Сразу за экватором. Часть 7

     Этот удивительный остров — Реюньон

     День тринадцатый. Навигация

     Последняя наша навигация в этом круизе проходила юго-восточным курсом в направлении Реюньона — так называется остров в Индийском океане, к востоку от Мадагаскара, заморский регион Франции, с административным центром — Сен-Дени.Остров имеет вулканическое происхождение, почти полностью покрыт горами. На Реюньоне есть действующий вулкан Питон-де-ла-Фурнез. Последнее на сегодняшний день извержение этого вулкана произошло 4 октября 2005 года, а всего с 1640 года зарегистрировано более 100 извержений.

      Центральная часть острова — разрушенная эрозией вулканическая область, изобилующая обширными цирками, днища которых заняты плодородными вулканическими почвами, с многочисленными реками, изливающимися водопадами. Регулярно встречаются обширные ровные пространства, имеющие научное название - столовые плато, которые в западной части острова покрыты лесами или расчищены под плантации. В тоже время юго-восточные плато местами лишены почв, так как сложены из чёрных базальтов. Большинство этих плато защищены от  сильных ветров цирком гор.Климат на острове тропический, с преимущественными сильными пассатами.
Остров в течение многих веков был необитаем, хотя имеются документальные источники, свидетельствующие, что по крайней мере с XVI века его регулярно посещали арабские мореплаватели, называвшие его «Дина Маргабин», что в переводе на русский язык означает «Западный остров». Реюньон стал одним из немногих островов в регионе, где первыми постоянными жителями стали европейцы.

     С 1642 года он официально был признан владением Франции. В 1649 году по желанию Луи XIII остров, в честь королевской семьи Бурбонов, получил новое название — Бурбон. Во второй половине XVII века на остров было завезено большое количество рабов с Мадагаскара, а также из Африки, для работы на кофейных плантациях. В 1793 году после свержения монархии во Франции остров, в честь исторического объединения революционеров времен Великой Французской революции, был переименован в Реюньон.С 1801 года остров в честь Наполеона Бонапарта стал именоваться остров Бонапарт. В 1810 году в результате наполеоновских войн Британская империя получила контроль над островом, и возвратила старое название остров Бурбон. Тогда же англичане заложили плантации сахарного тростника. Вскоре сахар стал важнейшим продуктом экспорта. В 1815 году остров был возвращён Франции по Парижскому мирному договору.

     В 1819 году на острове начинается производство ванили. В 1848 году название острова вновь меняется на Реюньон. Это было вызвано тем, что 20 декабря 1848 года на острове было отменено рабство (20 декабря — Национальный праздник на Реюньон). Для работ на плантациях стали завозиться наёмные рабочие из Индии, а также из Китая.

     В годы Первой мировой войны падение мировых цен на сахар привело к массовому разорению мелких и средних плантаторов, застою экономики и уменьшению численности населения Реюньона с 208 тысяч в 1866 году до 173 тысяч в 1921 году. В 1942 году началась британская оккупация острова. В начале 1946 года остров возвращается под контроль Франции, но почти сразу же, а именно 19 марта, статус острова меняется. Из французской колонии он становится заморским департаментом Франции.

     Остров настолько красив и удобен для проживания, что французы сделали все, чтобы они могли продолжать там отдыхать, наслаждаясь природой острова и окружающего океана. Действия Франции были чрезвычайно просты, но весьма эффективны: на острове был проведен референдум, на котором большинство населения, которое в основном являлось потомками французских переселенцев, согласились на признание Реюньона французским регионом, взамен чего они получили французское гражданство со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Весь этот день мы отдыхали на верхней палубе, нужно было полностью использовать возможности прекрасной погоды, ведь скоро нам возвращаться на родину, где еще холодно и лежит снег.А вечером в театре состоялся концерт силами отдыхающих, туристы исполняли прекрасные неаполитанские песни и демонстрировали собравшимся искусство танца, но всем присутствующим больше всего понравились выступления русских девушек.

     Так и закончился этот день.


     День четырнадцатый. Реюньон.

     Реюньон оказался последним островом на нашем пути, ведь 2 апреля — последний день нашего круиза. Посмотреть на острове есть что, но опять, как обычно, времени хронически не хватает. Из девяти предложенных экскурсий мы выбрали самую, как нам показалось, привлекательную и познавательную: «Вулканический круг Салази и водопады».

     На экскурсию мы отправились вдвоем, Саша с радостью убежала в Скок клуб, а Надя отправилась на верхнюю палубу, чтобы успеть, по ее выражению, еще хоть немножко затемнить свою кожу.

     Как только мы с Ирой сошли с трапа в порту Реюньона, мы осознали, что очутились как бы в Европе, кончилась грязная, нищая Африка, и Мадагаскар стал потихоньку выветриваться из памяти, как утренний туман. Чистые причалы, аккуратные припортовые здания, даже воздух кажется каким-то другим, и, вот они, прекрасные комфортабельные автобусы, которые уже ждут нас тут неподалеку. У нас сразу же появилась надежда, что тот автомобильный антиквариат, на котором мы передвигались в последние дни, больше никогда не попадется нам на дорогах мира.
Максимально быстрое передвижение по причалу позволило нам почти первыми добраться до цели и захватить свои самые любимые места — второй ряд, сразу же за гидом. Ну вот, наконец-то, все туристы удобно устроились и приготовились к продолжительному движению, ведь нам надо пересечь практически весь остров, а по пути заехать в его столицу, да еще до прибытия к водопадам сделать пару-тройку остановок, в таких местах, которые считаются наиболее характерными и интересными.

     Ведь что нужно туристам? Как всегда, каждому свое, вот и стараются разработчики маршрутов угодить среднему потребителю, чтобы как можно меньше шишек получить от тех, кто остался не вполне удовлетворенным. Из порта мы быстро выскочили на ровную трассу, местами прижимающуюся к отвесным скалам, местами вгрызающуюся в эти горы, а местами висящую в воздухе на мощных железобетонных опорах, вонзившихся прямо в морское дно. Это означало, что нас повезли по панорамной дороге в направлении северного побережья Реюньона.

     На острове всего пять автомагистралей, но нас интересуют только две. Первая из них соединяет два крупнейших города — Сен-Дени на севере и Сен-Пьер на юге — и проходит по западному побережью, вторая, соединяя те же города, проходит по восточному побережью. Таким образом, выехав на эту круговую магистраль в любой ее точке, можно обогнуть весь остров, почти постоянно наслаждаясь морскими видами. Протяженность этого пути будет 82 км западного участка плюс 127 км восточного, что в сумме дает 209 км.

     Поскольку дорога в некоторых местах прямо нависает над морем, виды, которые открывались перед нами, были необычайной красоты, но при выбранном режиме передвижения, ведь разрешенная скорость на этой трассе 150 км/час, и поверьте, водитель, если и отклонялся от этой цифры, то не более чем на пару километров, качественные фотографии достаточно трудно получить.

     В самом начале нашей экскурсии мы услышали историю о строительстве дороги вокруг острова. Оказывается, на Реюньоне одной из основных проблем, мешающих развитию туризма и планомерному освоению природных богатств острова, было практически полное отсутствие нормальных дорог. Вернее так, существовали две извилистые дороги, направленные как бы навстречу друг другу, две такие змеи, ползущие по горам, а в некоторых местах соединяющие между собой чуть ли не вершины гор. Трудно даже представить себе, какой длины достигали пробки в то далекое время. Забегая вперед, скажу, что нам в паре мест удалось увидеть остатки тех дорог, впечатление они произвели.

     Вот и пришлось построить такую чудо-дорогу. Все сразу стало хорошо, но с оговоркой, только до сезона штормов, которые налетают на остров обычно с декабря по апрель. Волны поднимаются на такую высоту, что в некоторых местах просто слизывают дорогу и ее ежегодно приходится восстанавливать, что обходится налогоплательщикам, некоторые из которых даже не знают о существовании такого острова, в весьма круглую сумму. Оказалось, что дорога, проложенная на опорах прямо над морем, значительно безопасней той, которая пролегает по скалам. Вроде бы, существует проект реконструкции некоторых наиболее опасных участков шоссе, но… кризис.

     Хватит всяческих отвлечений, вернемся на трассу и оглядимся. Вот немного в стороне остался центр столицы острова, города Сан-Дени, мы промчались по самой его окраине, даже не успели ничего разглядеть. На наши возмущенные вскрикивания гид ответила, что все нормально, так и запланировано, в центр Сан-Дени мы обязательно заедем, но на обратном пути. Город уже оставался, где-то позади, когда мы притормозили и начали искать место для парковки. Забито все, ни одного даже крохотного свободного участка дороги, пришлось отъехать немного подальше, наконец, остановились.

     А вот и причина остановки — когда мы пешочком вернулись немного назад, то оказались прямо перед внушительным тамильским храмом, подтверждающим то, что на Реюньоне проживает большая индийская община.

     Очень хотелось попасть вовнутрь, но оказалось, что в этот день был большой тамильский праздник, в храме полно народа, и нас в него не пустили. Пришлось ограничиться только наружным осмотром, но и это нам кое-что дало.

     Окна в храме большие, все видно, плохо одно, не понимаем, что же там происходит, но все равно постояли, посмотрели, довольно-таки любопытно.
Ну, а пока мы обходили храм вокруг, то увидели дерево с плодами, напомнившими так хорошо знакомый и любимый мной инжир. Неужели же он произрастает на этом острове? Значит, прав был дедушка Корней, когда писал насчет фиг и фиников, инжир-то как раз и является фиговым деревом.

     Напоследок еще раз заглянули в окно храма. Там было много молящихся, значит, действительно, праздник.

     И опять мы теперь уже медленно, скоростная трасса-то ушла в сторону, движемся вглубь острова, особо ничего необычного не замечаем, так — сельский пейзаж…

     Но вот, очередная остановка, нас привезли на плантацию, где до сих пор выращивают ваниль. Там мы выслушали лекцию о ее производстве и узнали много нового, например, — эта самая дорогая из всех известных пряностей в течение столетия была главным продуктом экспорта с острова, но, как это часто бывает, выращивать ее научились лишь в результате случайности.

     Растение было завезено на остров из Мексики, прекрасно прижилось, но не хотело плодоносить, цвести-то цвело, но на острове не оказалось каких-то насекомых, помогающих осуществить опыление.

     Кто то, совершенно случайно, в 1841 году поднес мужской цветок к женскому, и, о чудо, образовалась завязь. Теперь, когда удалось синтезировать ванилин, синтетический заменитель натуральной пряности, спрос на природный ароматизатор очень сильно снизился, и его используют только при изготовлении самых дорогих кондитерских изделий и сладких блюд.

     Технология производства натуральной пряности довольно сложна. На первом этапе незрелые плоды собирают и подвергают специальной обработки (ферментации) в течение недели. Только после этого ваниль приобретает характерный аромат и коричневый цвет. Затем стручки в течение нескольких месяцев сушат в тени на открытом воздухе. После появления на них белого налета считается, что пряность готова к употреблению.

     Как и полагается в приличных домах, гостей, то есть нас, угостили местным ромом. Я с удовольствием его продегустировал. Вы знаете, очень даже ничего, маловато только, к сожалению, оказалось, хотя я и Ирину порцию приговорил тоже.
После экскурсии по плантации, познавательной информации и дегустации рома, хотя я так и не понял, какое отношение плантация ванили имеет к производству рома, может, избыток пряности, которая из-за дороговизны не нашла своего потребителя, пустили в алкогольное производство — тогда это круто. Так вот после всего этого нас отпустили в свободное плавание, чтобы мы все обошли и рассмотрели. Мы и пошли — я к ванили, очень мне это растение понравилось, запах ванили я люблю, но жаль, что без дополнительной обработки она не пахнет. Но я все же прогулялся по всем культурным регулярным посадкам, и только после этого задался вопросом: "А куда это моя благоверная подевалась".

     Оказывается Ира, в отличие от меня, пошла другим путем, ваниль-ванилью, но рядышком растут и другие тропические растения и в первую очередь — ананасы. Мне кажется, что при всей известности и популярности этого травянистого растения, не всем известно, как же оно растет. А в этом оно на капусту похоже, также из земли торчит, только кочаны другие.

     Рядышком с ананасами росло невысокое дерево, буквально усыпанное большими круглыми плодами. Это оказался теперь часто встречающийся в наших магазинах цитрусовый фрукт с названием помело. Вот так сами собой получились любопытные фотографические композиции.

     Уже почти на выходе с плантации по пути к автобусу я не удержался и в последний раз подошел к большому кусту ванили, я очень люблю растения со стручками, а здесь из них можно получить мой любимый ароматизатор.

     Наконец-то все расселись по своим местам, и автобус, не торопясь, выехал из того тупика, в котором он был припаркован. Прошло несколько минут, и мы уже влились в плотный автомобильный поток, движущийся по улицам города.

     Автобус, покружившись немного по улицам, выехал за городские пределы и покатил в сторону возвышающихся неподалеку невысоких гор.

     Дорога петляла по очень живописной местности, поодиночке и целыми поселками нам попадались по пути симпатичные домики, построенные в «креольском стиле», как уверила нас гид.

     Горы становились все ближе и ближе, быстро увеличивались в размерах, и вот мы подъехали к первому ущелью. До конечного пункта нашей сегодняшней экскурсии — креольской столицы района Салази, а ею является городок Хелл-Бург, не более двадцати километров, но более часа езды.

     А все получается так, поскольку дорога идет по достаточно крутому горному серпантину, и общий подъем составляет более тысячи метров. При этом дорога не просто поднимается вверх, нет, она непрерывно то поднимается, то опускается, просто поднимается каждый раз чуть выше. Перефразируя классика, получается, «шаг назад, два шага вперед».

     Много я видел различных гор, но эти меня несколько озадачили, они были полностью без каких-либо прогалин покрыты зеленым ковром, по которому в великом множестве бежали водопады и водопадики. Интересно, откуда там, на высоте, берется в таком количестве вода, ведь ледников и вечной мерзлоты наверху не может быть по определению — не надо забывать, мы же сразу за экватором.
    
     Мы просили, умоляли:

    — Ну, остановитесь, пожалуйста, или хотя бы замедлите скорость настолько, чтобы мы могли насладиться этой картиной, ну и заодно пощелкать наиболее понравившиеся нам виды.

     Но наши мольбы остались без ответа, вернее, ответ мы получили, но он нас совершенно не удовлетворял. Нам объяснили, что скоро будет специально для таких целей предусмотренная площадка.

     — Вот там и фотографируйте, что угодно и сколько угодно, в пределах отведенного вам времени и пространства.

     И мы продолжали ехать вдоль горной реки, которая то появлялась на секундочку, то вновь исчезала на дне ущелья.Красота вокруг неописуемая, прямо с горных круч — нет, это же не кручи, это просто зеленые почти вертикальные горные склоны — падают вниз водопады, чтобы тут же исчезнуть в тропическом лесу и вновь возникнуть на десяток метров ниже. А вот водопад, к счастью, не очень большой, падает прямо на шоссе… и вот он уже отстучал по крыше нашего автобуса. Первый раз я попал под поток низвергающейся воды на автомобильной трассе, занимательное, скажу вам, впечатление.

     Ну вот, наконец-то, мы и достигли смотровой площадки. Это оказалось достаточно большое пространство с одной стороны, прижатое к обрывистому берегу реки, а с другой к такому же крутому склону горы. Но можно погулять, размяться и, конечно же, сфотографироваться на фоне…, да и просто отщелкать виды.
На площадке стоит скульптура матери с дитем, не знаю, что она здесь олицетворяет. Около нее остановилась пара европейских велосипедистов. Ну, правильно, нам же рассказывали, что из Франции прилетают любители горного байка, которым не хватает Альп, и они летят почти половину суток только чтобы испытать себя на горных трассах, но уже в тропическом исполнении.

     А со всех сторон падает и падает вниз вода, и такой возникает соблазн попробовать эту водичку на вкус. Все вокруг встали, протянули вперед руки и ищут наилучший ракурс, для того чтобы получилось наиболее достоверное впечатление. Вот и Ира тоже стоит в этом ряду.

     Глядя на эти водопады, вспомнили норвежские фьорды. Отличие наяву: те срываются вниз со сплошных голых скал, а эти бегут по радующим глаз зеленым кущам.А если посмотреть вперед, то видно, как дорога убегает все дальше и дальше в горы, которые все растут и растут.

     А вот и следующая смотровая площадка, нам это не сказали, а может, мы просто не услышали, но она находится напротив самого большого водопада Реюньона. И как бы вы думали, он называется? Я, когда прочитал это в Интернете, вначале не поверил своим глазам, потом посмотрел на фотографию и даже рассмеялся, ведь какой-то чрезвычайно остроумный человек приклеил к нему название «Ниагара». Да, да, вы не ошиблись, именно так. Объяснение очень простое — раз самый большой, значит, Ниагара, тем более говорят, что в сезон дождей он более впечатляющий.
Больше ничего, кроме этого водопада, на этой остановке мы не увидели, да особенно и смотреть-то было не на что, к водопадам мы уже присмотрелись, а, возможно, и насмотрелись, осталось лишь совершить еще одну попытку в имитации питья этой водички.

     Горы вдруг расступились, и мы оказались на огромной территории, окруженной со всех сторон горами. Это и был тот самый, заявленный в программе, вулканический круг Салази. Сразу же появились домики, они предназначены для тех туристов, которые пешком или, как недавно попавшиеся нам на глаза, на велосипеде, самостоятельно доберутся сюда наверх, и захотят немного передохнуть в нормальных комфортных условиях.

     По прибытии в городок Сан-Андре, мы отправились к смотровой площадке, с которой был прекрасно виден и вулканический горный круг Салази, и Питон де Неж, самая высокая гора Реюньона, окруженная тремя горными кругами, являющихся, скорее всего, кальдерами древних вулканов.

     Вволю нафотографировавшись и налюбовавшись фантастически красивыми видами, мы присели отдохнуть на гранитные валуны, оставшиеся, наверное, с древнейших времен. Вокруг росли банановые пальмы, красивые цветы. Все располагало к расслаблению и отдыху, вот и мы решили отдохнуть, благо, вся группа расползлась по окрестностям, и времени у нас еще было в достаточном количестве.

     Отдых оказался непродолжительным, опять зовут в автобус, и опять надо куда-то ехать. А приехали мы в городок Хелл-Бург, где и припарковались на центральной площади у фонтана.Тут же стоял памятник женщинам-победительницам, изготовленный из бронзы и установленный на центральной площади Хелл-Бург в 2007 году.

     Надо отметить, что Хелл-Бург достаточно разбросан по склонам гор, единым населенным пунктом он нам не показался, где ни увидишь дома в районе Салази — это все будет Хелл-Бург.Нам предоставили свободное время, причем предостаточно. Чем обычно занимаются туристы, оказавшись в экзотической стране, в свободное время? Правильно, шопингом. Но мы ведь в деревне, находящейся на краю географии.
Так вот, оказалось, что в этой деревушке имеется большое количество весьма приличных магазинов с неплохим ассортиментом всяческих товаров. На обочинах единственной дороги, она же улица, припарковано множество автомобилей, а по тротуарам ходят просто-таки толпы покупателей.Там-то мы и прикупили оригинальный сувенир, условно назовем это «моделью в натуральную величину» полностью уничтоженной человеком нелетающей птицы додо. Мы переходили из одного магазина в другой, незаметно прошли практически через всю деревню и оказались у домашнего ресторанчика при горном отеле, где нас, в плановом порядке, побаловали вкусной креольской трапезой и не менее вкусным домашним ромом, который, правда, был скорее похож на фруктовую настойку.

     После обеда мы отправились в обратный путь, впечатлений оказалось много, их необходимо было переварить, да еще добавился обильный обед, с которым тоже пришлось организму побороться, в общем, мы задремали и даже не заметили, как снова оказались в Сан-Дени.
      
     Там, наверху, мы сделали очередную глупость, мы не приобрели сувенирную тарелку с этого острова, там-то их было полно, но нам сюжеты не понравились, думали, что раз нас привезут в столицу, где запланировано посещение крупного торгового центра, мы это сделаем без труда, да и выбор окажется более приличным. Так вот, привезли нас не к торговому центру, а к большому крытому рынку, где продавались, конечно, какие-то сувениры, но тарелок не было.

     Народ повозмущался-повозмущался, но ничего поделать было нельзя, гид, по-видимому, отрабатывала свои чаевые, которые ей платят на этом рынке. А в крупном торговом центре кто ей заплатит? Так и получилось, что все оставшееся свободное время мы бегали по магазинам, которых оказалось много на улицам рядом с рынком и стоянкой автобуса, но безуспешно, остались без тарелки. Наверное, придется еще раз побывать на Реюньоне, да мы бы и не возражали, уж больно там хорошо.
Мы вполне одобрили французов, которые в процессе деколонизации оставили в качестве заморских департаментов такие райские уголки в отдаленных районах земного шарика.

     Из Сан-Дени мы выбирались довольно-таки долго, зато увидели целое поле, засаженное огромными ветряками. И то правильно, ветра с океана здесь дуют не шуточные, особенно в сезон штормов, зачем же терять бесплатный энергоресурс.
И вот мы опять несемся по дороге, нависающей над морем, поглядывая на отвесные скалы, к которым она буквально прилеплена.

     После возвращения на корабль мы еще раз полюбовались панорамой острова, постояли на верхней палубе, наслаждаясь морским воздухом — скоро нам его будет точно очень даже не хватать, полюбовались закатом в открытом море, вдали от берегов, когда еще представится такая возможность — кто это может сказать, последний раз поужинали в нашем уже любимом ресторане, ведь завтра мы должны прибыть на Маврикий, где круиз заканчивается. Вот во время ужина и выяснилась одна весьма неожиданная вещь.

     Завтра будет только третье апреля, а билеты-то на обратный путь у нас на четвертое. Что делать? Хорошо, что мы это выяснили еще в ресторане, потому что рядом сидел наш сосед по столу. Он-то и решил этот, как нам казалось, сложный вопрос буквально за несколько минут. Воспользовавшись вай-фаем, имеющимся на корабле, он быстренько выяснил, что лишь в одном отеле нам могут предоставить номер на двоих взрослых с двумя детьми, в большинстве остальных отелей номеров свободных не было вообще.
Ну, нет выбора, так нет, это даже удобно, не надо ковыряться, сравнивать, тем более, всего на одну ночь, да и на экскурсию мы собираемся на целый день. Вот так и получилось, что благодаря соседу нам удалось забронировать номер в отеле Le Meridenill Maurice. Мы с благодарностью попрощались с соседом, кто знает, вдруг снова придется пересечься где-нибудь на дальних тропинках нашей планеты. А вечером сборы багажа, который необходимо было выставить за дверь до 11 часов вечера, последняя прогулка по палубам корабля, и крепкий сон, нагулялись за день почти до упада.


Рецензии