Оккупация. Глава 5. 1945 г

                ОККУПАЦИЯ
                Воспоминания военного детства

                ГЛАВА 5 1945год
                и последующие годы
   Конец войны люди встретили с радостью и надеждой на лучшее будущее. В нашей семье к радости примешивалась горечь. Впереди нам виделась тяжёлая, беспросветная жизнь. Люди в то время свои надежды на лучшее будущее связывали в первую очередь с возвращением с фронта своих кормильцев. Мы же своего кормильца не дождались. То, что он умер в плену, для него, возможно, было к лучшему. Как потом стало известно, наших военнопленных из немецких концлагерей по приказу советских руководителей перемещали в советские концлагеря на Колыму, где они в невыносимых условиях поголовно умирали. Их считали предателями, не имевшими мужества застрелиться на фронте в безвыходном положении.
   С войны начали возвращаться фронтовики. Люди шли посмотреть на них и поговорить с ними. Мы, детишки, внимательно слушали их, трогали их награды. Некоторые из возвратившихся привозили немудреные трофеи: фотоаппараты, часы, одежду, ручки и карандаши. Мы жутко завидовали своим сверстникам, дождавшимся своих отцов. В отличие от нас, они будут теперь под надёжной защитой. Нас же могли обижать (и обижали) все. Наша мать была для нас слабым защитником.
   По просьбе матери военкомат сделал запрос в Москву о судьбе нашего отца. Вскоре оттуда пришёл ответ, гласивший, что отец пропал без вести в июле 1941 года. Это был для нас неутешительный ответ. Без вести пропавших в то время также считали едва ли не предателями. Было неизвестно, куда без вести пропали эти люди. Все они были под подозрением. Мы знали немало случаев, когда детей без вести пропавших не принимали в суворовские и нахимовское училища. В некоторых населенных пунктах фамилии без вести пропавших не помещали на устанавливаемые там обелиски в честь погибших на фронте воинов. Было обидно слышать всё это.
   Нам, несовершеннолетним сиротам, вскоре была назначена мизерная пенсия за погибшего отца, которая практически вся уходила на уплату налогов. Жили мы исключительно за счёт приусадебного участка и домашнего подворья, обложенных непосильными налогами. В колхозе на трудодни не выдавали ничего. Уже осенью 1944 года мы собирали на колхозных полях колоски, что было запрещено, а весной 1945 года питались тошнотиками из гнилой картошки, собранной там же. В качестве гуманитарной помощи нам единожды выдали коробку безвкусных американских галет и печенья.
   В газетах в то время много писали о том, что вся страна помогает Белоруссии как наиболее пострадавшей от войны республике. Но эта помощь направлялась в основном на восстановление промышленных предприятий. Конкретному человеку она не оказывалась.
   В тех тяжёлых условиях рядовым труженикам повсюду жилось нелегко, каждый выживал, как мог. Не забывало о себе уже тогда руководство всех уровней, в первую очередь партийное. Для него были предусмотрены государственные дачи за высокими заборами и специальные отделы в магазинах.
   В конце 1945 года свою мать навестила Королёва Татьяна. Она поведала нам о своей жизни в Каменке. Живётся им там плохо. До сих пор они ютятся в землянке, которая весной превращается в криницу: ежедневно из неё приходится вычерпывать до 30 вёдер воды. Спят они на полатях. Дети не доедают, часто болеют. Почти вся получаемая ими пенсия уходит на уплату налогов. Кстати говоря, им не предусмотрено никаких налоговых льгот. Пару раз им давали американскую гуманитарную помощь. Колхоз выделил им телёнка, а поросёнка и 4 кур они приобрели сами. Недавно они получили письмо и денежный перевод от брата Григория Королёва военного лётчика Леонида, всю войну сражавшегося на фронте. Он и впредь обещал им материальную помощь и своё содействие в быстрейшем вселении их в нормальный дом. Теперь у них вся надежда на него. Под Варшавой погиб второй брат Григория Василий, всю войну проживавший у них.
   Татьяна решила восстановить справедливость и добиться того, чтобы её мужа Григория признали участником партизанского движения, погибшим в борьбе с оккупантами. Однако это оказалось нелёгким делом: в центральном партизанском архиве о нём не было сведений. Чиновники ж требовали документального подтверждения этого. Только свидетельские показания бывших партизанских командиров помогли ей в этом.
   Всю свою жизнь в своих биографиях и автобиографиях я писал о том, что во время Великой Отечественной войны я находился на оккупированной территории и работал в хозяйстве родных. Хорош был работник в 7-10 лет! Но если на нас, находившихся на оккупированной территории в детском возрасте, смотрели сквозь пальцы, то для взрослых это иногда оборачивалось плохо. Их не принимали на работу на некоторые предприятия и на учёбу в некоторые учебные заведения. Эта была неприкрытая дискриминация. Можно было подумать, что все мы напросились на оккупированные территории сами, а не попали туда в результате промахов и ошибок советского руководства. Но такая у нас тогда была власть: у неё все были под подозрением.


Рецензии
Виктор!
Ваши воспоминания о том страшном времени прочитал полностью. Не дай Бог еще раз пережить такое. Всё, о чём Вы рассказали в своих воспоминаниях, уже история, а историю надо знать и хранить и Ваши свидетельства будут этому только способствовать.
Я тоже написал воспоминания о том времени под названием "Моё военное отрочество" (http://www.proza.ru/2011/08/19/1142), которые посвятил детям войны, значит и Вам. Но мои воспоминания во многом отличаются от Ваших, поскольку наша семья не находилась в оккупации, при приближении немцев к Калуге мы успели уехать из неё с одним из последних эшелонов.

Доброго Вам здоровья, благополучия и творческих успехов!
С уважением -
ВИП

Вадим Прохоркин   10.06.2019 10:33     Заявить о нарушении
Вадим Иванович!Моя повесть "Оккупация"вызвала неоднозначный отзыв.Некоторые обвиняют меня в том,что я неправильно показал партизанское движение.Я его показал именно таким ,каким оно было в нашей местности.И это было не только воспоминание ребёнка,но и всех моих родственников,односельчан.В "Ломоносике" кое-кому я показался барчуком,поступившим в элитный вуз.Всем не угодишь.

Виктор Пущенко   10.06.2019 19:06   Заявить о нарушении
Виктор!
Я познакомился со всеми отзывами на повесть "Оккупация" и ни в одном из них не обнаружил критики, что Вы неправильно показали партизанское движение. Возможно, этот отзыв Вы удалили. Интересно, в чём же, по мнению читателя, заключалась эта "неправильность". Может в том, что забирали у населения продукты? Но вполне понятно, что партизаны должны были каким-то образом обеспечивать себя продуктами, одеждой и обувью. Не всё из этого можно было добыть у врага, и надежда была только на помощь местных жителей. Если армию и флот продовольствием снабжали колхозы, а одеждой и обувью - фабрики и заводы, то партизаны всё это или отбивали у врага или получали у местного населения как добровольно, так и принудительно. Война есть война. К сожалению, были и мародёры. В семье не без урода.

С барчуком, вне сомнения, явный перебор. В каком контексте это слово было употреблено?

Вадим Прохоркин   11.06.2019 13:24   Заявить о нарушении
Вадим Иванович!К сожалению, мародёрство партизан было народны бедствием.Они забирали у населения всё,что представляло малейшую ценность.Среди партизан была разная публика.Нынешнее руководство представляет партизан только с положительной стороны.Предвзятые отрицательные рецензии я убрал, а их авторов поместил в чёрный список,что и Вам советую сделать с клеветником О.Малашенко.

Виктор Пущенко   11.06.2019 21:34   Заявить о нарушении
Виктор!
Как я понял, Вы прочитали в гл.12 "Оборонные работы" мою перебранку с этим поскудником Олегом Малашенко. Еще раньше я схлестнулся с ним в рассказе "22 июня 1941 года", когда он беспардонно влез в наш с читателем Кузьмой Калабашкиным диалог(отзыв от 0104.15). Вот тогда он в полной мере показал свою поганую и гнилую натуру. Советую познакомиться с нашей с ним "полемикой". Представляю, какие гадости он и Вам преподнёс. Отправить его в чёрный список не получается, он закрыл свою страницу.

Вадим Прохоркин   12.06.2019 18:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.