Картонное счастье - рассказ в двух частях

"Картонное счастье" (часть первая)

Вера была очень привязана к отцу. Образованный, грамотный, он всегда казался ей идеальным образцом для подражания. У родителей был повторный брак. Когда Вера увидела этот свет, отцу было уже 43 года, а матери - 35. Девочка относилась к главному мужчине в своей жизни с робостью и благоговением. Она росла настоящей тургеневской барышней: впечатлительной и ранимой. Вера рано прочла все книги, ровными рядами стоящие на полках в семейной библиотеке. Она очень любила обсуждать их с отцом. Иногда наивная девочка представляла себе идеальную картину будущей семейной жизни. В кресле в гостиной будет сидеть начитанный, интеллигентный муж, похожий на отца, а рядом с ним хорошенькая девочка с забавными кудряшками и томиком Тургенева в руках...

Но жизнь безжалостна к напрасным детским мечтам. Наверное, не стоит строить хрупкие замки из пустых иллюзий: "картонное" счастье так непрочно!

Вере был 21 год, когда отца не стало. Он буквально таял на глазах от тяжёлой болезни. Постепенно исчезала и всякая надежда на счастливое будущее без него. Тот жуткий день, когда глаза отца закрылись навсегда, навечно остался в памяти. Вера, одурманенная валерьянкой, стояла у скромного гроба, прощаясь с самым близким и дорогим человеком. Как ни странно, слёз на её глазах не было. Видимо, боль была так сильна, что спасительная влага не спешила скатиться из глаз.

Вскоре Вера встретила своего будущего мужа. Он совсем не был похож на её отца. Будущий муж Веры работал на заводе, он отродясь не держал в руках книг Крестовского. Да и о творчестве Тургенева имел довольно смутное представление. Но тогда для Веры это не имело никакого значения. Ей было так приятно, когда кто-то называл её "моя маленькая". Вере так хотелось ощущать на своей руке крепкую мужскую руку. Неважно, что она совсем не напоминала отцовскую. Папина рука всегда была прохладной, как свежая утренняя роса.
Жизнь шла своим чередом. У Веры родились два мальчика. К сожалению, милая дочка с распущенными по плечам локонами так и осталась в детских мечтах.

Почти канул в Лету и образ идеального мужа. Вера иногда вспоминала строки из любимого стихотворения Александра Блока: " Твое лицо в его простой оправе своей рукой убрала я со стола". Почти также поступила и она. Правда, фотографии избранника у неё никогда не было. Вера просто вычеркнула придуманный когда-то "светлый лик" прекрасного возлюбленного из сердца.
А вот с детьми всё оказалось немного сложнее. Когда девятилетний сын делал в домашней работе по русскому языку нелепые ошибки, Вере становилось нехорошо. На её голову как будто выливали студеную воду из не слишком чистого ведра. Ведь сын не отличался особой прилежностью. Нет, он не был законченным лентяем: с увлечением решал задачи по математике. Даже книги читал: только современные, о героях зарубежных мультфильмов. Максим мало походил на девятилетнюю Веру и её экзальтированную "доченьку" из детских снов...

От реальности никуда не спрячешься. Хрупкое "картонное" счастье не выдержит ни одной серьезной жизненной бури. Но не стоит о нём сильно сожалеть.

"Картонное счастье" (часть вторая)

Здесь должно быть предисловие!

Вера любила рассказывать детям сказки собственного сочинения на ночь. Но написать рассказ она бы долго не осмеливалась. Когда-то давно Верочка вычитала в умной книге красивую фразу Максима Горького: "Память, этот бич несчастных, оживляет даже камни прошлого и даже в яд, выпитый некогда, подливает капли мёда." Для того чтобы писать рассказы, надо обладать истинным даром. Ведь "оживить камни прошлого" довольно трудно. Но однажды Вера получила от заказчика личное сообщение примерно такого содержания: "Мне 34 года. Я женат, детей нет, и в ближайшее время мы с женой их заводить не планируем". Вера дописала очередную статью (третью за день, сегодня она "построчила" на славу) и хотела лечь спать. Но вдруг задумалась: как это так в 34 года заказчик не задумывается о детях? Может, он в чём-то прав?

Вдруг Вера неожиданно вспомнила, что сегодня праздник - День матери. Верочка прильнула к экрану ноутбука, ставшему родным за год работы копирайтером, и создала "бледный оттиск" рассказа. Историю об одной из матерей - своей сестре. Строки пропитаны болью и горечью, но из жизни, как из песни, "слова не выкинешь".

"Картонное счастье"
Верочка втайне завидовала своим ровесникам. Ещё бы: у них были молодые родители. Отцу Веры было 43 года, когда она появилась на этот свет. Он был для нее не папой, а именно Федором Митрофановичем. Между Верочкой и отцом стояла огромная преграда - слишком большая разница в возрасте. Папе можно было бы рассказать о первой безответной любви семнадцатилетней глупышки... Но как открыть сердце Федору Митрофановичу: слишком взрослому, слишком строгому и слишком серьезному. (Как много слова "слишком"!!!!!Вера мысленно отругала себя за явный недочёт). Ведь у него было трое детей от первого брака и три внучки по возрасту чуть старше самой Веры. Тут она вспомнила о сестре. Оля старше  Веры на 12 лет, она вышла замуж рано, родила в 18. Надеялась на долгую жизнь со своим ровесником, недавним выпускником медучилища. Только впереди её ждало слишком суровое испытание...

Девочка Оли оказалась тяжело больной, она жила жизнью декоративного цветка. Ничего не понимала, только спала, ела и улыбалась безмятежной и сладкой улыбкой. Ведь она ,к сожалению, не знала, сколько липкого, не смываемого ничем горя доставила близким.

Муж Оли не был готов принести себя в жертву семье: вскоре он стал регулярно задерживаться на работе с симпатичной коллегой. Сестра не хотела верить матери, пытавшейся открыть ей глаза. Она искренне считала, что Витя просто зашёл с коллегой выпить чай в кафе после долгой смены.

В один далеко не прекрасный день у матери Оли и Веры лопнуло терпение: она просто выбросила все вещи блудного мужа за порог. Он ушёл к привлекательной коллеге, которая уже ждала от него ребёнка. Но и с этой женщиной "счастье не склеилось". Несмотря на наличие двух прекрасных здоровых детей, Виктор через несколько лет расстался с коллегой по работе. Видимо, он считал, что "Человек создан для счастья, как птица для полета". Поэтому долго сидеть в одном гнездышке не мог, расправлял чуть обмякшие крылышки и стремился к новым подвигам. К  тому же, новая избранница была старше его, детей она не хотела. А, главное, не читала Виктору лекций (как не в меру активная коллега по работе) и принимала его таким, каков он есть.

А Оля очень любила непутевого мужа и тяжело переживала разрыв. Это было видно даже маленькой Вере. Дочка Оли умерла в пятилетнем возрасте. Затем сестра вышла замуж во второй раз. В 26 лет родила мальчика. Супруга Оля ни капли не любила. Просто хотела родить ребенка от законного мужа. Алексей тоже не пылал к Оле особых чувств. Они жили вместе, словно "по инерции". Оля растворилась в ребенке, баловала его. Но никак не решалась стать матерью во второй раз. В 39 лет она решилась и родила девочку.

Малышка стала для неё светом в окошке. И ничто уже не имело значения. Ни регулярные ссоры с мужем, ни переходный возраст старшего сына. Оля обрела свое счастье: настоящее, выстраданное. А пылкая любовь к первому мужу испарилась, как капля чистой росы под лучами безжалостного полуденного солнца. То счастье было "картонным": недолговечным, как будто игрушечным.


Рецензии
Алина, вот тут мне не совсем понятно... - "Девочка смотрела на главного мужчину в своей жизни сверху вниз: с робостью и благоговением. " Она была выше его? Он лежал в постели? Он держал её над головой?
А рассказ мне понравился. Но опять же... Второй раз начинается повествование с самого начала. ""Картонное счастье"
Верочка втайне завидовала своим ровесникам. " Я почему-то подумала, что вторая часть будет посвящена только сестре - это её "картонное" счастье. Но автору виднее...

Надежда Байнова   20.02.2019 14:57     Заявить о нарушении
Это самый первый мой рассказ. Здесь он в стадии черновика почему-то оказался. Переписывала его потом, но даже не сохранились, скорее всего, те версии. Я-то думала, что вообще этот рассказ удалила. Именно на страницу с произведениями давно не заглядывала. Что автор подразумевал, сказать трудно! У рассказа было несколько вариантов: первое произведение самое, особое. Наверное, я хотела его в первоначальном виде здесь оставить. Поэтому и во второй части много Веры оказалось и мало Ольги!

Алина Щеглова   20.02.2019 16:54   Заявить о нарушении
Понятно...

Надежда Байнова   20.02.2019 18:11   Заявить о нарушении