***

Одному человеку хотелось писать кровью на стенах и выдавать это за искусство. Увы, кровь не была красной, она засыхала и превращалась в коричневую. Стены были беспощадно запачканы "умными" фразами, символами, а он так и не почувствовал себя творцом, а понял, что ему придется менять обои.
-Ты идиот, где твоя кровь? На обоях? Почему она на этих обоях? Почему ты продолжаешь заниматься чем-то саморазрушающим? - твердил голос.
-Я прежде всего творец. Я создаю. Я созерцаю то, что я создаю.
Обои менялись, а кровь продолжала бежать по новым. Теперь человек придумал разбивать кулаки об стену. Но узоры продолжали становиться коричневыми, они не оставались цвета крови. Они не были яркими, они были коричневыми бледными пятнами. Человек был истощен.
-Ты бледен. У тебя малокровие. - сказал голос.
-Я творец. - повторил человек
***
Обоев не стало.
Осталась голая стена, на которой кровь уже перестала оставлять любые разводы. В интернете человек видел новости, как одна художница менструальной кровью на холсте создала рисунок. Человек почувствовал себя ненужным, смотря на голый бетон, на котором он не мог рисовать даже маркером, это было слишком уж незаметно. Настала пора выйти на улицу, да и голос куда-то пропал.
Холод, зима, парк.
Человек шел и смотрел на красоту каждого дерева и фонарного столба. В наушниках играла очередная незамысловатая мелодия. Человек остановился переключить её. И тут к нему подошел огромный мускулистый мужчина в капюшоне.
-Грустно мне. - начал он. -Моя собака тут недалеко закопана, пойдем, поменям?
Человек лишь кивнул и последовал за мужчиной. Минут пять он шел, думая о том, что пора бы уже найти деньги и накопить на новые обои. Они остановились, мужчина медленно начал пятиться назад. Человек не обращал внимания. Тут он обернулся и успел разглядеть молоток, летящий ему тупой стороной в голову.
Кровь начала капать на снег, капли вырисовывали странный узор. Страшная боль пронзила всё тело, человек затрясся. Затем проследовал удар, еще один.
-Почему, я ведь творец. - успел обмолвить человек.
-Я тоже творец, как и ты. - сказал ему мужчина.
Мир пошатнулся и два творца переплелись в нём. Один стоял над телом другого. В этом искусстве не было смысла и красоты, но они, один перед смертью, другой просто так, посчитали это его высшей формой.
Ничего подобного в этом конечно не было. И не могло быть. Но уходя, мужчина сказал.
-Я прежде всего творец, я творю.
И ему незаметно ответили сотни таких же творцов пустоты, не творцов вовсе.


Рецензии