Праздники, подаренные шефами

      « Более 350 лет существует на свете город Нерчинск. Из них 130, пожалуй, главной его «визитной карточкой» остается Дворец Михаила Дмитриевича Бутина, знаменитого нерчинского купца, золотопромышленника и мецената. Имя его хозяина в последние годы стало широко известно забайкальцам благодаря изданию романа О.А. Хавкина «Дело Бутиных»

       Внутреннее убранство дворца поражало своей роскошью. Среднее окно вестибюля украшал цветной витраж с изображением архангела Михаила, поражающего дьявола, изготовленный в Мюнхене в 1857 году. В огромном зале располагались самые большие по тем временам зеркала, выполненные из венецианского стекла и купленные М.Д. Бутиным на Парижской выставке в 1878 году. 


  Кто бы ожидал найти в глуши Восточной Сибири такой богатый дом с паркетными полами, шелковыми занавесями, дорогими обоями, с мягкими персидскими коврами, позолоченной мебелью, крытою атласом, старинными фламандскими картинами, статуэтками, галереей фамильных портретов, писанных знаменитым художником Маковским, с оранжереей, состоящей из померанцевых деревьев, пальм и др.» (3).

        Элементы этого великолепия мы можем видеть на сохранившихся семейных фотографиях Бутиных. Благодаря им можно также попытаться установить назначение комнат дворца. Трехэтажную часть (второй и третий этажи) занимал Михаил Дмитриевич с супругой, далее шли: зеркальный (музыкальный) зал, столовая, торговые и складские помещения, контора, библиотека и кабинет. Николай Дмитриевич с супругой проживали в деревянном трехэтажном доме со множеством окон и балконами на всех этажах по периметру здания, поддерживаемыми колоннами.»
А. Литвинцев, директор Нерчинского краеведческого музея. 08.02.2006 г.

                Вот в начале шестидесятых  годов прошлого  века вся наша школа ( по  классам)  и  летала на самолете АН-24 из Балея в Нерчинск на экскурсию в музей, находившийся  в  этом самом  Бутинском  дворце.               


       Это было зимой.  Помню утренний сумрак, мороз.  Сначала  от десятой  школы организованно на автобусах  нас, учеников, перевозили в аэропорт.  В аэропорту, пока  ждали самолет свой, успели  покушать, значит, и согреться.

       Впервые  нам с подружками  приходилось лететь  на самолете, поэтому волновались. Заняв места  в самолете, еще больше разволновались  от необычной обстановки; а уж когда полетели, когда заложило уши, когда  несколько раз  в полете «провалились в воздушные ямы», тряслись самым натуральным образом.               
                Да и  какой храбрости требовать от ребятишек, учившихся в шестом классе?   Но  на обратном пути все было иначе: уже  мы не тряслись, уже не пищали, когда встречались «воздушные ямы», вели себя  достойно.
 Припоминается,  что  летчики в качестве шефской помощи  предложили  школе  покатать  учащихся.
               
     Но мы не  просто прокатились на самолете, мы  посетили знаменитый музей в Нерчинске.  Неизгладимое впечатление от  полета  на самолете, от посещения музея сохранилось на всю жизнь. Детская память очень цепкая, поэтому  то, что  видели впервые, будто  сфотографировали   и сохранили  в  своей голове  на всю жизнь.

 
     Долго  разглядывали  шаманку с бубном,  вещи, принадлежавшие когда – то декабристам, кандалы   каторжников. Поразили  нас и  огромные  зеркала.
А потом, когда   мы вошли в зал, где  экспонатами были  минералы различные, я  отстала  от своей группы, потому что  занялась разглядыванием камней.   

 До сих пор  помню, какое чувство  вызвал  этот таинственный для меня зал. Что за страсть  такая    у меня и откуда? Может, от старателей,  дальних  родственников,   сосланных  когда-то  в  Сибирь.  Может, начиталась П.П. Бажова? Подружки  прервали  мое  интересное занятие, и мы  догнали свою группу уже у выхода.

Все-таки мне повезло,позже (в советское время и в начале 2000) я   еще дважды побывала в  этом музее. И, не торопясь никуда, с интересом  знакомилась с экспонатами...   Правда, со временем он (музей) очень изменился,   изменился в лучшую сторону. Само здание уже притягивает взгляд любого посетителя  знаменитого города. А уж войдешь в музей - потеряешься в лабиринтах истории!

      Еще  вспоминается  зимний праздник, который подарил школе  колхоз «40 лет Октября» тоже в качестве шефской помощи.  Председатель колхоза выделил для  катания  школьников  несколько троек лошадей.


     День выдался ясный, морозный.  Яркое солнце и белый снег слепили глаза. Но всем,кто пришел на " Проводы зимы",было весело: глаза их блестели, пунцовые щеки горели. Никто не стоял на месте: в мороз  под сорок не постоишь спокойно - танцуй! А  по снежной  долине  реки резво мчались  тройки с бубенцами. Девчонки и мальчишки  ликовали: одни – от того, что уже в розвальнях катаются, крича: «Эй! Быстрей! Эге-гей!».               
 
     Другие – от предвкушения поездки  на тройке; третьи  уже восторженно делились своими впечатлениями от катания на санях.  Зевак тоже собралось немало. Не часто можно было видеть тройки лошадей, разве что  у кого-то  свадьба или  другое какое торжество случались в колхозе, тогда  праздник  особенно  становился красивым и веселым  за счет тройки лошадей и неутомимого гармониста.


    На следующий день, в понедельник, ребята в школе только о  катании на тройках и говорили.                Было столько ярких впечатлений от  мероприятий, подаренных взрослыми,  нашими шефами...Интересно, а есть ли сейчас у школ шефы?
23.02.18год. Фото из Интернета.


Рецензии