Центральная группа войск. Глава 4. 1984 г

                ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГРУППА ВОЙСК
                Чехословацкий дневник    

                ГЛАВА 4 1984 год
   Моё пребывание в Чехословакии перевалило за экватор. Мне осталось здесь служить ровно два с половиной года. Очень тяжело, но в то же время и очень интересно работать в этом госпитале. Плоды своего труда видишь воочию — это выздоровевшие тяжёлые больные. Примером этого является больной, который находится сейчас у нас в отделении.
   Рядовой Сергеев 19 лет поступил к нам по поводу сепсиса (заражения крови), остеомиелита крыла правой подвздошной кости и септической деструктивной двусторонней пневмонии, осложнившейся левосторонним пиогемопневмотораксом. Мы назначили ему очень интенсивное лечение: периодические переливания свежеконсервированной крови, плазмы, дезинтоксикационную терапию, витаминотерапию, введение анаболических гормонов и прочее. Однако главной в его лечении была антибиотикотерапия.
   Вначале короткое время мы вводили ему импортные американские антибиотики, которые в небольшом количестве достали у чехов. Затем мы стали лечить его старыми нашими антибиотиками, которые имелись у нас в наличии, в том числе пенициллином. К этому антибиотику многие микробы не чувствительны, однако, согласно проведенным исследованиям, они всё же становятся чувствительными к нему, если антибиотик вводить внутривенно в дозе, превышающей в 10 — 20 раз обычную. Именно так мы и поступали. Кроме того, мы вводили его непосредственно в лёгкие через катетер, поставленный в трахею путём её пункции. Одновременно мы проводили местное лечение пиогемопневмоторакса. Больному также была произведена резекция крыла правой подвздошной кости. В аорту путём пункции бедренной артерии был введен катетер с целью проведения прицельной массивной антибиотикотерапии остеомиелита правой подвздошной кости. Проведенное лечение дало эффект. Сейчас больной поправляется, прибавил в весе. Это тот случай, когда при менее интенсивном лечении он умер бы.
   Через наше отделение за два с половиной года прошло 19 больных с септической деструктивной пневмонией. Даже сейчас смертность среди таких больных достигает 75%. У нас же ни один из этих больных не умер, что является нашей гордостью. Лечили мы всех их примерно так же, как и описанного мною выше больного.
   Для введения медикаментов в аорту и артерии мною была сконструирована специальная капельница длиною 3 метра. С её помощью мы поднимаем флакон с вводимым лекарством под потолок, чтобы преодолеть давление крови в артериях и аорте.
   Когда я увидел пункцию трахеи для введения в неё катетера, то решил применить это для борьбы с асфиксией при отёке голосовых связок. При таком критическом состоянии больного необходимо срочно делать трахеотомию и вводить в трахею трахеотомическую трубку. Однако это всё же операция и сделать её не так-то просто, к тому ж для её проведения необходимо какое-то время. Я предложил для ликвидации асфиксии вводить в связку, находящуюся между щитовидным и перстневидным хрящами, две-три толстых иглы, через которые задыхающийся больной сможет какое- то время дышать. А затем уже можно спокойно сделать ему тра- жеотомию, если надобность в ней не отпадёт. Это своё предложение я проверил на практике и оформил в виде статьи, которая была напечатана в "Военно-медицинском журнале".
   Вечером, в свободное от работы время, сижу у телевизора. Я особенно не привык к телевидению, так как в своей кочевой жизни мне пришлось смотреть его мало. На Кубе два года я слушал телепередачи на испанском языке, в Грузии — на грузинском, а теперь пытаюсь что-то понять на чешском языке. В Забайкалье пять лет у нас вообще не было телевидения.
   Чешское телевидение мало чем отличается от советского. Немало здесь передач на производственную тему. Часто обсуждаются политические вопросы. Не обойдены вниманием собрания и совещания. Чешское кино мне не нравится. Иногда показывают небольшие душещипательные мелодрамы, которые нравятся Люде. Недавно прошёл сериал о работе чешских медработников, вызвавший у меня профессиональный интерес. Но попадается здесь и кое-что интересное. Периодически они показывают иностранные западные кинофильмы. Недавно у них прошёл многосерийный кинофильм "Я — Клавдиус", в котором рассказывалось об интригах и разврате, царивших при дворе древнеримского императора Клавдия. Несколько раз показывали концерты западных эстрадных исполнителей. Здесь по телевидению я впервые увидел выступление певицы Тины Тёрнер, которая поразила меня своим темпераментом. А недавно показывали концерт певицы, которая, как лебедь, порхала в белом платье в полумраке сцены, чередуя танцы с прекрасным пением. Оказывается, это замечательная французская певица Далида. Впечатление от её концерта осталось незабываемым. Показали также концерт русской певицы Жанны Бичевской, который мне понравился. Но в основном здесь выступают чешские соловьи Карел Готт и Гелена Вондрочкова, а также другие чешские исполнители.
   В чешский театр в Яромерже никто из наших не ходит. Недавно мы посетили их кинотеатр, где демонстрировался советский кинофильм "Распутин", снятый с показа в кинотеатрах Советского Союза. Перед началом киносеанса мы находились в фойе и кушали мороженое. Возле нас стояла молодая чешская пара. И вдруг молодой человек закатил с помощью прямой кишки такую громкую трель, что мы с ужасом шарахнулись от них в сторону. Такую своеобразную привычку чехи переняли у немцев. Кинокартину мы посмотрели с удовольствием, при этом не усмотрели в ней аморальных сцен, развращающих советских людей. Артист Петренко в главной роли был бесподобен.
   Что касается чехов, их привычек и обычаев, то они в какой-то мере отличаются от других славянских народов. Их называют немецкими славянами. За свою длинную историю они так долго и тесно контактировали с немцами, что переняли от них многое. Как и немцы, они педантичные, скуповатые, исполнительные и работящие. Любят они во всём порядок. Нет у них широты души, склонности к разгульной жизни, свойственных советским славянам. Не видим мы здесь горьких пьяниц и дебоширов. Стоило б и нам перенять у них кое-что.
   Умер генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Ю.В.Андропов. Произошло это как-то неожиданно, ведь у нас состояние здоровья первых лиц государства держится в секрете. Никто особо не сожалеет о его смерти. Единственное, что он сделал — слегка встряхнул и взбудоражил гнилое застойное болото, именуемое Советским Союзом. Его политика не у всех вызывала понимание и одобрение. Недоумение вызывает избрание на его место Черненко. Неужели не нашлось более молодого кандидата? Ведь все видят, что это старый, отягощённый возрастными болезнями человек. У нас здесь ко всему этому все относятся с апатией и безразличием.
   На экскурсию в Карловы Вары я записался одним из первых. Ведь это один из старейших и известнейших бальнеологических курортов Европы. Согласно легенде, открыл его в 1358 году чешский король Карл I, обнаруживший минеральные источники во время охоты на оленей. Расположен он в долине речки Тепла и окружён покрытыми сплошным массивом леса горами. Курорт густо застроен жилыми домами, санаториями, пансионатами и отелями, близко примыкающими друг к другу, так что в долине остаются только узкие проходы и подъёмы на склоны гор. В окружающих долину горах среди густого леса имеется свыше 200 километров прогулочных дорожек. Туда можно добраться на фуникулёрах. Там же сооружена башня "Дружба" с прекрасным видом на город. На самой высокой горе высотой 600 метров находится скульптура "Олений скачок", памятник Петру I и часовня святого Ленгарда. Много памятников имеется в городе.
   На курорте эксплуатируется 12 минеральных источников, которые бьют в виде гейзеров. Самый большой из них — гейзер Шпру- дель, бьющий фонтаном высотой 12 метров. Над ним построена галерея. Под одним из гейзеров нам показали огромный сталагмит, образовавшийся из солей, содержащихся в минеральной воде.
   Минеральные источники Карловых Вар по своему химическому составу относятся к типу термальных углекислых сульфатногидрокарбонатно натриевых. Минеральная вода используется для питьевого лечения, ванн, разлива, выварки карловарской соли, которая экспортируется, купания в бассейне и прочее. Лечат здесь в основном болезни желудочно-кишечного тракта и мочевыводящих путей.
   На курорте лечатся и советские граждане — это в основном кремлёвская элита и члены их семей.
   Когда-то лечиться сюда приезжал Пётр I. При лечении своих болезней мочеполового тракта он выпивал за один присест несколько литров минеральной воды. Для обслуживания себя в интимном плане он привёз с собой ядрёную красивую русскую бабу, которую его жена Екатерина Алексеевна, не приехавшая с ним, подобрала ему. Так как врачи запретили ему временно заниматься сексом, он отправил её назад в Россию. В знак благодарности за лечение Пётр I пожертвовал деньги на строительство на курорте православного храма.
   Убыл в отпуск Терещенко, и опять я остался один на один с тяжёлыми больными, которые не заставили себя долго ждать.
   Ко мне обратился наш торакальный хирург Табидзе с просьбой дать наркоз при проведении бронхоскопии прапорщику из пульмонологического отделения. В конце этого исследования он решил взять на анализ специальными щипцами кусочек ткани из правого главного бронха. Мне показалось, что сделал он это резко и грубо. Перед тем, как удалить бронхоскоп, я заглянул в него и обнаружил в правом главном бронхе большое количество крови. Я удалил её отсосом и увидел, что она снова очень быстро набирается. Больному внутривенно ввели весь комплекс останавливающих кровотечение медикаментов, но это не помогло. Я не успевал отсасывать кровь из бронхоскопа. Что-то нужно было делать радикальное для остановки кровотечения. Я предложил затампонировать правый главный бронх смоченной перекисью водорода марлей. Хирург отверг это. А между тем я почувствовал, что искусственное дыхание через бронхоскоп становится трудным. Тогда я предложил удалить бронхоскоп и ввести интубационную трубку в левый главный бронх, чтобы предотвратить затекание крови в левое лёгкое и перевести больного на дыхание одним этим лёгким. Это мною было проделано. Однако и после этого сопротивление дыханию не прекратилось, оно нарастало. Кто-то предложил Табидзе вскрыть грудную клетку, разрезать правый главный бронх и остановить кровотечение. Возможно, при этом для спасения больного придётся удалить правое лёгкое. Вместо этого Табидзе решил сделать больному трахеотамию. Надобности в ней не было, так как больной был заинтубирован. Тем не менее, эту операцию начали делать, а в это время я с огромным трудом проводил искусственное дыхание. Не успели хирурги закончить трахеотамию, как больной начал синеть, у него появилась сердечная аритмия и, наконец, наступила остановка сердца. Реанимационные мероприятия были неэффективными и бессмысленными. Все были в шоке от происшедшего. О случившемся доложили командованию госпиталя. В отделение примчался начмед и начал тщательно изучать историю болезни умершего. Так закончил свой жизненный путь сорокалетний прапорщик.
   Самым обидным было то, что при вскрытии трупа никакой патологии со стороны лёгких выявлено не было. В правом главном бронхе на месте забора ткани зияла разорванная бронхиальная артерия. Табидзе забрал оттуда даже кусочек бронхиального хряща. Все бронхи были забиты сгустками крови. Резким, но очень нерешительным хирургом оказался Табидзе. Смерть больного расценили как несчастный случай. Жена прапорщика не стала поднимать шума по поводу смерти своего мужа и уехала в Союз.
   На днях у нас проходил конкурс медицинских сестёр. Его целью было выявить лучший сестринский коллектив госпиталя. Первое место на конкурсе заняли наши медсёстры. Раньше мы не придавали этому конкурсу должного внимания и поэтому не занимали призовых мест. Мне стало обидно, что наши медсёстры, самые грамотные и умелые, не были ни разу оценены должным образом. Я решил лично возглавить их подготовку к конкурсу. Вместе со старшей медсестрой отделения мы сколотили группу поддержки и обеспечили её лозунгами. Шла интенсивная подготовка к конкурсу и наших участниц. Во время конкурса я руководил выступлением наших конкурсанток и поведением группы поддержки. Наши усилия увенчались успехом. После конкурса я окончательно убедился в том, что если очень сильно захотеть, то можно добиться очень многого и в личной жизни, и на работе.
   Необходимо отметить, что всю организацию конкурса взяла на себя очень энергичная и грамотная старшая медсестра госпиталя Павленко Галя. Она жаловалась на то, что начмед госпиталя полковник Яковлев не счёл нужным оказать ей содействие в этом.
   На мой взгляд, наш начмед — самый бесполезный человек в госпитале. Он занимается только тем, что подписывает истории болезней выписывающихся больных и принимает участие в консилиумах, на которых обычно отмалчивается, так как боится показать свою медицинскую безграмотность. Есть у него и одно положительное качество — он не мешает врачам работать. Но если вдруг в лечебном отделении случится какое-либо чрезвычайное происшествие, он тут же оживает, начинает усиленно изучать историю болезни и искать предлог устроить врачам разнос. И этот человек должен организовывать лечебный процесс в госпитале и контролировать его.
   Первое место в госпитале по своей бесполезности делит с начмедом наш замполит. Главная его забота — организация политзанятий, которые всем надоели, так как на них почти все мы думаем одно, а говорим другое, занимаемся словоблудием и самообманом. По-другому мы поступать не можем из соображения нашей безопасности. Такое, к сожалению, происходит в масштабе всей страны. Самовосхваление, бахвальство, ложь приняли у нас огромные размеры. Боюсь, что это в конечном счёте погубит нашу огромную державу.
   Второй заботой нашего замполита является организация социалистического соревнования, что выражается в основном в истребовании у нас индивидуальных социалистических обязательств. Всё это часто принимает комический характер. В моих социалистических обязательствах, например, записано, что я обязуюсь: вести себя корректно с местным населением, выписывать и читать газету "Правда", изучать труды Ленина, регулярно слушать наше радио, прочитать два художественных произведения советских авторов, сделать два рационализаторских предложения, не допускать ошибок по работе. И такие социалистические обязательства вполне устраивают нашего замполита.
   Организовать же хорошую художественную самодеятельность в госпитале он и его помощники не в состоянии. Не могут они также пригласить к нам кого-либо из наших артистов, гастролирующих в Чехословакии. За всё время моего пребывания здесь у нас выступал только ансамбль "Пламя".
   Одной из обязанностей замполита является сбор с врачей денег на подарки проверяющим, приезжающим к нам из Союза. Обычно им дарят хрустальные вазы. На днях я отказался дать ему денег на это "благое" дело, за что он начал стыдить меня и обозвал скрягой. Но мне ведь не денег жалко, а обидно, что наше руководство занимается таким постыдным делом.
   Возвратился из отпуска Терещенко и тут же преподнёс госпиталю, в первую очередь своему отделению, сюрприз. Хуже этого он ничего выдумать не мог. Он бросил свою прежнюю любовницу и завёл себе новую. На этот раз он далеко ходить не стал и нашёл её в своём отделении. Ею стала засидевшаяся в девках наша медсестра Галя. Это худая высокая девица со скверным характером. Всё это внесло в отделение возбуждение и разлад. Почти все медсёстры осуждают Галю. А та, не обладая большим умом, вскоре начала проявлять свой характер, делать попытки командовать медсёстрами. Прошёл даже слух, что Терещенко хочет сделать её старшей медсестрой отделения. Я нейтрально смотрел на всё это, пока Галя не затронула меня, сделав мне замечание. Тут я ворвался в ординаторскую и высказал Терещенко всё, что думал на этот счёт. В ответ на это он посоветовал мне не лезть в его личную жизнь и заняться решением своих проблем. Как ошпаренный, я выбежал из ординаторской и так хлопнул дверью, что стёкла задрожали в окнах, а висевшая на дверях рамочка со стеклом упала и разбилась вдребезги. Вдогонку мне из ординаторской неслось:
   — Товарищ подполковник, вернитесь!
   Я, конечно, не стал возвращаться, а пошёл в хирургическое отделение к ведущему хирургу и выложил ему всё начистоту. Тот посочувствовал мне и пообещал деликатно поговорить об этом с Терещенко.
   После этой схватки Галя притихла, а Терещенко продолжал спокойно общаться со мной, как будто между нами ничего не произошло. А между тем я обнаружил, что у него в столе появилась бутылка водки с корнем женьшеня внутри. Периодически он начал прикладываться к ней. По мере того, как водка из бутылки исчезала, он заливал туда новую порцию. Стало понятно, что с появлением новой любовницы он начал стимулировать свою мужскую потенцию с помощью женьшеня. Ничего мы с ним, скорее всего, не поделаем. Просто человек не может жить без этого.
   У нас появился новый начальник госпиталя — это подполковник Жилин, выдвинутый командованием Группы на повышение. Прежний начальник госпиталя, мой однокашник по институту, не сделавший мне ничего хорошего, но пытавшийся сделать плохое, убыл в Союз. Новый начальник на первый взгляд показался мне более простым и доступным. Будущее покажет, кто он есть на самом деле.
   Два месяца тому назад к нам поступили пилоты потерпевшего аварию вертолёта. При этом командир экипажа получил несовместимые с жизнью повреждения: переломы свода и основания черепа, множественные переломы рёбер и костей таза. Через несколько часов он скончался. У штурмана имелся тяжёлый ушиб головного мозга, он находился в бессознательном состоянии. Меня поразила тяжесть травм, которые получают пилоты и пассажиры воздушного транспорта при авиационных происшествиях.
   Мы сделали всё возможное, чтобы штурман поправился. Вскоре он пришёл в сознание, но у него оставался паралич левой руки и ноги, его речь была невнятной. За прошедшее с момента травмы время паралич у него практически прошёл, значительно улучшилась и его речь. Сегодня он с женой пришёл к нам в отделение с тортом "Птичье молоко" и бутылкой коньяка. Всё это мы распили, пожелав ему полного выздоровления21.
   Свой очередной отпуск за 1984 год мы с Людой проводили в Сочи в санатории им. Ворошилова. Он считается одним из лучших в Министерстве обороны. Строили его в 30-е годы по приказу Ворошилова. По завершении строительства Ворошилов показал его Сталину, который раскритиковал санаторий, назвав его армейскими казармами. С тех пор в Сочи начали строить санатории
— дворцы. Архитектура санатория действительно не отличается особым блеском, но чего стоит его размещение в таком городе. Говорят, что это единственный санаторий в Сочи, который имеет фуникулёр, доставляющий отдыхающих к морю.
   Одним из основных лечебных факторов в сочинских здравницах является мацестинская серная вода. Именно из-за неё в 1935 году в Сочи была построена дача Сталина "Зелёная роща". Начали расти здесь, как грибы, и санатории. Мне посчастливилось принимать мацестинские ванны, хотя улучшения после этого я не ощутил. Без них отдыхающие не мыслят своё лечение в Сочи.
   В ванном корпусе здравницы, оказывается, имеется специальное отделение для лечения советской элиты.
   В Сочи есть что посмотреть — это дендрарий, парк "Ривьера", набережная, театр, музей Николая Островского и прочее. Дом, в котором находится музей Островского, был специально для него построен. В нём он провёл последние годы своей жизни.
   Во время пребывания в Сочи я попробовал на вкус все здешние фрукты, которые прямо в санатории продавали местные жители. Все они мне понравились.
   Находясь в Чехословакии, мы, казалось бы, должны были интересоваться состоянием их медицины, наладить контакты с их лечебными учреждениями. Этого у нас почему-то не произошло. То ли мы сильно заняты, то ли не любопытны, да и особой надобности в этом не было. Организация медицинского обслуживания их населения та же, что и у нас. У них лучше налажено материальное обеспечение лечебных учреждений. Они не стесняются покупать на Западе новейшее медицинское оборудование и современные медикаменты. Перепадает при этом кое-что и нам. Мы достаём у них хлорвиниловые трубочки для катетеризации артерий, вен и перидурального пространства. Их мы сами приспосабливаем для этих целей. Чехи ж пользуются при этом готовыми наборами западного производства. У нас в связи с этим нет той эстетики, которая есть у них. Это мы недавно ощутили, когда нас посетила группа врачей и медсестёр из Градца Кралова. Они недоумевали, глядя на всю эту нашу рационализацию, а нам было неудобно показывать им всё это.
   За последние три года мы трижды прибегали к помощи чешских лечебных учреждений. Направляли мы к ним на искусственную почку больного с почечной недостаточностью и в детскую реанимацию ребёнка с тяжёлой дыхательной недостаточностью. Оба этих больных у них умерли. О больной с повреждением общего желчного протока я уже писал. К нам за помощью чехи не обращались.
   У нас в отделении произошёл трагикомический случай. После удаления желчного пузыря по поводу хронического калькулёзного холецистита к нам поступила жена полковника из штаба Группы войск. Сейчас таких больных лечат активно, поэтому уже на следующий день после операции медсёстры повели её под руки в туалет. На обратном пути она вдруг обмякла и потеряла сознание. У неё случился инсульт. Через пару часов она умерла. Об этом тут же позвонили её мужу, который вскоре прибыл к нам. Он навзрыд рыдал по своей жене, говорил, что в любви и согласии прожил с ней 30 лет и не переживёт её смерть. Прекратив рыдания, он вспомнил о том, что жена в госпиталь легла с золотыми украшениями. Он попросил возвратить их ему. При поступлении в наше отделение никаких украшений у неё не было. Терещенко, который лечил эту больную, мобилизовал весь личный состав на их поиск. Их усиленно искали и в реанимационной палате, и в хирургическом отделении. О случившемся сообщили ведущему хирургу, который её оперировал. Тот вдруг вспомнил, что все свои золотые украшения больная перед операцией отдала на сохранение ему, и что они в целости и сохранности находятся у него в сейфе. Недоразумение было исчерпано, все вздохнули с облегчением.
   В связи с этим я должен отметить, что у нас сейчас по поводу камней желчного пузыря оперируется много женщин. Такая эпидемическая вспышка этого заболевания объясняется тем, что наши женщины узнали о наличии у чехов аппарата ультразвукового исследования (УЗИ), с помощью которого они обследуют своих пациентов на наличие у них различных заболеваний внутренних органов. У нас в Союзе такие исследования пока широко не проводятся. При обследовании наших женщин и было обнаружено свыше десяти носительниц камней желчного пузыря.
   Наш ведущий хирург Марукевич очень активный врач. Он готов прооперировать половину личного состава нашей Группы. Нам иногда приходится уговаривать его не делать ту или иную операцию, но переубедить его очень трудно. Он самолично удалил желчный пузырь даже своей жене. Прооперировал он и жену Терещенко. Во время этих операций наркоз им давал я, что мной было расценено как проявление высшего доверия ко мне как к анестезиологу.
   Обнаружили камни желчного пузыря и у моей Люды, но она категорически отказалась от операции. Я это расценил в том смысле, что она боится того, что при проведении этой операции я невзначай помогу ей умереть. Я думаю, что именно по этой причине она и сделала себе операцию в Бобруйске в моё отсутствие. Она, по-видимому, думает, что за её хамское отношение ко мне я могу пойти на это. Пусть такое её заблуждение останется на её совести.
Ведь придётся ей в будущем всё равно делать эту операцию, но только при обострении хронического калькулёзного холецистита, а это значительно опаснее, чем делать её в холодном периоде.
   Во время этих операций у некоторых женщин был обнаружен только песок в желчном пузыре, а не камни. Их можно было и не оперировать. Не нужно забывать также о том, что после этих операций у части больных развивается постхолецистэктомический синдром, и их продолжают беспокоить боли в правом подреберье не меньшей интенсивности, чем до операции.
   После двух несчастных случаев, связанных с этой операцией (повреждение общего желчного протока и смерть жены полковника), прооперировав не менее 15 больных, Марукевич, наконец, насытился и перестал оперировать этих больных всех подряд. 
             На фото-укладываем больного на операционном столе.


Рецензии
Добрый вечер Виктор!Прочитала ваши две статьи, вернее просто проглотила их.Конечно с терминологией сложно, но думаю, что медикам это будет очень интересно, вы все подробно описываете, получается, как повышение квалификации для них.А для обычных людей интересна сама жизнь медиков за границей.Про времена Андропова мы уже общались, Черненко ничего примечательного не принес в нашу жизнь, может чуть спокойнее стало.Жаль, что наша медицина при таких специалистах оказалась хуже обеспеченной, чем чехи.И жаль, что часто наши жизни мы доверяем некоторым через- чур самоуверенным хирургам.Думаю, это дело случая.В Сочи бывала, отдыхали на море и прекрасный парк "Ривьера" посещали, очень красиво, напомнили мне эти времена.На сегодня пожалуй уже читать больше не буду, надо поработать над своими материалами, а завтра продолжу, жаль, что остается мало статей для чтения, а я уже привыкла. Здоровья вам и не поддавайтесь болячкам.Хорошего вам настроения и положительных эмоций.До завтра!

Людмила Бержакова   08.08.2019 20:36     Заявить о нарушении
О медицине я старался писать доходчиво, без неё обойтись никак нельзя было.Я хотел,что бы читатели кое-что знали о медицине полезное для себя,были настороже,общаясь с медиками.

Виктор Пущенко   12.08.2019 21:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.