Сразу за экватором. Часть 2

На острове Маэ. День пятый

     На рассвете Коста Романтика приблизилась к главному острову архипелага Сейшельские острова — Маэ. Мы стояли на верхней палубе и любовались открывающимся видом приближающегося берега. Вскоре на берегу появились белые домики, это столица страны — Виктория.

     В 9 утра судно, наконец, причалило, к этому времени мы уже позавтракали и были готовы отправиться на экскурсию, первую экскурсию в этом круизе. Легендарные Сейшельские острова находились вокруг нас. Что мы знали о них? Практически ничего.

     А история этой страны довольно-таки любопытна. Республика Сейшельские Острова разместилась на 100 с лишним островах и островках в западной части Индийского океана, немного южнее экватора, примерно в 1600 км к востоку от африканского материка, но севернее Мадагаскара. Обитаемыми во всей этой массе островной суши  являются только 33. Самый большой остров — Маэ. Ну, а раз он самый большой, то и стал главным.  Именно на нем когда-то очень давно построили столицу государства — Викторию, а значительно позднее, уже в близкие к нам времена, и международный аэропорт, связав таким образом небольшую страну со всем миром. Хотя остров и является самым большим среди островов этой группы, но на самом деле он крошечный – всего лишь  32 километра в длину и 8 — в ширину, за день по диагонали его можно легко пешком пересечь. Именно здесь живет 90% всего населения Сейшел, а это всего-навсего чуть более 72 тысяч человек.  Кроме Маэ следует перечислить еще несколько более или менее крупных островов, таких как Силуэт, Праслин, Ла-Диг.

     Европейцы узнали о существовании этих островов в 1502 году из отчета о плавании одного из самых великих мореплавателей за всю историю человечества — Васко да Гамы.  Возглавляя в том плавании португальскую армаду из 20 кораблей, адмирал да Гама назвал открытый им архипелаг Адмиральским, а португальские картографы впервые нанесли на свои компасные карты самый большой остров, обозначенный ими, как остров Илья Ганаа, именно он называется ныне Маэ. В то время архипелаг был необитаем, питьевой воды и еды на кораблях было достаточно, и адмирал не стал терять время на высадки и обследование новых островов, а направил эскадру в сторону цели своего путешествия — они возвращались из Индии домой. Как бы то ни было, на португальских картах появилась новая группа островов, называемая Семь сестер. До сих пор на архипелаге есть острова со странными на первый взгляд названиями – Большая Сестра и Маленькая Сестра, а дошли то эти названия вон из какой древности.
 
     Разумеется, Васко да Гама был не первым человеком, который оказался в этом регионе земного шара. До него в тех краях неоднократно бывали арабские мореплаватели, но их, также как адмирала, необитаемые острова интересовали лишь для пополнения запасов питьевой воды, да свежей пищи.  Первое упоминание в исторических источниках специалисты относят к рукописи Абу Хасан Аль Хассана, датируемой 915 годом н.э. В своем описании морского путешествия он упомянул острова, которые вероятней всего являются Сейшелами.

     А вот первые европейцы ступили на землю архипелага лишь в 1609 году. Причем случилось это случайно, вернее, по воле ветра и волн морских. Правда, сбрасывать здесь со счетов добрую или злую, это уж кто как посчитает, волю Бога морей Нептуна не советую. Так вот 19 января 1609 года направлявшийся в Индию корабль Английской Ост-Индской компании чуть было не оправдал свое название - "Вознесение". Он попал в жестокий шторм, и только мастерство экипажа и его капитана А.Шарпея спасло их жизни. Помотавшись по морю и оставшись практически без питьевой воды, моряки оказались неподалеку от большого неизвестного им острова, где им и удалось бросить якорь. Остров оказался абсолютно необитаемым, но с источником пресной воды, и массой кокосов, птиц и гигантских черепах. Передохнув и пополнив свои запасы, моряки отправились дальше. Вернувшись на родину капитан сообщил о своем открытии, но оно не вызвало ни малейшего интереса. Ведь остров оказался абсолютно необитаемым, с географической точки зрения не интересным, а значит даже включать его в состав Британской Империи бессмысленно. Вот какой вывод был, вероятно, сделан чиновниками Британского адмиралтейства.

     Более ста лет прошло с того первого посещения, а европейцы не спешили на этот архипелаг. Уж больно в стороне лежал он от привычных морских путей, по которым в Индию или в обратную сторону, то есть в европейские страны, шли купеческие караваны. А вот для морских пиратов эти острова оказались очень даже удобными, и долгое время служили они прибежищем для этих разбойников. Существует много легенд о несметных сокровищах запрятанных пиратами в горах Сейшел. До сих пор находятся люди приезжающие на эти острова с одной лишь целью – быстро, а самое главное совсем законным путем обогатиться, найдя пиратский клад.

      Нападения пиратов на торговые караваны участились настолько, что это стало беспокоить власти. Прежде всего, следовало найти их тайные базы и выкурить оттуда морских разбойников. И вот в 1742 году губернатором заморских владений Франции в Индийском океане, резиденция которого находилась на Маврикии, Бертраном-Франсуа Маэ де ла Бурдонне было принято знаменательное решение – обследовать эти чертовы острова, находящиеся к северо-востоку от Мадагаскара, которые стали доставлять столько беспокойства. В путь отправилась экспедиция, возглавляемая капитаном Лазаром Пико. Это была уже Третья подобная экспедиция под руководством этого опытного мореплавателя. Французы сочли, что эти острова могут  представлять интерес для их короля, поэтому тщательно все обследовали, составили подробную карту архипелага и объявили его собственностью Франции. Знаменательны слова Лазара Пико, дошедшие до наших дней. "Кажется, мы снова обрели сады Эдема", вот что сказал мореплаватель, высадившийся на самом большом острове архипелага, который он назвал островом Изобилия. 

     Через несколько лет влиятельнейший во Франции министр финансов Моро де Сешелль получил воистину царский подарок. Новые заморские французские владения обрели свое имя – отныне они называются Сейшелы. Тогда же и главный остров архипелага был вновь переименован и стал называться Маэ. Вот в вопросе откуда взялось это название согласия среди историков нет, но основной является версия что это Лазар Пико постарался угодить своему властелину – губернатору Маврикия, ведь в его длинном имени Маэ имеется. Согласимся с этой версией и мы.

     И вновь о новых владениях французской короны на несколько лет забывают. Но в 1754 году, ситуация в Европе резко обострилась, началась череда конфликтов между Францией и Англией, целью которых была попытка представить одну из стран в качестве лидера на международной арене.  Тогда все оказалось взаимосвязанным с попытками и Франции и Англии расширить свои владения, как в Северной Америке, так и в Индийском океане. На всех территориях расположенных в этих весьма отдаленных от  Европы регионах Франция с Англией постоянно конфликтовали по поводу границ контролируемых одной из  сторон.

      Опасаясь, что Англия предъявит свои претензии на Сейшелы, губернатор Маврикия отправил два военных корабля под командованием капитана Корнеля Морфей. Целью этого плавания было закрепление приоритета Франции над этим архипелагом. Капитан Морфей, в результате осмотра островов, рекомендовал губернатору начать их заселение. Бертран-Франсуа Маэ де ла Бурдонне согласился в его мнением, ведь раз появилась новая необитаемая территория, да еще такая красивая и плодородная, надо ее заселить людьми, чтобы они плодились, размножались, но при этом не забывали приносить доход своему королю. Первые поселенцы появились на Сейшелах в 1770 году. Это были французы, которые решали переквалифицироваться в плантаторы. Следом за ними поплыли к Сейшелам корабли с рабами, в основном с неподалеку расположенного Мадагаскара. Началось выращивание ванили, корицы, гвоздики и прочих драгоценных душистых растений. Так среди островов пряностей появились новые благоухающие территории.

     Место  оказалось действительно райским, и поток переселенцев на Сейшелы рос. Через несколько лет население островов достигло весьма внушительной цифры – порядка 3500 человек.

     В 1794 году британская эскадра подошла к острову Маэ и без какого-либо сопротивления обитатели Сейшел сменили свое гражданство. В 1814 году был подписан Парижский договор, затвердивший произошедший к тому времени передел мира, и Сейшельские острова официально были признаны британской колонией.   Новая власть после запрета рабства в 1835 году стала поощрять переселение на острова индейцев, которые не только с утра до ночи работали на кокосовых плантациях, но и сумели развить бурную торговую деятельность. В 1840 году Сейшелы были вновь  присоединены к Маврикию, и оттуда начали массово переселяться китайцы. И наконец, с начала XX столетия там появились переселенцы с Аравийского полуострова.

     Для чего я столько времени посвятил всем этим перипетиям. Дело в том, что в результате смешанных браков на островах возникла новая нация – креолы, со своим языком, представляющим собой смесь разнообразных языков, на которых когда-то говорили жители этих островов, а также со своей своеобразной культурой, тоже смесью разных культур.

     В июне 1976 года Сейшелы обрели свою независимость, шла череда превращения колоний в независимые государства, дошла очередь и до Сейшельских островов. К власти в молодой республике пришел истинный коммунист Франс-Альбер Рене. Под напором оппозиции в 1991 году он вынуждено узаконил в стране многопартийную систему и согласился на свободные выборы, но даже после этого оставался президентом до 2004 года, после чего в достаточно преклонном возрасте добровольно оставил этот пост. Следует отметить, что, несмотря, на свои восемьдесят с лишним лет он до сих пор остается главой правящей в республике партии.

     Любопытную информацию мы получили во время лекции о природе и истории Сейшел, которую прочитал нам на русском языке итальянский профессор Карло Скопеллити. Удивительным человеком оказался этот профессор. Свою лекцию он исправно по очереди прочитал всем крупным этническим туристическим группам на их родном языке – русском, немецком, французском, итальянском, английском. Не могу знать, насколько хорош был его язык у других, но во время лекции нашей группе он позволял себе отпускать довольно хорошие шутки, что свидетельствует об очень высоком уровне его владения русским языком. Вот что мне удалось уяснить из объяснений Карло Скопеллити.

    По геологическому строению Сейшельские острова делятся на гранитные и коралловые. К 39 островам гранитной группы, общей площадью около 350 км;, относятся острова Маэ, Праслин, Ла Диг, Силуэт и другие. Все эти острова объединены в довольно компактную группу, при этом удаление отдельных островов от Маэ не превышает 50–70 км. Большинство населённых пунктов и основная хозяйственная деятельность на архипелаге сосредоточены на побережьях этих островов. Во внутренних районах гранитных островов сохранились леса, в которых преобладают редкие виды пальм, панданусы,  древовидные папоротники. На прибрежных низменностях естественная флора давно сменена плантаторами на кокосовую пальму и другие культурные насаждения.

     Современная наука, по данным итальянского профессора, склоняется к тому, что гранитные острова Сейшел, являющиеся единственными гранитными островами в мире ,  представляют собой последние остатки гигантского праматерика Гондваны. Этот праматерик включал в себя практически всю сушу, в наше время расположенную в южном полушарии (Африка, Южная Америка, Антарктида, Австралия), а также тектонические блоки Индостана и Аравии, ныне целиком переместившиеся в северное полушарие и ставшие частью Евразийского материка.

     Гондвана возникла примерно 750–530 миллионов лет назад, и долгое время располагалась вокруг Южного полюса. В раннем Палеозое она постепенно смещалась на север и соединилась в эпоху каменноугольного периода (360 миллионов лет назад) с североамериканско-скандинавским материком в гигантский протоконтинент Пангея.

     Однако во время юрского периода около 180 миллионов лет назад Пангея вновь раскололась на Гондвану и северный континент Лавразию, которые разделил океан Тетис. 30 миллионов лет спустя, в том же юрском периоде Гондвана сама начала распадаться на вышеперечисленные (нынешние) материки. Сначала, 150 миллионов лет назад, Гондвана раскололась на две части, одна из которых включала Африку и Южную Америку, другая — Австралию, Антарктиду и полуостров Индостан. Окончательно все современные материки выделились из Гондваны только в конце мелового периода, 70–80 миллионов лет назад. Движение отколовшихся от Гондваны материков и столкновение их с частями Лавразии привело к активному горообразованию. Результатом давления Африки на Европу стали Альпы, а столкновение Индии и Азии создало Гималаи.

     Кроме гранитных, в состав Сейшел входят более мелкие, так называемые «внешние» коралловые Амирантские острова: Фаркуар, Альфонс и Альдабра. Коралловые острова — это плоские атоллы, возвышающиеся над уровнем океана всего лишь на 4–8 м. Слагающие их известняки практически не удерживают влаги, приносимой муссонами, поэтому на атоллах часты засухи. В условиях экваториального климата (26–28°C весь год) на маломощных известняковых почвах растёт лишь кокосовая пальма.

     Из-за длительной островной изоляции в растительном и животном мире Сейшел очень высок процент птиц, пресмыкающихся и растений, встречающихся только на этом архипелаге, по-научному называемых  эндемиками.  Одним из наиболее известных эндемиков из растительного мира является Сейшельская пальма, её кокос в среднем весит 20 кг и считается самым крупным плодом  в растительном мире. Местные жители верят, что именно он был запретным плодом для Адама и Евы. На острове Праслин, втором по величине в Сейшельском архипелаге, есть живописный парк Валле де Мэ, где произрастает целая роща сейшельских пальм. Там же обитают очень редкие виды птиц — чёрный какаду и соловей бульбуль.  На этом острове находится гостиница Бэрд Айленд Лодж, отдыхая в которой туристы полностью оторваны от цивилизации, поскольку в отеле нет телевизоров, и даже отсутствует телефонная связь. Все это сделано, чтобы туристы приехавшие на острова с мая по октябрь могли наслаждаться птичьим царством – в это время туда прилетает множество редчайших видов птиц, которые занимаются привычным делом – выведением потомства. Кроме того туда приплывают морские черепахи, зарывающие на глазах у любознательных путешественников яйца в прогретый тропическим солнцем прибрежный песок.

     Только на Сейшельских островах можно встретить гигантских альдабрских черепах. Некоторые из них являются долгожителями (150 лет) и весят более 250 кг.
 
     Вооружившись такой информацией, мы и отправились на экскурсию по острову Маэ. Автобус пересек центр столицы государства и направился к горам по одной из самых красивых дорог острова с поэтическим названием Сан Суси Маунтин пасс, которая привела нас к Ботаническому саду Мон Флери. Мы думали, Ботанический сад — это достаточно скучное место, сплошные дорожки, с которых нельзя сходить, и таблички с названиями у каждого дерева и цветка. Но мы ошибались, на самом деле это — прекрасный парк, где холмистая местность, прорезанная аллеями, дорожками и ручьями, гармонирует с природными вкраплениями в виде гранитных валунов и каменных образований. В ботаническом саду представлено более 500 различных видов экзотических и местных растений, большинство из которых классифицированы как находящиеся под угрозой исчезновения.

     При входе нам дали подробную карту сада, в которой объяснено, где что находится. Если бы не наша гид и эта карта, мы бы никогда не смогли разобраться, что же мы видим, ведь привычные таблички и вывески на каждом дереве, пальме и так далее, попросту отсутствуют.

     Что же нам удалось там увидеть? Прежде всего, многочисленные пальмы, и все разные. Мало того, практически все они — эндемики этого уголка земного шара. Но на самом почетном месте там растет символ Сейшел, нашедший свое место даже в гербе островной республики, знаменитая пальма Коко Де Мер. Когда кокос этой пальмы попадает в землю и прорастает, то появляется маленький, очень слабенький побег. Представьте себе, что если ему повезет, и он выживет, то в течение 15 лет будут расти только листья высотой до 15–16 метров. Они даже внесены в книгу рекордов Гиннеса, как самые высокие побеги в мире. И только через 15 лет появится ствол пальмы.

      Полюбовались мы на гигантскую пальму, под сенью которой может собраться значительное число людей, и повернулись на зов гида. В это время она уже начала свой рассказ о соседке гигантской пальмы, которая тоже оказалась эндемиком Сейшел и, что самое главное – тоже пальмой, и тоже удивительной и неповторимой. А удивительна она тем, что верхушка у нее съедобна и идет на салат. Блюдо, приготовленное из этой пальмы, нам не предложили, ведь для его приготовления надо срубить целую пальму, именно по этой причине салат называют «салатом миллионеров».

     А вот еще одна пальма и тоже необычная. Она называется «радость моряка», и не зря получила такое оригинальное название. Дело в том, что, если срезать ее лист вертикально направленный вверх, то из него можно добыть до двух литров питьевой воды. И, конечно, она тоже эндемик архипелага. Имеются и другие виды пальм, например, пальма с гигантскими воздушными корнями такой высоты, что человек может спокойно в полный рост стоять внутри.

      Но не пальмами одними славится сад, в нем произрастает множество других представителей растительного мира: красивейшие араукарии, разнообразнейшие цветы, да и много чего еще.

      Вы думаете, что в ботаническом саду должны расти только растения? Может, где-то это и так, но не на Сейшелах. Гуляя по дорожкам, мы наткнулись на небольшую площадку, огороженную невысоким таким барьерчиком. Так вот, там мы наблюдали за интереснейшей процессией — альдабрские черепахи гуляли в этой низинке, выстроившись в колонну по одному. Возможно, эти черепахи меньше галапагосских, но все равно они очень впечатляющие. Еще раз нам напомнили о том, как вредно быть «живым» холодильником, и мы пошли дальше.

     Гуляли, гуляли, да наткнулись на небольшой водопадик, в общем, достаточно симпатичный, да только с водой странного цвета — она напоминала нам, скорее, кофе, которое подавали в советские времена в столовых, нежели воду.

       А затем мы заметили группу людей, разглядывавших, что-то в траве. С любопытством подошли поближе и увидели крупную белоснежную птичку, это оказался птенчик знаменитой сейшельской эндемической белой крачки. Мы осмотрели все вокруг, так и не поняли, где находится гнездо, из которого он выпал. Только потом, проверяя в Интернете правильность догадки нашего гида о том, что это действительно сейшельская крачка, поняли, что никакого гнезда мы и не могли увидеть. Дело в том, что белая крачка высиживает свои яйца между ветвей тропического миндаля, не свивая гнезд.

    Мы с Ирой ходили по парку, а девчонки удобно расположились на базальтовых валунах — немногих свидетелях многомиллионной истории Земли, ведь они — остатки Гондваны.

      Полюбовались мы растительным миром Сейшел, полюбовались, да кончили любоваться, нас в автобус позвали. Экскурсия ведь еще не закончилась. Дальше в нашей программе значилось посещение Национального парка северных Сейшел (интересно, сколько же еще парков на этом острове?).

     Остров Маэ совсем не большой, поэтому куда бы ты ни поехал, Викторию миновать невозможно. Вот и мы опять в нее въехали. Столицу государства местные жители называют просто "город". Это и понятно, ведь она — одно из немногих местных поселений, к тому же самое крупное.

      На пересечении набережной и улицы Свободы находится современный памятник, представляющий собой три белых крыла, установленных в 1978 году в центре цветущей клумбы. Это было, когда Виктория готовилась праздновать свой 200-летний юбилей. Три крыла символизируют единство и гармонию креольского народа, появившегося в результате смешения выходцев с трех континентов: Африки, Европы и Азии.

     Вот практически и все, что нам удалось увидеть из окна автобуса, но это же не экскурсия по городу, мы просто вынужденно проехали через него и устремились в горы.

       С шоссе, расположенного в верхней части Маэ, виден океан с разбросанными в нем островами. Наконец, автобус остановился рядом с большим баннером, на котором разместилась схема очередного парка.

      И снова мы гуляем по сейшельскому лесу, и снова любуемся незнакомыми для нас растениями. Вот поразившая всех целая аллея останков огромных деревьев, и их оказалось довольно-таки много. Что это за место, что за деревья, и что же с ними могло случиться? Наш гид слышала эти вопросы, наверное, уже далеко не первый раз, поэтому ответ у нее был заранее готов. Мы находимся на так называемой Пиратской аллее. Здесь горы образуют небольшую терраску, откуда прекрасно виден океан и большая часть восточного побережья острова. Пираты обосновали здесь лагерь и место наблюдения. Завидев корабли, они давали знак своим «коллегам» на берегу, и те нападали на очередную жертву. А для того, чтобы легко находить это место, пираты посадили здесь аллею из гигантских деревьев с поэтическим названием сандрагоны или, по-простому, драконовые деревья. Они чрезвычайно живучие, их серые стволы похожи на лапы дракона, а если поранить кору, то выделится сок кровавого цвета. Вот и прозвали их драконовыми.

      Чуть позже здесь обосновались миссионеры. Они открыли школу для местных детей, где учили их слову Божьему и грамотности. В этой школе могли учиться даже дети рабов. До наших дней школьное здание не сохранилось, в густой траве можно рассмотреть только его руины. А на смотровой площадке до сих пор стоит большая беседка. Ее специально построили к приезду королевы Виктории, которая с этого места обозревала свои владения.

     Все это очень даже интересно, сказали мы, но ответ на главный вопрос, что произошло с деревьями, мы ведь так и не получили. А нас именно это и интересует.

     Оказывается, пару десятков лет назад все деревья этого вида оказались пораженными какой-то плесенью, с которой наука не смогла справиться, и вот они погибли. Однако, поскольку сандрагоны — деревья не местные, были привезены пиратами на Сейшелы откуда-то издалека, особых волнений их гибель ни у кого не вызвала.

      А затем нас привезли на чайную плантацию, которая находится на склонах холма Морн-Блан. История и сама атмосфера старого колониального предприятия необычайно интересны, да и вид, открывающийся с нее на западное побережье острова поистине восхитителен, а главное, что в небольшой таверне, куда мы, утомленные тропическим солнцем, попали после экскурсии по плантации, нас угостили именно тем чаем, который до сих пор там возделывается. Пить уже хотелось безмерно, все, что мы взяли с собой с корабля, давно уже закончилось, поэтому предложение посидеть в тенечке и отведать свежезаваренного чая было очень кстати. Нет, не подумайте чего-нибудь плохого о хозяевах. Выбор напитков был превосходным – и соки разнообразные, и вода, и кофе, но мы сделали свой выбор быстро и непреклонно – только чай и желательно вон с того чайного куста. Не знаю, с какого куста были сорваны листья, прошедшие долгую обработку, прежде чем попасть в заварочный чайник, но симпатичная креолка, подавая нам чашки с чаем, смеясь, указала именно на тот самый куст.

     И снова мы едем на автобусе, и снова остановка, и снова смотровая площадка, и снова красивый вид на океан и острова. Ближайший к берегу остров, получивший изящное и незамысловатое название «Остров Черепахи», по своей форме действительно напоминает эту рептилию.

     Не ручаюсь, что это действительно было именно так, как рассказала нам гид, но якобы несколько лет назад русский миллионер Артем Тарасов продал именно этот остров индийскому коллекционеру островов с  «простой» индийской фамилией Шива, в собственности которого к тому времени имелось уже более 100 островов, разбросанных по всему миру.  По слухам, русский в накладе не остался.

      Именно с этой смотровой площадки нам предложили спуститься пешочком к океану, и выкупаться. Первое мы  выполнили с радостью, а процесс купания большого удовольствия нам не доставил. Причина изложена ниже. А, прежде всего, хочу отметить, что Сейшельские острова находятся на 7о южной широты, то есть не намного, но южнее экватора, а это означает, что мы впервые вошли в воды Индийского океана в Южном полушарии.

     Почему мы купались без удовольствия, спросите вы, и я вам отвечу, что место, куда нас привезли, разочаровало нас полностью. Какая-то помойка, другого слова не подобрать, водоросли, запах гнили, да еще и мелко до безобразия. Но было очень жарко, деться некуда, мы были вынуждены залезть в воду. Ладно, вода грязная, зато песочек чистый, мелкий, приятный. Саша с орхидеей в волосах с превеликим удовольствием начала печь пироги и куличи, благо, нашлась неплохая тень.

     Мы же пошли прогуляться по берегу, народу на пляже не так, чтоб очень много, но, в общем, достаточно, поэтому, когда причалила лодка с рыбаками, к ней подошли любопытствующие, ну и мы в их числе. Всех, конечно, интересовал вопрос, что они там наловили-то. А поймали рыбаки немного рыбки, которую тут же почистили, соорудили примитивный мангал и начали ее жарить на решетке, продавая за какие-то местные небольшие, судя по собравшейся моментально очереди, деньги. Денег этих  у нас не оказалось, а запах жарящейся рыбы напомнил всем, что уже, наверное, обед на судне заканчивается, пора ехать. Поднялись к шоссе, сделали еще пару снимков, и  расселись на свои места. На подходе к кораблю мы запечатлелись на фоне большого старинного якоря с табличкой, подтверждающей его местонахождение, и бегом в ресторан, ведь очень кушать хочется.

     Плотно пообедали, немного передохнули по случаю тропической жары, и, поскольку экскурсионная программа была завершена, решили погулять по городу самостоятельно. Решено - сделано. И вот мы уже под палящим солнцем, мало, наверное, отдыхали, рано вышли на улицу, идем по асфальтированной дороге с названием Длинный пирс в центр Виктории. Надо отметить, что это - одна из самых маленьких столиц мира, единственный крупный порт Сейшельских островов и единственный город в стране, и нам очень хотелось его рассмотреть.

     В Виктории высотные дома отсутствуют, все дома одно-, двух-, трехэтажные. Город вытянулся у подножия гор, и, чтобы пройтись по его главной улице, хватит и пары часов. Центральные улицы за последние 20 лет были полностью восстановлены, что придало городу чистый и современный вид. Когда идешь по улицам Виктории, не перестаешь удивляться разнообразию человеческих типов, оттенкам кожи, разноязыкому говору: слышится то английский, то французский, то «крио».

     Мы шли по одной из двух главных улиц города мимо целой вереницы сувенирных палаток и магазинчиков. Основные сувениры, бросающиеся в глаза — огромные раковины, кораллы и кокосовые орехи, как натуральные, так и разнообразные муляжи и подделки. Кроме того, было очень много различных поделок из раковин, камня, кокосовой скорлупы, но нас поразили шляпки из кокосовых «шубок» и листьев.

     Из интересных достопримечательностей, а мы были уверены, что таковые имеются, ведь мы об этом читали, первым попался памятник четырем дельфинам, символизирующий четыре основные составляющие национального достояния: туризм, экспорт рыбы, ремесленное производство и сельское хозяйство.

     А вот и одна из основных достопримечательностей в городе — это Биг Бэн, вернее, его уменьшенная копия. Креольцы его очень любят и гордятся им. А в двадцати метрах от часовой башни стоит небольшой и скромный памятник английской королеве Виктории. Это в ее честь названа самая маленькая столица в мире. Памятник не оригинальный, это - уменьшенная копия монумента, установленного на родине в честь 60-летия царствования самой королевы Виктории. Символично, что эту копию установили на этом месте в честь 40-летия царствования Елизаветы II, которая после этого успела уже отметить 60-летие нахождения на престоле. Укрепленная на памятнике табличка подтверждает указанные мной факты.

     Чуть далее рядом с тротуаром расположился один из немногих фонтанов. Очень скромный, окруженный красивыми цветами, он всеми силами пытается привлечь внимание избалованных туристов. Все было бы хорошо, но вода в этом фонтане оказалась протухшей до отвращения.

     Далее слева расположена Маркет стрит — самая оживлённая улица в городе, заполненная небольшими магазинчиками и знаменитым рынком, на ней также имеется знаменитый светофор — единственный на всем архипелаге. Несмотря на то, что он далеко не всегда работает и в большинстве случаев не регулирует, а осложняет движение, этот светофор — несомненная достопримечательность Сейшельской столицы, увидеть которую считает своим долгом каждый турист, оказавшийся здесь.

     Вот так мы гуляли по этому симпатичному городу и могли только удивляться то песчаным крабам, которые, ничтоже сумняшеся, вырыли свои норки прямо на газоне, расположенном на главной улице столицы, то цветку с названием, поразившим меня. Представьте себе, его зовут «райская птичка».

     А какие птицы попадались нам прямо на улице! Вот маленькая ярко-красная, оказавшаяся всего-навсего самкой мадагаскарского воробья, такой же вездесущей и всеядной. Парадокс заключается в том, что самцы местного воробья — обычные серые птички, как наши воробьихи. Заметили мы и птичек  издали очень похожих на наших горлиц, вблизи же мы рассмотрели и различие — клюв и ободок вокруг глаз у них изумрудного цвета.

     Начинало темнеть, и мы решили возвращаться к кораблю, когда у здания Исторического музея заметили, выполненные из бронзы в натуральную величину, все истинные сокровища Сейшел. В первую очередь, конечно, это жители архипелага, орехи Коко Де Мер, достигающие огромного размера и весящие до 35 килограмм и альдабрские черепахи.

     А на другой стороне улицы мы заметили какие-то странные фигуры около одного из домов, это оказались статуи аборигенов, вооруженных копьями. К сожалению, нам не удалось выяснить, что же находится в этом доме, что требует такую мощную охрану.

     В общем, нагулялись мы на славу, на корабль вернулись сильно уставшими, поужинали, да и отдыхать отправились.


Рецензии