пр., служащая для придания монолитным конструкциям из бетона, железобетона и т.п.  определенных параметров — таких как форма, геометрические размеры, положение в пространстве, структура поверхности и др.   
*(4) лотковые плиты – один из видов железобетонных плит для перекрытий
 *(5)    пустотный настил  - настил материалами, содержащими пустоты    
    

Иллюстрация – Новый облик Вильнюса. Страничка из путеводителя 1958 г.


Продолжение 3 ч.
http://www.proza.ru/2018/03/30/2309


Рецензии
Вне всякого сомнения, повесть написана очень качественно и ответственно!Приведено столько точных деталей послевоенной времени, при этом просматривается мир живой, развивающийся на фоне личной семейной истории. Узнаю, много нового, читаю с большим интересом!

Елена Петрова-Гельнер   23.01.2019 00:16     Заявить о нарушении
Мне очень приятно получить отзыв от такого замечательного автора

Эми Ариель   23.01.2019 00:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.