За три реки 11

Под деревне приколота к берегу лодка. Казанка с крыльями. Подвесной мотор "китаец" 9,9 лошадок, двухтактник. Кто то в деревне есть.
Одно хозяйство выделяется явной ухоженностью. Домик, пристройки и сарайки. Из трубы одной из них курится дымок. Туда и  держу путь.
Похоже это строение – летняя кухня. Дощатые стены. Столик, полки, тябла под крышей. Кирпичная печка с плитой. На соседней избушке сушатся сетки. За столом сидит поджарый дедок. Поздоровался. Дедок даже не шевельнулся. Еще несколько раз здороваюсь, погромче. Все равно не слышит. Подойти вплотную и похлопать по плечу – может дрогнуть от неожиданности. И в дверях стоять тоже неудобно. Вроде как подсматриваю. Как будто почувствовав взгляд, дед оборачивается. Суетливо достает какую то вещь из коробочки и засовывает ее в ухо. Слуховой аппарат. Теперь понятно, почему он меня не замечал, хотя и громко его кликал.
Горячий чай с печки. Рассказываю ему, кто я такой и зачем тут. Он осяткинский, на рыбалке. Его лодка с новым мотором стоит под деревней. Спрашиваю разрешения походить по деревне, поснимать.
Прохаживаюсь от дома к дому, фотографирую. Домики, амбарчики. Большинство домов выглядит заброшенными. Замшелые крыши, на некоторых уже опадают. Открытые дверки амбаров. В некоторые дома, что не заперты и не под приставом, захожу. Снимаю внутреннюю обстановку.

Один из домиков заинтересовал меня особенно. Заросший малинником. С трудом, низко нагнувшись, пролез сначала в "предбанник", затем в саму избу. Низкие лавки вдоль стен. Столик. Русская печь "по черному". Битая из глины. В отличии от наших печей, боковая стенка забрана досками полностью. Странно. Так ведь она хуже прогревает избу. А может наоборот – печка дольше держит тепло? Нужно будет спросить у выян… Отверстие в стене выше двери – волоковое окно. У нас закрываются массивной деревянной пробкой – дымником. А тут запирается доской, двигающейся в пазах стены. Интересная избушка.
Два окна на переднюю сторону и одно на боковую. Причем большое окно только напротив чела печи. Для хозяйки? Остальные окошечки низкие и узкие. Явно переделаны из волоковых.

(Слово "дымник" имеет два значения – дырка в стене, как правило квадратной формы, для выхода дыма из помещения, топящегося "по черному" и пробка, которой затыкается это отверстие. Кстати, "душник" – вентиляционное отверстие, то же самое, что и дымник. Но "дымник" – когда баня топиться,  а "душник" – то же самое отверстие, но уже когда париться – моются. Мнение мое личное и не обязательно, что правильное ).

Ухоженных домиков с хозяйством всего пара – тройка, не больше. Может прикупить какой – нибудь старенький домишко? Отремонтировать его под старину, с русской печкой "по черному" и банькой с каменцей. Себе для души и возможно для туристического бизнеса: гостевой дом.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ:
С сайта "Перуница" о деревянном зодчестве:: Нет теперь и деревень, где еще можно встретить древние жилища. Они освещались волоковыми окнами – маленькими, задвигавшимися (“заволакивавшимися”) доской-ставней; их обогревали “черные” печи, дым от которых попадал не в трубу, а непосредственно в избу, откуда через приставленный к стене под потолком “дымник” – осиновый обрубок с выдолбленной сердцевиной – выходил наружу. Именно из таких домов состояли так называемые “сезонные” деревни Улеша и Хорнемская (Архангельская область). Около этих деревень крестьяне основных селений Усть-Выи и Хорнемы заготавливали сено и туда же переправляли свой скот на свободный выпас, потому что рядом с их селениями места для выгонов не было. Впервые попавший в “сезонную деревню” Улеша горожанин ощущал себя путешественником во времени: казалось, что из XX столетия он перенесся в XVII век – так похожи были эти свободно расставленные избы на те, что изображены в альбоме Мейерберга – австрийского дипломата, побывавшего в России при царе Алексее Михайловиче. Теперь от деревень остались только три избушки и столько же амбарчиков, перевезенных из Хорнемской в музей под открытым небом “Малые Корелы” под Архангельском

Источник: 

Пока гуляю по деревне, хозяин уехал проверять сетки. Сетовал, что холодно и попадает плохо. Сегодня будет выезжать в Осяткино.
Около спуска дороги от деревни на устье реки стоит крест. Не поленился, причалил и сходил к нему. Сфотографировал.
Хозяина деревни снова увидел на устье речки. Он как раз закончил сети трясти (проверять). Не стал спрашивать про улов. Слышит он худенько даже с аппаратом, а подходить ближе не стал. Еще наедешь на сетку, намотаешь на винт. Себе работы наделать, ему убыток рваной сеткой. Махнули друг другу рукой, прощаясь. Еще увидимся.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ:
О.Г.СЕВАН  " СЕЗОННЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ И ПРОМЫСЛОВЫЕ ИЗБЫ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ"
Жилые дома поселения представляют собой простейшие варианты изб, отапливаемых по-черному. «Черные», или курные, избы издавна вызывали интерес у исследователей как один из наиболее древних видов крестьянского жилища. В середине XIX в. во многих уездах Русского Севера черные избы составляли 50% всех жилых изб, а к началу XX в. – лишь 10% (см. материалы П.Колесникова, Д.Осипова). Столь длительное бытование курных изб объясняется тем, что они долго держат тепло в отличие от изб, отапливаемых по - белому. Сохранению тепла способствовали малые волоковые окна и небольшие двери. В таких избах после топки воздух был сухим, благодаря чему сруб долго сохранялся. Для крестьян-кустарей подобное помещение было незаменимым при просушке необходимого сырья – дерева, кожи, а для рыбаков – сетей. Простота возведения срубов (окна без косяков), простое устройство печи, малый расход древесины при небольших размерах постройки также способствовали сохранению подобных изб в среде, главным образом, беднейшего крестьянства.
Основу интерьера курных изб составляла неподвижная, конструктивно связанная со срубом мебель – широкие лавки, проходящие вдоль стен сруба, вмонтированные в них во время строительства избы, полати, полки в стене у печи, божница в красном углу, «воронцы». Печи были глинобитные («битые») и ставились на деревянный опечек. Со стороны входа в избу в печи делались ниши – «печурки». Каждая печь имела «припечье». Дым выходил из устья непосредственно в жилое помещение и через систему волоковых окон, дымника и двери – на улицу.
Для рассматриваемых домов сезонных поселений Севера характерны все перечисленные элементы. При возведении изб использовался конструктивный единый принцип – рубка стен из бревен (диаметром 25 – 30 см) в «обло» с остатком. Поскольку постройки возводились быстро и носили временный характер, концы бревен оставляли неровными. Внутри помещений стены стесывались, поэтому углы были скругленными. Сами срубы ставились на землю без фундаментов. Подклеты, столь характерные для многих районов Севера, здесь отсутствуют, кровля двускатная, тесовая, с «курицами» и «потоками», с коньковым охлупнем. Дверные полотна одностворчатые: они состоят из двух или трех широких плах, соединенных шпонками с внутренней стороны. Дверь укреплена на «пяте» («на пальце»): она вращается вокруг верейного столба, вставленного в пазы нижнего и верхнего бревен проема.
В избе – глинобитная печь, поставленная в углу на деревянный опечек; широкие, до 60 см, лавки расположены вдоль стен (вмонтированы в них); на них спят обитатели избы: против печи – стол, рядом полки для спичек, соли и продуктов, в углу божница. Несколько выше роста человека (от стены до стены) проходят жердины – «воронцы», используемые для сушки одежды охотников и рыболовов. Окна волоковые (порой растесаны). Волоковая доска (или рама) вставлена в углубленный паз стены и может закрывать окно, скользя вдоль него, Тес пола обычно врубается в нижний венец сруба, реже кладется прямо на землю. Дымовое отверстие устроено в стене над печью, поэтому дымарь (дымник) выходит прямо на улицу, на фасад дома. Сам дымоход имеет интересную конструкцию и выполнен в виде пологого бревна, опирающегося на консольную доску со стороны улицы или сеней. С избой он соединяется посредством отверстия с волоковой заслонкой, которое соответствует вырезу в вертикальной стенке дымохода. Со стороны улицы большой навес кровля защищает дверной проем и дымоход от осадков.
Амбары, скомпонованные группами или рядами, порой, чуть ли не вплотную примыкают к домам. Все они очень малы (в плане 1,5 х 1,5 м) и соразмерны самим избам. Конструктивно амбары решаются в виде квадратного или прямоугольного сруба, стены которого рублены в «обло» с остатком, с тесовым покрытием по курицам и потокам, с коньковым охлупнем. Кровля на них двускатная, с двумя вариантами ската: с направлением скатов в сторону от входного фасада и к входу.
Амбары сезонного поселения приподняты над землей и поставлены на тесины, врубаемые в горизонтальные бревна основания. Перед входом устроено предмостье – площадка на пропусках нижних бревен боковых стен и бревенчатой стенки, выступающей вперед от дверного порога по всей длине главного фасада. Над площадкой навес («залобник»), полученный путем удлинения верхних венцов сруба. Он защищает площадку и дверной проем от атмосферных осадков. (конец цитаты)

Продолжение:


Рецензии
Словно с рассказчиком по рекам знакомым проехал. Не заметил как путешествие завершилось. Отдохнул душой. Жду продолжения.

С почтением,

Александр Чашев   13.07.2018 23:34     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр Иванович! Мне очень приятен и дорог Ваш отзыв!

Николай Валентинов   14.07.2018 08:38   Заявить о нарушении