Там, где детство. Часть 1. Женька. Глава 21

                РОЗЫГРЫШ

Вечером двадцать девятого декабря девочки не как обычно готовились ко сну. В этот вечер в интернате принято было гадать. Почему не с тридцать первого на первое – загадка. Вот такая традиция сформировалась, и переходила она с года в год от старших к малышам – и наоборот. Каждая девочка расчесывалась и клала под подушку гребешок. Под кровати ставили стаканы с водой, а между кроватями вязали шелковые нитки, капали на них духами, припасенными заранее, - и готовились гадать. Непосвященному ритуал казался странным, но Оксана уже привыкла к причудам обитателей пятнадцатой комнаты, поэтому воспринимала, как развлечение, даже не смеялась, чтобы ненароком не обидеть.

- Значит, как выключим свет, то внимательно смотрим на нитку. По ней должна проехать маленькая карета, а в ней - принцесса, - с восторгом рассказывала Вика.

- А принц по нитке будет бегать? – ехидно улыбаяясь, спросила Марина. Она единственная, кто был саркастически настроен в этой ситуации. Ну, не было в этой девочке ничего романтичного, что уж попишешь? Проза жизни убила всю романтику.

- А при чем здесь принц? Нужно загадать желание, пока карета будет ехать. Но только молчать, потому что одна девка как увидела такое, ахнула -  и все исчезло. И желание не успела загадать, - продолжала пугать совершенно серьезно Вика.

- А Зойка Сова рассказывала, что, если гном выскочит – нужно срочно включать свет, потому что нитка кого-то задушит, - добавила впечатляющих аргументов Катя.

Девочки замирали от таких рассказов. Даже Марина заинтересовалась и не пыталась иронизировать. Гномы, кареты, принцессы – это было из разряда сказочных элементов, а людям все же свойственно хоть чуть-чуть верить в сказки.

Все ждали одиннадцати часов. Именно в одиннадцать можно было начинать гадать. Но до одиннадцати было еще полчаса. Чем заняться?  Испробовать еще какой-то метод гадания, естественно.

- Девки, хотите узнать, когда замуж выйдете? – спросила загадочно Лена.

Ну, и какая не хотела этого знать? Всем было очень любопытно, поэтому обсели Лену и приготовились к очередному обряду.

- Нужно к нитке привязать кольцо. Обручальное. Можно просто что-то круглое пришпандерить, - сказала Лена. – Тогда, правда, может быть ошибка. Лучше кольцо, - и взор направлен на Марину. Все знали, что у Маринки есть кольцо. Не обручальное, а просто серебряное.  Марина всем рассказывала, что его ей парень подарил, на самом деле она его своровала. Воровство в интернате грехом не считалось. Для такого дела, как гадание, Марина кольца не пожалела. Лена привязала украшение к нитке и объяснила, что делать. Нужно было держать кольцо на нити над стаканом. Выполняя роль маятника, кольцо в определенный момент начинало раскачиваться и цокать о грани стакана. Количество ударов – это через сколько лет замуж выходить. Учитывая то, что колечко выделила для ритуала Марина, ей дали первой проверять судьбу.  В руках Марины кольцо не качалось и не билось о стакан.

- Не исправный ваш механизм. Пойду я к Инге в третью, там поприкольнее будет. А то у вас здесь чертик еще задушит. Чувствую, не мой день, - рассердилась Марина и ушла гадать к Инге в третью комнату, бросив на ходу: - Кольцо на тумбочку положите потом.

В руках Вики кольцо быстро раскачалось и отцокало по стакану двенадцать раз.

- Все, Викусь, в 26 лет замуж выйдешь. Нормально. Чего ты там мечтала, после ПТУ в институт поступить и денег заработать? Успеешь! – прокомментировала Лена, и сама схватила колечко. У Лены цокало еще дольше – 16 раз. Видя расстройство девочки, никто комментировать не стал. В руках Оксаны колечко цокало 10 раз.

- Это какая-то брехня, а не гадалка. Дай сюда, сейчас проверим, - и Женька сосредоточилась на колечке, которое уже начало шататься, а потом медленно цокать о стенки стакана.

- Раз, два…три…ну-ну…  и что – все?  - комментировали девочки. Создавалось впечатление, что девочки переживали больше, чем сама Женька. Но кольцо успокоилось и не собиралось больше биться о стакан.

- Ну-у-у! – потянула красотка. – Это слишком. Через три года замуж? Это явно что-то не то. Давайте уже на нитку капать духами, одиннадцать было уже.

Улеглись спать после двух часов ночи, пока не перепробовали все известные способы гаданий. Но только улеглись – не спали.  Потом вернулась Марина из третьей комнаты, веселая и довольная, но что там нагадали в третьей комнате у Инги – не сказала.  Начали рассказывать фантастические истории про оборотней, фей, вампиров, домовых, русалок и разную нечисть. Мир фей и домовых словно специально был создан для юных неискушенных душ. Фея – это фантастическое зеркало, в котором девочка видит себя лучшей. Сколько слышали волнующих душу ночных историй стены этого интерната? Вероятно, много. И теперь девочки рассказывали и все слушали.  В какой-то момент послышалось сопение. Все начали оглядываться в поисках той, которая в наглую посмела уснуть тогда, когда звучали страшилки.  Оксана перегнулась через проход между ее кроватью и кроватью Женьки.  Да, девочка раскинулась свободно на кровати и сладко спала.

- Женька уснула, - сообщила Оксана.

- Пусть спит, завтра у нее два выступления на концерте, - напомнила Лена.  – Наша Женька как зажгет – все попадают!

- А потом нашу красавицу ждет быстрое замужество. Кстати, я верю, что через три года она выйдет замуж, - начала Вика.

- Ага, только за кого? – этот вопрос интересовал всех, но Марина озвучила его первой.

- По ходу, Васька самый первый претендент, - несмело предположила Лена.

- Сомневаюсь. У них очень странные отношения. Я никогда не видела, чтобы они целовались или обнимались. Даже за руки не держались, - рассуждала Марина. Оксана хотела сказать, что недавно видела, как они целовались, но вовремя прикусила язык, потому что тогда бы пришлось сознаться, что подглядывала. А в этом ей признаваться было стыдно. – А давайте найдем ей парня? – предложила Марина.

- Как это? – удивились девочки.

Все собрались на Марининой кровати и договорились написать выдуманную записку от какого-нибудь мальчика. Хотели посмотреть, что будет делать Женька. Эта шутка понравилась всем, кроме Оксаны. Она откровенно не высказала своего недовольства, но для себя решила в данной авантюре не участвовать.

- Завтра сгребемся и сообразим такую записочку, а пока спать, потому что скоро уже просыпаться нужно будет, - покомандовала Марина, довольная собой и придуманному развлечению.

Только уснули, как вдруг комнату взорвала тирада ругани и шума, словно упало что-то большое и злое.

- Что случилось? – девочки продирали заспанные глаза, а Лена бросилась включать свет. И что же увидели все? На полу лежала Марина и ругалась последними словами, какие только знала. А знала она много…

- Какая курва не развязала эту паскудную нитку? – Марина осматривала коленку, которую ушибла о железную кровать. Вдруг комнату наполнил заливистый смех девочек.

- Еще и ржут, коровы, - Марине было не до смеха, ведь нить была прочной, шелковой.

- Марина, никто ведь не думал, что ты среди ночи куда-то полезешь, - оправдывалась Вика, поскольку она нить завязывала и с нее, предполагалось, был спрос о том, что нитку не убрали.

- Это все из-за вашего гадания, будь оно неладно, - Марина поднялась и потерла коленку, которую сильно ушибла. Снова послышался смех, одинокий, но такой задористый. Смеялась Женька.

- До этой всегда, как до жирафа доходит, - с обидой сказала Марина, но Женька так заливисто смеялась, что и Марина, не желая того, улыбнулась.

- Чёртик с нитки упал, - продолжала смеяться Женька, заражая позитивом всю комнату. - Марин, ты его, случайно, не задавила?

- Вообще-то я в парашу собиралась идти, - с нескрываемой обидой, хотя и с улыбкой на лице, ответила девчонка.

- И что, до сих пор надо? – не умолкала Женька.

- А что на тебя нашло? – спросила Катя, обращаясь к Женьке.

- Полнолуние, вот она и казится! – не осталась в долгу Марина.

Зарядку как для праздничного дня не проводили, поэтому девочки проснулись ближе к девяти утра, сразу к завтраку.  Снега за ночь выпало много, и старшие мальчишки на скорую руку успели соорудить из больших шаров снега две крепости и обстреливались, поделившись на команды. Теперь Васька был в одной команде, а Воца - в другой, очередной раз доказывая известную истину: «Платон мне друг, но истина дороже!» Никто не удивился, когда Женька присоединилась к команде Васьки. Она была не только главным нападающим, но и организатором работы тыла: малышня помогала внутри крепости лепить снежки, а нападающие забрасывали этими снежками противника. Женька пошла дальше – она уговорила за леденцы троих мальчишек –семиклашек, и те носили в кульках снег прямо в крепость, мастерски производя стремительные вылазки. Основной целью было захватить крепость противников и разрушить ее.  Отряд Васьки уже разрушал крепость Воцыного отряда, когда со стороны сада прибежала рыжая Людка с дикими криками:

- Позовите медсестру! Ольку позовите срочно! Там Натка упала и кажись, ногу сломала!

Еще в средине декабря за интернатом был сооружен самодельный каток. Каждый год дети, как только наступали морозы, вымащивали участок снегом, утрамбовывали его и заливали водой. Катались с удовольствием, но по очереди, потому что на весь интернат было только пять пар коньков. И не на всех те коньки налезали, поэтому часто скользили сапогами и подошвы становились очень скользкими. Наташка Ольхевич не удержалась и упала.  Девочка горько плакала, но не столько по причине боли в ноге, хотя и это было тоже, сколько от того, что поняла – вальс она танцевать не сможет. Наташу погрузили на санки и приволокли к интернату, а потом Васька занес ее к медсестре в кабинет. И сразу толпа детей собралась возле кабинета медсестры: кто ради интереса, кто переживал за состояние девочки, но большинство ждало «вердикта» Ольги.
 
Наташа вышла от медсестры, хромая на левую, туго перебинтованную ногу. Медсестра огласила всем, что никакой это не перелом, а просто вывих, поэтому отвела пострадавшую в комнату и велела отлежаться. Сама же Ольга не была уверена в своем диагнозе, поэтому вызвала скорую, потому как необходимо было свозить Наташу на рентген в поликлинику и проверить, чтобы не было трещины. Впереди маячили праздники, и медсестра боялась ошибиться.
 
Когда Васька озвучил Женьке то, о чем говорили уже все, та испугалась.  Парень в ее огромных глазах прочел – боится. Он даже ожидал услышать вопрос: «А если не выйдет хорошо станцевать?», но Женька даже не спросила, а констатировала волнующий ее факт:

- А платье ее белое на мне будет висеть! Некрасиво!

- Будешь танцевать в своем красном. Оно тоже длинное. Или завяжешь пояс, - нашел решение Васька. – Можно даже твой черный…

- Это ты так думаешь, а что скажет Ниночка? – Женька одновременно и хотела танцевать вальс, и боялась.

- У нее другого выхода не будет. Она согласится, - даже не сомневался Васька.

***
Ежегодно новогодний концерт проходил в актовом зале интерната. В этом году директриса решила удивить шефов и договорилась о проведении праздничного концерта в Доме культуры. Дети, правда, чувствовали себя немного скованно, поскольку кроме интернатовцев здесь были и «местные».

Начало было общеизвестное и традиционное – вручение подарков и наборов конфет от шефов. Последствие – везде разбросанные обертки от конфет и обмен подарками. Женьке попались краски, поэтому она, не раздумывая, отдала их Ваське. Васька быстренько обменял свой шефский подарок конструктор на книжку Жуль Верна «Таинственный остров» и отдал ее Женьке.

Но все ждали концерта. Зал был заполнен до отказа. Кроме «местных», которые не понаслышке знали, что интернатовцы делают отменные концерты, в этом году были приглашены студенты из медучилища.  Учебное заведение располагалось на другом конце городка и обучающиеся никогда не пересекались, разве что изредка самые смелые интернатовцы забредали на дискотеку в клуб, и здесь обязательно все заканчивалось либо потасовкой, либо дракой. Теперь руководство медучилища было предупреждено – никаких конфликтов. Соответственно учащимся медучилища тоже прочли предупредительные лекции о том, как нужно себя вести во время концерта и дискотеки, которая, предполагалось, будет иметь место после концерта.

Концерт начался выходом Аннушки Стороженко в костюме Снегурочки. Девочке больше подошла бы роль Дюймовочки, но художественный руководитель Нина видела ведущей только Аннушку, поэтому костюм укоротили и уповали на харизматичность и память девочки. И она обаяла зал своей открытой улыбкой и звонким голоском.

Первым номером был театрализованный отрывок из пьесы «Двенадцать месяцев». Эту сценку ставили каждый год уже пять лет подряд, только актерский состав менялся, поэтому звучание тоже было разным. А дальше пошли стихи, частушки, юморески. Никто так и не понял, что залу больше понравилось: содержание юморески, рассказанной Лопоухом, или его бесподобная мимика.

Когда Аннушка объявила выступление Женьки, зал взорвался рукоплесканиями, потому как все ждали ее танцев. Но сначала была песня. Алла Гаврилова уселась за пианино, поставленное в глубине сцены, и в зал полилась живая знакомая многим музыка, разносимая акустикой. Все замерли в ожидании. Женька скромно подошла к микрофону, и вскоре ее удивительный голос органично слился с нежными звуками пианино.

Зал замер и, затаив дыхание, присутствующие вбирали в себя содержание песни, впервые услышанной на прошлогодних весенних каникулах, когда по ТВ показали фильм «Гостья из будущего». В конце пятой серии фильма прозвучала чарующая душу песня. Женька выучила ее сразу же, как только в журнале нашла текст. Теперь она уверенно пела, и ее голос колокольчиком звенел на весь большой зал.
Слышу голос из Прекрасного Далека
Голос утренний в серебряной росе
Слышу голос и манящая дорога
Кружит голову, как в детстве карусель…

Прекрасное Далеко,
Не будь ко мне жестоко,
Не будь ко мне жестоко,
Жестоко не будь.
От чистого истока
В Прекрасное Далеко,
В Прекрасное Далеко
Я начинаю путь.

Слышу голос из Прекрасного Далека,
Он зовет меня в прекрасные края,
Слышу голос, голос спрашивает строго:
«А сегодня что для завтра сделал я?»

Прекрасное Далеко
Не будь ко мне жестоко,
Не будь ко мне жестоко,
Жестоко не будь.
От чистого истока
В Прекрасное Далеко,
В Прекрасное Далеко
Я начинаю путь.

Я клянусь, что стану чище и добрее,
И в беде не брошу друга никогда,
Слышу голос и спешу на зов скорее
По дороге, на которой нет следа…

Прекрасное Далеко,
Не будь ко мне жестоко,
Не будь ко мне жестоко,
Жестоко не будь.
От чистого истока
В Прекрасное Далеко,
В Прекрасное Далеко
Я начинаю путь.

Интернатовцы, которые привыкли к Женькиному голосу, и те были очарованы. А что уж говорить о студентах медучилища, у которых мурашки пробегали по коже каждый раз, когда Женька исполняла припев.

Влад тоже был в зале. Его внимание, как и всех, на время «украл» этот невероятный голос. Да, сначала он услышал голос. Присмотревшись к девочке на сцене, он увидел ангела, как ему сначала показалось. Дело в том, что Женьку облачили в белое платье, в котором она должна была через два номера танцевать вальс. Это платье шилось под Натку, а девочка была и выше, и крупнее, поэтому наряд висел на Женьке, как тряпка. Ситуацию мог спасти только пояс. Черный пояс из красного платья худрук Ниночка категорически забраковала, а талию нужно было чем-то перехватить, поэтому перевязали несколькими нитями блестящего белого дождика. Для полного образа таким же дождиком завязали пышные Женькины волосы в конский хвост. Вышло нежно и вполне нарядно.

Песня закончилась, и Женька ушла со сцены. Теперь нужно было быстро перестраиваться на вальс.

Пока пел хор на сцене, Влад, обретя дар речи, спросил у одногрупника Славика, сидящего на соседнем месте в зале:

- Что это за кукла была? Неужели интернатовка?

- Та, что пела? Это Женька! Расслабься, Владик, там тебе точно ничо не светит. Местная красотка. Цыганка. О-о-о, нехило тебя развезло. А это она еще не танцевала. Она классно танцует, - опустил на грешную землю Славик.

- Это та, о которой по медучилищу сказки ходили? Я думал, нафантазировали и приукрасили…

- Успокойся, Казанова. Тут возле нее такой беленький крутится. Но более серьезный черненький. Очень агрессивные личности. Наши с ними бились. Серого знаешь?

- Только не говори, что и Серого побили, - не верил Влад.

- Я сам в шоке. Чтобы Серый и дал себя побить. Тут что-то не то, мутки какие-то. Хотя я слышал, что Серый пацанов собирает, видать, драка готовится нехилая.  Да девчонка на тебя и не посмотрит.

Но глаза Влада загорелись, кровь забурлила, и он никак не мог принять тот факт, что у него на пути может стать какой-то белобрысый интернатовец. Влад считался первым красавцем в медучилище, возле него крутили короткими юбками самые козырные девчонки всех трех курсов. И как это, чтобы на горизонте появилась недоступная звездочка и он ее не обаял? Ее нужно было срочно покорить. Это была потребность эгоистического «я» Влада, развращенного самими же девушками. Славик уловил блеск глаз парня:

- Владик, тебе еще никто не говорил «нет». Это будет как раз вот такой случай. Но я предупреждаю, морду тебе блондин набьет, как только подойдешь к девочке.

- А почему ты не рассматриваешь вариант – девочка сама подойдет? Спорим, мы с ней сегодня по любасу потанцуем?

Огласили вальс. Словно выплыли на сцену девочки в белых длинных платьях. За ними вышли парни. И только когда пары заняли свои исходные позиции, на средину вышли Васька с Женькой. Васька властно в такт музыке кружил Женьку. Она только успевала переставлять ноги и про себя отсчитывать такт. Девочка поняла, что теряет равновесие, ноги стали непослушными, а виной всему было волнение. Васька почувствовал ее состояние, он понял, что еще минута – и Женька просто запутается, упадет, потеряет сознание – может быть все, что угодно. Всегда такая уверенная, теперь она дрожала и с мольбой смотрела ему в глаза.

- Я падаю, - самими только губами пошевелила девочка и закрыла глаза. Васька быстро сориентировался и подхватил легкую Женьку на руки, продолжив движения не традиционно, а с партнершей на руках. То, что Женька восприняла, как фиаско, заставило зал взорваться аплодисментами.  За кулисами худрук бросилась к раскрасневшейся Женьке и счастливому Ваське:

- Так классно, ребята! Почему мы этот ход на репетициях не проработали? Женя, ты словно пола не касалась, - взахлеб хвалила Ниночка.

- Мне тоже так казалось. Словно земля из-под ног… -о настоящем состоянии дел знали только Женька и Васька.

- Выглядело очень уверенно и профессионально, - в дверях стояла Натка, хромающая и опечаленная, ведь это ее триумф сейчас должен был быть.

- Ты уверена, что сможешь станцевать Кармен? – шепнул Васька девочке. – Можно последний танец убрать. Я уболтаю Нину.

- Нет! Он ведь последний, я приду в себя, - обещала Женька. Васька ведь не знал, что Женьку смущал не зал с множеством глаз, а его близость, его тело так близко, его дыхание рядом, его рука у нее на талии и ее рука в его руке. Теперь его присутствие ее начало волновать. Это были новые ощущения. А танец "Кармен" Женька будет исполнять одна, поэтому ни на кого отвлекаться не будет. И как же не показать всем платье, которое так долго создавалось?

Когда Женька вышла в образе цыганки-испанки, она была другой. И платье горело красными языками, и черные волосы были распущены, и старшие девочки натерли щеки красотке румянами, а губы яркой красной помадой. Такая вольность позволялась исключительно для выступлений на концертах. Но накрашенная Женька выглядела старше, уверенней и ярче. Она выплыла на средину сцены и закружилась в динамичном танце, каждое движение которого она отлично знала, ведь танцевала его на всех концертах уже несколько лет подряд. Была лишь зажигательная музыка и она.  Ее гибкое тело выполняло сложные и дивные фигуры, органично объединяя шальной ритм музыки с движениями, которые мгновенно менялись. В какой-то момент Женька сбросила туфли и продолжила кружить босиком. Тогда танец был более воздушным, легким и плавным. Утихла музыка, замерло тело танцовщицы. Забрав свои туфельки, Женька откланялась и убежала.

- Ты смотри, так танцует, аж самому захотелось рвануть в пляс, - прокомментировал Влад теперь уже сидящему от него по правую руку Юре. Славик быстро ушел в гардероб забирать пальто. Он не собирался оставаться на дискотеку.

- А ты танцовщика рядом с нею еще на вальсе видел? – словно предупреждение прозвучали слова Юры.

- И ты туда же. Знаю я, что он злой, сердитый. И вот такой урод рядом с нею? Вам не кажется, что это несправедливо? – гордо вскинув непослушной челкой, заявил Влад.

- Как знаешь. Мое дело предупредить, а ты как хочешь. Но потом… - Юра не договорил, двинулся выходить из зала.

- Что потом? – нагло спросил Влад, догнав Юру.

- Зубы будешь считать. Вот что.

- Да что он мне сделает?

- А не только он. Кошка тоже царапается…

- Ух-ты, а вот это интересно, - у Влада загорелись глаза. Он уже поставил себе цель завоевать Женьку любой ценой, словно пытался кому-то что-то доказать.

Весь вечер Женька порхала, словно красивая заманчивая бабочка. Вопреки правилам, на дискотеку разрешили остаться не только десятиклассникам, но и учащимся восьмых и девятых классов. И вот если бы задумать выбрать в этот новогодний вечер королеву танца – ею обязательно бы стала Женька. Ей не впервой было собирать на себе восторженные взгляды не только мальчиков, но и девчонок, поэтому Женька пыталась не обращать внимания на одинокие выкрики - комментарии к ее платью или внешности.  Единственное, что смутило девочку, так это парень у окна. Впервые она поймала его изучающий взгляд сразу после концерта. Он не был интернатовцем – это Женька знала точно. Его взгляд обжигал. И когда именно он подошел к Женьке и пригласил потанцевать медленный танец, она сначала удивилась. Васька тоже как-то сначала не придал значения, мол, пацан не в курсах, новый, не знает, не ведает, что творит. Но когда Васька заметил, как «смельчак» одаривал раскрасневшуюся Женьку по ходу танца комплиментами, взыграла ревность.  И той страстью, с которой паренек обнимал за талию милое создание, он выдал себя, свой неприкрытый интерес к ней.  Ревнивый взгляд Васьки фиксировал все моменты этого непозволительного танца. Он хотел подойти к зарвавшемуся наглецу и поставить его на место, но еще не завершился танец, а тот исчез, словно угадав, что за вольность придется отвечать. Больше Васька не позволял никому танцевать с Женькой – он это с удовольствием делал сам. Да никто, кроме Влада, и не рискнул подойти к Женьке в этот вечер.

 Танцы продолжались до десяти вечера. Потом воспитатели увели всех в спальный корпус. По дороге, естественно, кто-то затеял бросание снежками, кто-то невзначай играючи ответил – и веселье еще на полчасика затянулось. Когда это можно было по темному веселиться и забрасывать друг дружку снегом, наивно радуясь жизни?

Пока Женька бегала по двору, как игривый котенок, девочки собрались в комнате и коллективно сочиняли записку, в которой парень якобы признается Женьке в любви.

- А какой парень, девки? – спросила Лена, она любила точность и конкретность. – Нужно, чтобы было понятно, что не наш, чтобы поприкольней.

- А пусть будет типа из медучилища. Их сегодня валом было в зале. Допустим, он увидел Женьку и влюбился, - рассуждала Вика. – один, видели, танцевать к Женьке полез. Как его Кувшинов не зарыл – удивляюсь.

- Точняк, девки! Это же то, что нужно, - обрадовалась Марина. А потом добавила, осмотрев комнату: - А где новенькая?

- Сказала, что не хочет врать и гадости делать, - ответила Вика.

- Тю, дура, это ж розыгрыш! В новогоднюю ночь парень пишет письмо с признанием в любви. Романтика! Посмотрим, как Женька поведется или нет, а потом скажем, что пошутили, - Марина действительно не видела в этом ничего плохого. – Она ведь не разляпает все Женьке, эта Оксана, праведница наша?

Вика закачала отрицательно головой:

- Обещала, что не сдаст, но участвовать не хочет. Ее дело. Скучная девка.

- Тупая! Ничо здесь плохого нет, - словно себя уговаривала в этом Лена. Всем такая идея показалась прекрасной. Составили записку, написали ее корявым мальчишечьим почерком и решили, что отдаст этот «сюрприз» Женьке кто-то завтра – пусть красотка сегодня поспит спокойно.

Какое спокойно? В душе девочки бушевало столько эмоций, что она не знала, как их унять. В дневнике появилось новое стихотворение, отображающее волнения и переживания девочки:
Я с ним сегодня танцевала,
Едва земли касаясь, я парила.
Как это хорошо, до этого не знала,
До этого я жизнь так не любила.
А он уверенно в руках держал,
По-прежнему так мило улыбался,
Он ошибиться мне не позволял,
Во мне он никогда не сомневался.
Он мне как брат: родной, надежный,
Ему я все могла сказать, ведь можно,
А вот теперь понять, что чувствую,
Ужасно сложно…

Новый год ей виделся таким хорошим и прекрасным, а сердце чувствовало – грядут изменения. Насколько судьбоносными будут эти изменения, ступающие ей вслед тяжелыми шагами, девочка даже догадаться не могла.  На календаре уже был 1986 год.

Конец первой части «Женька»
Песню "Прекрасное далеко" можно послушать здесь
https://www.youtube.com/watch?v=NnOGDEznpdY

Продолжение следует...


Рецензии
Спасибо, Ксения, за удовольствие, получаемое от прочтения Ваших произведения.
Мне казалось, что лучше Катьки уже быть, ну, просто не может!))) А Женька... Здесь и слёзы, и улыбка, и переживания, и гордость за девочку...
Потрясающе!

Марина Белухина   11.07.2019 22:58     Заявить о нарушении
Роман о Женьке был первым. Я его в 19 лет начала писать. Он трагичен. Потом продолжение "Синие лебеди" и пока незаконченная 3-я часть "Папина дочка". Идея юмористического произведения, где бы можно было свое "лихое" детство вспомнить, появилась уже к 30 годам. Вот тогда во всей красе предстала Катька.
За Женьку спасибо. В ней частичка моей души. Хотя, какую героиню ни возьми - везде что-то автобиографическое...
Благодарю за комплименты. Греют душу, добавляют вдохновения...

Ксения Демиденко   12.07.2019 19:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.