Гоголь в Степанчиково

(о повести Ф.М. Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели»)

1. Чтение

Стандартное для девятнадцатого века начало повести: даётся внешний вид героя и очень подробно описываются любопытные (на взгляд автора) эпизоды из его жизни, которые произошли до начала повествования.
В соответствии со вкусами читателей того времени, так же начинается рассказ Ф.М. Достоевского о помещике, который когда-то служил, пользовался успехом у дам, овдовел, а теперь, получив наследство, спокойно мог жить в своё удовольствие, воспитывая детей. Эту историю читателю «поведал» племянник помещика – Егора Ильича Ростанева – студент Сергей Александрович.
Вообще-то студент Сергей с дядей «переписывался довольно редко». О происходящем в имении Степанчиково он узнавал из невнятных писем Егора Ильича, от «дворового человека дяди, приезжавшего по каким-то делам в Петербург», от «прежнего сослуживца дяди, который... заезжал... в село Степанчиково». Впрочем... Сергею мало просто перечислить живущих в усадьбе. Он не скупится на длинные жизнеописания и разносторонние характеристики «жителей» поместья Степанчиково: тут и дети Ростанева, их гувернантка (воспитанница барина, и дочь «беднейшего провинциального чиновника, по фамилии Ежевикина»), и мать Ростанева с её «приживалками» (собачонками, Фомой Фомичом Опискиным, девицей Перепелицыной...). Это совсем не разрозненные и поверхностные сведения. Например, Сергей дословно приводит диалоги, и поневоле предполагаешь: не главный герой тут главный, а автор, который «знает» много больше и подбрасывает читателю информацию, которой главный герой владеть не мог. Поэтому вся первая глава несёт в себе два рассказа: ретроспективный и сиюминутный.
Итак, первая глава кое-как укладывается в голове читателя, и вот уже его охватывает предвкушение активного продолжения. Но не тут-то было.
Главное действие отодвигается вновь: по пути в Степанчиково Сергей встречает г-на Бахчеева, который только что побывал в имении Ростанева. Появление нового персонажа понадобилось для дополнительных рассказов о жизни в имении. Эта информация, может, и любопытна, но к характеристикам героев ничего существенного не прибавляет: читатель уже увидел абсурдность происходящего в поместье.
Зато глаз радуют «лирические отступления» – живописные сценки между Бахчеевым и его камердинером, Бахчеевым и пьяным столяром... Правда, эти фрагменты кажутся инородными, более того, чересчур затянутыми и вообще не по делу. Впрочем, есть одно соображение: описанные пикировки демонстрируют отсутствие почтительности слуги к барину. Возможно, всё то, что происходит в Степанчиково не исключение, а норма в социальных отношениях помещичьей России?
Вторая глава заканчивается, читателю уже все персонажи известны, подавай же, наконец, и действие!
Но Достоевский и далее упрямо уточняет и уточняет характеристики своих героев. Повествование по спирали, виток за витком упрямо уводит читателя в моральный ад. Следуют сцены встречи Ростанева с крестьянами, «безумное чаепитие» в «светском обществе» имения, униженное появление Ежевикина и триумфальный выход Фомы Фомича. Эти «приключения» во всех подробностях раз за разом внушают читателю неприятие к отрицательным героям и недоумение и досаду от поведения положительных. Потому что развивающееся действие доведено до абсурда.
Да положительный персонаж Сергей вздумал подчиниться общему мнению и «куснуть» своего дядю. Но потом, естественно, сообразил, что это подло, и решил возмутительно взбунтовать против «приживалок».
Иногда посреди повествования помещик Ростанев соображает, что его банально унижают. Эти всплески «прозрения» удивительны, потому что его унижают уже не один год!
Дальнейшее в двух словах: изверга и тирана Фому Фомича всё-таки изгоняют, но зло приносит благо: Опискин благословляет брак Настеньки и Ростанева. Это уже фишка Достоевского: отрицательные герои обязаны привнести в повествование добро и раскаяние.

2. Создание
Повесть впервые опубликована в «Отечественных записках» 1859. Писать её Достоевский начал в 1858 в Сибири. Сам писатель считал повесть своим лучшим произведением. «Роман... я считаю несравненно выше, чем «Дядюшкин сон». Там есть два серьёзные характера и даже новые, небывалые нигде... Ужасно он мне надоел, даже измучил меня».
«Русский вестник» и «Современник» от повести отказались. Так Н.А.Некрасов предложил такие гонорарные условия, которые по существу означали отказ. Очевидно, что издателю не понравилось содержание повести: Достоевский не затронул самой злободневной в те годы темы крепостничества. Он описал идиллическими отношения барина с крестьянами. Писателя отказ Некрасова удивил. Он возмущался: «уверен, что в моем романе есть очень много гадкого и слабого. Но я уверен – хоть зарежь меня! – что есть и прекрасные вещи. Они из души вылились. Есть сцены высокого комизма, сцены, под которыми сейчас же подписался бы Гоголь». Ну что ж. Очевидно, редакторам нужно качество публикаций не фрагментарное, а цельное.
В 1860 году повесть была издана отдельной книгой.
На современников «Село Степанчиково» не произвело большого впечатления. Однако после смерти Достоевского повесть стала популярной, а имя Фомы Фомича Опискина сделалось нарицательным.

3. Сатира
В повести читатель почти сразу же понимает, что тут подано нечто серьёзное и значительное в виде гротеска. Главная интрига – перевёрнутость: слуги руководят господами, понукают ими, высмеивают их. Господа же предстают очень схематичными и нежизнеспособными, хотя и цельными в своей наивной психологии. Они лишены собственного мнения, выглядят марионетками, «фалалеями»-дурачками. Получилась пьеса о жизни наизнанку, в центре которой даже не шут, а «карнавальный тиран».
Любопытно, что имение Степанчиково продолжает здравствовать и кормить его обитателей как бы вопреки, казалось бы, бездарному управлению. Т.е. всё, что находится вне отношений Ростанева и Опискина, Достоевский опускает. Главное – не убедительность и правдоподобность, а гипертрофированные сатирические характеры положительных и отрицательных героев.
Одновременно сатира выстроена так, что влияние «тирана» достигалось своеобразно. Достоевский преподносит алгоритмы, как слуге добиться подчинения одураченного хозяина психологическими приёмами. Шут, по мнению автора, сможет командовать доверчивыми и порядочными людьми, потому что те считают всех такими благородными и нравственными, как они сами. Эффект сатиры подчёркивается несколькими особенными надрывными сценами, которые должны растрогать читателя.

4. Пародия
В какую форму облёк Достоевский свою сатиру? В пародию. Но пародия на что?
Ю.Н.Тынянов находил тут стиль позднего Н.В.Гоголя, он считал «многостепенную пародию» отличительной особенностью сатиры Достоевского.
В.В.Виноградов увидел в повести собирательный тип беллетриста-рутинера 40-х годов (кроме Н.В.Гоголя таковыми он считал Н.А.Полевого, Н.В.Кукольника).
В.Н.Захаров дополнял список пародируемых авторов А.Ф.Писемским, Н.М.Карам­зиным, А.В.Дружининым, А.Н.Афанасьевым. В отличие от остальных Захаров увидел тут ещё и автопародию!
А.Я.Левинсон и Л.П.Гроссман нашли пародию на В.Г.Белинского.
Л.М.Лотман увидел черты «лишнего человека» «рудинского типа» (роман И.С.Тургенева «Рудин»).
Получается, что пародийный план «Села Степанчикова» соткан Достоевским не в лоб. Его нелегко определить однозначно.
Н.Н.Мостовская обратила внимание на то, что в образе Опискина можно разглядеть пародию на петрашевцев. В первой главе рассказ о литературных неудачах Опискина включает в себя такой отрывок: «Фома Фомич был огорчён с первого литературного шага и тогда же окончательно примкнул к той огромной фаланге огорчённых, из которой выходят потом все юродивые, все скитальцы и странники». Н.В.Гоголь во втором томе «Мёртвых душ» писал о «классе огорчённых людей», под которыми видел оппозиционных правительству России кружки. А в 40-е годы существовало общество Петрашевского, в которое входил Достоевский.

5. Язык
«...вспомните, что вы помещик... Не думайте, чтоб отдых и сладострастие были предназначением помещичьего звания. Пагубная мысль! Не отдых, а забота, и забота перед Богом, царём и отечеством! Трудиться, трудиться обязан помещик, и трудиться, как последний из крестьян его!..»
«В комнате не засиживайся, но появляйся почаще на крестьянских работах. И, где ни появляйся, появляйся так, чтобы от твоего прихода глядело все живей и веселей, изворачиваясь молодцом и щёголем в работе... Возьми сам в руки топор или косу; это будет тебе в добро и полезней для твоего здоровья всяких Мариенбадов, медицинских муционов и вялых прогулок».
«...домашние, любите господ ваших и исполняйте волю их подобострастно и с кротостью. За это возлюбят вас и господа ваши». Господа, «будьте к ним справедливы и сострадательны. Тот же человек – образ Божий, так сказать, малолетний, вручённый вам, как дитя, царём и отечеством. Велик долг, но велика и заслуга ваша!»
«...ты заставляешь их трудиться, что Богом повелено человеку трудом и потом снискивать себе хлеб, и прочти им тут же это в Святом Писании... Скажи им всю правду: что с тебя взыщет Бог за последнего негодяя в селе и что по этому самому ты ещё больше будешь смотреть за тем, чтобы они работали честно не только тебе, но и себе самим, ибо знаешь, да и они знают, что, заленившись,.. погубит свою душу, да и тебя поставит в ответ перед Богом».
Цитата 1 и 3 – из «Степанчикова», слова Фомы Фомича, цитаты 2 и 4 – «Выбранные места из переписки с друзьями» Н.В.Гоголя.
Стилистически и по смыслу совпадение удивительное. Сказать, что Достоевский только пародировал Гоголя – мало. Язык в «Степанчикова» основой своей имеет стиль позднего Гоголя. Достоевский искал свой язык и нашёл прототип. И на основе, «подсказанной» Гоголем, построил свой стиль. В последующих произведениях язык писателя стал не таким ярко ироничным. Ирония осталась, но стала более сглаженной и уместной замыслу.

6. Структура
Повесть напоминает качели.
Уже во вступлении, описывая обитателей Степанчиково, главный герой вычислил корень зла: Фома Фомич. Но тут же находит ему оправдание и все обвинения снимает.
Всё повествование строится по такой же схеме. Фома Фомич бесчинствует. Ростанев «вдруг» прозревает и пытается избавиться от Фомы Фомича (то отдать деревеньку с душами, то откупиться). Однако сатрап находит очередной психологический ход, барин ощущает себя дураком, и всё возвращается на круги своя. Дело доходит даже до изгнания Опискина, которого вскоре благополучно возвращают обратно.
Эта выдуманная реальность Достоевского чересчур гипертрофирована. Повесть соткана из микрорассказиков, в которых сущность Фомы Фомича открывается с более худшей и худшей стороны. Он «обучает» дворовых французскому языку, придумывает себе именины, безапелляционно подыскивает барину невесту, наказывает дворового мальчика не за тот сон и не за те пляски...
Скорее всего, эти анекдотичные фрагменты взяты из каких-то реальных событий. Однако, Достоевский делает их основой для психологических портретов, какими бы нежизненными они ни казались.
Проблема в том, что в бесконечным рисовании Достоевскому пришлось постоянно разрушать композицию повести. Она выглядит рыхлой, растянутой. Постоянные уточнения характеристик, отступления, диалоги и длиннейшие монологи просто уводят читателя от сюжета. Впрочем, писатель, скорее всего, поступился структурой повести в угоду своего замысла: описать любопытные характеры.

7. Зачем?
Считается, что повестью «Село Степанчиково и его обитатели» Достоевский желал напомнить о себе. Якобы писатель (после каторги и ссылки) в смехе видел свет после мрака и свободу после рабства.
Эти утверждения однобоки. Достоевский находил и раскрывал «особенные характеры» сатирически, хотя сам по себе его замысел серьёзен.
Тем не менее, он не был первооткрывателем в выборе формы. Середина XIX века – время сатирической литературы. На фоне «эпохи сатиричности» писателя нельзя считать оригинальным в раскрытии комического характера персонажей. Однако, комичность Достоевский нашёл не в смешных действиях, а во внутреннем мире персонажей, показывая на ошибки в их мировоззрении.
Более поздние критики отмечали, что повесть стала для Достоевского ступенью «перехода от сентиментального натурализма к трагическому реализму». «Степанчиково» – предтеча крупных психологических произведений Достоевского. После этой повести писатель окончательно отыскал свой оригинальный подход к раскрытию портрета персонажа. Он серьёзно обратился к психологии именно с 1840 года, когда внутренние переживания своих героев он стал считать основными и более значимыми, чем, например, их социальный статус.

Март 2018


Рецензии
Учиться ПИСАТЬ школьникам и особенно студентам надо у Николая Васильевича Гоголя, а не у Пелевина, Донцовой, соЛЖЕницина (у этого зигзагообразная логика, прыганье с пятого на десятое, как будто русский язык не родной - но настырная вдовушка его прорвалась вместе с дурочкой Наиной Рэльциной и неугомонной вдовой Растроповича К ПУТИНУ и вынудили его публично пообещать им, что он разместит Хения американской мысли и совесть нерусской нации в школьной программе - ПРЕДСТАВЛЯЮ с какой яростью школьники будут пинать его труды)...

Петр Евсегнеев   21.05.2019 02:29     Заявить о нарушении
Поздний Гоголь сложен, если применять его образцом для сочинений. А вот Пушкин - идеален!
Проза Солженицына (до "исторических" опусов) была корявой, а в "знаменитых" - вообще смерть для школьника. Пелевин и Донцова - популисты, проза у них гладкая, но без искры. Остальные упомянутые - это просто мемуаристы без претензий.

Владимир Морж   21.05.2019 03:33   Заявить о нарушении
"Короткое сибирское лето дряхлело - после невыносимо тягучей жары вдруг подул северный ветер, сразу же пахнуло холодом, и весь зеленый мир содрогнулся. С севера потащились тяжелые свинцовые тучи, вечер был тихий, печальный, словно тоже скорбел об увядающем лете. Солнце уже упало в тучи, вода в реке стала стальной, задумчивой, и алая кровь осинника и яркое золото берез разом потемнели, померкли. Вдали погромыхивал гром - видно, к вечеру будет гроза...
В деревянной бане, сложенной из толстенных, чуть ли не метровых кедровых стволов, единственное оконце заткнуто старыми ватными штанами. Путинки сидели прямо на голом полу и печально тянули кедровку из четвертой по счету литровой бутыли - пили молча, грустно, торопливо заедая теплым - только что из печи хозяйским хлебом, китайскими алюминиевыми огурцами, солеными грибочками и совсем уж не кошерной едой - копченым домашним салом в четыре с четвертью пальца толщиной. Сидели тоже молча, даже прикрыв простынями обрезанные свои члены и огромные грудя, какими в свое время восторгался Николай Васильевич Гоголь, описывая трактир в гостинице уездного города. Кислые рожи министров и депутан свидетельствовали о неопределенности - мысли стаей потревоженных пчел носились в голове, и на всех грустных и постных рожах отпечатано было одно - а что с нами теперь будет???

Петр Евсегнеев   21.05.2019 03:49   Заявить о нарушении
Посмеялся. Николай Васильевич, если бы понял, тоже был бы доволен. :)

Владимир Морж   25.05.2019 18:11   Заявить о нарушении