Сразу за экватором. Часть 4

Нози Комба и Нози Таникели — два волшебных мадагаскарских островка.

Дни седьмой и восьмой. Навигация

     Надо отметить, что 26 марта Коста Романтика должна была покинуть порт Викторию только в 12 часов утра. Можно было еще погулять по городу, но мы решили, что накануне был достаточно тяжелый день, и мы никуда не пойдем, а будем все время на борту отдыхать на верхней палубе, ведь погода замечательная, можно покупаться в бассейне и позагорать. Все это наше семейство с успехом и делало, мы с Ирой читали в тенечке, а девчонки резвились около бассейнов.

      Точно в назначенное время наш корабль отошел из порта Виктории в Нози Бэ. Расстояние, которое нам предстояло преодолеть, составляло 729 морских миль. Элементарный подсчет показывает, что при средней скорости судна 16 узлов, ему требуется около 45 часов на преодоление этого пути. Именно такой переход и был  заложен в круизное расписание.

     Вечером 26 марта в ресторане был Гала-ужин. Чем Гала-ужин отличается от обычного? Ну, конечно, более приличными нарядами, некоторые господа из иноземных государств, в строгом соответствии с дресс-кодом, являются даже в смокингах и чопорных вечерних туалетах. Правда, как меня уверяла одна знакомая дама, от некоторых таких нарядов очень даже сильно пахнет нафталином. К счастью, Коста относится к тем компаниям, которые достаточно снисходительно относятся к нарушениям в одежде на торжественных вечерах. Это дает возможность многим путешествующим одевать любую одежду, которая считается приличной для посещения судового ресторана. Пользуемся таким послаблением и мы. Есть и еще два отличия — красивое меню, в котором, по неизвестной всем нам причине, существенно сокращен выбор блюд, а также то, что Гала-ужин обычно проходит при свечах.. В общем и целом, Гала — это обычный ужин, но с некоторыми загибами.

     Наша навигация продолжалась в водах Индийского океана, следуя юго-западным курсом в сторону Мадагаскара.  27 марта в 12 часов дня для русскоязычных туристов состоялась лекция «Красный остров и история Мадагаскара», которую прочитал уже  упомянутый мной итальянский профессор Карло Скопеллити. Он рассказал нам об истории возникновения острова, подтвердив свои слова интересным иллюстрационным материалом. Оказывается, Мадагаскар оторвался от прародителя-материка Гондваны, а, следовательно, и от Африки, около 140 миллионов лет назад. Последующая изоляция острова освидетельствована удивительной степенью эндемизма различных видов животных и растений, проживающих и, соответственно, произрастающих на острове.

     Первые люди, достигнувшие острова, 2000-1500 лет назад, были, вероятно, из Индонезии и Малайзии. От этих первых колоний происходят малгаши, которые более всего напоминают азиато-индонезийцев. Затем из Африки сюда мигрировала народность банту, давшая начало другим этническим группам на западе и юге острова.

     Европейцы узнали о Мадагаскаре из азиатских или арабских источников. Португальцы, а затем французы с голландцами пытались основать здесь свои поселения. Несмотря на это в XVI и XVII веках Мадагаскар становится идеальным местом укрытия для пиратов, грабивших торговые суда из Индии. В 1890 году Франция объявляет Мадагаскар своим протекторатом. Попытка противостояния со стороны королевы Ранавалоны II, была подавлена взятием столицы Антананариво французскими войсками в 1895 году. Власть на Мадагаскаре принадлежала французскому генерал-губернатору, использовавшему в управлении противоречия между племенами.

    Международный запрет рабства французы сумели обыграть в своих корыстных целях. Они, отменяя, к радости аборигенов, это позорное наследие прошлого, обязали местное население пятьдесят дней в году отрабатывать на нужды колониальной администрации. Это сделало возможной постройку дорог и портов. Освобождение 500 тысяч рабов разорило многие крестьянские хозяйства. Изъятие у сельских общин земли в пользу французских плантаторов вызвало восстание Меланамба, продолжавшееся в разных районах страны до 1915 года. Девиз колониальной политики Франции на острове: «Мадагаскар — французский рынок». Французские вложения в экономику Мадагаскара за всю историю колониального режима (1896-1960) были в 5 раз меньше извлеченной прибыли.

     Во время второй мировой войны войска малгашей воевали во Франции, Сирии и Марокко, и, когда Франция попала в руки немцам, Мадагаскар перешел под контроль правительства Виши. В 1942 году остров захватывает Великобритания и передает его «свободным французам» де Голля через год. 26 июня 1960 была провозглашена независимость Малагасийской республики.

     В настоящее время республика Мадагаскар располагается в западной части Индийского океана, на острове Мадагаскар и прилегающих мелких островах у восточного побережья Африки  Мадагаскар. Площадь — 587 тысяч км;, население по переписи 2009 года составляет 20,7 миллиона человек. Столица — Антананариву.


День девятый. Нози Бэ

     Около 9 утра судно прибыло в порт острова Нози Бэ вблизи северо-западного побережья Мадагаскара и встало на якорной стоянке на небольшом расстоянии от берега.

     Нози Бэ — вулканический остров,  расположенный в Мозамбикском канале в 8 км от побережья Мадагаскара. Постоянного населения там живет около 60 тысяч. На языке малгашей «нози бэ» означает «большой остров».  Сегодня Нози Бэ — это одно из главных туристических мест Мадагаскара, другим важным источником дохода населения является сельское хозяйство. На острове расположено много плантаций, где выращивают кофе, какао, ваниль, корицу и и другие тропические растения. При этом, к основным относится иланг-иланг, из которого делают эссенцию, используемую в производстве духов (именно поэтому остров называли «пахучий» остров).

     Нози Бэ окружен архипелагом других маленьких островков, таких как Нози Комба (известен огромной колонией лемуров макако или по другому – черных лемуров), Нози Мицо, Нози Сакатия, Нози Такинели, Радама, Нози Иранья. Столица острова — город Андоани. На острове 11 вулканических озер, являющихся важным источником воды для сельского хозяйства. Побережье изрезано и богато маленькими бухтами, климат идеален для туризма.

     После завтрака все пассажиры в ярких спасательных жилетах по специальному трапу спустились на борта  лодок, которые направились к острову Нози Таникели, что на местном языке означает «маленький остров». Это действительно оказался маленький атолл, расположенный к югу от Нози Бэ, на нем находится Национальный Морской Парк — настоящий тропический аквариум, предлагающий уже в нескольких метрах глубины изумительно красивый мир богатый кораллами, разноцветными рыбками и морскими звездами.

     Но, прежде чем окунуться в эту красоту, нас повели на самый верх острова, где когда-то находился маяк со смотровой площадкой.

     По дороге нам на глаза постоянно попадались и хамелеоны, и лемуры, причем лемуры оказались совсем ручными. Увидев спелый банан, они тут же начали спускаться с деревьев и лакомиться любимым кушаньем. Случайно у меня в сумке завалялся один недозрелый банан, я его вскрыл, но есть не стал, зеленый совсем. Урны поблизости не оказалось, он и провалялся пару дней в сумке. Ну, думаю, вот и пригодился. Но не тут-то было, я попытался угостить им лемуров, один подошел, посмотрел и, даже не попробовав, опять залез на дерево. Закормлены, наверное, совсем.

     Прошло совсем немного времени, и вот мы на самом верху. Именно, там и находится не работающий уже за ненадобностью старый маяк. По железной лестнице, расположенной внутри здания мы по очереди, небольшими группками, человека по четыре, ползли наверх, на смотровую площадку, откуда открывался изумительный вид на океан.

     На берегу океана температура была вполне комфортная, а вот здесь, на верхушке острова, было жарко, ни ветерка, ни тени. Спрятаться можно было только внутри маяка, что и делали все наши туристы по очереди.

     Наконец, все побывали на смотровой площадке маяка и группа, возглавляемая гидом, не спеша, спустилась к океану. По пути вниз нам на том же самом дереве опять попался хамелеон, мы так и не смогли понять, если это тот же самый, то он полностью сменил свой окрас, а, если это — другой, то куда делся первый.

     Наконец, мы вновь оказались на берегу, и с радостью бросились в теплую воду. Словами не описать, как же там было здорово. Прекрасный пляж с мелким ласковым песочком, и что не менее важно, такое же ровное песчаное дно, без всяких водорослей, камней и прочих подводных неприятностей.

     Мы унырялись и уплавались, но тут кто-то закричал, что подальше в каком-то десятке метров, полным-полно коралловых рыбок. Мы достали обычные плавательные очки, которые, к сожалению, оказались в единственном числе, и попробовали понырять в них. Жаль, что не было камеры для подводной съемки — тропические рыбки плавали стайками. А еще мы с девчонками ловили больших медуз, да и просто дурачились, как хотели. Саша не давала мне покоя, ей хотелось, чтобы я поплавал с ней на спине, а мне так хотелось поплавать одному, но делать нечего и вот я уже двухэтажный.

     Затем на нас опять надели спасательные жилеты, и мы снова на лодке отправились к острову, который называется Нози Комба. На прощенье мы помахали ручкой удаляющемуся и очень приветливому Нози Таникели.

      Моторка ходко бежала по спокойному морю. Куда ни бросишь взгляд, вокруг виднелись маленькие островки. В основном они, конечно, могли называться островками условно, просто это были подводные скалы, вершины которых слегка возвышались над водой. Возможно, на них даже имелась какая-то жизнь, птички какие-нибудь или ящерки, даже не знаю, что еще, но многие из них были покрыты зеленью.

     Наконец, появился большой остров, мы подплывали все ближе, и ближе — и вот заметили среди густой растительности явно жилые здания. Лодка подошла к берегу и мягко ткнулась в берег. Мы прибыли на остров Нози Комба, одну из целей нашего сегодняшнего путешествия. Матрос помог выбраться на берег, и мы хорошенько огляделись. Прежде всего, нас, конечно, заинтересовали здоровенные такие пироги с противовесами, которые облегчают плавание по бурному морю, покачивающиеся на волне от нашего катера. Они казались настолько нереальными, что мы даже подумали, а не декорация ли это?

     Вернувшись с прекрасного пляжа, мы надеялись, что сможем здесь продолжить это непередаваемое действо — буквальное растворение в океане. Но, как говорится, человек предполагает, а ...  Вместо того, чтобы показать нам, где здесь находится приличный пляж, чтобы мы смогли окунуть наши бренные тела в ласковые воды, нам предложили... прогуляться по деревне. Уговоры звучали приблизительно так:

     — Времени у вас очень мало, через час все собираются здесь, и мы идем обедать. Этого времени едва хватит на то, чтобы просто обежать деревню и познакомиться с тем, что могут предложить вам местные умельцы. Поверьте, это стоит того. Здесь живут и талантливые живописцы, и прекрасные резчики по дереву. Да что я вас уговариваю? Идите и смотрите. И не задерживайтесь здесь, там намного интересней.

    И нам нехотя пришлось пойти в сторону деревни. Ну, что сказать, первое впечатление с некоторого расстояния — деревня, как деревня. Куры, утки бродящие по дорожкам и ковыряющиеся в земле, покосившиеся хижины и какие-то тряпки, висящие на натянутых веревках, наверное, белье сушится — подумалось нам.

     А когда к нам вышли настоящие туземцы, разукрашенные, прямо, как описано в приключенческих романах моего детства, мы окончательно убедили себя, что это — искусственно созданная специально для туристов деревня. Да еще и детки, вставшие в полукруг и поющие туземные песни... Этот вид окончательно добил меня. Даже придумалось, что люди вовсе и не живут там, а их откуда-то привозят, уж больно красиво все было. «Потемкинская» деревня, да и только.

     А дальше было вот что. В программке, которую мы получили еще на корабле, было написано, что на острове мы посетим маленькую деревушку с ремесленным рынком.

     — Неужели это та самая деревня? — спросили мы.

     — Конечно, — услышали мы, — пройдитесь чуть подальше.

     И вот мы вошли в саму деревню. Все те же тростниковые хижины, те же дети и взрослые, сидящие около домов, но что-то как будто изменилось. Первый же попавшийся дом, был, во-первых, оштукатурен, а, во-вторых, около него была большая выставка-продажа фигурок и масок, искусно вырезанных из ценных пород дерева. «Наверное, привезены откуда-нибудь,» — опять подумалось мне. Но рядышком сидел человек, который что-то такое выделывал с куском дерева. Я присмотрелся, он вырезал женскую фигурку. Неужели все эти работы его рук дело? Оказалось, да.

     Мое мнение потихоньку начало меняться. Может, это, действительно, деревня мастеров? Пойдем, посмотрим дальше.

     А у соседнего домика, на натянутой веревке, развешено, нет, не сушащееся белье, как нам показалось издали, а куски хлопчатобумажного полотна с исполненными на них прекрасными примитивными рисунками.

     А у соседнего дома висит просто изображение силуэта острова, и это тоже прикольно.

    Мы шли все дальше и дальше, еле успевая за местным гидом. Конечно, ведь у нас были разные задачи: ему было необходимо показать нам все за отведенное короткое время, нам же хотелось все получше рассмотреть, да желательно еще руками потрогать.

    А мимо проплывали то скатерти и простыни с искусными рисунками, то фантастические фигурки, выполненные из корней различных растений.

     Мы шли все дальше и дальше, у каждого второго дома стояли группки танцующих и поющих маленьких детей, большие, по-видимому, уже помогали взрослым.

     Нам удалось заглянуть в один из домов. В нем, действительно, живут люди, бедность, конечно, удручающая. Интересно, они ведь производят сувениры, и не просто производят, они их продают и много продают — по острову шатались толпы разноязычных туристов с пакетами в руках. А в пакетах лежат те самые сувениры...

     Вот тут я окончательно уверился в том, что это — искусственная деревня, в нее просто собрали со всех сторон мастеров, которые и производят, да еще и реализуют такое количество изделий в различных областях прикладного искусства, что можно только диву даваться. А деньги от продажи идут в чьи-то нужные руки, мастерам остаются лишь крохи.

     Те признаки цивилизации, которые имелись на острове, также подтверждали, что люди живут на острове постоянно. Кроме мастеров там живут и дрессировщики различных животных: и лемуров, и земляных черепах, и хамелеонов, и змей боа.

     На Мадагаскаре и на соседних островах лемуры считаются священными животными. Существует легенда, что когда-то очень давно лемуры были людьми, а потом, живя в лесу, обросли шерстью и превратились в животных. Когда какой-нибудь неосторожный лемур попадает в ловушку, малагасиец обязательно освободит его и выпустит, а если лемур ранен, то вылечит. Увидев лемура в лесу, крестьянин или охотник церемонно с ним раскланяется и поприветствует, словно близкого родственника. Вот с такими очень ласковыми и приветливыми зверьками нам и пришлось познакомиться. Мы вошла в длинную галерею, идущую вдоль каменного здания. Галерея была ограждена высокой, выше метра, каменной стеной, на которой и сидели лемуры. Вот уж наши девочки наигрались с ними. Правда, для этого хозяин подкладывал на наши руки кусочки спелого банана, до которого эти зверюшки большие охотники.

     На нас такое впечатление произвели эти круглые темные глаза, что в ближайшей хижине, где производились и тут же продавались картины на хлопчатобумажном полотне, мы прикупили портрет такого лемурчика. Теперь он висит на стене нашей спальни, и я по утрам, отрывая голову от подушки, вижу эти круглые светло-карие глаза, с любопытством следящие за моими утренними действиями.

    Но сейчас нам некогда даже приостановиться, нас ведут и ведут дальше. По дороге мы увидели банановую пальму, на которой одновременно висели и плоды, и цветы, то есть весь цикл бананового производства.

     А затем нас привели к такому месту, где в небольшом углублении в земле живут гигантские мадагаскарские земляные черепахи. В это углубление тут же залезла Саша, она попыталась приподнять одну из больших черепах, но это ей было не по силенкам, а вот самую маленькую она успешно приподняла.

     Ну вот, наступила и встреча с хамелеонами. До сих пор нам нигде еще не удавалось даже потрогать это живое существо. А если быть точнее, то только накануне нам впервые удалось увидеть хамелеона на дереве. Мы, конечно, неоднократно слышали это название, но даже не могли себе представить, как же он выглядит. Мне кажется, что в таком же состоянии находятся и многие другие наши соотечественники, поэтому разрешите представить вам этих интересных пресмыкающихся.

     Хамелеоны приспособлены к древесному образу жизни, они способны менять окраску тела, откуда произошло и их название — по имени мифического существа, способного изменять свой облик. Большинство видов имеют длину тела 30 см, наиболее крупные достигают 50-60 см, самые мелкие — 3-5 см. Ноги длинные, своеобразно приспособленные к лазанью. Пальцы срастаются между собой и имеют вид «клешней», которые могут плотно обхватывать ветви дерева. Хвост толстый у основания, постепенно сужается к концу, может спирально закручиваться вниз и обвиваться вокруг ветвей.

     Хамелеоны имеют необычные органы зрения. Веки животных сросшиеся, постоянно покрывающие глаз, но имеющие отверстие для зрачка. Движения левого и правого глаз могут осуществляться несогласованно, что имеет важное значение при ловле насекомых, но перед атакой хамелеон поворачивает оба глаза на добычу. Хамелеоны обладают круговым обзором. Во время охоты хамелеоны, как правило, длительное время сидят на ветвях деревьев. Тело животного при этом остаётся неподвижным, а глаза постоянно двигаются, бывает правда, что иногда хамелеоны медленно подкрадываются к добыче. Насекомых ловят языком с ловчей присоской на конце, процесс выбрасывания которого длится около 1/20 секунды, а вместе с возвратом в исходное положение — не более полусекунды. За три секунды хамелеон может распознать и поймать до четырёх насекомых.

     Вот к таким насекомоядным нас и привели. И Надя, и Саша, без всякого сомнения, и страха взяли в руки зеленого — а зеленого ли? — хамелеона, да и действительно, что бояться-то, ведь они же насекомоядные, человека точно укусить не могут.

     Заканчивалось свободное время, большинство туристов разбрелись по улочкам деревни, а мы все ходили за нашим гидом, а вдруг нас еще куда-нибудь в интересное место приведут? И нас действительно привели... — к змеям.

     Ну, этого добра и у нас хватает, летом в выходные можно где угодно встретить какого-нибудь фотографа с удавом, для завлечения детишек. Ну, а поскольку у нас детишки с собой имелись, они и на тропическом острове не смогли пройти мимо. Начали Саша с подружкой Викой, ну, а к ним потом присоединились и Надя с Ирой.

     Наступило время обеда, и мы поспешили на место встречи. Оказалось, что мы это сделали своевременно, обедать нас повели куда-то вглубь деревни, где мы еще не побывали. Накормили довольно-таки вкусно: крабовый суп, куриный шашлык на шпажках с отварным рисом, на запивку мужчинам предложили местное пиво и что-то типа компота.

     После обеда нам предоставили еще немного свободного времени. Мы решили быстренько сбегать и купить какую-нибудь деревянную поделку, а может, и еще что-нибудь попадется, ну а уж потом отправиться на пляж.

     Первым делом мы нашли мастера, который занимается резьбой по дереву. Он все так же сидел на своем месте и все так же вырезал какую-то маску. Еще при первом посещении мы присмотрели фигурку сидящей женщины и вернулись именно за ней. А пока мы разговаривали с мастером, на руки к Наде залезла маленькая дочка хозяина.

     Как зачарованные, мы бродили по острову, вновь перед нами танцевали дети, мы видели незнакомые растения, а когда устали и решили передохнуть, увидели маленького ребенка, спящего прямо у двери своего дома.

     Итак, когда мы все и посмотрели, и потрогали, и погладили, и даже купили какие-то сувениры, наступило время купания. Но место, где нам разрешили купаться, было абсолютно не подходящее для этого. Очень мелко, вязкое илистое дно, без всякого удовольствия мы залезли в теплую, даже до противного теплую, воду мелкого заливчика и отправились назад на борт уже почти родного корабля.

    Удивило, что из того заливчика, где стояла наша лодка, исчезли все туземные пироги, осталась только одна, лежащая на берегу, но оказалось, что у нее треснуло дно. Куда же делись остальные?

    Этот вопрос интересовал нас до прибытия на Косту Романтику, которая была плотно окружена всеми теми исчезнувшими пирогами, которые мы было посчитали декорацией. В пирогах сидели жители той самой недавно покинутой нами деревни, с сувенирами, которые они пытались продать тем, кому не повезло и кто не смог посетить удивительный остров Нози Комба.

     В 18 часов Коста Романтика отошла в Диего Суарец, а нам осталось только смотреть с верхней палубы на остров Нози Бэ, где мы так и не побывали.


Рецензии