Операция Кот в мешке. Глава 7. 1963г. Февраль

                ОПЕРАЦИЯ
                “КОТА В МЕШКЕ”
                Кубинский дневник

                ГЛАВА 7 1963 ГОД ФЕВРАЛЬ
   Вчера у Галиева крестьяне заметили двух мотоциклистов,которые наблюдали  из кукурузы за нашей частью. Их мотоциклы они захватили и притащили в дивизион. Галиев всполошил всех, он, оказывается, большой паникер, просил у командира разрешения прочесать кукурузу, где засели кубинцы. Командир запретил ему это делать, велел обратиться в кубинскую милицию. И та изловила двух пацанов. Парни тащили на себе мотоцикл много километров, потом остановились передохнуть и попали в контру. Наши офицеры на этот счет ехидничали весь вечер.
   Наш пропагандист Хорин сделал сообщение о Кубе. У кубинцев существует какой-то антагонизм между органами государственной безопасности и военными. Известен случай у Герченова, когда его лучшего друга Рогу, ведающего госбезопасностью Банеса, военные запретили пускать в нашу часть, тогда Рогу стал собирать о Герченове всякую гадость. Их сотрудники, оказывается, следят за нами. Дело дошло до того, что у Орла они подсчитали, сколько русские выпили бутылок спиртного.
   Кубинская госбезопасность старается захватить главарей банд и организаций, рядовую же контру не трогает, если она не активничает. Очень многие на Кубе задеты революцией, поэтому всех не пересажаешь и не перестреляешь. Чего только стоит, например, их старая армия. Кстати, в настоящее время в кубинской армии всего 30 человек с высшим и средним образованием.
   Фидель сказал, что к 1965 году Куба станет крупной в Латинской Америке страной по экспорту мяса и молока. Хлеб на Кубе на 100% наш, черного хлеба они не знают. В настоящее время частные хозяйства дают 80% молока, государственные — 20%. Очень дешевы здесь фрукты. Наши говорят, что на этом можно было бы поднять экономику — это в порядке вещей у нас.
   На Кубе 5 тысяч предприятий, в основном они мелкие, с рабочими ж от 500 человек и выше — 14 предприятий. Имеется 161 сахарный завод, 23 из них — очень крупные, современные. Все они дают 7 миллионов тонн сахара-сырца в год. Имеется 2 никелевых завода. По запасам никеля Куба — на первом месте в мире. После строительства нами еще одного никелевого завода она выйдет на второе место после Канады по добыче никеля.
   Но особенно бурную реакцию слушателей вызвало сообщение Хорина о нашей экономической и военной помощи Кубе и другим странам. Это была реакция, обратная той, которую ожидал лектор. Все были возмущены до предела. Было обидно за наш народ, который столько выстрадал, сейчас живет плохо и не видит просвета впереди. А мы всё безвозмездно помогаем этим нахлебникам, живущим часто лучше нас. На помощь другим странам у нас уходит 2,5 процента нашего бюджета. За границей работает 14,5 тысяч наших специалистов6.
   Пете стало не по себе, что Таня лежит в госпитале и за это время получит полностью зарплату. Он попросил меня составить табель по 16 января (день ее убытия в госпиталь), утверждая, что так ему велел начфин. Как выяснилось, начфин, напротив, потребовал обратное — за границей никаких больничных листов не требуется. Когда ему об этом сказали, он не поверил и побежал к начфину, проявив при этом большую прыть.
   На Кубе нам окончательно определили год за год службы и два оклада: один кубинской и один нашей валютой. Это те же условия, что и в наших группах войск в Европе. Решили, по-видимому, что здесь курорт. Это все-таки несправедливо. Посмотреть хотя бы заболеваемость личного состава: масса грибковых заболеваний кожи, желудочно-кишечных расстройств, болезней ушей. Побывавшие в наших европейских группах войск офицеры шутят: «Курица — не птица, Куба — не заграница».
   Двойной оклад на Кубе — это плата за отнятую свободу.
                Народный фольклор
                Нас на Кубу посылали,
                Три оклада обещали.
                Куба си, Куба си,
                Ни копейки не проси.
                Народный фольклор
   Приятно писать об овощах и фруктах Кубы. Вкуснейшими фруктами здесь являются бананы. Они бывают двух видов. Первый из них — десертные, употребляемые в свежем и сушеном виде. Из них готовят банановую муку, консервы, мармелад, сироп и вино. Стоят они 1 песо 30 сентаво за 70-80 штук. Про себя я назвал их самыми вкусными пирожными природного происхождения. Второй вид имеет плоды с жёсткой, мучнистой, несладкой мякотью. Их используют в основном на корм скоту, а в пищу употребляют только в жареном или вареном виде. Нам они не нравятся, кубинцы же кушают их с удовольствием.
   Зеленые кубинские апельсины стоят сейчас 2 сентаво за штуку, доходили до 1 сентаво. Мандарины в Союзе я не отличал от апельсинов — так «много» я их употреблял. Стоят они 5 сентаво за три штуки, были и дешевле. Ананасы я раньше не встречал. Они приятны на вкус, сладко-кислые, сочные, ароматные. Сразу слышишь присутствие в комнате ананаса по приятному аромату, им издаваемому. Один ананас стоит 20 сентаво. Кокосовые орехи стоят 10 сентаво за одну штуку. Помидоры здесь есть большие, твердые, жесткие и малые, мягкие, на вкус хуже наших, стоят за ливр (450 г) 10 сентаво. Огурцы редки, стоят 15 сентаво за ливр. Употребляются в пищу и плоды растения юкка, имеющие своеобразный вкус. Картошка не отличается от нашей. Земля на Кубе под сельхозугодьями красноватого цвета.
   Особо хочется сказать о сахарном тростнике, являющемся источником получения основного экспортного продукта Кубы — сахара. Это многолетнее растение, стебель которого может достигать высоты 6 м. В паренхиме стебля содержится до 20% сахара. Плантации сахарного тростника дают 3-5 и более сборов технических стеблей. Размножается он черенками. Средний урожай стеблей составляет 400-500 ц с одного га. Площадь посевов сахарного тростника на Кубе составляет около 1 млн. га. Завезен он из Испании. Из его мелессы готовят ром, отходы используют в строительстве и на топливо. Сахарный тростник — основная культура на Кубе. Сейчас, не без нашего влияния, здесь взят курс на развитие поликультур, что потребует больше забот и труда.
   Ездил в госпиталь. Поездка была очень насыщенной и я бегал по госпиталю туда-сюда, а Таня в это время сидела и злилась. Она решила отремонтироваться там по всем швам. Блефорит ее временно затих, теперь она уже не накрашенная. Она посвежела, прибавила в весе, лечит свои женские недуги, поднимает давление, даже сводит веснушки, то есть наводит красоту на физиономии, а домой и не собирается. Всё хнычет относительно перспектив нашего совместного будущего. Я же об этом не успеваю и не хочу думать, я живу без перспектив, как живется, как жизнь складывается.
   Наши господа офицеры совсем обнаглели: вспоминают все свои болячки со дня рождения, все словно договорились избавиться от своих недугов на Кубе. Сегодня такими «тяжелоздоровыми» были Григорьев и Николаев. Чуркина, этого доморощенного дурачка, положили в госпиталь. Ему Белкин такую характеристику написал, что хоть сейчас вези в желтый дом.
   У нас был суд над Гапоновым, солдатом 3-го года службы. Судили его за то, что он 31 декабря в пьяном виде ударил офицеров Попова и Осинникова, обзывал их всячески. Парень этот очень видный, симпатичный, тихий на вид. Как выяснилось, он уже один раз судился за попытку изнасилования и хулиганство, получив за это 8 лет, а на первом году службы воровал деньги у солдат. На этот раз получил 3 года тюрьмы. Многие возмущались, что офицеры не простили его. Я бы тоже, наверное, не простил.
   Мамедов сказал, что командир дивизии наше здесь пребывание официально объявил правительственной командировкой — очередной вариант.
   Петя начал писать мне аттестацию. Взялся он за это дело рьяно. Интересно, что он там сочиняет? Сейчас в наших отношениях затишье.
   Таня нащупала у себя какую-то опухоль в брюшной полости - только этого нам не хватало. Думаю, что ничего серьезного нет, но она слегка повесила нос.
   Проезжая по дорогам Кубы, видишь больших черных птиц с красными шеями и головами, похожих на орлов. То они мрачно сидят на заборах, то терзают какую-либо падаль, то парят высоко над городом, как у нас воронье над кладбищем. Первое время это наталкивало нас на сравнение кубинских городов с кладбищами. Эта птица — санитарный гриф, который приносит большую пользу, поедая разлагающиеся трупы животных. Характерно, что совершенно не трогает живых птиц и животных.
   Другая весьма полезная птица — тоти, напоминающая собой небольшую цаплю белого цвета. Она сопровождает скот и уничтожает вредных жуков, клещей и других насекомых.
   Иногда можно видеть очень маленьких, сереньких, зависающих над цветами птичек. Это или птица-бабочка (марипоза), или самая маленькая в мире птичка сунсунсито, по размерам не превышающая колибри. Своим длинным клювиком они извлекают нектар из цветков.
   Очень противны черные невзрачные, напоминающие нашего черного ворона, птицы, которых мы прозвали «кубинскими сороками». Это птица из семейства попугаев. Самих же попугаев на Кубе нет, если не считать перелетных.
   Многие птицы на Кубе ярко окрашены, словно нарисованы художником. Начинаешь понимать китайских мастеров, которые на различных изделиях изображают птиц такими красочными. По- видимому, в Китае они такие и есть. Дятлы здесь не такие яркие, как у нас. Часто можно слышать трели соловья. С наступлением темноты над нашими головами пикируют летучие мыши.
   Нужно сказать еще о лягушках и жабах, которые здесь еще противнее наших, причем, они свободно прыгают по вертикальным стенкам и даже по потолку, так как имеют сильные присоски на лапах.
   Здешние крысы запросто лазят по деревьям. На днях в Ольгинском госпитале видел питона длиной 1,5 м — там он сидит в ящике, некоторые больные берут его на шею и носят.
   На Кубе очень много так называемых диких кур-цесарок, то и дело стайками перебегающих дорогу. Их легко ловят собаки. Наши ребята тоже бегали за ними с палками, но безуспешно. Все сожалеют, что нет с собой ружей — была бы хорошая охота.
   Возил на медицинскую комиссию двоих наших товарищей. Один из них поступает в военную академию, другой — в высшее военное училище. Оба получили нужные им справки, хотя один из них был забракован терапевтом, а второй — хирургом. Всё было сделано секретаршей начальника госпиталя. Через людей, занимающих скромные должности, можно сделать всё значительно быстрее и проще, чем официально через их начальников. Товарищи уедут домой с опостылевшей им Кубы.
   Находясь уже более полумесяца без Тани, я понял, почему все наши так рвутся с Кубы — это в основном из-за того, что люди живут без жен, а побочный промысел закрыт. Быть женатому человеку без жены и не иметь другую женщину — очень тяжело. Говорят, что «Коран» разрешает мусульманам согрешить уже после недельного пребывания без жены. Есть, конечно, и другие причины: отсутствие материальной заинтересованности, боязнь за свою жизнь у некоторых в этой напряженной обстановке, не совсем хорошее отношение к нам кубинцев, неопределенность нашего здесь положения, наша неблагоустроенность, отсутствие свободы, непривычный климат, а также то, что нас приучили к мысли, что «не нужен нам берег турецкий, и Африка нам не нужна». Но главное среди всего этого — это отсутствие женщин. Возможно, на второе место можно поставить отсутствие материальной заинтересованности. У кого здесь жены, те особенно не рвутся с Кубы, если нет в Союзе других беспокоящих их причин.
   На днях писал характеристику Сомову, который, несмотря на наши угрозы, всё же при нашем содействии демобилизуется в первых рядах. Сердце человеческое отходчиво. Сначала я хотел, не без влияния Пети, написать довольно резкую характеристику, но потом стал думать и постепенно выбрасывать из характеристики отрицательное и добавлять положительное, в результате чего из отрицательного осталось только «вспыльчив». При этом большую роль сыграло то, что я сам сейчас в какой-то мере нахожусь в таком же положении, мне Петя тоже пишет аттестацию, поэтому я мысленно ставил себя на место Сомова.
   По радио сообщили, что в Ираке произошла очередная революция — впасть захватили военные. По-видимому, это не в нашу пользу.
   После прочтения книги В.Минаева «Тайное становится явным» я понял, что государственный переворот в маленьких буржуазных странах, особенно в Латинской Америке, на Ближнем и Среднем Востоке — дело немудреное, всё это довольно просто делается большими государствами через их разведки.
   Получили 4 письма — рекордное количество писем, полученных нами за один раз. В их числе оказалось ожидаемое мною письмо от нашего камышинского соседа Тарараева. Он пишет, что наша комната и, по-видимому, наши вещи в полном порядке. Правда, Широковы хотели занять ее, но это им во избежание неприятностей сделать не посоветовали. Тарараев получил 3-х комнатную квартиру — что они только будут делать втроем в такой громадине. Должности убывших заняты, в том числе моя капитаном с Севера, с Гремихи. Мой бывший начальник майор Осповат месяца два тому назад демобилизовался, его должность пока не занята (ждет меня — шучу). У них там на сверхсрочную службу, в частности на должности радистов, набирают девчат — не хватало еще такой бордели в армии. Его письмо сняло с меня груз забот о наших вещах.
   Из письма Таниной мамы узнали, что Гена сейчас снова в Союзе, в Житомирской области. Он сообщил матери, что ему придется служить 4 года. Возможно, это маневр Гены, которым он хочет отделаться от Вали, он жил перед армией с ней как муж с женой. Гена написал ей, что она может быть свободной ввиду длительности его службы. Валя собирается уходить от Таниной мамы, где она обосновалась. Во всём этом всё же прослеживается подлость со стороны Гены. От Вали Тане тоже есть письмо, являющееся образцом бессвязности. Даже удивляешься, что в наше время молодая девушка, окончившая не один класс, может так писать. А может быть она была в расстроенных чувствах? Да простит ее Бог! Танина мама болеет. Бабушка, как всегда, практична, логична и кратка (не в пример некоторым молодым).
   Сегодня Петя снова показал свой нрав. Я собрался ехать в Ольгино и мне понадобился помощник в лице Сомова, но, по-видимому, потому что я не соизволил у него об этом спросить заранее, что Сомов ему антипатичен, что он боится, в случае чего, побеспокоить свой покой («может, придется везти кого с аппендицитом»), что он вообще нехороший человек, он запретил ехать Сомову. Я смолчал, но моему терпению приходит конец. Я ведь тоже могу устроить ему такую жизнь, что он будет кипеть и дрожать от злости ежеминутно. Сейчас меня от этого удерживает аттестация, которую он в черновике уже написал. Он даже намекнул мне, что за эту аттестацию наверняка получит бутылку рома. Долго ему придется ее ждать. На Петином примере я также прочувствовал, до чего отвратительна мелочная злобная опека, патологическая педантичность. Кое-что и у меня есть из этого. Поистине, пока сам на собственной шкуре не испытаешь, не поймешь других. В этом отношении надо брать пример с моего камышинского начальника еврея Осповат. Тот не был мелочен, не замечал мелких промахов подчиненных, не портил по пустякам ни с кем отношений, сеял доброту среди своих сослуживцев. Это не легко делать, но к этому надо стремиться. И главное — поменьше заботиться о своем самолюбии, своей персоне, особенно если речь идет о больном человеке.
   С момента нашего прибытия на Кубу буквально на глазах, особенно после национализации магазинов, начали исчезать из магазинов и те немногочисленные товары, какие у них еще были. Создается впечатление, что действует чья-то злая рука. Говорят, что контра связывает всё это с нашим здесь пребыванием: мол, были американцы — были товары, нет американцев, есть русские — нет товаров. Например, нельзя купить уже ром, тем более за 5 песо, о мускатели я уже не говорю. Натурального спирта в аптеках не достать. И остается нам пить только одно — алколин. И наши его попивают. А без питья, как я в этом сейчас убедился, жить «холостякам» здесь очень и очень трудно, только в вине можно утопить свою скуку, досаду, неволю. Нельзя уже сейчас купить в магазинах хороших брюк, красивую рубашку, бархат, который моментально исчез, стоило русским на него набросится. Даже открыток с видами Кубы нет. Говорят, что в Гаване последнее время возникли большие перебои с продуктами питания — это после того, как правительство взяло в свои руки снабжение Гаваны продовольствием, отстранив от этого частников. Пострадало при этом тысяч 20 частников, правительство же не смогло их полностью заменить. Отсюда и перебои, и недовольство. Положение становится всё хуже и хуже. У меня создалось впечатление, что народ не сможет долго терпеть всё это. Не будь здесь нас, Кастро, пожалуй, пришлось бы туго, я уже не говорю о нашей ему помощи всевозможными товарами, без чего он обанкротился бы очень быстро. Нужно учесть при этом, что здесь свержение правительства — в порядке вещей. Правда, они уже многое переняли у нас, в частности, как кормить народ обещаниями, как создавать органы контроля, насилия. К тому же, говоря официальным языком, революция здесь всё же глубокая, а не обычный правительственный переворот. Хотя наши здесь говорят, что Кастро поддерживают одни только шаромыжники — люмпен-пролетарии, крестьяне и часть молодежи, но ведь эти шаромыжники составляют большую часть населения. Крестьянам же Кастро, как когда-то Ленин, дал (пока что) землю.
   По радио передали, что в Ираке восставшие военные захватили Касема, быстренько устроили над ним судилище, приговорили к расстрелу и немедленно привели приговор в исполнение. Оперативно! Безусловно, в таких случаях не стоит медлить: они поставили народ перед свершившимся фактом. Пока неизвестно об ориентации нового правительства. Случай с Касемом еще раз подтверждает слова Наполеона о том, что «от великого до смешного один только шаг». В социалистических странах это обычно происходит после смерти повелителя. А жаль! Но такова наша диктатура, именно диктатура, а не демократия. Не может быть демократии в той стране, где верховная власть захватывается пожизненно, где носитель ее находится вне критики и накладывает на государство печать своих личных качеств, своих недостатков. В условиях такой «демократии» любой ловкий проходимец, захвативший власть потому, что он ловчее других, выдает потом себя (или его выдают) за мудрого руководителя, и только после его смерти выявляется его подлинное (чаще подленькое) лицо.
   Узнал потрясшую меня и всех новость: в Ольгинском госпитале случилась автокатастрофа. Ехали девушки с танцев от Язова, на их машину налетела наша же водовозка, в результате чего один человек погиб и четыре находятся в очень тяжелом состоянии. Всего госпитализировано 11 человек. Погибла очень симпатичная сестричка. В тяжелом состоянии находится секретарша начальника госпиталя — очень милая дама.
   Не везет этому госпиталю. Только что бывший начальник госпиталя полетел с должности и получил 3 года условно, а теперь опять кое-кто поплатится за это, не говоря уже о том, что пострадало ни за что так много девушек. Этот случай наводит на печальные размышления о бренности бытия и хрупкости человеческой жизни.
   Таня физически чувствует себя неплохо, морально же неважно: вечно ее кто-либо обижает, при этом она, как правило, беззуба, не может дать сдачи, постоять за себя. Со своей толстовской философией всепрощения или, как она выражается, становления себя выше данного отвратительного явления, она меня иногда раздражает. Мы с ней малость поцапались на прощание из-за этого. Раз уже зашла об этом речь, то скажу, что меня в ней еще злит то, что она в обществе, на работе вечно подделывается под низшую общественную категорию, имеющуюся в данном коллективе, например, водит дружбу с санитарками, уборщицами. Я не хочу этим сказать, что она гонится за дешевым авторитетом. Не следует просто опрощаться до самых низших ступеней — это часто приводит к конфузу, ненужному панибратству и даже оскорблениям теми, кто тебя не стоит. Не нужно, конечно, и нос задирать. Нужно вести себя непринужденно, соответственно занимаемому тобой в обществе положению.
   В субботу ездили к морю. На этот раз с нами было несколько женщин, и мы ставили своей целью отдохнуть, искупаться, поискать ракушки. Отправились двумя автобусами в Пуэрто-Падре. Перед отъездом командир велел в рот не брать спиртного, но уже дорогой запаслись ромом. На пляже сразу же навалились на него, добавили еще пива. В общем, заправились основательно, после чего начали купаться, баловаться. Наши женщины пользовались большим успехом и были нарасхват. Их довольно основательно помяли, особенно наших холостячек Надю и Фаину.
   В это время в бухту вошел большой океанский грузовой теплоход. Им оказался наш «Советск’» — он недавно спущен на воду, на Кубе еще не был. Все наши, как бешеные, побежали к нему, а подбежав поближе, начали кричать: «Возьмите нас с собой!» Это было отрадное зрелище. Теплоход бросил якорь, немного постоял, снялся с него и ушел. Унылые, мы побрели назад, оделись и пошли в бар пить ром и пиво. Перед этим пропал Язепов — его усиленно искали. Оказывается, он даже не раздевался и пьянствовал в соседнем баре.
   Ни одной ракушки в эту поездку мы не нашли, я же привез домой морского ежа, чтобы показать его нашим сотрудникам. За это время он подох и сейчас издает неприятный запах. Об этого ежа многие вчера укололись, в том числе и мне досталась одна игла. Я ее вытащил, но место укола всё равно сильно болит. Ядовитый, черт!
   В связи со всеми нашими пьянками хочу сказать, что я медленно и неуклонно превращаюсь если не в пьяницу, то в хорошего питка. Раньше я завидовал людям, пьющим водку без отвращения, теперь же я сам ее пью без особого отвращения, и даже появляются моменты, когда мне хочется выпить. Это неважный симптом, не предвещающий ничего хорошего в будущем. Правда, здесь алкогольные напитки значительно приятнее наших. Я считаю нашу русскую водку, особенно «сучок», одним из неприятных алкогольных напитков. Их же алкогольные напитки, особенно ром, пьются с удовольствием. Наша «Столичная» тоже не плохо пьется — она где-то отхватила медаль. Здесь ее государственная цена 7 песо 50 сентаво, частники продают дороже.
   Последние дни меня беспокоит один больной, которому я вскрыл кисту ушной раковины. Из разреза валит гной, боюсь, не начался бы некроз хряща — он прямо виден в ране. Он ведь так плохо кровоснабжается. Сегодня при перевязке гноя было меньше, от души отлегло. Я не хочу нарушать главную врачебную заповедь: «Не вреди больному».
   На днях военторг привез женщинам шерстяные кофточки, туфли, платья и духи. Отсутствующих Таню и Зою обидели, оставив им самые невзрачные кофточки, хотя и говорят, что бросали жребий. Стыдно мне стало за этих людей, таких жадных, несправедливых, эгоистичных. Наша Язепова схватила кофту, в которую могут влезть две Язеповых, наверное, хочет спекульнуть. Галя Зайцева схватила туфли на два размера больше. Тане не повезло еще и потому, что купленные мною духи на жаре лопнули, и сейчас у нас стоит в палатке приятный запах сирени.
   Ездили на днях в Ольгино, зашли к Гришиным знакомым. Мы сказали им, что Гриша скоро уезжает в Союз, тогда одна девушка дала ему свой адрес и просила писать ей. Мы стали шутить, предлагать ей выйти замуж за Гришу и уехать в СССР, на что она ответила: «Не знаю». Тогда вторая девушка, завидуя первой, стала усиленно таращить на меня глаза, не сводя с меня влюбленного взгляда. И до чего же эти кубинки всё же грязные! Правда, в этом климате тяжело соблюдать гигиену, но делать это всё же надо. А вот косметики всякой они накладывают на себя с избытком.
   Сегодня немного сцепился с Петей. Куда ни едет — берет с собой вооруженную свиту. На этот раз он взял Колю и Витю, хотя здесь некому работать. Это меня взорвало, и я ему малость нагрубил, а потом пожалел об этом. Последнее время я очень резко осуждаю его за глаза, боюсь, что найдутся доносчики. И вообще, я заметил за собой такую черту: желание очернить его, создать о нем плохое мнение. Если и он делает то же самое по отношению ко мне, то представляю, в каком мы оба находимся положении, в каких сложных отношениях.
   Только что ходил к болеющему командиру, который простудился и лежит в кабинете. Какой у него всё же тяжелый взгляд, какой он неприветливый! Под его взглядом чувствуешь себя не по себе.
   Сегодня приедет домой Таня. Я по ней очень соскучился, хочется быть вместе с ней. Но для меня до сих пор не понятно, как я ее жду — как женщину или как друга жизни. Это очень важно и так неясно. Возможно, нельзя так резко отделять эти понятия друг от друга. Может, в определенное время превалирует то одно, то другое, но всегда есть и то и другое. Не знаю.
   По вечерам на Кубе видны зарева пожарищ. Горит, по-видимому, сахарный тростник, поджигаемый контрой, или что-то другое. Поджигают сахарный тростник и крестьяне — это входит в технологию его возделывания. Во всяком случае, эти зловещие зарева наводят тоску. Последнее время их становится всё больше.
   После приезда Тани у нас начался настоящий медовый месяц. Не думал я, что за какой-то месяц можно так соскучиться по женщине. Сочувствую нашим «холостякам».
   Минул праздник — День Советской Армии. Он был «знаменателен» тем, что к нам на ужин напросился Петя. Нам, семейным, продали на семью по бутылке рома ,и он решил помочь нам его выпить, хотя мне хотелось напоить его какой-либо гадостью.
   На празднике отличились наши холостячки Фаина и Нина. Фаину с Линником в комнате женщин накрыл сам командир, а Нину с Пегашевым искало полполка. Нину командир пообещал убрать с Кубы за 24 часа, Линника ж рядом с комнатой дежурного посадил под замок — перед этим он ему за пьянку дал 5 суток гауптвахты.
Тот объявил голодовку, замок пришлось снять, теперь он сидит на гауптвахте. Провинившиеся женщины не кажут глаз на люди.
   Сегодня с Петей читали статью о нашей и американской военных доктринах. Оказывается, на каждого из нас заготовлено по 80 тонн взрывчатки. Мир может быть уничтожен за несколько минут. И это в век кризисов! В плохое время мы родились, своей смертью нам не дадут умереть, придется, по-видимому, сгореть в атомном пекле. В ожидании всего этого у многих опускаются руки и теряется жизненная перспектива. А если еще к этому добавить химическое и бактериологическое оружие! Человечество само себе роет яму. Поневоле усомнишься в разуме человека, называющего себя Homo sapiens. Но особое сомнение вызывает разум глав некоторых государств, мнящих себя великими и мудрыми руководителями и допускающих такое.
   Прошел слух, что наш теплоход «Ленинский комсомол» возвратился на Кубу после 3-х дней плавания из Кубы в Союз. Там, якобы, произошла драка наших увольняющихся (400 человек из узла связи в Камагуэе) с командой теплохода, есть пострадавшие. Москва разрешила возвратить теплоход. Если это так, то это очень печальный и скандальный факт. Сейчас возвращение теплохода уже отрицается. Бесспорно одно: там все-таки что-то в этом роде произошло.
   Вчера вечером привезли рядового Афанасьева из второго дивизиона с болями в животе. Он был очень адинамичен, бледен, с напряженным животом. Быстренько отправили его в Ольгино. При отправке сцепились с Петей: он хотел послать меня второй раз в Ольгино, а сам спокойно отлеживаться. Я запротестовал. Послали туда машину второго дивизиона с их офицером и фельдшером. У парня оказался заворот кишок, ему удалили 5 метров кишечника. Сегодня утром скрутило Рыкова, срочно повезли его в госпиталь. К счастью, ничего серьезного не оказалось. А сейчас поступил солдат с переломом луча в типичном месте - завтра надо везти в госпиталь. Больные пошли интересные, да жаль, что мы их только эвакуируем, а не лечим.
   В Ольгинском госпитале трагедия за трагедией. После двух автокатастроф у них покушение на самоубийство шофера начальника госпиталя, которого обвинили в воровстве. А на днях они учудили еще интереснее. Забеременела у них санитарка-сирота. Решили помочь ей освободиться от ребенка с помощью кесарева сечения. Предполагали беременность 6 месяцев, но ошиблись - ребенок оказался жизнеспособным. Неслыханный конфуз! Говорят, что новый начальник госпиталя Мышелов позеленел от переживаний.               
                На фото- с медсёстрами кубинского госпиталя.Слева-автор книги.


Рецензии
В этой главе, Виктор Демьянович, антисоветские взгляды действительно имеют место быть. Особенно по поводу "подленьких руководителей". Прошлись по соцреализму, а такое тогдашний Самый Мудрый Вождь народа, избранный самым демократичным способом с 99,9% голосов блока коммунистов и беспартийных, не прощал. Можно было загреметь в места не столь отдаленные, но очень уединенные.))) А про помощь нашу тем, кто "живет лучше чем наш народ" - это вообще контр-революционные высказывания. К стенке в году, так это 33-ем поставили бы всенепременно. А осуждение гонки вооружений - на святое замахнулись.))) Маслом что ли сливочным нужно было народ заваливать? Это же от природы зависеть, а народ его схавает и нет масла. А вот тринитротолуол жрать народ не станет и на голову каждую его можно накапливать и накапливать, хоть по сто тысяч тонн. А главное - это то, что все при деле и контролировать население на производствах куда как легче, чем в поле или лесу. Где оно хрен знает о чем мечтает, пока коров этих выпасает.))) С уважением.Н.В

Николай Васильевич Захаров   05.06.2018 23:15     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.