Грешный Рэмбо

Врачи давно унесли маленькую Софи, а Слай всё стоял, прижимая к груди крошечную кофточку дочери. По его щекам катились слёзы, а в голове была только одна мысль: «Это я во всём виноват! Это мне наказание за грехи!»

Грешить будущая звезда начал рано. Сталлоне было лет 12, когда самая доступная девушка школы отдалась ему в школьной раздевалке, но уже на следующий день ушла с другим парнем. Так Сильвестр понял, что любви нет.

У него было тяжёлое детство. Мать занималась собой, бизнесом, любовниками и астрологическими прогнозами. Первенец вызывал у Жаклин смешанные чувства жалости и неудовольствия: при рождении его пришлось вытаскивать щипцами, акушерка повредила лицевой нерв, так что теперь мальчик пришепетывал, глаза оставались всегда полузакрытыми, а левая половина лица - неподвижной. В квартале нал ним смеялись, и Сильвестр начал заниматься спортом, чтобы отстаивать свою честь в бою...

Кто бы мог знать, что это выльется в скульптурный торс, отменный удар и звёздное будущее? В тридцать он был уже не Слай, а Рокки! Потом Рэмбо. Его состояние и слава росли как на дрожжах, и Сильвестр уже не хотел помнить, что всего несколько лет назад для пропитания снимался в порнофильмах и чистил клетки в зоопарке. Как Рокки, он купался в славе, полагая, что вот оно, счастье. Его первая жена Саша забрала двоих сыновей и ушла, не выдержав длительных загулов мужа. Слай легко отдал ей тридцать три миллиона, радуясь открывшимся возможностям. Теперь он, не скрываясь, ходил по модельным агентствам, просматривая каталоги и тыкал пальцем:

- Мне вот эту... Эту... И ещё вот эту... Брал телефон красавицы, звонил и сообщал:

- Это Сталлоне, крошка, куда поедем?

Ему почти не отказывали. Кто же откажет обворожительному киноактёру, который ради прекрасного тела сорит деньгами направо и налево? Не желая долго возиться, Сильвестр сразу называл цену либо отдаривался потом - трусиками от Картье, платьями от Диора, платиновыми кредитными карточками, пятисотыми «мерседесами», шикарными особняками - в зависимости от количества ночей.

Он был щедрый, но наивный и добрый, как телёнок. Ничего удивительного, что прожжённая охотница за толстыми кошельками Бриджет Нильсен быстренько охомутала его. Помешанный на внешней красоте Сильвестр был околдован роскошным телом блондинки, женился на ней и заключил кабальный брачный контракт. Получив вид на жительство и неограниченный кредит, шведка ударилась во все тяжкие, наставляя Сильвестру рога со всеми подряд. Когда ему надоело быть посмешищем, он подал на развод, отдав несколько миллионов.

- Никогда больше не женюсь! - сказал он убеждённо.

Модели и актрисы сменяли одна другую. Слаю они казались мотыльками, кружащими вокруг свечи: вот ещё прекрасны и молоды, а вот уже сгорели в пламени жизни. Об этом ему нравилось говорить с Дженнифер. Он часто встречал 19-летнюю Джен Флавин на светских тусовках. Пока другие модели пили и заводили нужные знакомства, клеили богатых «папиков», она тихо сидела в уголке и смотрела на окружающее её безумие большими голубыми глазами. Сильвестр не клеил её, они просто общались. Почему-то с ней 24-летняя разница в возрасте казалась значительной, хотя с другими девушками это его не останавливало. К концу вечера он обычно щёлкал пальцами в сторону какой-нибудь красотки и уходил, обняв её и махнув на прощание Джен рукой.

- А почему ты никогда не приглашаешь меня? - вдруг спросила она однажды.

Слай вытаращил глаза:

- А ты бы пошла?

Она посмотрела на него, и вдруг её губы задрожали, а глаза наполнились слезами.

- Да.

И он понял, что эта глупышка давно и безумно влюблена в него.

Он привёл её к себе и всю ночь целовал стройное тело, испытывая давно забытое ощущение восторга и нежности. Джен стонала, всхлипывала, забрасывала руки ему на шею, горячо отвечала на поцелуи, и это было восхитительно. Утром Сильвестр предложил ей остаться у него, предупредив, что он - человек со сложившимися привычками и вряд ли сможет хранить ей верность. И Джен осталась. Ни разу за пять лет, которые они прожили бок о бок, она не высказала ревности или неудовольствия. Ни разу не попросила денег или подарков.

Сильвестр терялся: он не знал, что его, оказывается, можно было любить и так...

Женщины у него были, но тайком от Джен. Сильвестру не хотелось обижать бедную девочку. Но потом появилась Дженис Дикинсон. Конечно, она в подмётки Джен не годилась, она была старше, вульгарнее, но зато своя в доску. Сильвестра заводили её грубоватые шутки, зрелое тело, искушённость... И когда Дженис объявила о своей беременности, он принял решение порвать с Дженнифер. Не решившись сказать напрямую, послал девушке факс с просьбой уехать. Когда вернулся домой, казалось, Джен здесь никогда не было. Никакого скандала, объяснений, даже звонка, даже записки с упрёком. Сталлоне чувствовал вину, но очень уж хотел вновь стать отцом.

Но адвокаты намекнули, что неплохо бы сделать анализ ДНК. Учитывая бурное прошлое Дженис, это не было излишней предосторожностью. К ярости Слая, выяснилось, что он не может быть отцом этого ребёнка. Дженис сама, впрочем, очень удивлённая, была выдворена, а Слай вновь стал менять женщин, как перчатки. При  этом он всё время думал о Джен, но был уверен, что она не простит его после подлости, которую он сделал.

Потом Сталлоне чуть не женился на одной из своих красавиц, но когда она потребовала заключения брачного контракта, передумал. Этой тоже нужны были деньги, деньги, а не Сильвестр.

В дверь позвонили. Джен посмотрела в глазок, но никого не увидела. Открыв в недоумении дверь, обнаружила за ней Сталлоне, стоявшего на коленях. В руках у него был огромный букет красных роз.

- Мне нет прощения, - произнёс он. - Но ты ангел, Джен, и я надеюсь...

Она опустилась на пол рядом, потому что ноги её не держали.

- Как долго тебя не было, - сказала она и расплакалась. - Как долго...

Она вернулась к нему на виллу, и потекли дни, наполненные счастьем, как мёдом...

- Мы обвенчаеимя в Сикстинской капелле! - кружил Сильвестр на руках свою любимую по комнате.

- Погоди, - закрывала глаза Джен. - У меня кружится голова... Я хотела тебе сказать, что беременна!

Ошарашенный Сталлоне осторожно опустил её на стул и поцеловал руку...

Они решили отложить венчание до рождения младенца. Сильвестру ужасно хотелось, чтобы ребёнок присутствовал на свадьбе своих родителей. Но когда родилась Софи Роуз, в дом пришла беда.

- Это тяжёлый комбинированный порок сердца, - сказали врачи. - Нужна сложная операция, но и тогда шансы невелики.

Слай тогда совсем расклеился. Он рыдал, как мальчишка, прижимая к груди маленький свёрток со своей доченькой, и не знал, какому богу молиться. А Джен была поразительно спокойна. Строгая, подтянутая, она разговаривала с врачами, поддерживала мужа, успевала распорядиться по дому. Только потемневшие глаза и сжатые губы выдавали сильнейшее душевное напряжение. Сильвестр поражался, глядя на неё, и к его любви добавились уважение и восхищение.

В день, когда малышку унесли на операцию, Сильвестр поклялся, что будет самым примерным мужем и отцом, какого только можно представить, лишь бы девочка выжила. Несколько месяцев Софи была на грани жизни и смерти. Всё это время Сильвестру казалось, что он не дышит, не живёт. Только присутствие Джен, разделившей с ним его опасения и страх, питало его надеждой.

- Опасность миновала, - наконец, сказали врачи. - Жизнь Софи вне опасности.

Слаю показалось, что с его сердца упал тяжёлый камень и оно забилось вновь, радостно и бодро. Вскоре они с Джен обвенчались.

Он выполнил своё обещание: Сильвестр не только стал примерным семьянином, но и основал Клуб пожилых отцов. Джен родила Слаю ещё двух дочерей, и он клянётся, что готов взяться за любую работу, лишь бы его девочки ни в чём не знали отказа...


Рецензии