Операция Кот в мешке. Глава 23. 1964г. Июнь

                ОПЕРАЦИЯ
                “КОТА В МЕШКЕ”
                Кубинский дневник

                ГЛАВА 23 1964 ГОД ИЮНЬ
   Наше пребывание на Кубе определенно подходит к концу. Все потихоньку передают свое имущество кубинцам, усиленно готовимся к этому и мы: сделали кое-какие недостающие наборы для переливания крови и малый операционный набор. Последний мы сотворили из брезента и кучи всевозможных хирургических инструментов.
   За нами идут два больших пассажирских теплохода «Россия» и «Грузия». Я еду в Бакинский округ ПВО на должность начальника медпункта полка. По боку все мои должностные достижения на Кубе. Это меня не очень огорчило. Главное — это попасть в Ленинград вместо всех этих округов, но об этом пока ничего не слышно. Основная ж масса офицеров и солдат едет в Свердловск, в Уральскую армию. И там мало чего завидного, не привлекательный это край.
   Завтра у нас состоится суд офицерской чести, будут судить двоих офицеров второго дивизиона за драку со стрельбой.
   К нам, наконец, для приема экзаменов прибыл представитель ВАИ. Сначала мы сдавали экзамен по «Правилам дорожного движения». Сколько этих самых экзаменов и зачетов пришлось мне сдавать за свою жизнь в школе и институте, но никогда я не радовался так пятерке, как радовался полученной на этом экзамене тройке. И это я, не получавший в институте никаких оценок, кроме пятерок, и окончивший Военно-медицинский факультет с золотой медалью.
   При сдаче практической езды я решил сесть в машину первым, чтобы ехать от части до города. Только стал трогаться с места, как заглох двигатель, так как я не снял машину с ручника. Съежился в комок и жду, когда экзаменатор выгонит меня из кабины. Ребята быстренько завели машину заводной ручкой и я, наконец, поехал. 15 км до города преодолел успешно, в городе получаю команду остановиться. Торможу у тротуара возле магазина. Экзаменатор говорит, что я нарушил правила движения, остановившись напротив больницы, но, так как я лихо провез всех от части до города, он ставит мне тройку. Радости моей не было предела. На удивление всем, из семи офицеров на права сдали только двое — я и Тетерин, можно сказать, самые слабые ученики. Теперь я — шофер-профессионал 3-го класса, приобрел себе смежную специальность. Таня шутит: «Если выгонят из медицины, то подашься в шофера». Мне очень повезло, что не придется в Союзе обивать пороги ГАИ.
   Медицинское имущество я сдавал в Сантьяго-де-Куба. Туда я давно хотел попасть, чтобы посмотреть те края. Город мне не очень понравился, он не идет ни в какое сравнение с Гаваной. Посмотрел я казармы Монкадо, которые когда-то штурмовал Фидель со своими соратниками и где сейчас находится школьный городок. Проехали мы вдоль гавани до ее выхода в море, там хотели посмотреть старинную военную крепость, но нас туда не пустили. Красивые здесь места —это гористый рельеф, покрытый пальмами. Пожалуй, это самые живописные места на Кубе, которые пришлось мне увидеть.
   Всей медициной в кубинской бригаде ПВО заправляет ветеринарный фельдшер. Врачи не хотят идти в армию. Этот самый фельдшер — большой чудак и шалопай, все над ним потешаются. Привезенное нами для сдачи имущество никто не проверял и даже не посмотрел, я думаю, что всё это выброшено коту под хвост. Жаль только, что мы всё это два года тщательно сохраняли, сами работали чем придется, не трогали НЗ. Я сдуру передал им даже спирт в наборах НЗ. Хорошо, что додумался отлить себе фляжку на дорогу. Если б офицеры узнали о спирте, они б мне этого не простили. В плохие руки попало всё наше добро. Единственное, что заинтересовало кубинцев — это наш дезинфекционно-душевой автомобиль. Дезинфекционно-душевую установку с него они тут же на наших глазах сбросили на пол. У них недостаток автомобилей, поэтому они будут использовать его по другому назначению. Вот так задаром передали кубинцам имущество всей нашей Группы.
   После сдачи имущества мне осталось только получить нулевую справку и оформить архив.
   Машину командира его шофер и еще двое солдат угнали в самоволку. За это шофер лишился 2-го класса.
   Зайцев с Галей остался еще на 3 месяца обучать кубинцев. Для переучивания кубинцев-шоферов оставляют несколько офицеров и солдат. Капитан Остроумов говорит, что повесится, но не останется.
   От имени РВС Кубы нам вручили почетные грамоты, подписанные Раулем Кастро. Они красиво оформлены и напечатаны на русском и испанском языках. В грамоте выражена «благодарность за самоотверженную работу по укреплению обороноспособности нашей социалистической Родины». Но меня больше всего поразила следующая фраза: «Примите нашу безграничную признательность за вашу готовность сражаться насмерть вместе с нами во имя защиты Кубинской социалистической революции». А спрашивал ли кто- нибудь у 40 тысяч наших молодых парней их желание и готовность умереть за Кубу? А стоило б, наверное, спросить!
   Сроки нашего убытия с Кубы катастрофически меняются в сторону уменьшения. Пришлось ехать в Гавану за нулевой справкой и в Сантьяго-де-Куба для никому не нужной сверки. В Гавану посмотреть те места ездила с нами Таня. Шевцов высказал надежду, что мы встретимся с ним в Ленинграде. Дай Бог! Измучились с этими поездками, недосыпанием, недоеданием изрядно. А когда пришел срок уезжать, то времени, как всегда, не хватило. До Сантьяго-де-Куба ехали долго, перепили дорогой всякой жидкости, так как было ужасно жарко. Приехали даже рановато.
   Уезжаем мы на теплоходе «Россия». Добрались, наконец, до теплохода, с горем пополам погрузились. Вещи у нас тяжелые, хотя ничего, кроме обмундирования, там нет — зачем только было таскать его с собой (всё для введения в заблуждение американской разведки). Хорошо, что ребята помогли погрузить наше барахло. У теплохода везде шныряют наши контрики.
   При посадке случилась смешная и кое для кого печальная история: с теплохода сняли Тетерина, Линника, Неняева, Топякова и Бочаргина. Наш тыл решил проехать с шиком, захватив с собой машину продуктов для закуски. Не позабыли, учитывая затруднения с продуктами в Союзе, захватить кое-что и домой: подсолнечное масло, муку, крупы, консервы. Это всё проделки Тетерина и
Топякова. Заодно с ними и Линник, хитрый лис, но непосредственно он попался за провоз на корабль трех ящиков мыла, как он выразился, для личного состава. Неняев снят как их начальник, Бочаргин — как свидетель. Эта история всех очень удивила и рассмешила. Едва не сняли за всё это командира. Пострадали при этом многие наши офицеры, дававшие Топякову деньги для приобретения рома на дорогу. Ром он привез, но его конфисковали вместе с продуктами.
   От Кубы мы отчалили 11 июня в 6 часов утра и взяли курс на Ленинград. Все мы и с радостным, и с горьким чувством прощались с Кубой: здесь все-таки осталось два неповторимых года нашей жизни. Мы, медицинские работники, в душе гордились тем, что успешно выполнили свой профессиональный долг на Кубе, не допустив в тяжелых климатических условиях массовых заболеваний личного состава и не совершив роковых медицинских ошибок, приведших к трагическим последствиям. Командование не удосужилось наградить нас за это орденами и медалями, но мы не в обиде на него за это. Хорошо, что не обошли при этом политработников. К горькому сожалению, осталось здесь лежать навеки в чужой земле на Русском кладбище в Гаване несколько десятков наших парней, большинство из которых оказались жертвами несчастных случаев. Пусть пухом им будет земля! Жалко было смотреть на оставшуюся на берегу группу, которую ничего хорошего не ожидало.
   Первый день хода нас основательно беспокоят американцы всеми видами летательных средств. Облетывают нас самолеты и вертолеты, маячат на горизонте военные корабли. Самолеты и вертолеты проносятся буквально над уровнем иллюминаторов, с них производят съемку, с вертолета — кинокамерой. Проносятся над нами целые звенья самолетов. Но мы идем и идем. Затем нас оставили в покое.
   Плывем помаленьку, океан относительно спокоен, слегка покачивает. Многие вовсю отсыпаются. Жизнь на корабле скучна и однообразна, единственное развлечение — кино. Народу много, ограничили потребление пресной воды, опломбировали души и ванны. Бассейн работает, но людей там, как селедок в бочке. Начались недоразумения с питанием, опять вопрос о женщинах: почему они занимают офицерские места. Значит, мы с Таней должны питаться раздельно? Не выйдет! Таню малость укачивает. Каюта наша неплохая, но устаревшая, несовременная: матрацы волосяные и ватные, сбитые в комки, мебель старая. Но всё это не беда, плыть можно. Теплоход «Россия», оказывается, в прошлом был немецким, нам достался при дележе немецкого флота после войны. На нем когда-то путешествовал Гитлер.
   Лечебную работу взяли на себя медики корабля, нас просят проводить профилактику. Меня назначили врачом эшелона. Дважды с командиром обходили все каюты. Кормят нас неплохо, разнообразно, всех одинаково, но особенно не перегружают желудки. Намечаем с Таней план на будущее: куда и на сколько едем. По мере плавания, потихоньку меняется климат: если 12 июня температура воды была 28°, а воздуха 30°, то уже 15 июня они стали соответственно 24 и 28. Даже не верится, что под нами глубина океана около 6000 метров.
   По последним «агентурным» данным, Линник вез в ящиках под мылом костюмы, которые нам выдавали (сэкономил на нас, подлец). Конечно, ему сейчас много надо, у него ведь две семьи. Кабова Фаина родила ему сына, говорят, что при убытии с Кубы она тоже увезла много казенных вещей, которые потом продавала на рынке, где ее и засекли.
   У нас с собой фляжка спирта, об этом как-то пронюхал Шакалов. Поспорили с ним, что он выпьет полтора стакана неразведенного спирта без закуски, только запьет водой. Произнеся свой любимый тост «пью за народ и за счет народа», он свободно это проделал и ходил потом по палубе, даже не покачиваясь. Позже нам рассказали, что он при этом плел о нас всякую гадость. Свинья останется свиньей до конца своей жизни. Сколько уже раз он обливал нас грязью! На корабле о нем говорят так: — Где можно найти Шакалова? — Пойди в главный вестибюль и понюхай, откуда несет спиртом — там он и есть.
   Восемь дней мы уже в плавании. Всё идет нормально, если не считать того, что стало холоднее. Все приоделись в более теплый наряд, больше стало простудных заболеваний. Бассейн закрыли, я тоже искупался в нем один раз. Сейчас народ требует одеял, под простынями стало холодно. Как передавало на днях радио, в Ленинграде температура опускается до 6 градусов. При такой «жаре» мы там подрожим.
   Вчера радио сообщило, что в провинции Лас-Вильяс был сбит пиратский самолет, сбросивший три бомбы на сахарный завод. Жертв при этом не было. Это сообщение всех оживило, интересуются, как был сбит самолет: ракетой или истребителем. Как всё это, между прочим, стало нам дорого.
   Подходим к Ла-Маншу, там мы должны быть ночью или утром, хотелось бы посмотреть те места. Морской путь стал более оживленным, встречается много судов, особенно малых.
   Ребята поймали окольцованного голубя. Его накормили, напоили и везут до появления земли, где выпустят.
   Проходя Ла-Манш, никакой земли не видели: был сильный туман. Кто-то из солдат выбросил за борт свою шинель. Ищут виновника, подозревая его во всех смертных грехах.
   Таня рассказала мне потрясшую меня новость из жизни Зайцевых. Во время моей командировки в полк Орла в те ночи, когда Зайцев находился на дежурстве, его любимая Галя принимала у себя некоторых офицеров полка, в частности их друга семьи Зя- зюлю. Таню она просила, чтобы та, если вдруг заявится с дежурства Зайцев, выпускала ее кавалеров через нашу комнату (туалет у нас был общий). Один раз Тане пришлось это проделать. Оказывается, у нас под боком был дом терпимости. Рассказ Тани сразу же навел меня на мысль: а не рассказывает ли сейчас Галя своему Василию такую же новость о нас с нею, тем более, что у Тани было больше возможностей. От такого моего подозрения Таня даже заплакала. Всё, конечно, могло быть, но не пойман — не вор.
    Красивая жена — это книга в хорошем красивом переплете для неграмотного: читают ее другие.
Народный фольклор
   Другую интересную новость рассказал мне сержант Деткин из технического дивизиона. Оказывается, наши служивые частенько посещали подпольный дом терпимости и одиночно промышлявших проституток в Тунасе. У некоторых были свои постоянные проститутки, к которым ходили и солдаты, и офицеры. Однажды одна из них спросила Деткина:
   — Вы не знаете, почему ко мне давно не приходит пожилой мужчина с большим животом, у него еще маленький ...? Он очень добрый и щедрый, приносит мне консервы, духи и мыло.
   Оказалось, что речь шла о нашем незабвенном начальнике штаба «Бу-Бу».
   Плывем Северным морем, оно всем нам не понравилось: неспокойное, холодное, с ветрами, туманами и качкой. Температура воздуха упала до 14 градусов. Чувствуется сырой, холодный климат. Думаю, что погода не балует такие приморские страны, как Англию и Ирландию, которые, по-видимому, пронизываются ветрами насквозь.
   В Северном море, особенно в узкостях, встречается много судов, некоторые из них — наши. Интересно было наблюдать маленькие рыболовецкие суда, зарывающиеся глубоко носами в воду. Не сладко на них рыбакам, не зря говорят, что настоящие моряки
— это рыбаки. В Таллинне им сооружен памятник, на котором написано: «Рыбакам и морякам, чья могила — море».
   24 июня в 15 часов вошли в пролив, отделяющий Данию от Швеции. Здесь по правому борту находится датский город Фредериксхавн, по левому — шведский город Гетеборг. Несмотря на принадлежность разным государствам, города эти похожи друг на друга. Первое, что бросается в глаза — это сплошь красные черепичные крыши. Издали это выглядит красиво, украшает город. Повсюду очень много зелени, особенно на правом берегу, за зеленью не видно строений. Дома старинного типа, со всевозможными башенками. Справа на выступающем в море мысу находится знаменитый замок датского короля — место действия трагедии Шекспира «Гамлет». Красив замок с моря! По обе стороны пролива причалы и причалы, множество портовых кранов. Встретилось несколько небольших аккуратненьких островков. По правую сторону город, можно сказать, не кончался, тянулся непрерывно.
   А вот и столица Дании Копенгаген. Первое, что бросается в глаза — это сухие доки и аэродром, расположенный на берегу моря. Странно, не нашлось для него другого места? Видно несколько больших башен со стенами наподобие нашего Кремля — возможно, это исторический административный центр города. Высоких небоскребов здесь нет, видно несколько небоскребов-малюток. И опять огромный порт, причалы и причалы. Копенгаген как таковой был виден мало, наверное, основная его часть расположена глубже, а не на берегу. Между Швецией и Данией снуют небольшие суда, баржи и паромы. Говорят, что в обе стороны можно проехать свободно, без виз: граница здесь открыта. До Гетеборга почти сутки нас вел датский лоцман, потом его сменил шведский.
   Хочу с горечью при этом отметить, что посмотреть на эти красивые места нам толком не дали, так как у нас всегда и везде сплошные предосторожности. На корабле был объявлен «режим № 1», при котором можно находиться только в каютах, салонах или на прогулочной палубе. Везде были расставлены патрули, которые не выпускали нас на открытые места, в результате всего этого мы, как угорелые, носились от борта к борту, вытягивали шеи, становились на цыпочки, давились у открытых окон прогулочной палубы. Как объяснило начальство, эти меры предосторожности были приняты в связи с недопущением каких-либо провокаций на наше судно извне. Но не это, наверное, было основной причиной. Боялись, небось, что кто-либо попытается убежать за границу.
   Идем Балтийским морем, чувствуем себя уже как дома. Мы с Таней пришли к выводу, что, несмотря на всякие перипетии, благодаря Карибскому кризису, мы совершили интересную длительную бесплатную экскурсию в район Центральной Америки, а это по нынешним временам можно считать везением.
   26 июня 1964 года в 13 часов мы прибыли в Ленинград и твердой ногой ступили на родную землю.
   Куба 1962-1964 г.г.
CARTA DE HONOR
PUSCHENKO Viktor Demianovich
     En mi nombre propio у asimismo en nombre del Estado Mayor General у de todos los combatientes de las Fuerzas Armadas Revolucionarias le expreso a usted nuestra profunda gratitud por su trabajo abnegado para el fortaleci- miento de la defensa de nuestra Patria.


Les expresamos nuestro infinito reconoeimiento por la presteza de combatir a muerte junto a nosotros en defensa de la Revolucion Socialista Cubana, contra el enemigo comun de todos los pueblos:
el Imperialismo.
     Estamos profundamente conveacidos de que usted, en lo futuro, partieipara acti- vamente en el fortalecimiento de la inquebrantable amistad entre los pueblos sovietico у cubano у sus gloriosas fuerzas Armadas.
    



COMANDANTE RAUL CASTRO  RUZ

VICE-PRIMER MINISTRO DEL GOBIERNO REVOLUCIONARIO DE LA REPUBLICA
      DE CUBA Y MINISTRO DE LAS FUERZAS ARMADAS REVOLUCIONARIAS
28, mayo 1964
"Ano de la Organizaeion”
ПОЧЕТНАЯ ГРАМОТА
ПУЩЕНКО Виктору Демьяновичу
От имени Генерального штаба, всех воинов :
Революционных Вооруженных Сил Республики Куба и от себя лично выражаю вам глубокую благодарность за самоотверженную работу по укреплению обороноспособности нашей социалистической Родины.
     Примите нашу безграничную признательность за вашу готовность сражаться насмерть вместе с нами во имя защиты Кубинской
социалистической революции, против общего врага всех народов — империализма.
     Мы твердо уверены, что вы и впредь будете активно участвовать в укреплении нерушимой дружбы между кубинским и советским народами и их славными Вооруженными Силами.
     Пусть всегда сплачивает нас боевое знамя пролетарского интернационализма!

               ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА, МИНИСТР РЕВОЛЮЦИОННЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РЕСПУБЛИКИ КУБА МАЙОР РАУЛЬ КАСТРО РУС


             ПРИМЕЧАНИЯ

   1 Поверх вооружения на кораблях размещали сельскохозяйственную технику, автомашины.
   2 На некоторых кораблях имелись зенитные скорострельные пушки.
   3 В случае задержания и досмотра американцами наших кораблей с военнослужащими и вооружением предусматривалось их экстренное потопление.
   4 К моменту введения морской блокады на Кубу были завезены: 42 стратегические ракеты, 20 атомных боеголовок, 72 самолета и 172 танка. Планировали, но не успели завезти еще 20 атомных боеголовок. О наличии на Кубе атомного оружия американцы точно не знали. В СССР оставалось еще 20 атомных боеголовок (американцы предполагали 75-100). Соотношение ядерных сил СССР и США в то время было 1:17. Американцы предполагали, что на Кубе находилось 10 тысяч наших военнослужащих, фактически же их было 40 тысяч. Стратегические ракеты на Кубе находились в ведении Хрущева. 6 тактических ядерных ракет оставались в распоряжении командования Группы. Их планировали применить при нападении США на Кубу.
   5 Пусковая установка, с которой были запущены ракеты, сбившие самолет, стала на Кубе национальной реликвией.
   6 В ту пору Советский Союз помогал одной Кубе больше, чем США всем остальным странам Латинской Америки. Другим странам мира он помогал больше, чем все остальные развитые страны, вместе взятые. В денежном выражении наша помощь составляла 23 миллиарда рублей в год.
   7 Родина или смерть! Мы победим! — боевой лозунг нынешних кубинских революционеров.


Рецензии
Виктор Демьянович, прочитала с большим интересом и подумала, что положительное в этой истори сколько мест вы посмотрели и где только не побывали.Всегдв кажется тяжело, но проходит время и думаешь по другому.А думали ли вы, что будете так далеко от дома, когда пряталась от немцев в землянках? И все что произошло в вашей жизни потом, может это была вам награда за пережитые тяжелые годы в годы войны.Будьте же и сейчас счастливы, ну хоть чуть-чуть, я вам желаю от души.

Людмила Бержакова   30.03.2019 22:03     Заявить о нарушении
Людмила! Спасибо за все ваши положительные рецензии.Наградой за пережитое вряд ли можно считать всё это.

Виктор Пущенко   31.03.2019 06:56   Заявить о нарушении
Я имела ввиду не те трудности, что вы пережили в жизни, а те положительные эмоции от увиденных стран и природных картин, это же красота, море, океан, замки...Хотя вы правы, войну ни чем не стереть и тот ужас не забыть! Добра вам и здоровья.

Людмила Бержакова   31.03.2019 07:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.